ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 52854

стрелкаА в попку лучше 7418

стрелкаБисексуалы 2226

стрелкаВ первый раз 3058

стрелкаВаши рассказы 2398

стрелкаВосемнадцать лет 4113

стрелкаГетеросексуалы 5846

стрелкаГомосексуалы 2711

стрелкаГруппа 8746

стрелкаДрама 590

стрелкаЖена-шлюшка 558

стрелкаЖено-мужчины 1378

стрелкаЗапредельное 737

стрелкаЗолотой дождь 866

стрелкаИзмена 6589

стрелкаИнцест 6336

стрелкаКлассика 50

стрелкаКуннилингус 727

стрелкаЛесбиянки 3531

стрелкаМастурбация 596

стрелкаМинет 8477

стрелкаНаблюдатели 4922

стрелкаНе порно 531

стрелкаОстальное 606

стрелкаПеревод 271

стрелкаПереодевание 645

стрелкаПикап истории 243

стрелкаПо принуждению 8022

стрелкаПодчинение 4047

стрелкаПожилые 583

стрелкаПоэзия 993

стрелкаПушистики 99

стрелкаРассказы с фото 189

стрелкаРомантика 3615

стрелкаСвингеры 1799

стрелкаСекс туризм 219

стрелкаСексwife и Cuckold 971

стрелкаСлужебный роман 1724

стрелкаСлучай 7247

стрелкаСтранности 2146

стрелкаСтуденты 2293

стрелкаФантазии 2323

стрелкаФантастика 994

стрелкаФемдом 261

стрелкаФетиш 2539

стрелкаЭкзекуция 2578

стрелкаЭксклюзив 157

стрелкаЭротика 901

стрелкаЭротическая сказка 2058

стрелкаЮмористические 1055

Васюганские топи (эроповесть) 4 часть
Категории: Драма, Инцест, Остальное, Ваши рассказы
Автор: Irvin
Дата: 19 декабря 2018
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Часть 4

К наступившей ночи, семейство Митрохиных впервые за последние дни собралось у себя дома, своим кругом.

– Павел, ты своего собутыльника, Кудряшова, сегодня вертолётом не отправлял в район? – Спросила Пелагея Кузьминична мужа, прихлёбывая душистый чай из большого блюдца.

– С какой ещё печали ему туда лететь... Почему спрашиваешь? – переведя глаза на жену настороженно поинтересовался Митрохин, опуская тяжёлый фарфоровый бокал чая на стол.

– Да Роман Николаевич у меня нынче спрашивал: – Чего это, говорит, Кудряшов вторую ночь в общаге не показывается? – Ну я ему сказала, что вчера он вас с Петькой бормотухой своей накачивал, а ноне я его в столовой не видела. Может на буровой остался на ночь, но бригадир сомневается, что там ему одному в одиночку комаров кормить, коли все женщины здесь. Что думаешь делать, Паша?

– Не по душе мне его фортеля, может ещё не приехал?.. – Предположил Павел Николаевич.

– Так машина с утра не уезжала. Я ещё удивлялась, почему он не уехал.

– А мужиков на буровую кто возил?, – нервно закуривая «Казбек», спросил Митрохин, хлопнув сына по руке, тянувшейся к отцовским папиросам.

– Цыц, щенок! – Огрызнулся Павел Николаевич на Петьку.

– Чего уж мудруешь над сыном – возразила жена, – если с твоей лёгкой руки он с меня и Татьяны не слазит, с тобой отраву глушит, а курить не дозволяешь, так всё одно у мужиков стреляет. Вчера по твоей милости напился, вместе валялись полдня, Полинка так и пролежала подле него, ровно провинившаяся собачонка. И Настёна под этим паразитом Женькой всю ночь корячилась, утром взглянуть страшно, всю синяками и засосами разукрасил. Ты себе даже по пьяни такое со мной не допускал. А по утру и Полинку ртом напялил на своего «молодца».

– Появится, суд устроим гаду, – зло проронил Митрохин, затягиваясь папиросой. Паскудничать с бабами уговора не было, эдак и лаборанток измордует, падло.

– Не измордует, поди, ежели к утру не появится, можно докладывать в район о несчастном случае, при невыясненных обстоятельствах, – подсказала Пелагея Кузьминична, хрустнув на зубах чайным сухарём и прихлёбывая из блюдца, – мы на топи живём и с каждым может случиться, что с этим поганцем. Да и что он за тип, тоже ещё поглядеть, сюда он не работать приехал, а зачем, с этим разобраться нужно. Только разбираться не станут, а не мешало бы. Ну хватит на сегодня болтовни, давайте спать.

– Мам, мне к Петьке или к отцу? – Спросила Танька, ловя на себе плотоядный взгляд папеньки, грациозно потягиваясь на стуле, выпрямляя под столом затекшие ноги.

– За отца не переживай, ему отдохнуть пару дней не помешает после вчерашнего. Хочешь к Петьке ложись, с малолетнего спрос невелик если родитель с головой не в ладах.

Танька с сомнением взглянула на брата и попросила мать отпустить её, погулять на свежем воздухе.

– Знаю я твой свежий воздух, с практикантом снюхалась, никак?

– Понравился, – коротко ответила дочь, накидывая на себя куртку и направляясь к двери.

Павел Николаевич разделся и полез под лёгкое одеяло, отвернувшись к стене, сознавая свою вину перед супругой.

Пелагея Кузьминична усмехнулась, глядя на обиженного мужа и пройдя за занавеску на свою койку, расстегнула на груди кофту, спустила с бёдер суконную юбку. Петька посмотрел вслед Пелагее Кузьминичне и сбросив с себя одежду, крадучись нырнул за занавеску к матери. Та сидела на кровати и скатывала с ног чулки. Взглянув на сына, Пелагея Кузьминична укоризненно качнула головой и Петька юркнул под одеяло, стянув с себя трусы.

– Чего Таньку отпустил, неужели, со старухой приятней, чудак ты эдакий? – Тяжело опускаясь на подушку, укорила мать, укладывая голову Петьки себе на грудь, – только смотри не засни, пострел.

– С тобой заснёшь, – затаскивая на живот женщины подол ночной рубашки, шутливо проворчал сын. Крепкая ладонь Петьки по хозяйски легла на мягкий лобок матери, покрытый короткой щетинкой не отросших волос.

* * *

Татьяна спустилась с крыльца и поспешила в сторону столовой, на ходу запахивая на груди брезентовую куртку. Луна разливала тусклый свет по окрестностям лагеря, отбрасывая длинные тени высоких елей. Набежавшие тёмные тучки временами скрывали бледный диск и тусклый свет растворялся в ночной мгле, но вскоре вновь расплёскивался по округе, высвечивая острые вершины таёжных елей. На ужине за столом Сенька Колпин, касаясь коленом Танькиной ноги, стрельнув глазами на свою соседку подал с тарелки кусок хлеба и отдавая девушке немного придержал его в руке. Это был условный знак встретиться, на что Татьяна, дёрнув плечом, не глядя на парня подтвердила, что поняла его, но не уверена, сможет ли придти. Второй кусок, положенный рядом с её тарелкой, говорил о необходимости встречи.

Подойдя к вещевому складу, Таня огляделась, из темноты к ней шагнул Сенька. Девушка достала из кармана ключ и открыла навесной замок склада, где ещё вчера они с матерью лежали на тех же тюках белья, ублажая своих партнёров.

– Заждался? Проходи скорее, – Татьяна в темноте закрыла на засов складскую дверь и не включая свет, прошла в помещение склада, присев на опрокинутую на бок тумбочку. Через зарешеченное оконце, сквозь проникающую в тёмное помещение склада полосу лунного света, Сенька, подошёл к Татьяне и присел у неё в ногах, уткнувшись лицом в колени девушки и продвигая руки к бёдрам своей любовницы. Таня решительно остановила Сеньку и встала с жёсткого сиденья.

– Говори, неслух, чего звал если пообжиматься, так это не сегодня. Да и то будешь по любому последним. Я твоему дружку обещала, пока свой хренишко не стёр в кровь. А лучше будет если новеньких девчонок к этому пристроите, вон их сколько приехало, так мы с мамкой скоро без дела останемся.

– Мне ты нужна, не хочу, чтобы с другими этим занималась, чтобы тебя ещё кто-то кроме меня мог...

– Ишь, чего захотел!..– улыбнулась в потёмках Танька и шёпотом прибавила, – мной командовать может только отец и муж. А кто на мне женится, когда я из постели в постель прыгаю и мужиков меняю. За ночь по трое, четверо случаются.

– А если поженимся, ты согласна быть только моей? – не унимался Сенька.

– Остынь, парень. Мы с тобой не в загсе, тут некому спрашивать нашего согласия. Если до конца сезона не передумаешь... Но менять я ничего пока не стану.

– Нет, не передумаю, – твёрдо обещал Сенька.

– Надеюсь, что не только за этим меня звал? Иначе чего было мне загадочные рожи строить в столовке.

– Ну да, не только за этим... Помнишь, как мы прилетели и ты нас отправила устраиваться в общагу?

– И что?

– Так вот, оставил я вещи в комнате и вышел покурить, Трёха некурящий. Он остался, а я пошёл на крыльцо курнуть. Потом решил осмотреться, людей в лагере никого, прошел далеко за столовую, смотрю, мужик в дождевике вышел на тропинку. Стоит и осматривается по сторонам, долго головой крутил, потом в сторону болот с тропы свернул и осторожно так по высокой траве потопал. Любопытство меня разобрало, думаю, чего он осторожничает, словно не хочет, чтобы его кто-то увидел, куда он направился?

– Сеня, ты что, на болота за ним попёрся? А если бы заблудился и в трясину угодил? – изумилась Татьяна.

– Но не угодил же, – беспечно ухмыльнулся парень, за что получил не шуточный подзатыльник от своей возлюбленной.

– И кто этим Сусаниным был, не призрак?

– А ты попробуй, угадай..., – интригуя Татьяну, предложил Сенька.

– Не морочь мне голову – это первое и второе – куда он ходил?

– Тайничок у него там, кустик боярышника приподнял и в сторонку отложил. Потом огляделся по сторонам, нагнулся и ящик железный достал. Что в нём было, я не видел. Потом всё в обратном порядке. А как сел и закурил, капюшон за спину отбросил, я его увидел – Кудряшов это был собственной персоной.

– С дружком своим уже поделился? – спросила Татьяна.

– Мы всего лишь однокурсники, не более, а ты моя невеста и тебе я доверяю.

– Что думаешь делать, жених?

– Торопиться не будем, стоит, для начала заглянуть в этот ящик Пандоры. Возможно, о нём кто-то ещё знает...

– Место запомнил?

– Метки оставил, если Кудряшов и в правду сгинул, дорогу сами найдём, думаю.

– Ты мне всё больше нравишься, парень, – опускаясь на узлы белья и увлекая за собой Сеньку, прошептала Татьяна, – погоди, дай самой раздеться, а то в темени без трусов уйду. В меня не кончай, возьми тряпицу. Мне пару дней ещё повременить бы... Сеня, а ты в правду меня в жёны хочешь? Может так, покобелировать и в Москву смотаться? Я ведь на пару лет постарше тебя и порченная для невесты. Зачем я тебе сдалась? Я ведь тебе не отказываю и в жёны не прошусь.

– Затем и сдалась, что не просишься, а женой будешь самой классной, я это понял ещё в Управлении, как только тебя увидел. Сам к управляющему ходил, чтобы к вам направили.

– Ты ко всему ещё и романтик... – усмехнулась Татьяна, целуя Сеньку.

* * *

Утро следующего дня только обозначилось первым солнечным лучом, проникшим в оконце сторожки женского общежития, а Настя с Полиной уже выбежали за дверь и поспешили в столовую. Пелагея Кузьминична гремела посудой в кухне, чертыхаясь на своих подопечных.

– Долгонько спите, милые! Ночи не хватило отоспаться без мужской ласки? Чего обе сразу сгинули вчера, мне что ли Петьку ублажать за вас. С ним-то всё лучше, чем с Кудряшовым.

– Петя нас не звал, – смущённо призналась Настёна, отводя глаза в сторону.

– У него теперь выбор большой. Девки, одна другой краше и обе не прочь погулять на свободе, – сообщила Полинка.

Пелагея Кузьминична внимательно посмотрела на девушку и вытирая руки о передник поинтересовалась:

– Почём знаешь, Поля?

– До полуночи тарахтели, да расспрашивали, что за порядки у нас здесь с мужиками. Павел Николаевич им перспективы нарисовал, так хоть сейчас готовы. Старшая их, Вера Мих

айловна, интересовалась с кем ей лучше шашни завести.

– Чего ты ей сказала? – строго спросила заведующая у Полинки.

– Говорю, что коли по уговору, так со всеми на круг, без выбора. А вы, говорит, согласились? А куда деваться, особо не поартачишься. Кино сюда не завозят, артисты не приезжают. Все развлечения только стараниями местных женихов.

– Ну и правильно сказала, – одобрительно кивнула Пелагея Кузьминична, – а сами, что решили?

– Я, пожалуй, соглашусь, – растеряно произнесла Полина.

– Настёна, а ты что решила? – обратилась Пелагея Кузьминична к Насте, сдвинув косынку с шеи девушки, – сильно покусал тебя этот кобель, пусть подживёт немного. Бабы не спрашивали откуда это?

– Рудникова спрашивала. И я сказала, всё равно кто-нибудь сболтнёт.

– Ну сказала и сказала. Давайте приниматься за дело, девчата.

* * *

Вера Михайловна Рудникова – женщина сорока двух лет, со следами ещё не ушедшей привлекательности. Не будучи в браке и не обременённая комплексами в общении с мужским полом, была направлена с двумя лаборантками в геологоразведочную партию для оперативной обработки проб бурения в низинных болотах Васюганской топи. Её приезд в партию не был случайным. Прошёл год, как при невыясненных обстоятельствах в этих местах она потеряла своего отца, Михаила Панкратовича Рудникова, местного коренного жителя таёжного посёлка Медведкино. Работал он в леспромхозе лесником. Жил больше пяти лет вдовцом, слыл нелюдимым затворником в тех самых сторожках, где поселили её с девчонками. Ещё в ранней юности Вера частенько наезжала в каникулы в отцовские угодья и по долгу гостила в них, покуда редкий винтокрылый гость не садился в километре от зимовья с очередным грузом: продуктов, батарей для аккумуляторов, с заменой вышедшего из строя генератора, инструментов и патронов, забирая пушнину, набитую за зиму и прихватывая с собой Веру. Её мать редко наведывалась в таёжное хозяйство, предпочитая одичалой жизни в угодье, поселковую жизнь с людьми, где держала небольшое хозяйство, животину, птицу. Как дочка вошла в возраст и мать стала примечать в ней проснувшейся интерес к парням, женщина приняла верное решение, отправив её до наступающих холодов на заимку к отцу, оставив ему помощницу в хозяйстве и подросшую себе замену в супружескую постель для мужа. Неподалёку от сторожки, Михаил Панкратович срубил небольшую, крепкую баньку из соснового тёса, где любил погреться, охаживая себя веником, а позже приучил к этой благости и дочь. Распарив молодое тело девушки под хлёсткими ударами заготовленного веника из дубовых листьев, отец скатывал дочь чистой водой и выпроваживал в раздевалку, где Вера, завернувшись в простыню, приходила в себя после отцовской банной экзекуции. Позже, уже в сторожке, они ужинали и Михаил Панкратович наливал малую стопку дочери под сытную мясную похлёбку и жаренные грибы на чугунной сковороде. Завершался ужин горячим брусничным чаем из старого самовара. Разомлевшая Вера скинув с себя домашний халат шла на отцовский лежак и вытянувшись на нём сладко засыпала, прикрывшись пёстрым лоскутным одеялом. Отец заботливо прикрывал дочку и выходил на крыльцо покурить под звёздным небом в ночной тишине. Утром Вера просыпалась от тяжёлой ладони отца на своей груди, перебирающей пальцами сосок на её возвышенности. Она садилась на перине и покорно стаскивала с себя рубашку, откинувшись на спину, предоставляя Михаилу Панкратовичу полную свободу действий. Рекомендации своей матери Вера никогда не забывала и безропотно следовала им в общении с отцом. Науку плотской любви, Михаил Панкратович основательно и надолго вложил в голову своей дочери, открыв для неё и то, о чём мать вовсе не упоминала в своих беседах с Верой. Так что улетала домой уже не та неопытная и наивная девчонка, а достаточно зрелая молодая женщина. Этот приезд к отцу на заимку был последним. Закончив школу, она поступила в институт на химфак, отучилась и вернувшись в родные места, устроилась в лабораторию при Управлении по геодезии. С отцом связь прервалась, мать умерла и только звонок из больницы вновь свёл её с отцом, но ненадолго. Доставили Михаила Панкратовича в районную больницу в крайне тяжелом состоянии, врачи установили крупозное двухстороннее воспаление лёгких. Имея на заимке рацию, по которой лесник мог своевременно вызвать вертолет в силу возникших проблем, Михаил Панкратович этого не сделал. Но пришедшей в больницу дочери успел что-то сказать наедине, задыхаясь в затяжном кашле, покрываясь липким потом. Голова старика, оторвавшаяся от подушки, напряжённо вздрагивала, пока он хрипел на ухо, склонённой к нему Вере Михайловне. Глаза горели сухим блеском и вдруг хрип напряжённого рта прервался и не закрывая глаз, отец откинулся на подушку, глядя в пустоту, образовавшуюся вокруг него, стеревшую взволнованное лицо единственной родной дочери. Вера Михайловна провела ладонью по лицу отца и выпрямившись, некоторое время всматривалась в уходящую жизнь из некогда сильного, костистого тела Михаила Панкратовича Рудникова.

С наступлением летнего сезона Вера Михайловна сама вызвалась выехать на место базирования поискового лагеря буровиков, с предложением провести необходимые разработки и анализировать целесообразность бурения в данном районе, по забору полученных проб грунта. Инициатива была одобрена. На вопрос кого бы ей хотелось взять в подчинение на месте бурения проб, Вера Михайловна назвала две фамилии молоденьких лаборанток, двоюродных сестёр, Натальи и Зинаиды Буркиных.

* * *

Перед завтраком в дверь сторожки женского общежития постучались. В комнату вошла Пелагея Кузьминична и приветливо обратилась к жильцам:

– Доброе утро, как на новом месте спалось, девочки? Через полчаса приходите в столовую на завтрак, заодно и познакомитесь с ребятами. Они у нас смирные, с обхождением. Ежели кто глянется, так к вечеру в гости зовите, а то и к ним ступайте, там есть где уединиться. Но у нас правило такое, ежели пришли к ним, то отказу ни для кого не должно быть. Без презерватива не соглашайтесь, у них они имеются. Ну чего молчите? Принимаете условия или нет? Что им передать? – оглядывая лаборанток спросила хозяйка.

Девушки озадачено посмотрели на свою начальницу, но та лишь равнодушно дернула плечами и ответила им:

– Я вам в этом не начальник, условия вы слышали, сами решайте. Но сюда мужиков не водить, здесь и жильё, и лаборатория, так что все дела с ними только не здесь, – и переведя взгляд на заведующую, утвердительно кивнула, – С моей стороны возражений нет, я условия принимаю. Подобные отношения со всеми мужчинами партии, даже с Вашим сыном?

– И с сыном, и с его отцом, правду сказать, с сегодняшнего дня мужиков малость поубавилось. Один уже два дня не появляется, уйти здесь некуда, кругом тайга да болота. Разве, что на топи ходил, и не вернулся. Да искать здесь некому, топь своё не отдаёт. С ней у нас договор – мы к ней не ходим, она нас не трогает. А в остальном, все условия соблюдаются, но и перед мужиками зря подолом не мести, они всегда голодные, словят ежели, пока своего не возьмут не выпустят. Это на случай коли за малинкой или по грибы соберётесь, но и там всё лучше с ними, чем с медведем случится, – усмехнулась Пелагея Кузьминична. Ну, а вы девушки присоединяетесь к нашему уговору? Здесь только по согласию, без принуждения.

Наталья и Зинаида тут же выразили своё согласие, охотно закивали головами и смущёно заулыбались.

– Вот и ладно! – удовлетворёно подвела итог заведующая, направляясь к двери, – собирайтесь на завтрак, милые.

Встретив по дороге Стахова, Пелагея Кузьминична окликнула бригадира:

– Роман Николаевич, как ночь прошла, без происшествий? – тот удовлетворённо кивнул и заключил.

– Всё нормально, Пелагея Кузьминична, отряд не заметил потери бойца, Павел Николаевич может докладывать в Управление по статье «допустимые потери», для болот это приемлемо.

– Сами решайте, я вам не начальник. Хочу тебя порадовать. С женщинами я решила, они согласны на наши условия, но вы тоже без грубости с ними. Не пугайте бабёнок без дела. К вечеру заявятся к вам, так чтобы всё прилично было.

– Паша, у нас сегодня будет? Соскучился по тебе очень.

– Да, что ты такое говоришь! Столько баб вам приведу, любую выбирай, а ты на меня, как кобель на обгрызаную кость ладишься.

– Мне на этой кости все выемки и бороздки знакомы. Уходила бы ты от своего Митрохина, который год за тобой по партиям таскаюсь, давно бы жили с тобой, как люди...

– Ну ты хватился, спохватился, Роман Николаевич. Лет десять назад, ещё бы подумала, а теперь...

Настя вышла с ведром во двор и наткнулась на Петьку.

– Ты чего здесь ошиваешься, Полинку высматриваешь?

– А если тебя?

– С чего бы это? Не наигрался с тёткой что ли?

– А кто тебя тёткой сделал?

– Тоже мне делальщик! На другой день за тебя доделывали, до сих пор вся в синяках. А ведь я тебя хотела, паршивца, а ты меня на Польку променял, а её на водку. Ну да что об этом теперь... – сдерживая обиду в голосе произнесла Настя, выплёскивая грязную воду из ведра на землю. – Вот подживут метины и к мужикам в барак пойду, для меня теперь их ласка будет не лишней, а тебя я видеть не хочу, сопливого обормота.

– Была бы моей, дал бы я тебе по красивой заднице, – зло пригрозил незадачливый любовник.

– Обойдёшься, губошлёп! – мстительно заверила Настя и хлопнув дверью скрылась в кухне.

– Нет, ну вот как это!?... – воскликнул Петька, при этом с досадой пнул валявшееся под ногой помойное ведро, – сегодня же будешь под сопливым обормотом свои оргазмы считать! – и сунув руки в карманы, направился к вахтовке.

Пелагея Кузьминична, взглянув на вбежавшую в кухню Настю, подошла к девушке и повернув её к себе строго спросила:

– Чего вся огнём горишь, обидел кто? Петька, что ли, стервец эдакий?

– Угрожает, гавнюк малолетний! Сперва поигрался, потом к другой... ненавижу себя!

– Потому и винишь себя, что втюрилась в парня, дурёха! Ну это поправимо, – поправив лямку бюстгальтера под халатом, задумчиво изрекла заведующая, – вечерком загляни к нам, обсудим кое что...

Продолжение следует


20033   14 12 Рейтинг +9.5 [20] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Последние оценки: bigman 10 Kisa_v_kedax 2 MaxAndMia 9 rcnchief 10 Vito25 10 shirik111 10 89606992778 10 woha2000 10 DrNash 10 wawan.73 10 Lubovnik 10 Miranda 9 horse417 10 starik 10 retro 10 shmaisser 10 Plainair 10 Irvin 10 ssol 10
Комментарии (12)
  • %EA%EE%ED%F1%F2%E0%ED%F2%E8%ED
    19.12.2018 22:47
    много прозы! мало секса! и эротики!

    Ответить -1

  • Plainair
    Мужчина Plainair 2411
    20.12.2018 18:12

    Включайте воображение! Для Мэтра достаточно предложения или даже фразы для описания "процесса" и эмоций... Это у "примитивов" читайте анатомию с метрологией - все замерено в см и мм, с хоботами, дубинками, болтами, кисками-писками... А все равно СКУ-КО-ТА!

    Ответить 0

  • %C8%E2%E0%ED+%28%E3%EE%F1%F2%FC%29
    20.12.2018 18:20
    Но хочется же побыстрей кончить

    Ответить 0

  • Plainair
    Мужчина Plainair 2411
    21.12.2018 02:31
    Кончить? В чем проблема - найти крышу повыше и пошел...

    Ответить 0

  • horse417
    20.12.2018 03:03
    Высокий стиль. Как у И.Бунина "Темные аллеи"

    Ответить 0

  • Irvin
    Мужчина Irvin 3921
    20.12.2018 08:06
    Спасибо, тут есть и получше Бунины. В повестях трудно в каждую главу вводить секс - приедается. Яркое возбуждение хорошо в небольших рассказах. Мог бы назвать конкретные примеры у отличных авторов.

    Ответить 1

  • shirik111
    23.12.2018 10:39
    Серьезная жестокость по отношению к женщине. Ранее в творчестве этого практически небыло. шо всеравно +10

    Ответить 0

  • Irvin
    Мужчина Irvin 3921
    23.12.2018 11:02
    shirik111, жестокость конкретно к кому: Настя, Вера, Полина?... Спасибо за 10, но ты можешь снижать, твоё право. Возможно условия сюжета слишком обязывают соответствовать к категории "подчинение", да и жанр соответствующий. А тогда в пятой части как быть?

    Ответить 0

  • shirik111
    23.12.2018 11:44
    Здесь можно сказать жестокость ко всем женщинам в партии.Такое ощущение, что все музчинки животные. Но ведь раннее ты не писал такого. С уважением.

    Ответить 0

  • Irvin
    Мужчина Irvin 3921
    23.12.2018 11:56
    И всё же надо как-то заканчивать, не хотелось бы огорчать тебя да и других моих читателей, тем более пишется всё трудно. Может подскажешь финал?

    Ответить 0

  • shirik111
    23.12.2018 12:08
    Татьяна с пареньком имеет продолжение, бригадир с химичкой,другие ребята с остальными девушками... Как пионерлагере - укаждого своя пара.

    Ответить 0

  • Irvin
    Мужчина Irvin 3921
    23.12.2018 12:26
    Ну где-то примерно так. Но офигительного хепи энда, возможно не выйдет.

    Ответить 0

Пользователь
  • Комментировать рассказ

    * Обязательное поле
  • Пример

Последние рассказы автора Irvin

Васюганские топи (эроповесть) 12 часть
Часть 12 Шёл последний месяц васюганского таёжного лета. Солнце всё реже дарило своё скупое тепло лесной пустоши у топких болот. Разработка грунтовых пород давала положительные результаты и основания рассчитывать на наличие залегания колоссальных нефтяных пластов. Сроки разработки неумолимо...

Читать далее...

2637 Рейтинг +9.76 [13] оценка Комментарии 14

Васюганские топи (эроповесть) 11 часть
Часть 11 Через пару дней Митрохин обещал баню для бригады буровиков. Павел Николаевич, словно угадав намерения сына, подозвал того к себе и распорядился по поводу заготовки дров на растопку бани. – Петька, возьмёшь в помощь практикантов, наколите дровишек на кухню и на баню, вечером...

Читать далее...

5340 Рейтинг +10 [13] оценка Комментарии 2

Васюганские топи (эроповесть) 10 часть
Часть 10 В ноябре 1942 года под Архангельском взлетели два истребителя Пе-3. вскоре связь с истребителями была потеряна и к месту назначения они не прибыли. В 1988 году в районе озера Окулова местные жители нашли обломки одного из пропавших Пе-3. Когда погибший самолёт вытащили на сухое место,...

Читать далее...

6535 Рейтинг +9.89 [10] оценка Комментарии 4

стрелкаВсе статьи 8874

стрелкаОтветы на вопросы 3789

стрелкаТехника секса 3343

стрелкаСекс и отношения 2359

стрелкаСекс и здоровье 1245

стрелкаРазные виды секса 1229

стрелкаЖенское тело 782

стрелкаМужское тело 452

стрелкаВсе для секса 410

стрелкаКонтрацепция 189

стрелкаКамасутра 66

стрелкаВенерическое 64