ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 55361

стрелкаА в попку лучше 7788

стрелкаБисексуалы 2412

стрелкаВ первый раз 3195

стрелкаВаши рассказы 2661

стрелкаВосемнадцать лет 4198

стрелкаГетеросексуалы 6051

стрелкаГомосексуалы 2801

стрелкаГруппа 9296

стрелкаДрама 699

стрелкаЖена-шлюшка 615

стрелкаЖено-мужчины 1445

стрелкаЗапредельное 809

стрелкаИзмена 6929

стрелкаИнцест 6613

стрелкаКлассика 49

стрелкаКуннилингус 870

стрелкаЛесбиянки 3672

стрелкаМастурбация 680

стрелкаМинет 8916

стрелкаНаблюдатели 5150

стрелкаНе порно 628

стрелкаОстальное 671

стрелкаПеревод 355

стрелкаПереодевание 687

стрелкаПикап истории 269

стрелкаПо принуждению 8259

стрелкаПодчинение 4298

стрелкаПожилые 642

стрелкаПоэзия 1025

стрелкаПушистики 103

стрелкаРассказы с фото 134

стрелкаРомантика 3772

стрелкаСвингеры 1854

стрелкаСекс туризм 244

стрелкаСексwife и Cuckold 1069

стрелкаСлужебный роман 1787

стрелкаСлучай 7527

стрелкаСтранности 2295

стрелкаСтуденты 2463

стрелкаФантазии 2382

стрелкаФантастика 1125

стрелкаФемдом 354

стрелкаФетиш 2678

стрелкаФотопост 346

стрелкаЭкзекуция 2631

стрелкаЭксклюзив 175

стрелкаЭротика 1110

стрелкаЭротическая сказка 2090

стрелкаЮмористические 1076

  1. Так сложились обстоятельства. Часть 1
  2. Так сложились обстоятельства. Часть 2
Так сложились обстоятельства. Часть 2
Категории: Ваши рассказы, Группа, Фетиш, Остальное
Автор: miyagi
Дата: 31 мая 2019
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

— Пап, что ты делаешь?

— Доски надо распилить. Вон там, под вязом сделаем площадку, поставим кресла и будем отдыхать по вечерам.

— Здорово! Вкусно пахнет деревяшка... А можешь гамак сделать? Я бы там лежала и качалась.

— И гамак повесим, все что захочешь.

— Ай!

— Что? Заноза? Не плачь, Света. Света!

***

— Света! Света!

Ее разбудил громкий шепот Баграта и густой запах роз. Он где-то во дворе срезал огромный букет, и теперь стоял перед Светой, держа его на вытянутых руках.

— Как приятно, Баграт! Ты самый внимательный мужчина на свете!

Она потянулась, откинула одеяло и замерла, смотря в его мерцающие в темноте глаза. Баграт, пожирая глазами ее тело, утробно рыкнул, кинул букет на кровать, и опустился на Свету своим крепким волосатым телом.

Он трахал ее несколько часов, ненадолго прерываясь, чтобы восстановиться. Но даже тогда его руки и губы не позволяли Свете отойти от этого безумия, в которое она погружалась все глубже и глубже. Он делал с ней все, что хотел. Баграт оказался смелым и раскованным в сексе, грубым на грани. Он полностью подчинил ее себе, но Свете доставляло удовольствие каждое его касание. Она орала не стесняясь во весь голос, уже несколько раз кончив от вторжений его огромной палки. В душ она ушла только в три ночи. Залапанная, отшлепанная, оттраханная, Света стояла под струями воды, закрыв глаза от блаженства, и ни о чем не думала. Может, только о том, что неплохо было бы повторить...

Когда она вышла из душа, Баграта в комнате уже не было. Она без сил упала на кровать и успела только подумать о том, что «вот, что значит быть по-настоящему выебанной», как ее сморил сон.

Света открыла глаза и поняла, что мальчишки ушли без нее. Солнце было уже высоко. Кажется, приходил Сергей, но она не смогла заставить себя проснуться. Решив, что кроме нее в доме никого нет, она, не одеваясь, спустилась вниз. Прошлепала босиком вниз по ступенькам, и оказалась в объятиях Баграта.

— Светочка-аревик! Как спалось?

Баграт был в одних трусах и кухонном фартуке на голое тело. Не иначе, готовил обед.

— Хорошо, Багратик! Как никогда. А что такое аревик?

Баграт смутился.

— Это значит солнышко...

Он вел себя совсем не как ночью, почему-то смущался и краснел, как мальчик. Это было так мило, что Света не сдержалась, опустилась на колени и откинув Баграту фартук, вытащила из его трусов уже привставший длинный толстенький член.

— Вот ты какой... богатырь. А я так и не успела его рассмотреть, он же все время был во мне.

Света лизнула головку и Баграт дернулся. Язык запорхал по окрепшему стволу, не обходя вниманием и густо заросшие окрестности. Ее собственное возбуждение с каждой секундой разгоралось все сильнее, но она не спешила, вылизывала, целовала, дразнила налитый кровью член. Никогда раньше она не чувствовала такого наслаждения от того, что доставляет удовольствие мужчине. Баграт вдруг осторожно взял ее за волосы, и вытащил член. Быстро работая кулаком, направил головку Свете в рот и зарычал, сливая сперму на ее далеко высунутый язык. Она, не морщась, проглотила и улыбнулась.

— Все, я позавтракала, спасибо!

— Зачем обижаешь, Светочка? Кчук вчерашний еще вкуснее, давай садись.

Баграт, как будто ничего не произошло, усадил ее за стол, и наставил перед ней гору тарелок.

— Ешь, надо восстановить силы.

— Багратик, ты можешь звать меня Аревик? Так приятно...

Во дворе послышался шум и громкий разговор.

— Ай, бойцы вернулись! Беги, оденься!

— Ничего, и так сойдет.

Баграт только покачал головой, и ушел к себе, чтобы их не застали в таком «интересном положении». А Света с удовольствием принялась за рыбный пирог, прислушиваясь к приближающемуся разговору.

—. .. жаль, такая соскочила!

— А подсекать тебя не учи...

Открылась дверь и разговор моментально затих. Света чувствовала как четыре пары глаз сверлят ее голую спину. По телу прошла жаркая волна возбуждения, так что она даже перестала жевать. Натруженная с ночи вагина снова потекла, смочив губки капельками влаги. Света развернулась к бойцам всем телом и подмигнула Сергею.

— Идите со мной завтракать, чего застыли?

— Эм... Я думал ты, Серега, заливаешь... — только и смог выговорить один из бойцов, кажется, Дима.

Они жадно шарили глазами по ее телу, а Света млела и покрывалась мурашками от возбуждения. Мимо них пробежал смущенный Баграт, скороговоркой бросил «я по делам, буду не скоро», и хлопнул дверью. Сергей, улыбаясь, будто говоря «я же предупреждал», поднялся на второй этаж. А бравая троица словно с цепи сорвалась. Переглянулись, и моментально скинув одежду приблизились к Свете.

— Вы, что, мальчики... голых женщин не видели? Я не собираюсь с вами...

Но бойцы подняли ее на руки как пушинку, и понесли в спальню. «Сопротивление бесполезно, руки вверх, сдавайся, хэндэ хох» и прочая чепуха лезла в голову, пока ее несли до кровати. Шесть крепких рук осторожно уложили ее на мягкую постель, и три рта приникли к телу. Соски окунулись в горячее, живот задрожал от прикосновения влажного языка.

— Вы сумасшедшие... мальчишки... что вы делаете... не надо...

Это был верх блаженства! Бойцы, со знанием дела распаляли в ней жгучее желание, лаская губами и поглаживая своими грубыми мужскими руками. Они не торопились воткнуть в нее члены и кончить, заботясь только о себе. И Света сдалась. Закинув руки за голову, она вцепилась в подушку и извиваясь всем телом от жарких прикосновений, тихо постанывала, прикрыв глаза от неземного удовольствия.

Чьи-то шаловливые губы прошлись по подмышке, а кто-то внизу языком уже исследовал ее мокрую вагину. Третий... где же третий? Ах, поросенок! Его губы обхватили пальцы на ноге, нежно посасывая и лаская языком.

«Я уже шлюха? Или еще нет? Как ими становятся? Где эта грань? Боже, как же это приятно! Я в раю...». От этих мыслей Свету накрыла первая волна сумасшедшего оргазма. Кусая губы и дрожа, она заорала на весь дом:

— мальчики! Все... пиздец! Я кончаю, блядь!

От стыда за свои грязные ругательства, Света покраснела до корней волос. Громко застонав, выгнулась, задрожала, и расслабившись, рухнула на постель. Туман. Тишина до звона в ушах. Снова звуки, смех. Кто-то пристроил уже свой член к ее дырочке, собираясь отжарить доступную шлюшку.

«Ну, что же вы? Смелее! Я готова».

Света так и не открыла глаза, было стыдно, что она вот так, запросто, отдалась сразу троим. «Но меня же ни кто пока еще не трахнул, а я уже кончила... Может, все-таки, закричать? Прибежит Сережка, и все закончится... Нет!»

Двое зачем-то держат ее за руки, как будто она может вырваться и сбежать. Секунду назад это было возможно, но теперь нет. Ни за что.

— Выебите меня уже!!!

«Я что, сказала это вслух?»

И в то же мгновение ее руки отпустили, чей-то член ворвался в вагину, раздвигая губы, проникая до самого дна. Света закричала от боли.

— Ванька, баран, осторожней! — кто-то прикрикнул на первого в очереди. Кажется, это Лешка.

— Нет, да! Так хорошо! Сильнее!

Света была в каком-то исступлении, выкрикивая что попало, лишь бы он не останавливался. Член с трудом расширив себе дорогу, вынырнул, и заработал как поршень. Ее трясло, грудь колыхалась в такт мощным толчкам, руки шарили по Ванькиной широкой спине, легко царапая, поглаживая, прижимая к себе. Бешеная тряска продолжалась уже довольно долго, но Свете было плевать, нужно еще раз кончить! А потом еще, и еще! До обморока.

— Ванька, баран, еби сильнее! — прокричала она как в бреду, и бойцы расхохотались.

Он послушался и ускорил темп. Комнату наполнили звонкие шлепки и хлюпанье, Света почувствовала, что скоро опять ее накроет это волшебное ощущение.

Оргазм. Кажется, она отключилась. Ее куда-то несли, поливали теплой водой, пытаясь вымыть из вагины сперму. Ванька опять получил, теперь за то, что «кончил внутрь, а мы должны в твою сперму члены макать». Пришел Сергей, не выдержав ее криков. Потом было еще несколько полетов в небеса. Ей накончали на спину, заботливо обтерли полотенцем, и наконец, оттраханную оставили в покое. Ее не отпускала единственная мысль — «Баграт не должен знать». Она еле выговорила:

— Только не говорите Баграту...

И провалилась в сон. Свету накрыли одеялом, поцеловали по очереди, и прикрыв дверь, удалились. Тихо, как нашкодившие мальчишки.

Баграт вернулся только к вечеру. Света уже вела себя вполне прилично, оделась, и сидела на диване, пытаясь вникнуть в сюжет какого-то фильма. Отвлекала тройка бойцов и Сережка. Они разлеглись на полу, как породистые доберманы у ног хозяйки, пялились в телевизор и бросали на Свету хитрые взгляды. А она, расставив ноги, периодически задирала подол, и кто вовремя обернется, тот сможет рассмотреть ее прелести. Это переросло в игру, в которой пока вел Дима со счетом 4:2:3:2.

Хлопнула дверь, и Света еще раз предупредила:

— Ни слова!

Баграт заглянул в комнату, подозрительно осмотрел всю компанию, и кивнул Свете. Когда они уединились, он первым делом поинтересовался:

— Как вы тут? Они тебя не...?

— Ну что ты, Багратик! Как можно. Я сразу оделась и все. Они же большие мальчики, что они женщин не видели... голых. Если тебе не нравится, как я себя веду, прости, я больше не буду.

Баграт облегченно выдохнул.

— Я знал, что ты не такая! Светочка-аревик, слушай...

До Светы, наконец, дошло, что этот темпераментный армянин просто-напросто в нее втрескался.

«Черт, этого еще не хватало!»

—. ..я все узнал. Будет тебе паспорт, надо подождать. Я не хочу знать почему у тебя с этим проблемы, надо, значит надо. Я верю, что ты не сделала ничего плохого. Просто так сложились обстоятельства.

— Что от меня нужно, Баграт-джан?

Баграт расплылся в улыбке.

— Ай, хорошо сказала! Джан, значит, милый, дорогой... Нужно твои ФИУ, и дата рождения.

— Чего..? А ФИО! Пиши, Орлова Светлана Сергеевна.

Света, не долго думая, снова взяла «птичью» фамилию, не изменив имя и отчество, чтобы не путаться.

— А сколько это стоит?

— Не твое дело, женщина! Я мужчина, я все решу, — насупил брови Баграт, но тут же улыбнулся.

— Все у тебя будет, не переживай, мне твоих денег не надо. Только скажи... я тебе нравлюсь, хоть вот столько?

Багат свел ладони вместе, оставив между ними небольшое расстояние. Света развела их как можно дальше, и потянулась с поцелуем.

— Вот столько, Багратик...

«Что-то с этой любовью надо было делать. Бойцы ее в покое не оставят, придется как-то скрывать их сексуальные игрища, до получения паспорта. А потом... мотать надо отсюда подальше».

***

Две недели пролетели, как в сказке. Днем, пока Баграт в ресторане, бойцы носили ее на руках на дикий пляж, чтобы «ножки не поранились о камни», сдирали с нее подаренный ими черный купальник, и драли как шлюшку. А ночью наступала очередь Баграта. Любвеобильный армянин иногда затрахивал ее даже сильнее, чем эта ненасытная четверка.

Света и в город не выбиралась, была только раз, чтобы сфотографироваться на паспорт, да заодно прикупить одежды на деньги бойцов. В одном платье как-то не комильфо. Такая жизнь не могла не нравиться, с ней обходились как с королевой, но, все же, чего-то не хватало. Пропали те острые ощущения, когда она гуляла в толпе без трусиков, «случайно» оголяя свое самое сокровенное.

«Сокровенное! Меня день через день трахают пять мужиков, какое уж там сокровенное. Целый поезд въедет. И все равно, я не шлюха. Просто так сложились обстоятельства. Нельзя было по-другому».

Баграт обещание выполнил, но сделал это в своей манере, более чем оригинально. Заявился вечером с букетом цветов, первым делом вручив паспорт, а потом... встал на одно колено, и торжественно произнес:

— Аревик-Солнышко! Теперь у тебя есть документы, и мы можем... Будь моей женой!

Бойцы от удивления замерли с открытыми ртами, и затаив дыхание ждали, что ответит их «королева-шлюшка и мать драконов». Света не растерялась. Теперь, когда есть на руках паспорт, можно говорить, что угодно, все равно через пару дней ее тут не будет. Света пустила слезу, и растрогано проговорила:

— Конечно, Багратик-джан! Я согласна. Только можно мне перед свадьбой поехать к маме? Она обрадуется, что я выхожу замуж.

— Э, какой вопрос? Конечно! Я куплю тебе билет, скажи куда.

— В Москву...

А что? Самое лучшее место, Москва большая, никто не найдет. И возможностей больше... У Баграта был еще один сюрприз, если Света ответит согласием. Он вручил ей кольцо, усыпанное крошечными бриллиантами.

— Пусть это кольцо сияет, отражая блеск твоих прекрасных глаз и теплоту твоей души. И всегда напоминает о том обещании, которое ты дала сегодня, Аревик!

У Светы от таких слов и бурных аплодисментов бойцов намокли трусики, которые она сегодня надела первый раз за две недели. Она заплакала уже по-настоящему, и закрыв лицо руками убежала в ванную. Сняв первым делом ненавистные трусы, уставилась на себя в зеркало.

«Он к тебе всей душой, а ты как прошмандовка решила его обокрасть и сбежать. Чего тебе не хватает? В жопу целуют, на руках носят. Пиздой светить можно где угодно, зачем тебе эта Москва?»

Послышался осторожный стук в дверь.

— Света, у тебя все нормально?

Света быстро смыв слезы, открыла. На пороге стоял Сергей.

— Ты плакала? Что случилось?

Света втянула его в ванную и закрыла дверь.

— Ничего не нормально. Ты что, не понимаешь?! Я с вами стала шлюхой... мне с ним нельзя. Да, я шлюха, незачем это отрицать. Как вам всем в глаза смотреть? Вы же меня почти каждый день и в хвост и в гриву! Вчетвером? Легко. Десять человек? Тоже, думаю, не проблема. Если пойдут слухи, потом не отмоешся, и ему позор... Конечно, я сама виновата. Как говорится, сучка не захочет...

— Мы никому ничего не скажем, не беспокойся. Я с ребятами поговорю. Мы же не знали что у вас так все серьезно... А зачем тебе в Москву? Свет, я тебя совсем не знаю, и если ты задумала кинуть Баграта...

— Я хотела сбежать, ты прав. Испугалась. Он хороший, а я...

— Уйти нельзя остаться... И запятую ты поставила после слова нельзя?

Света на секунду задумалась, и опустив глаза кивнула. Сергей крепко обнял ее, и улыбаясь, похлопал по спине.

— Вот и хорошо. Не плачь. Мать драконов не должна плакать.

— Были драконы да все вышли. Я больше так не могу, Сереж. Но я буду вспоминать ваши огнедышащие члены.

— У тебя к нему есть хоть какие-то чувства?

— Не знаю... Это все так неожиданно. И когда мне было об этом думать, если каждый день во мне одновременно, как минимум, два члена?

Света глубоко вдохнула, выдохнула и решительно произнесла:

— Пойдем. Никуда я не уеду.

***

— Багратик... а как твоя фамилия?

Света, запросив пощады, лежала на своем женихе, отдыхая после долгого и вкусного секса. Член все еще не выпал, и торчал из нее, как упругая палка. Она чему-то мечтательно улыбалась, запустив пальцы в коврик из волос на груди Баграта.

— Багарян, а что?

— Аревик Багарян... — Света попоробовала на вкус новое имя.

Света, значит свет, свет это солнце, солнце — аревик. Звучало не плохо. И уж точно собъет со следа всех преследователей.

— Что? Ты хочешь взять мою фамилию?

— И новое имя. На этот раз я поменяю паспорт совершенно законно. Но мне нужно подготовиться к свадьбе, дорогой. У меня всего несколько летних платьев...

— Завтра я тебя отправлю по магазинам, спи, Аревик.

Света послушно закрыла глаза и уснула, не слезая с члена.

***

Но насладиться покупками, ей так и не удалось.

Баграт, оставив ей внушительную пачку денег, рано утром ушел в свой ресторан, и Света вслед за ним выскочила из дома, едва проснувшись. Как и все нормальные девушки, она обожала шоппинг, ей не терпелось окунуться в атмосферу бутиков и торговых центров, всласть намериться красивых вещей, получить удовольствие от покупок. Пусть это будет маленькая, но новая тряпочка. Она уже и забыла, когда последний раз бродила по магазинам, просто поглазеть, не то чтобы что-то купить.

Света поехала в район подальше от побережья, справедливо решив, что чем ближе к морю, тем цены выше, в расчете на туристов. Зашла в первый попавшийся торговый центр и с удовольствием принюхалась — пахло новой кожей, парфюмом и какими-то съедобными вкусняшками. Остановилась напротив бутика с нижним бельем. Не интересно. Она и трусики сегодня не надела, в надежде получить и более приятное удовольствие от прогулки.

Развернулась, и остолбенела. На нее смотрел знакомый молодой человек. Из такого далекого прошлого... Лоховские шорты с накладными карманами, сандалии, белые носки. За руку его держала маленькая девочка с чупа чупсом во рту. Казалось бы, чего тут такого? Турист, он и в Африке турист. Только это был рядовой полиции Семенов, который уже отходил от шока, и вот-вот мог схватить ее за руку. И тогда прощай свобода, прости Багратик...

Света рванула с места, воздух будто уплотнился, мешая бежать, сердце колотилось как бешеное. Сзади раздался крик, с наглецой, как и всегда у полиции:

— Стоять, Лебедева! Стоять! Маша, возьми Танюшку, я сейчас!

«Ага, щас! Уже, поди, премию в уме подсчитывает».

Съехала на животе по скользким перилам широкой лестницы, с удовольствием отметив, что платье задралось до пояса, и растолкав толпу, вылетела на улицу, размахивая руками.

— Такси! Такси!

Из потока машин вырулила иномарка с шашечками на крыше, Света запрыгнула в салон, и только она захлопнула дверь, как к машине подбежал Семенов. Шлепая ладонями по багажнику, он подби

рался к ее двери, тянул свою лапу, чтобы ухватиться за ручку, но водитель сообразил, что происходит что-то неправильное, необычное, и резко утопил педаль в пол. Машина рванула, оставив Семенова махать руками и орать благим матом, бегая по проезжей части.

— Что, это было? Чего ему надо?

— Да, привязался, маньяк какой-то. Туристы!

Водитель тут же уцепился за благодатную тему:

— И не говорите. Понаедут, и подавай им сразу курортный роман. Ладно, еще с такими же туристками, пускай. Наших-то женщин чего трогать? А дома, наверное, жена, дети. Вот, мужики!

Свете совсем не хотелось поддерживать разговор, ее трясло от страха. Еще бы чуть-чуть, и...

— Отвезите меня на вокзал, пожалуйста.

В Анапе ей теперь не жить, и к бабке не ходи. Теперь и здесь расклеят ее фотографии на всех столбах. Рано или поздно, но правда выплывет наружу. Не найдет полиция, так сам Баграт узнает, или бойцы. Света сняла с пальца кольцо и спрятала в кошельке. В Москву. Теперь уже точно.

***

— Только купейные остались. Берете?

— Да, пожалуйста.

До отправления оставалось еще несколько часов. Света сидела на платформе, одна, как перст, постоянно оглядываясь и нервничая. Они были совсем не страшные, эти юные лопоухие стражи порядка в мешковатой форме, как будто с чужого плеча. И не верилось, что Семенов будет настолько расторопен, чтобы полиция Анапы знала, кто такая Лебедева С.С. Тем более, она теперь Орлова. Но все равно, сердце замирало, когда мимо проходил наряд полиции.

Платформа постепенно начала заполняться, стало не так страшно среди людей. Сновали туда-сюда отъезжающие с чемоданами, гнусавили женскими голосами громкоговорители, лоточники предлагали сомнительного вида чурчхелу, хачапури и кукурузу — обычная вокзальная суета. К Свете на лавочку подсела веселая компания — два парня с девушкой.

— Не помешаем?

Света покачала головой. Бойкий молодой человек, лет восемнадцати, видимо оценив красоту Светы, решил «подкатить»:

— а как вас зовут?

Девушка тут же на него накинулась, почему-то шепотом отчитав:

— Витька! Не приставай, дурак. Неудобно же...

— А что, я просто. Девушка вот сидит, скучает совсем одна.

«Хочешь пофлиртовать? Ну что ж...»

— Света. А тебя Витя, как я понимаю.

— А меня Аня, — влезла опять неугомонная девица.

Света была старше лет на пять-семь, и подростки выглядели совсем не опасными. Почему она должна отказывать себе в удовольствии поиграть?

— Слушай, Витя, ты не мог бы проводить меня? Где тут у вас булочки, бутерброды продают? Ехать сутки, а я не успела запастись.

— Легко! Я лучший проводник в мир булок!

Второй парень засмеялся от такой двусмысленной шутки, и девушка снова взялась за воспитание:

— Сергей, это не красиво. Ведешь себя, как маленький, ладно этот, оболтус...

— Ну, что пойдем?

Света пошла вперед, увлекая за собой Витьку который разглядывал ее, уже не стесняясь, прямо-таки обжигая мужским взглядом. Страх быть пойманной прошел, сменившись легким возбуждением от игры. Она выбирала момент. И когда они уже отошли на порядочное расстояние, а Витя остановился прикурить, Света уронила сумочку. Подрагивая от возбуждения, она наклонилась, на секунду замерла, и оглянулась на своего провожатого. О, этот сладкий миг! Экстаз! Света почувствовала капельку смазки, которая не удержалась, и сорвалась с половых губок, пустившись в свое медленное путешествие по ноге. Все вокруг остановилось, отошло на второй план, видно только, как округляются глаза подростка, и открывается от изумления рот. Через мгновение все снова пришло в движение. Витя бросил сигарету и ускорил шаг.

— Ну, где тут твои булки?

Она едва расслышала его шепот:

— На вас нет... трусов...

Света в изумлении подняла бровь и так же, едва слышно прошептала:

— Да ты что? Вот я дура... забыла надеть. Что же теперь делать? Спасибо, что сказал...

Витя шутки не понял. Стоял, как истукан, растерянно глядя Свете в глаза.

— К черту булки, теперь придется искать магазин трусов.

До него, наконец, дошло, что «тетя шутит».

— А почему...

Света беззаботно пропела:

— Нравится мне, когда ты голая по квартире ходишь, и несомненно заводишь... Нравится мне. Пошли обратно, проводник в мир булок. Тебе хоть понравились мои булочки?

Витька кивнул, и, с немым вопросом в глазах снова уставился на Свету.

— Что? Хочешь еще? Может в поезде встретимся. Пошли обратно.

— А булки...

— Витя, не тупи. Я в в вагоне-ресторане поужинаю.

Аня с подозрением оглядела вернувшуюся парочку и недоверчиво спросила:

— Купили? Витька, ты чего такой... пришибленный?

— Я передумала, нет там ничего вкусного.

А Витька просто махнул рукой. Он отошел к краю платформы, сел по-турецки, и, наконец-то закурил.

«Хитрый малый, и похотливый, как все подростки. Ну, на тебе, на сладкое».

Света села на свое место, слегка расставила ноги и откинулась на спинку лавочки. Его взгляд тут же метнулся под платье. Света чуть не застонала в голос. Как давно она не испытывала таких ярких эмоций!

«Ты прав, доктор, это не секс, это гораздо лучше. Чувственное удовольствие, и эмоциональная разрядка, вот что это такое».

Она оглянулась на своих соседей, занятых болтовней, снова посмотрела на Витю и подмигнула. В следующий момент неопытный подросток наблюдал, как кончает женщина. Света закинула ногу на ногу, напрягла бедра и ее тряхнуло. И еще раз. И еще. Она закусила губу, чтобы не застонать, схватилась за край лавочки и подалась вперед, подергиваясь и судорожно хватая ртом воздух.

— Что с вами, Света?

Внимательная и везде сующая свой нос Аня заметила, что с ней что-то происходит. Света расслабилась, прикрыла глаза, и снова откинулась на лавочке.

— Ничего, все уже прошло. Бывает.

Она с наслаждением наблюдала за Витькой, у которого от такого представления наверняка член уже стоял колом. И он ее хотел! И уже мысленно трахнул, спустив свою теплую сперму ей в рот.

Объявили посадку, троица попрощалась со Светой и умчалась искать свой вагон. Витя так жадно блуждал взглядом по ее телу, что Света решила его отыскать в поезде, и может быть... у них что-нибудь получится.

«Говорят — маленький, да удаленький. Посмотрим».

Она не спеша поднялась и пошла к своему третьему вагону. Третий вагон, третье купе. И знакомые голоса.

«Черт! Ну и везет же мне на приключения!»

Света дернула дверь и насмешливо посмотрела на галдящую, возбужденную от предстоящей поездки молодежь.

— Привет, попутчики!

«К нам едет ревизор. Немая сцена. Какой же он еще желторотый... молоденький».

Она кивнула Вите, и вошла в купе. Сергей удивленно протянул:

— Ничего себе... вот это встреча...

— Ой, Света! Проходите! А мы гадали, кто с нами поедет. Вдруг бы бабка, какая попалась, вот был бы облом. А тут вы. Вот здорово! — Аня строчила как швейная машинка. — Мы с собой вино взяли, — продолжила она уже не так громко. — Вы же никому не расскажете?

— Аня, я тебя умоляю. Мне вообще все равно, чем вы тут будете заниматься. Лишь бы от этого дети не родились.

Аня смутилась и заткнула свой фонтан красноречия. Света села напротив Витьки, к Ане с Сергеем, и продолжила прерванную игру. Залезла с ногами на полку и натянула платье, чтобы сбоку не было видно. Витя покраснел, но взгляд не отвел.

— Витька, ты чего опять?

«Ей бы в разведке работать, вот глазастая!»

— Да не, нормально все. Схожу, покурю.

Света со значением посмотрела на Витьку и поднялась.

— Пошли, вместе покурим.

Они вышли в тамбур, где еще возилась проводница, грохоча подножкой и закрывая дверь. Дождались, когда она удалится по своим делам и... Витька выдал номер. Вот уж от него Света никак не ожидала такой смелости. Он обхватил ее лицо ладонями и впился в губы неумелым поцелуем. Света не шелохнулась. Не прикрыла глаза, не ответила на поцелуй. Витька еще немного побарахтался и отстал.

— Извините...

— Ничего, бывает. Я, собственно, вышла, чтобы предупредить. Вино не пей. Нальешь себе немного и цеди весь вечер. Объяснять надо, почему?

— А... хорошо.

Витька сразу повеселел, и осмелел.

— А можно мне... потрогать?

Его детская непосредственность умиляла, и Света не смогла отказать. Раз уж он все уже видел, чего строить из себя недотрогу?

— Попробуй.

Витя положил ей руку на грудь. Потом вторую.

— Чего застыл? Сожми, погладь, пока дают.

Он неуверенно пожамкал, погладил, задевая ставшие твердыми сосочки, и убрал руки.

— Нравится?

Витька зажмурился от удовольствия.

— Мягко... как... не знаю. И у вас лифчика нет.

— Ты прям Капитан Очевидность. Иногда можно и без лифчика. Пошли, надо белье взять и билеты сейчас будут проверять.

Поезд громыхнул, и плавно тронулся, набирая скорость. Пока они шли к себе, Света чувствовала Витькин пристальный взгляд на своей попке. Пробирало до мурашек, ужасно хотелось снять напряжение, но Света терпела, решив оставить «десерт» на ночь.

В купе, эта парочка уже переоделась и улегшись вместе на нижней полке, разгадывала кроссворд.

«Похоже у них любовь. Ну и хорошо, так даже интереснее».

— Чем целые сутки будем заниматься, ребятки? Картишки хоть есть?

— Есть, целых две колоды! — Аня как всегда лезла вперед всех.

Свету только раззадорили Витькины прикосновения, ей хотелось продолжить игру, довести себя до крайней степени возбуждения, чтобы ночью совратить этого юнца, разрядиться по полной, без остатка. Но сейчас хорошо было бы вздремнуть.

Проводница наконец-то соизволила появиться с бельем и своими дурацкими наставлениями о правилах поведения. Забрала билеты и удалилась. И теперь, когда их уже никто не побеспокоит, Света закрыла дверь, и щелкнула замком.

— Так! Закройте глаза на минутку.

Сладкая парочка послушалась, а Витька даже и не подумал. Пускай. Света стянула платье оставшись голышом, щелкнула Витьку по носу и залезла на верхнюю полку.

— Все, можете открывать. Я посплю. Можете шуметь, мне все равно.

Засыпая, думала о Баграте.

«Что он будет делать вечером, когда она не вернется? Пойдет в полицию? Но там примут заявление только через три дня, после исчезновения человека. Или сейчас уже не так? Все равно, жалко его... У меня даже телефона нет. А что бы я ему сказала? Прости, Багратик, так получилось? Пусть уж лучше не знает ничего... Все-таки он хороший. И бойцы такие милые, готовы были перед ней на коленях стоять и ножки целовать. Дурачились, конечно, но так приятно, когда в тебе видят не только дырку для траха, а еще и женщину. Мать драконов. Вот паршивцы, как мне вас не хватает!»

***

— Пап, а ты мне расскажешь, откуда я появилась?

— А мама тебе разве не рассказывала?

— Нет. Когда она была с нами, я не спрашивала. Ну расскажи! Только не говори про капусту, я знаю, что это все враки.

— Хорошо. Только тебе придется раздеться, чтобы я смог все объяснить.

— И ты тоже разденешься?

— Конечно. Я только покажу, ты сможешь даже потрогать. Но делать мы с тобой ничего не будем, ты маленькая еще. Вот, смотри...

— Ого! Какой он... большой. Надо его в меня сюда засунуть, чтобы дети были, да?

— Ты же все сама знаешь, зачем тогда спрашивать?

— Девочки рассказывали, а я не верила.

— Ну, хочешь дотронуться?

— Нет... я боюсь.

***

—. .. боюсь, что ваша карта бита, мадам!

— Мадмуазель!

— А тебе козыря, товарисч!

— Забрал...

Внизу шла игра, и судя по голосам, все уже были «тепленькие». Света свесив голову оценила обстановку — Витька молодец, послушался и не пил, подливая друзьям красного до краев. Повозившись, кое-как натянула платье упираясь головой в багажную полку и спрыгнула вниз. Похоже, что ее прыжок и взметнувшийся вверх подол платья заметили, но не поняли, померещилось им или правда Света была без трусов. Они снова уткнулись в карты.

— Я на ужин, не скучайте.

— Угу...

Только Витька проводил ее заговорщицким взглядом и кивнул на друзей, мол, «все идет по плану». После ужина она застала ту же картину — трое картежников азартно шлепали картами по столу.

— Меня возьмете? Только я хочу на интерес.

Аня сфокусировалась на ней и хихикнув спросила:

— Какой еще интерес, интересно...

— На раздевание, слабо?

— Ха! Да запросто!

У Ани похоже от алкоголя всегда отказывают тормоза, судя по тому как Сергей зашикал на нее, пытаясь успокоить. Но без толку.

— Не лезь! Видишь, женщины разговаривают! Женщина... основа основ... мать! Света, садись-тись...те.

Как Света ни старалась, но проиграть двум пьяным подросткам так и не получилось. Вскоре они оба сидели голые. Сергей стыдливо полжил ногу на ногу, а Ане было плевать на все. Ее маленькие сисечки задорно торчали у всех на виду, а снизу между широко расставленных ног чернел кудряшками треугольник небритых волос.

«Ох и намучается с ней Сергей. Вот малолетка без комплексов».

Витька только покатывался со смеху, подливая им еще вина. Сергея срубило первым. Сидел, разглядывал карты, и вот он уже завалился на полку и закрыл глаза. Аня пустилась в пляс, выиграв очередную партию, и изобразив качучу в проходе, без сил упала на свою полку и засопела.

— Вот и все, Витя. Теперь наше время.

— А они не проснутся?

Света шлепнула Сергея по заднице, но тот даже не шелохнулся.

— Думаю, нет. Ну, не теряй времени! Я теку уже с того момента, когда мы за булками ходили.

Она скинула платье, и залезла на полку.

— Я тебя жду! Иди ко мне.

Витька почему-то медлил.

— Ты чего там? Испугался, как до дела дошло?

— Ничего я не испугался...

— Да знаю я, что ты девственник, иди тетя учить будет.

«Надеюсь я не сильно ранила его самолюбие, а то не встанет еще».

Но все обошлось. Витька был худой и щуплый, вся сила ушла в рост. И в член. Вот член оказался достойным — длинный, ровный, с поджатыми яичками. Любо-дорого посмотреть. Но до Баграта ему было, конечно, еще очень далеко. Витька встал на над Светой на четвереньках, не решаясь лечь на нее всем телом.

— Давай, ложись. Чего ты боишся, дурачок?

Витька лег. Но дальше дело не пошло, он боялся пошевелить даже пальцем.

— Ладно, переворачивайся.

Света села на него верхом, направила член, и почувстовав, что губки обхватили головку, с наслаждением опустилась и поерзала.

— Ахх, хорошо... Витя! Блин, ну, ты чего?!

Витька кончил. Света попыталась почувствовать от его толчков хоть какое-то удовольствие, но все слишком быстро закончилось.

— Вот ты, поросенок.

Она чуть не плакала. Столько терпеть, а в результате ноль. Опять придется ждать. Трудиться ртом над вымазанным в сперме членом ей не хотелось, хотя с бойцами она вытворяла и не такое. Света легла к стенке и закрыла глаза.

— Разбуди меня, когда будешь готов.

Витя молчал.

«Переживает, наверное. Ничего, вот и посмотрим, захлюздит или попытается еще раз».

***

— О, мать драконов, позволь мы тебя трахнем своими огнедышащими членами!

— Мальчишки, ну что вы, как дети? Встаньте сейчас же, мне стыдно.

— Нет! Сначала скажи, что ты хочешь.

— Ммм, хорошо... Сначала Лешка с Сергеем, потом Ваня с Димой. Ну, чего ждете?

— Ты не сказала, что нам делать!

— Да выебите меня уже, балбесы. Вы не драконы, а драконьи какашки! Долго я буду ждать? А-а-х! Да! Еще...

***

— Еще... так!

Света открыла глаза, почувствовав, что ее нагло и без спросу трахают. Витька трудился, будто ему вставили моторчик в задницу — долбил ее членом с сумасшедшей скоростью, и с не менее сумасшедшей улыбкой. На его лице было такое торжество, что Света чуть не засмеялась в голос. Но он так приятно задевал у нее внутри что-то такое чувствительное, что вместо смеха у Светы вырвался протяжный стон. Обвив его ногами, и обняв, она включилась в «работу по добыванию огня», яростно подмахивая и извиваясь от снова нахлынувшего возбуждения. Через пятнадцать минут Света заскулила:

— Витя, тише, я сейчас умру!

Ей на лоб с Витькиного носа упала капля пота, и он наконец, сбавил обороты. Медленно, с чувством скользя внутри нее, он так смотрел ей в глаза, ожидая похвалы, что Света улыбнувшись, ласково проворковала:

— Витенька, ты чудо... просто машина. Так меня еще никто и никогда...

«Пусть поднимет самооценку, маленький. Но скорость и правда, бешеная, натер мне все».

— Если хочешь, кончай, я уже не могу, ты меня затрахал. Витька, как по команде опять ускорился, его тело забилось в судорогах и у Светы внутри взорвался фейерверк из спермы и жаркой волны ее собственного оргазма, пронесшейся как ураган по всему телу. Когда исчез звон в ушах, она открыла глаза.

Простыня безнадежно мокрая от пота, в потеках спермы и ее...

«чем это я сиканула? Это сквирт или я обоссалась от оргазма? Охренеть...».

— Вить, подо мной целое озеро...

— Пойдем теперь на мою полку.

— Что-о-о? Еще раз? Ты маньяк сексуальный! Дай хоть отдохнуть. Пошли к тебе, полежим, но если я усну, я разрешаю тебе... когда захочешь. Это было неожиданно приятно.

Света не помнила, было у них ночью еще раз или нет. Она спала даже крепче этой пьяной парочки внизу, но сквозь сон чувствовала Витькины нежные поглаживания. Он не спал всю ночь, исследуя тело своей первой женщины.

Продолжение следует.


12289   8 36 Рейтинг +8.85 [13]

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 9
  • miyagi
    Мужчина miyagi 3102
    31.05.2019 22:09
    Смотрел и то и другое

    Ответить 4

  • Pilot
    Мужчина Pilot 1669
    2.06.2019 12:10
    Браво мастеру!
    Жду продолжения.

    С уважением Pilot.

    Ответить 1

  • Laks
    Мужчина Laks 66
    2.06.2019 12:14
    А чего ж оценка 5? Интересно

    Ответить 3

  • 5mangust5
    Мужчина 5mangust5 2549
    2.06.2019 12:39

    И что так и будет?

    Ответить 2

  • Laks
    Мужчина Laks 66
    2.06.2019 12:44
    Если Pilot к админу не постучится, так и останется.

    Ответить 2

  • Pilot
    Мужчина Pilot 1669
    2.06.2019 16:58
    Случайно. Я 10 хотел поставить.

    Ответить 2

  • rabbitru
    3.06.2019 09:31
    Без обид, но восьмерка. Ставить не буду, чтобы рейтинг не портить.
    Может я романтик, или что-то другое ожидал, но никак не того, что эксгибиционистка станет банальной шлю... девушкой с заниженной планкой социальной морали.
    Понимаю, в "Алене" был местами тоже хардкор, но все же с хорошим финалом. Не берусь судить серию, лишь скажу, что первая часть понравилась больше второй.

    Ответить 0

  • miyagi
    Мужчина miyagi 3102
    3.06.2019 09:34
    Будет продолжение. Я даже еще не представляю, куда ее эта беготня заведет

    Ответить 2

  • xxxOKEAHxxx
    4.06.2019 13:14
    Хорошее начало. 10

    Ответить 0

Последние рассказы автора miyagi

А как же Вертинский?
Ад молчал, не слышалось ни стона... «Сейчас... сколько сейчас? Уже восемь. Как же болит голова! К спине липнет что-то мягкое... Ах, ты ж... Рыженькая. Милая девица. Этакая лесная нимфа. Я ее или она меня? Или мы просто спали? А чего, тогда, она голая? И какая падла завела...

Читать далее...

3403 Рейтинг +10 [5] оценка Комментарии 6

Истории любви наших бабушек. Нина
— Вот, тут за ширмочкой. Я не сильно умею сказать, но не перестаю повторять, ваш... бруст, это что-то особенное, Ниночка! Я жду, без вас не начинаю. Нина разделась за ширмой, поежилась. В желудке заурчало от голода. Прикрывая рукой «бруст», она привычно прошла к ярко...

Читать далее...

6979 Рейтинг +10 [12] оценка Комментарии 8

Истории любви наших бабушек. Мила
Мила не знала, что такое паж, сэссун, пикси — растут себе волосы и растут. Лишь бы были чистые, и аккуратно причесаны. А уж бохо, хиппи и унисекс были для нее совершенно неизвестными понятиями. Зато, у нее было две особенности, и об одной из них следует рассказать прямо сейчас. Вот, ...

Читать далее...

7936 Рейтинг +9.93 [15] оценка Комментарии 11

стрелкаВсе статьи 9217

стрелкаОтветы на вопросы 3914

стрелкаТехника секса 3477

стрелкаСекс и отношения 2463

стрелкаСекс и здоровье 1271

стрелкаРазные виды секса 1257

стрелкаЖенское тело 800

стрелкаМужское тело 464

стрелкаВсе для секса 424

стрелкаКонтрацепция 195

стрелкаКамасутра 68

стрелкаВенерическое 65