ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 54866

стрелкаА в попку лучше 7726

стрелкаБисексуалы 2400

стрелкаВ первый раз 3180

стрелкаВаши рассказы 2622

стрелкаВосемнадцать лет 4185

стрелкаГетеросексуалы 6008

стрелкаГомосексуалы 2788

стрелкаГруппа 9187

стрелкаДрама 683

стрелкаЖена-шлюшка 609

стрелкаЖено-мужчины 1438

стрелкаЗапредельное 782

стрелкаЗолотой дождь 893

стрелкаИзмена 6888

стрелкаИнцест 6569

стрелкаКлассика 49

стрелкаКуннилингус 836

стрелкаЛесбиянки 3662

стрелкаМастурбация 672

стрелкаМинет 8830

стрелкаНаблюдатели 5109

стрелкаНе порно 579

стрелкаОстальное 639

стрелкаПеревод 347

стрелкаПереодевание 684

стрелкаПикап истории 260

стрелкаПо принуждению 8218

стрелкаПодчинение 4257

стрелкаПожилые 621

стрелкаПоэзия 1014

стрелкаПушистики 103

стрелкаРассказы с фото 365

стрелкаРомантика 3751

стрелкаСвингеры 1845

стрелкаСекс туризм 240

стрелкаСексwife и Cuckold 1059

стрелкаСлужебный роман 1779

стрелкаСлучай 7486

стрелкаСтранности 2279

стрелкаСтуденты 2443

стрелкаФантазии 2393

стрелкаФантастика 1076

стрелкаФемдом 344

стрелкаФетиш 2671

стрелкаЭкзекуция 2625

стрелкаЭксклюзив 174

стрелкаЭротика 1034

стрелкаЭротическая сказка 2083

стрелкаЮмористические 1072

Лиза
Категории: В первый раз, Измена, Инцест, Драма
Автор: Monashka
Дата: 22 июня 2019
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Это один с переделанных и дополненных старых рассказов.

Приятного чтения.

Я уже старый, трухлявый пень. Пять лет назад сын разошелся с женой и стал жить гражданским браком с другой женщиной. Новой невестке не понравилось соседство со стариками, и она уговорила сына обосноваться не в доме, а в небольшом флигеле. С нами в доме жила только ее дочь, которой мы выделили отдельную комнату. Через год умерла моя старушка, и в доме остался я и Лиза. Она была очень своевольной девочкой. Наверно, как и большинство молодежи: «Вы нам не указ, и мы хотим жить по-своему».

Но все же мы с ней ладили. Точнее мне было наплевать на ее выходки, тем более что они меня почти не задевали. Конечно за исключением того, что она часто вечерами дефилировала по дому в одних трусиках и лифоне. Пока она была подростком, это как-то не напрягало. Но к 18 годам она расцвела и стала красивой девушкой с прекрасными формами. У нее было личико Барби, осиная талия, тугая грудь 2 размера с хвостиком. То, что грудь тугая можно было судить по тому, что грудь не опускалась, когда Лиза без лифчика в одной ночнушке моталась по дому. В общем все было при ней, но почему она с ребятами не гуляла, мне было непонятно.

Ее мать приказала строго настрого замыкать на ночь дверь в дом. И как только начинало темнеть, дверь запиралась на замок. Поэтому мы после этого были предоставлены сами себе. А после того, как в доме окна заменили на металлопластиковые, то снаружи абсолютно ничего не было слышно, ни телевизора, ни музыки, которую Лиза включала на большую громкость. Она окончила школу, поступила в универ и после окончания первого курса маялась от безделья. Днем ходила на озеро купаться и загорать. А по вечерам трещала по скайпу с подругами или смотрела со мной какой-нибудь фильм.

Однажды, посмотрев вместе какой-то фильмец по типу Санта Барбары, Лиза ушла к себе, а я сел за комп. Но вскоре она вернулась.

— Дядь Петь. Я не могу уснуть, таблетки не найдется?

— А зачем тебе таблетка? Я могу тебя усыпить с помощью гипноза.

— Я вполне серьёзно, а ты шутишь.

Некоторое время я действительно увлекался гипнозом, но никаких вершин не достиг и постепенно почти перестал им заниматься.

— Ты не веришь, что уснешь?

— Конечно не усну. Это только пустая трата времени.

— Ну хорошо. Спорить не будем. Давай включим видеокамеру и потом посмотришь, уснула ты или нет.

— Дядь Петь, даром ты про камеру сказал. Она же зафиксирует, что у тебя ничего не получится.

Меня это замечание задело за живое. Легче задачи, чем усыпить человека и не придумать.

— Где тебя усыплять? Здесь или у тебя?

— Давай здесь. Все равно будет облом.

— Лиза, устраивайся поудобнее, а я камеру настрою.

Она долго мостилась в кресле. Все никак не могла найти удобного положения. И в конце концов села по дурацки. Она почти лежала на спинке кресла. Одну ногу в полусогнутом состоянии положила на стоящий рядом стул, а вторую согнула, поставив ее на кресло, и обхватила руками. Мне даже на мгновение показалось, что в объективе мелькнули ее трусики, но она прижала рукой подол ночнушки и никакого намека не было на что-либо эротическое.

Не буду описывать самого процесса. Это неинтересно. Но через несколько минут Лиза уже мирно посапывала. Единственный прокол при погружении её в сон то, что я по привычке сказал: «ты подчиняешься моим приказам». Изменять эту установку уже не имело смысла. После того как она уснула, я ради прикола приказал ей поднять руку. Лиза подняла. Приказал опустить, опустила. Увидев, что ей очень неудобно полулежать с согнутыми ногами, приказал выпрямить ноги. И тут получился казус. Она просунула ногу под подлокотником кресла, а вторая нога угодила под спинкой стула. Лиза оказалась лежащей на кресле с расставленными ногами, и свести их вместе никак не получалось, так как мешал с одной стороны подлокотник, с другой спинка стула, да она и не пыталась это сделать во сне. Хотя и не было видно ничего недозволенного, ведь подол ночнушки был опущен, но вид был очень возбуждающий. Был бы лет на 20 моложе, не устоял бы от соблазна.

И дернул же меня черт поинтересоваться:

— Ты такая соблазнительная. Вероятно, секса хочешь?

— Да, хочу! Очень хочу!

— А почему же ты своему парню не даешь?

— Я хочу, чтобы ты мне засадил! Хочу, чтобы вонзил мне по самые яйца! Выеби меня! ВЫЫЫЫЕБИИИ!!!

Я опешил. Такого не ожидал. Не столько необычной просьбы, как ее матов. При мне она никогда, ни разу не произнесла хоть какого-то ругательства. Растерялся, не понимая, что в таких случаях нужно было сделать. И я не придумал ничего лучшего, как просто отказываться.

— Лиза не хочу я тебя трахать.

— Значит я уродина? Прошу тебя, выеби!!!

— Не могу, нельзя.

— Можно и нужно! Я тебя умоляю, ВЫЕБИ! Вот смотри!

Она задрала ночнушку, под которой не было трусиков (хотя мне раньше показалось, что они мелькнули). Моему взору открылся завораживающий вид. Маленькая, гладко выбритая писюнечка с пухленькими губками. Она попыталась пальчиками развести в стороны губки, но лишь коснувшись клитора, начала его теребить.

— Сюда! Вот сюда засади! ВЫЕБИ!!!

— Лизок, ну не могу я. Хочешь я понаблюдаю, как ты себя будешь ласкать. Если захочешь, могу и я твою писюнечку поласкать.

— Я прошу тебя, выеби меня!

— Стоп! Ты просыпаешься.

Лиза еще несколько секунд продолжала теребить свой клитор, потом открыла глаза, резко убрала руки от своей маленькой, почти детской пиздёночки, быстро прикрылась и попыталась вскочить. Но увы ей это не удалось, ножки то были просунуты под подлокотником кресла и спинкой стула.

— Лиз, ты чего задергалась? Только что умоляла выебать тебя, а сейчас закрываешься.

— Я?!!! Не могла я такого сказать.

— ОК. Успокойся, присядь и посмотри, что засняла камера.

Она поднялась с полулежащего положения, и начала смотреть, сидя в кресле. Когда из камеры понеслась просьба выебать, девушка стала пунцовой.

— Я же тебе говорил.

— Дядь Петя, удали эту запись. Я для тебя что угодно сделаю.

— Если что угодно, то зачем тогда удалять? Эта запись - моя страховка, что ты не откажешься от своих слов, а будешь делать, что я скажу. Если же нет, то я просто покажу эту запись твоей маме.

— Нет, нет, нет! Не надо маме.

— Хорошо. Тогда поднимай ночнушку и ласкай свой клитор. А я буду созерцать.

— Не могу. Мне стыдно.

— Кристи, ты только чтООО обещала?

Лиза закрыла глаза, задрала ночнушку и осторожно коснулась своей щелочки. Нащупав клитор, она начала не спеша его массировать. Постепенно ее движения делались более размашистыми, дыхание стало тяжелым, а с губ иногда срывался или громкий вздох, или тихий стон.

Я смотрел, как молодая красивая девчонка, дрочила себя и очень хотелось ей засадить, но к моему огромному сожалению, в трусах было только легкое шевеление и не более. Хоть было огромнейшее желание, член увы, не стоял. Обидно и досадно.

Довольно долго Лиза ласкала себя, она откровенно тащилась, кайфовала. Но постепенно рука устала, да и смазка перестала выделяться.

— Может достаточно?

— Конечно, солнышко. Я вижу, что тебе уже неприятно. Но завтра вечерком приходишь сюда (без трусиков конечно), ложишься на кровать. Расставляешь ножки пошире, чтобы мне всё было прекрасно видно, и начинаешь себя ласкать.

— Хорошо. Мне хоть и было стыдно, но приятно. До завтра. Спокойной ночки и приятных снов. Теперь я точно усну. Хихихи.

И девушка упорхнула в свою комнату.

На следующий вечер, как только входная дверь оказалась на замке, Лиза в ночнушке вошла в мою комнату.

— Дядь Петь, я думаю, надо бы ночнушку снять, прежде чем лечь? Или так ложиться?

— Снимай солнышко, - отвечаю не оборачиваясь от компа.

— Хм... «солнышко»... раньше ты меня так не называл, да и вообще никто так не называл... а так приятно быть солнышком.

Я крутнулся в кресле, поворачиваясь к Лизе, и застыл в оцепенении. Она уже положила подушки себе под попку, и лежала на кровати с закрытыми глазами, рассыпавшимися по кровати пышными черными волосами, тугими мячиками не расплывающихся сисечек, смотрящих темными сосочками в потолок и широко разведёнными, согнутыми ножками, открывающими прекрасное зрелище. Последние лет пять я не то, что такого прекрасного молодого девичьего тела не видел, но и вообще никакого женского тела не видел. Когда перестает стоять, то и в интернете не хочется искать порнушек.

Я завороженно наблюдал, как Лиза начала потихоньку себя ласкать, и любовался не только самим действием, но и ее красотой. Она ласкала себя умело. Чувствовалось, что опыт в этом у нее есть. Когда увидел, что у нее уже ручка устала, остановил ее.

— Лиз, достаточно. Ты хоть не держишь на меня зла, за то, что заставляю так ласкать себя?

— Дядь Петь, не поверишь, но я очень рада, что так получилось. Конечно вначале стыдно перед тобой, но потом забываю обо всем и кайфую. И тогда даже хочется почувствовать что-то не только на клиторе, но и внутри себя. Ласкаю и представляю, как ты мне засаживаешь.

— Лизок, миленькая. Я бы с огромным удовольствием, но это невозможно. Я уже старый и у меня не стоит.

— Жаль. А можно завтра в моей комнате понаблюдаешь? И камеру настрой, чтобы заснять этот процесс.

— Хм. И зачем это тебе? Я имею в виду камеру.

— Возможно ты меня посчитаешь извращенкой. Хочу, чтобы можно было в любой момент включить, смотреть на себя и ласкаться. Я и раньше иногда себя ласкала, когда очень хотелось. Но после вчерашнего случая мне теперь хочется почти все время. Я сегодня еле смогла дождаться вечера, чтобы не поласкать себя раньше времени. Но если бы ты смог всунуть мне, я была бы счастлива.

— Раз тебе так хочется, то попробую что то придумать. Пока. До встречи завтра в твоей спальне. Лиза чмокнула меня щеку и выбежала.

День прошел как-то странно. Я, как пацан, ожидал вечера, ожидал встречи с Лизой. Хотя мы и сталкивались несколько раз на протяжении дня, но оба делали вид, что между нами ничего необычного не произошло и все продолжается, как и раньше.

Настал долгожданный вечер. Я постучал в спальню Лизы и услышал:

— Заходи. Можешь заходить без стука в любое время дня и ночи. Хихихи, особенно ночи.

Елизавета лежала нагая поперек кровати, поглаживая сисечки, а перед ней на расстоянии около метра от кровати стояла тумбочка с камерой.

— Ух ты! Великолепно смотришься! Ты уже настроила камеру?

— Нет, я только поставила ее. Пыталась, но не могу точно выставить, в какое место она должна быть направлена.

— Лизок обожди маленько. Ласкаться начнешь, когда камеру настрою и включу. А сейчас послушай. Раз ты хотела что-то ощутить в себе, сегодня ощутишь.

— Урааа!!! Я вся в вынимании или вставлянии.

— Солнышко, после того, как я запущу запись, ты начинаешь ласкаться как обычно. Клитор, соски. И клитор желательно ласкать не одним пальчиком, а двумя, периодически проводя по щелочке, чтобы они все время были влажными. Так продолжаешь до тех пор, пока я посчитаю, что ты готова к вставлянию. Как только я коснусь твоей ножки, ты РЕЗКО вонзаешь до конца в свою писюшку эти два пальчика и начинаешь там ими двигать.

— Пальцы засадить?

— Пока только пальчики, а потом возможно будет и что-то посущественнее, пальчики не вынимай, пока я не уберу руку с твоей ножки.

— Ну, хорошо, пусть будет так, - недовольно сказала Лиза.

Но я как-то даже мимо внимания пропустил ее недовольный тон.

Пододвинув тумбочку еще ближе, я выставил видеокамеру так, что почти на полэкрана красовалась ее щелочка. Было немного видно широко разведенные бедра и даже ее тугая сисечка с торчащим соском.

— Включаю!

Девушка начала себя ласкать. Она двумя пальчиками провела по своей щелочке и начала теребить клитор, а второй ручкой стала тискать свою сисечку. Боже, как мне в это время хотелось, чтобы на месте ее пальчиков оказался мой член. Но, как говорится «бобик сдох» и даже с будки не вылазил. Я наблюдал за действиями Лизы, нервно сглатывая слюну. Было отчетливо видно, как по промежности стекают на полотенце ее выделения. (Молодец, девочка, предусмотрительная). Она закрыла глазки и откинув голову на подушку тихонько поскуливала.

Я протянул руку и взял ее за стопу. Она сразу же передвинула свою ручку ниже, с силой вогнала пальцы в щелку и сильно дернулась, даже на мгновение свела ножки. Но сразу же раздвинула их снова.

— ООЙЙ, ООЙЙ!

«Какого ты орешь, как целочка», промелькнуло в голове, а Лиза начала двигать пальчиками в своей пиздёночке. Через некоторое время я заметил, как из-под ее пальчиков потекла кровавая дорожка. Мгновенно остановив запись камеры, я кинулся к ней.

— Лизочка, миленькая, прости. Я не ожидал, что ты целочка.

Она открыла полные слез глазки и вымученно улыбнулась.

— Уже не целка, благодаря своим пальчикам. Не переживай, всё нормалёк. Извини, я сейчас приведу себя в порядок.

Она, зажав полотенце между ножками, придерживая его, потопала в ванную. Вернулась оттуда повеселевшей, радостной.

— Ну что продолжим?

— Солнышко, не думаю, что это хорошая идея. На сегодня хватит приключений.

— Дядь Петь, если ты боишься за меня, то не стоит. Все уже нормально.

— Это ты так считаешь. Но пока это ненормально. Да и к тому же я сейчас чувствую себя виноватым.

— Если кто и виноват, то это я сама. Вообще-то я ожидала, раз уж у тебя не стоит (хотя я думаю, что при желании поднять можно было бы), то возможно ты засадишь мне вибратор или страпоном собьешь целочку. Я специально не говорила, чтобы ты не стал отказываться.

— Лизочка, так ты не против страпона?

— Я только ЗА! Хотя почувствовать в себе твой член было бы еще лучше.

— В таком случае я в ближайшее время куплю в сексшопе страпон.

— УРА!!!

— Глупенькая. Ты хоть немного обожди, пока ранка в твоей писюшке заживет.

Я взял с Лизы честное слово, что она пока ничего не будет совать в свою щелку, а ласкать только сверху. И мы расстались до следующего вечера.

В следующий вечер она зашла ко мне в спальню, деловито подготовила себе место на кровати, легла, широко развела в стороны ножки и спросила:

— Можно начинать?

Я кивнул, и Лиза, предоставив мне прекрасный вид для созерцания, принялась ласкать себя. Но вскоре я не выдержал. Подошел к кровати и опустившись на колени, убрал ее руку со щелочки и начал ласкать клитор языком. Я его теребил, засовывал язык в ее щелочку, засасывал клитор. А она только попискивала да начинала подмахивать, когда язык двигался по ее щелочке, пытаясь насадиться на него. Ласкал языком ее довольно долго, уже начали побаливать скулы и снизился темп. Лиза это заметила.

— Петь, может на сегодня достаточно? Для меня и так твои ласки языком непревзойденное наслаждение. Я не ожидала, что будет так приятно.

— Как скажешь.

— А мне разрешишь тебя языком поласкать?

— Лизок, возможно, но не сейчас.

— Почемууу?

— Просто я не готов. Вот ты, когда шла ко мне, подготовилась.

— ?

— Все дело в гигиене. Я, когда начал тебя языком ласкать, то от тебя исходил лишь запах ЧИСТОГО тела и возбуждающих выделений. На все сто я уверен, что перед приходом ты побывала в ванной. Я не хочу, чтобы у тебя возникло отвращение, когда ты вдохнешь запах немытого члена. Пусть как-нибудь в другой раз. Не торопи, всему свое время.

Несколько вечеров после этого, Лиза начинала себя ласкать, а потом продолжал уже я ее ласкать своим языком. Она балдела. А когда замечала, что я уже устал, то ласки прекращали, и девушка уходила к себе.

И вот я купил страпон. Выбрать подходящий размер было очень тяжело. Все они были огромные, рассчитанные на пизду взрослой опытной женщины. А я боялся порвать Лизу, поэтому выбрал страпон средних размеров. Лиза засекла, когда я вернулся с покупкой, и уговорила показать его, не дожидаясь вечера. Ее радости не было предела. Она готова была испытать его сразу же. Сдержало только то, что дома была ее мать. Поэтому испытания отложили все же на вечер.

Перед вечером все покупались в летнем душе, и как только щелкнул замок на входной двери, Лиза влетела в мою спальню.

— Мне не терпится почувствовать его в себе.

— Ух ты, какая шустрая. Не спеши. Если сразу тебе засадить, то большого удовольствия не получишь. Тебя надо хорошенько раздрочить, чтобы ты не просто хотела его, а изнемогала от того, что он еще не вонзился в тебя, и чтобы ты текла, как ниагарский водопад.

— Ну, хорошо. Ты опытный в этом. Что скажешь, то и сделаю.

— А что здесь говорить? Сейчас мы его прицепим. Потом тебя надо хорошенько поласкать. Начнем ручками, продолжу язычком, а когда будешь готова, тогда и засажу тебе по самые яйца, как ты просила.

— Хотя я и не помню этого, но видео показало, что это правда, что я так говорила, а сейчас я точно прошу тебя: засади мне! Засади по самые яйца! Я очень-очень этого хочу.

Когда мы вместе прицепили страпон (Лиза упрямо пыталась помогать), то оказалось, что под ним имеется довольно большой треугольный вырез, через который по её предложению просунули яйца. После этого создавалось впечатление, что это настоящий, живой член. Вообще то у меня были смутные подозрения, что она помогала не только из-за страпона, а чтобы потрогать своими руками яйца и член (хоть и лежачий).

Лиза предложила пойти в ее спальню и там начать. Только зашли, она сразу же легла поперек кровати, подложив себе под попочку полотенце, и начала поглаживать сисечки. А я начал рукой ласкать ее щелочку. Блин, какая же у нее миниатюрная пизденочка. Через некоторое время я буквально припал губами к ее щелке. Вылизывал, теребил клитор, проводил языком вдоль щелки. Вскоре там был уже настоящий потоп. А Лиза все повторяла:

— Уже можно всунуть? Ну, когда будет можно?

Мне самому не терпелось вонзиться в нежное девичье лоно, пусть хоть страпоном. Наконец решился. Приподнявшись, поводил страпоном вдоль щелочки, а когда понял, что он уже увлажнился, вонзил его на всю длину.

— ОООЙЙЙ!

Я перепугался. Надо было медленно всовывать. Вдруг я ей порвал этой фигней всё внутри. Ведь до сих пор в ее пиздёночку, кроме собственных пальчиков, ничего не вонзалось.

— Лизочка, миленькая, что случилось? Тебе очень больно?

Она быстро подняла ножки и скрестив их у меня на спине, прижала к себе.

— Не вздумай вынуть! Мне очень хорошо. Еби, не обращай внимания на мои охи.

Я начал поступательные движения. Каждый раз, когда я вгонял страпон до конца, Лиза ойкала. Чувствовалось, что внутри очень плотно, потому, что страпон вонзался с некоторым усилием. Постепенно она начала подмахивать, резко насаживая себя на эту игрушку. Сколько времени это продолжалось не могу сказать, но начала сказываться усталость. Все же не 20 лет. Вонзившись в нее до конца, я замер, отдыхая.

— Петя, я вижу, что ты устал. Слазь, отдохни.

Но когда я поднялся, то ужаснулся. Страпон был окровавлен, яйца тоже окрасились, а на полотенце расплывалось довольно большое кровавое пятно.

— Лиз! Ты же говорила, что все в порядке. А это что такое?

Она спокойно посмотрела и передернула плечами.

— Так это же прекрасно! Я пальцами только надорвала себе целку. А сейчас ты ее полностью сломал. Пусть и не членом, но всё равно ты, а не я сама. Я довольна! Я получила сегодня огромнейшее наслаждение, потому что настояла на продолжении. А то ты постоянно боишься. Прости, я сейчас пойду, приведу себя в порядок.

И она, зажав полотенце между ног, пошла в ванную. А я поплелся за ней. Там она сначала с какой-то нежностью обмыла теплой водой страпон, подмыла меня, потом осторожно высвободила из страпонового плена яйца и только после этого занялась собой. Начиная с этого вечера, мы ежедневно повторяли сегодняшнюю процедуру. Единственно, что крови уже не было. Все шло как по графику наверно с неделю. Я видел, что Лизе мало этого. Но, к сожалению, я долго не выдерживал и останавливался. Тогда она решила продолжать в другой позе. Прижималась ко мне, и мы переворачивались. Она оказывалась сверху и начинала двигать попочкой, насаживая себя на страпон.

Однажды она спросила:

— Петь, можно маленькую просьбу?

— Конечно. Для тебя все, что угодно.

— Ты не против позы 69? Поласкаешь ты меня, а я тебя.

— Раз тебе так захотелось, давай попробуем.

Она быстренько поднялась с торчащего в ней страпона и, развернувшись, легла на меня. Ее маленькая писюшка оказалась напротив моего лица. Я сразу же включил в работу язык. Кроме этого, послюнявил и всунул в ее щелочку пару пальцев, которыми начал, что называется трахать.

Она в это время отодвинула в сторону страпон, осторожно высвободила из «плена» мои яйца и попыталась взяться за член. Но он «спрятался» полностью. Тогда она присосалась к нему. На удивление член начал потихоньку выползать из своего «убежища», наливаясь кровью. К слову сказать, член у меня не стандартный. При небольшой длине (не более 16см) он был довольно толстым, а головка вообще огромной (около 17 см в окружности). Увидев какой «гриб» вырос, Лиза не удержалась от возгласа: «ОГО!». В ее небольшой ротик конечно не могла поместиться такая огромная головка. И Лиза ее целовала, проводила язычком по краю головки. Почувствовав, что ствол уже тугой, она вскочила и быстро развернувшись, присела над членом, так что головка коснулась ее щелочки. После этого начала потихоньку приседать, а ручками растягивать губки в стороны.

— Лизочка, солнышко! Не надо! Я же тебе внутри все разорву!

— Тихо! Лежи и не дергайся. А то точно сейчас резко сяду и все порвется.

И она продолжила опускать свою малюсенькую пизденочку на огромную головку. Лиза приседала, головка сминалась, но никак не могла протиснуться в узенький проход.

— Сссссссссссс, — зашипела от боли Лиза, когда головка все же прошла самое узкое место и, как зонтик, расправилась внутри девичьего влагалища. Еще немного, и она села мне на ноги. Узенький вход был растянут до предела и крепко сжимал член у основания. А головка протиснулась наверно до самой матки. Впервые это влагалище ощутило в себе настоящий член и притом с такой головкой, что внутрь протиснулась, а наружу уже не получится.

Я был на верху блаженства. Столько лет мой член не вонзался во влагалище. А тут и поднялся, и вошел в узенькую и тугую пизденочку, в которой до него еще никто не бывал.

— Ну вот видишь и ничего не порвал. А ты боялся... хихихи. Сейчас не ты меня, а я тебя выебу.

Слушая такие речи Лизы, чувствуя, как туго обжимает узенькая пизденочка мой член и видя, как перед глазами колышутся тугие мячики ее сисечек, я схватился за них и начал тискать. Лиза полностью легла на меня, опираясь на локти и начала не спеша двигать попочкой. Ощущения конечно офигенные. В такой узенькой пизденочке мой член не был более тридцати лет. Да и вообще в такой наверно никогда. Если бы до этого пизденочка не была такой влажной, даже не влажной – мокрющей, то и всунуться в нее не получилось бы.

Каждое движение Лизы озвучивалось громким охом. Чувствовалось, что девочка на взводе и до оргазма не хватает совсем немного. Так и оказалось. Всего около 30-40 движений она сделала, насаживаясь на мой член, и ее тело беспорядочно задергалось. Влагалище до боли сжало ствол, а ее громкий стон разорвал тишину спальни. Я снизу толкнул. Снова конвульсии, сжимание ствола и громкий стон. Это был ее первый оргазм, сильный и долгий. Кончала она наверно не меньше минуты, отзываясь на каждое мое движение сильными конвульсиями тела, сжатием члена и громкими криками. Когда же конвульсии перестали сотрясать ее, Лиза обессилено повалилась на меня, пытаясь отдышаться.

Я сначала удивился, почему без движения, а член не падает. Потом дошло. Ее узенький вход настолько сильно сжимал ствол, что оттока крови не было. Отдышавшись немного, она обцеловала мне все лицо, потом, поднялась на руках, заявила:

— Вот это действительно неземное наслаждение. Такого кайфа я не то что не испытывала, но даже не мечтала о таком. Я очень рада, что наконец-то испытала первый в моей жизни оргазм. Я благодарна тебе, что именно тебя соблазнила и на твоем хую его испытала. Первый раз настоящий хуй вонзился в меня и к счастью это твой.

Когда он поднялся, и я увидела головку, то засомневалась, что она сможет войти в меня. Но как видишь не только вошла, но и доставила мне огромнейшее наслаждение. А сейчас я прошу тебя об одном: никогда не отказывай мне. Пожалуйста. Не обращай внимания на мои стоны или крики - это от огромного кайфа. И еби меня в любое время дня и ночи, сколько захочешь и как захочешь.

— Лизочка, миленькая! Да я с большим удовольствием. Но боюсь, что это нереально. Я сам никак не могу понять, как тебе удалось это безжизненное создание оживить. Я не возражаю, но не обещаю. Если у тебя будет получаться, чтобы он вставал, то я только ЗА! Буду засаживать тебе по самые яйца, пока он будет стоять.

— Вот и прекрасно. Осталось еще одно ощутить. Почувствовать, как твоя сперма наполняет меня.

— Глупенькая. Ты же залетишь!

— Неа. Не залечу. У меня подходят месячные — эти дни безопасные. А потом я буду принимать противозачаточные таблетки. И все будет по делу. А сейчас я еще хочу подвигаться на твоем хую, пока он не упал.

И Лиза снова задвигала попочкой. Но вскоре член постепенно сдулся и выпал из её пизденочки. Она говорила о том, какой великолепный для нее был кайф, а я думал, что для меня этот кайф был не меньше.

Так мы и начали вместе проводить вечера. Вначале ласки, потом язычок, потом страпон и только после этого Лиза поднимала моего бойца, и тогда уже был настоящий и прекрасный секс. Я стал замечать, что с каждым разом Лизе все меньше времени требуется, чтобы поднять член, да и продолжает стоять он подольше. Он иногда поднимался даже среди дня, когда я вспоминал, как Лиза кончала на нем. Каждый раз девушка бурно кончала, хотя такого длительного оргазма, как первый, уже не было. А мне никак не удавалось кончить. Вроде бы чувствовал приближение, но член опадал и ничего не получалось. Хотя и без оргазма я получал величайшее наслаждение. Члену было очень тесно в узком и тугом девичьем влагалище.

Это было офигенное ощущение. Знаю, что и Лизе очень нравилось ощущать в себе огромную головку, которая с большим трудом влазила в нее. Хотя первый раз было с болью, но с каждым разом эта боль была меньше и меньше. Пока вообще головка начала проникать в ее щелочку хоть и с трудом, но не причиняя боли. А когда она расправлялась внутри влагалища, как зонтик, то Лиза просто млела от кайфа. Иногда она приходила утром, чтобы еще побалдеть у меня на хую. Но однажды после утреннего секса, она легла рядышком, обняла меня и начала легкие поглаживания по груди.

— Лиз, вопросик на засыпку. Ты говорила когда-то, что соблазнила меня. Как же ты соблазняла?

— Да я еще маленькой, как только поселились здесь, начала мечтать, чтобы ты мне засадил. Часто вечерами становилась на кровати раком, коленки расставляла пошире, попку поднимала вверх и начинала гладить свою письку. А представляла, что это ты делаешь. Потом, когда немного подросла и по интернету посмотрела, как ебутся взрослые, вообще обезумела. Каждый вечер ласкала себя и мечтала, как ты меня будешь ебать.

Потом начала бегать по хате в стрингах и бюстике. Но ты абсолютно не обращал на меня внимания. А когда приходила к тебе, что-то смотреть по ТВ, то приходила не для того чтобы смотреть, а чтобы потереться об твою спину сиськами. Приходила всегда в одной ночнушке, без трусиков и лифчика. Всегда садилась и крутилась так, чтобы твоя рука попала мне между ножек. Мечтала, как ты проведешь своей ладошкой мне между ног. А ты постоянно одергивал свою руку, как только она оказывалась вблизи моей ноги.

А помнишь ремонт кровати? Я специально ее раскрутила, а потом по твоей подсказке лезла под кровать в одной ночнушке и без трусиков, стараясь, чтобы она повыше задралась, и ты увидел мою щелочку. Ты увидел, но сказал, чтобы я трусики одевала, а то письку простужу. Столько радости было, что ты ее увидел и не стал ругаться. В общем я тебя очень сильно хотела еще с детства. Но и повзрослев я не перестала об этом мечтать. Когда я оказалась на твоём хую, то это наслаждение, этот кайф превзошел все мои мечты. Я очень довольная, что он у тебя оказался с такой огромной головкой. С такого, пока он стоит, не соскочишь. А то что показывали в интернете все фигня.

Она перестала рассказывать и постепенно уснула, а я пытался лежать и даже не шевелиться, чтобы не разбудить ее. Хорошо, что перед ее приходом сбегал в туалет, а то не выдержал бы. Дома были мы одни, а ее мать и Сашка на работе. Проснувшись ближе к обеду, она снова начала раскручивать меня на секс. Мне подумалось, что в моем возрасте это уже будет перебор.

К моему удивлению член поднялся сразу. Как только она кончила, я перевернулся, оказавшись на ней и решил, пока член не падает, продолжить. Закинул ее ножки себе на плечи и начал вколачивать в нее член. Ей вероятно было больно, но она стойко терпела. И вдруг я почувствовал приближение оргазма. Впервые за пять лет. Внизу члена защекотало и я, вогнав в нее несколько раз член со всей силы, начал изливаться. Меня выкручивало и колотило, а сперма все не заканчивалась. Каждый всплеск спермы сопровождался не только моими конвульсиями, но и громким криком Лизы. Кончив, обессиленно упал на неё. А она только нежно поглаживала мне спину. Отдышавшись, я хотел подняться, но Лиза исступлённо начала меня целовать.

— Спасибочки, огромное спасибо за этот кайф. Наконец я ощутила, какой это кайф от того, что ты кончил в меня. Это божественно. Если бы каждый раз не только я кончала, но и ты, это было так классно, что даже словами невозможно передать. Жаль, что через недельку мне в универ. И к огромному сожалению ты теперь не сможешь засаживать мне трижды в день, утром, в обед и вечером. Утром опасно, может мама зайти, придется довольствоваться только вечерами. Надо будет что-то придумать, как обезопаситься от нее.

Время шло, а Лиза все не могла придумать способ, как сделать так, чтобы ее мать утром не заходила в дом. Девочку постоянно напрягало не только то, что не удавалось со мной спозаранку заняться сексом. Но и постоянные придирки матери. Не так одеваешься, не так в комнате порядок поддерживаешь, не так причесываешься, и еще множество «не так». Каждое утро эти споры портили настроение на весь день им обоим. Да и меня, как невольному слушателю их перепалок, склоняло не к лучшему настроению.

А однажды вечером после бурного секса, Лиза попросила купить серебряную лису. Я недоумевал, зачем ей понадобился этот сильнейший афродизиак. Ведь ей из без этого желания было, хоть отбавляй. Даже во мне она сумела разбудить мужчину. Ей уже не нужно было прикладывать усилий, чтобы поднять член. Он сам поднимался при ее обнаженном виде. Да и стоял уже столько, сколько нужно было. Лиза изложила хитрый план. Я должен был загипнотизировать Свету (ее маму). Потом она ее напоит серебряной лисой. И мать должна будет войти в мою спальню и насадиться на мой член (вроде как изнасиловать меня). Лиза в это время будет все снимать на видео.

Я категорически отказался. Во-первых, не хочу никому сунуть, кроме нее, а во-вторых, после Лизы у меня на Свету не встанет.

— Значит придется и тебе выпить лисы.

— Не хочу!

— Блин, ну что ты за мужик? Все мужчины только и ловят момент, как бы еще кого-нибудь натянуть. А я тебе сама предлагаю, и ты отказываешься.

— Лиз, ты рискуешь. А если после этого я буду поебывать твою маму?

— Бог в помощь. Главное, чтобы мне хватало, и в мое отсутствие, чтобы я не знала. Мне и сейчас не очень то хочется, чтобы она почувствовала в себе вот эту вещь (Лиза нежно потрепала обвисший член). Но это единственный способ, как с помощью данного шантажа сделать так, чтобы моя мать по утрам не врывалась в дом и не устраивала со мной скандалы.

Мне тоже эти утренние перепалки в печенках сидели. Долго не соглашался, но через недельку Лизиной «осады» сдался. Пошел в сексшоп и приобрел серебряную лису. Теперь надо было ловить такой момент, когда лишь мы втроем (я, Света и Лиза) будем дома без Саши. И вот в один из выходных дней, Сашка ушел на шабашку до вечера. Света замесила тесто, чтобы к вечеру испечь пирожки. А Лиза с радостным возгласом ворвалась ко мне.

— Ура! Звездный час настал. Сашка умотал на шабашку. Мама сама. Иди в зал, и что-нибудь делай со своими магическими игрушками (просто так). Я сейчас заманю её к тебе. Придумай, как меня прогнать, чтобы я не попала под твои чары. Хихихи. Хотя я под твоими чарами с детства. И еще, когда она к тебе зайдет в спальню и нанижется на твой хуй, возмущайся, вроде ты не хочешь. Но ее надо будет довести до оргазма. Хотя мне известно, что она может за один заход кончать много раз, а не так как я, лишь раз.

— И откуда тебе это известно?

— Еще до того, как она сошлась с Сашкой. Подслушивала, когда она трахалась. Но это я поняла только, когда сама испытала первый оргазм.

— Ну ты и штучка!

— А то! Если бы не была такой, то не смогла бы добиться своего, и была бы избавлена от такого кайфа, как ты мне доставляешь. Ладно я пошла.

— Лизок, я не в восторге от этой идеи, но раз согласился, то надо идти до конца. Обожди секундочку. Когда я буду трахаться с твоей мамой и скажу «уйди», ты должна выключить камеру. А после слова «просыпаешься» можешь снова включать. Иначе при просмотре будет понятно, что я в этом замешан.

— Запомнила. Так и сделаю, - она побежала во флигель. А я расположился в зале, раздумывая в какую аферу я вляпался.

Вскоре показалась Лиза со Светой. Я сразу же набросился с обвинениями на Лизу.

— Лиза, снова пришла мне мешать? Света, ну скажи ей.

— Выйди и не мешай. Пап, что она здесь натворила?

— Да особо ничего, но. .., - и дальше начался сеанс внушения.

Учитывая то, что Света начала меня слушать очень внимательно, то скоро она уже была в моей власти.

— Лизок! Принеси маме вкусного чая!

Та выскочила, как черт с табакерки, с двумя чашками в руках и подала матери чашку. Света ее выпила до дна. Вторую чашку дала мне и взглядом показала, чтобы я выпил. Поморщившись, выпил вино. Лиза ушла, а мы со Светой сидели, обсуждали хозяйственные дела еще минут пятнадцать, пока я не почувствовал, что у меня в штанах начинается стояк. Хотя мне было непонятно, как мог женский возбудитель подействовать на меня. Но смутные сомнения все же терзали, что Лиза дала мне не лису, а что-то другое.

— Светик, ты сейчас пойдешь к себе. Полностью разденешься, сложишь всё аккуратно на свою постель, потом придешь в мою спальню, залезешь на постель и всунешь мой член в себя. На любое мое возражение ты будешь увеличивать скорость движения. Услышав, «стоп, проснись», ты проснешься и ничего не запомнишь. Иди к себе, раздевайся.

Света молча поднялась и вышла. А Лиза сразу же появилась в дверях.

— Петь, быстренько пошли, я тебе подниму его.

— Ага, он благодаря лисе уже сам поднимается. Чувствую, что не удержусь и буду твою мамочку наяривать, пока он будет стоять.

— Ну, раз я заварила эту кашу, то на этот раз еби ее сколько хочешь. Я еще и заставлю, чтобы ты ее ебал в качестве наказания. Согласен?

— С тобой попробуй не согласиться. Шантажистка.

— Ух ты, да он у тебя уже стоит. Самой захотелось поскакать на нем. Жаль не время. Ничего, я вечером отыграюсь. Ты только заведи ее ноги под свои, чтобы она не смогла с тебя сразу встать. А если и вставала немного, то снова насаживалась на твою такую желанную мачту.

Послышался звук входной двери, и я лег на спину, с торчащим хуем, прикрывшись простынкой. Закрыл глаза, будто сплю. Лиза быстро ретировалась. Послышались босые шаги по коридору. Света открыла дверь в спальню, залезла на кровать, отбросила в сторону, прикрывающую меня простынь. Она взялась за основание члена, и я почувствовал, как член погружается в горячую глубину ее тела. Света полностью села на меня.

Мдааа!! Вес конечно не сравнить с Лизиным. Килограмм на 20-25 больше. Почти неслышно вошла Лиза. Не видел (глаза то закрыты), а лишь почувствовал по легкому дуновению. Не открывая глаз, я схватил Свету за руки и потянул на себя, чтобы она легла. Потом изловчился и подсунул сначала правую ее стопу под свои ноги, затем левую. Она на эти манипуляции не обратила ни малейшего внимания.

— Светик, ты что делаешь? Нельзя! Сейчас же слезь!

А сам начал снизу подмахивать, вгоняя своего бойца в невестку. И тут я почувствовал сильные отличия от Лизиного влагалища. Во-первых, огромная головка не была препятствием. Член вошел сравнительно легко, не было той тесноты, что у Лизы, хотя головка довольно плотно прижималась к стенкам Светиного влагалища. Кроме того, Света сразу же начала работать внутренними мышцами, довольно сильно сжимая мой ствол при выходе. Где-то на полпути, головка задевала в ее влагалище какую очень чувствительную точку, Света в это время сильно вздрагивала и очень возбуждающе постанывала.

Положив ее на себя, я продолжил «отбиваться», не прекращая движения члена.

— Светик, не надо! У тебя же Сашка есть! Слезь со старого пердуна!

Послышался тихий смешок. Лиза не выдержала и хихикнула.

Большие сиськи расплющились об мою грудь. От движения Света сразу же взмокла. С нее пот катился градом, но она молча двигала большой задницей, нанизывая себя на мой «гриб». При этом она не забывала сжимать ствол, когда поднимала попку. Скорость нарастала. Мне подумалось, что ей нелегко выдерживать такую высокую скорость при приличном весе. Вскоре она начала постанывать громче, я внимательно прислушивался к ней и понял, что еще немного, и она начнет кончать.

— Света, уйди! Уйди!

Но она лишь увеличила скорость. А Лиза выключила камеру.

— Стоп, просыпаешься.

Света, даже придя в себя, уже не могла остановиться. И не более, как через полминуты она задергалась, влагалище сделало несколько сильных сжатий, раздался громкий стон, и она обессилено рухнула на меня. Она была на мне с закрытыми глазами.

Даже не отдышавшись, она довольно громко прошептала:

— Сашенька, ты сегодня великолепен...

— Какой Сашенька? Ты только что изнасиловала собственного свекра, — послышался голос Лизы.

— Ты как попала к нам в комнату? Сейчас же уйди! - Света приподнялась на руках и открыла глаза. И сразу же в ее глазах мелькнул сильный испуг, когда увидела, что сидит на мне. Она затравлено крутила головой, все еще не веря, что находится в моей спальне.

— Я должна выйти? Я на деда не залазила. Голышом по дому в его спальню не приходила. (ага, как же не приходила, мелькнуло в меня в голове). И ты пытаешься меня выгнать, когда в тебе торчит то, что мне к сожалению, не видно.

Света пыталась подняться, но сразу же насаживалась на член. Она старалась сдерживать стоны наслаждения, так как кроме ее движений, я, не останавливаясь, продолжал вгонять в ее лоно свой стержень. А она умудрялась даже в этом состоянии, продолжая спорить с Лизой, незаметно сжимать член и ёрзать на нем.

— Вот посмотри, - Лиза включила воспроизведение на камере. Там было четко видно, как Света заходила нагой в мою спальню. Как залазила на кровать и садилась на меня. Как я отбивался от нее и пытался согнать из себя. Как она двигала задницей и при этом было четко видно, что она насаживается на толстый член.

— Доченька, я не хотела, даже не знаю, как это вышло, - начала оправдываться Света, при этом продолжая ёрзать у меня на хую.

— Ага, не знаешь. И не слезла, даже тогда, когда дядя Петя пытался тебя сбросить с себя. Да ты и сейчас, его насилуешь! - заметила Лиза Светины движения, - тебе не стыдно? Я эту запись покажу Сашке!

— Пожалуйста, не надо. Ну что для тебя сделать, чтобы ты не показывала?

— Вообще то вы оба в этом виноваты, но ты втройне. Дядь Петь, а ты хочешь, чтобы я показала это видео твоему сыну?

— Лиз, не надо. Лучше накажи как-то, но не показывай. Ты этим ничего хорошего не добьешься.

— А это идея, наказать.

В это время, продолжая не спеша вонзать в Свету свой стержень, я почувствовал конвульсии, которые она пыталась сдержать и не показывать Лизе, что снова кончает на хую. Вот чертовка! Темпераментная! Лиза задумалась, задрав голову к потолку, а Света в это время кончала, стараясь не проронить ни звука. Ее влагалище несколько раз сильно сжало член, и она, расслабившись, опустилась. Это было ее ошибкой. Член снова вонзился в нее на полную длину, вызвав новые конвульсии, которые она тщетно пыталась подавить. Но Лиза этого не видела, так как смотрела в это время в потолок.

— Так, сейчас, ты слазишь с дяди Пети. Становишься раком, и он засаживает тебе, пока ты не кончишь пару раз.

— Доченька, зачем тебе это?

— Хочу увидеть, как это на практике. Только не сачкуй, а подмахивай хорошо. И не вздумай имитировать оргазм. Я буду следить очень внимательно.

— Лизок, не надо.

— Надо. Лучше я посмотрю, как засаживают тебе, чем кому попало подставлять самой.

Света захныкала, но попыталась встать с меня. Я поднял свои ноги, и она благополучно снялась с моего бойца, ее щелка при этом смачно хлюпнула, а Света охнула.

— Эх, доча, доча, что ты со мной делаешь?

Она опустилась на локти и выпятила свою огромную задницу. От одного вида ее щели казалось, что я сейчас и сам туда впрыгну, а не только член загоню. Все же рожавшая женщина. Если бы не серебряная лиса, то точно я бы опростоволосился, и член опал бы. Но как только я начал всовывать его, Света двинулась назад и насадилась на член так, что только яйца мягко хлопнули по ее лобку. Лиза считала, что мать старается ей угодить и выполняет ее указания, но Света просто кайфовала и с силой толкала меня в пах. Я стоял за ней на коленях и, не меняя положение колен, постепенно отодвигался от нее, пока не получилось, что я сижу на своих ногах, а Света неистово насаживает себя на мой гриб. Я попытался ухватить ее за талию, но это было бесполезно. Она настолько исходила потом, что была скользкая. Ее невозможно было удержать. Даже простыня под ней была мокрая от пота. Вскоре Света задергалась, громко застонала и насадившись до предела на мой член, замерла.

— Я же сказала не сачковать! Подмахивай! - почти крикнула Лиза.

Я повернул в ее сторону голову и увидел, что она во всю натирает свою киску. Уголком простыни промокнул Свете спину и, надавив на нее, начал с силой вонзать свой поршень. Света снова завелась и долго не выдержала. Бурно с громкими стонами она кончила и распласталась на кровати. Член при этом со смачным звуком «чмооок!» выскользнул из нее.

— Тааак! Переворачивайся на спину и задирай повыше ноги. А дядя Петя пусть полижет тебе между ног. Это для него наказание.

p>

Света нехотя перевернулась.

— Лизочка, а может не надо?

— Надо, надо, - и она мне подмигнула, - для тебя больше не будет наказаний, ведь ты почти не виноват. А мама после сегодняшнего дня не должна меня доставать по утрам. Да и вообще, чтобы утром в дом ни ногой. И я буду одевать, то что сама считаю нужным. Согласна?

— Хорошо, хорошо, согласна, одевайся как хочешь.

— Раз согласна, тогда поднимай ноги повыше. Дядя Петя не вижу твоего действия.

Я опустился на колени. Света волосы на киске не сбривала, поэтому ее пизда была сильно заросшая. Но даже волосня не могла скрыть, что по сравнению с Лизиной, ее щель огромная. Большие губы были развернуты, как разрез на батоне. Они не закрывали вход в ее пещеру, а только немного ограничивали обзор. Между ними торчал, как солдатик, клитор. Я наклонился и лизнул. Обычно в таких женщин оттуда запах мочи, смешанный с запахом пота и только немного примешивается возбуждающий запах выделений. Но как ни странно (хоть Света и сильно потела) ни запаха пота, ни запаха мочи я оттуда не почувствовал.

По ее щели на простыню стекали ее выделения, и этот будоражащий запах забивал все. Молодец невестка, чистюля. И я начал танец языка на клиторе. В то же время засунул в ее щель три пальца, но мне этого показалось мало. Засунул четыре, попытался всю пятерню, но не вышло. Я начал вращать пальцами и зацепил чувствительную точку. Света сильно дернулась, а влагалище непроизвольно сжало пальцы. Я понял, что нащупал так называемую точку G. Значит, это ее задевала большая головка моего члена. И поэтому невестка так быстро кончала. После этого я, лаская клитор, начал массировать эту точку. Света тяжело задышала, закрутилась и начала постанывать. Вскоре ее накрыл мощнейший оргазм. Она, поставив свои ноги мне на плечи, выгнулась дугой, мелко задрожала и рухнула без сил.

— Мам, надеюсь, ты будешь выполнять мои условия, и мы забудем об этом случае.

— Да, доченька, конечно. Пап, в тебя тоже прошу прощения. Не знаю, что на меня нашло. Боже, а какая мокрая простынь? Я ее возьму постираю.

— Мам, стирай, но застилать отдашь дяде Пете. А то снова начнешь его насиловать.

— Нет, нет, нет, - Света обернулась мокрой простыней и почти выбежала из комнаты.

Лиза торжествовала.

— Все! Готовься! Вечером Я тебя буду насиловать!

— Лизочка, солнышко, я всегда готов. Насилуй милая, насилуй.

После этого потекло все размеренно. Света теперь по утрам не появлялась в дом. Поэтому Лиза частенько утром наведывалась ко мне за очередной порцией удовольствия. Каждый вечер полноценный качественный секс (для Лизы полноценный). В отличие от Лизы, мне редко удавалось кончить. Со Светой, когда сталкивались, никто не подавал вида, что между нами хоть что-то было. Все было, как и прежде, даже лучше. Правда у Светы на работе появились проблемы. Их часто отпускали по домам из-за отсутствия работы. Но она никогда не сидела дома без дела. Всегда находила себе дома работу.

Прошел месяц после того случая. Я среди дня зашел на кухню. Света возилась возле холодильника. Наверно снова работы не было.

— Пап, компота виноградного налить? А то я размораживаю холодильник, скиснет ведь.

— С огромным удовольствием. Ты же знаешь, что я его обожаю.

Света налила чашку компота и вижу мнется, что-то хочет сказать.

— Говори уже, не тяни кота за хвост.

— Пап, извини меня за тот случай и не обижайся, я действительно не знаю, как я оказалась в твоей спальне и на тебе.

— Не обижаться? Да кто хорошему не рад? Вот только плохо, что Лиза все это видела.

— Согласна. Нельзя ей было это видеть. Так точно не обижаешься?

— Светик, конечно не обижаюсь. Даже сожалею, что больше этот кайф не повторится. Во-первых, ты мне не дашь, а во-вторых, мне до сих пор непонятно, как ты сумела поднять моего бобика. Он уже несколько лет, как из будки не вылазит. Так, что я очень удивлен, что он стоял.

— Ничего себе не стоит! Не верю! - завелась Света, - меня отодрал так, что мне дней 10 казалось, вроде бы я все еще насажена на твой гриб! Пусть Сашка меня простит, но еще недели две в трусиках мокрело, как вспоминала об этом. Да и сейчас вот вспомнили и сразу стало мокро.

— Ты не веришь одному, я не верю другому. Докажи и я докажу.

— Стыыдно.

Так как Света стояла возле меня в фартуке и юбке чуть выше колена, то я, не долго думая, сунул ей руку под юбку. Только рука коснулась бедра, Света отодвинулась. Но руку из-под юбки не выгнала.

— Паап!

— Значит врешь ты все. Не мокрело у тебя и не мокреет. А у меня можешь пробовать. Все равно не встает. Пробуй, невестушка, не стесняйся, пробуй. Раз побывала у меня на хую, чего уж теперь стесняться. Но я тебе говорю, что не встает.

Я повернул ладонь и легонько провел по бедру, подбираясь к трусикам. На этот раз Света не отодвинулась, а допустила меня до своих трусиков. Даже ножки, насколько смогла, раздвинула, чтобы было удобнее. Трусики действительно были влажные. Я просунул руку под трусики и прошелся рукой по ее шерстке. Даже согнул один палец и вонзил его в щелку. Света тяжело задышала.

— Па, не надо. Только раздраконишь.

— Светик, ты разве забыла, как ты тогда последний раз кончала?

— Такое не забудешь. Я впервые кончала от языка.

— А Сашка, разве не ласкает язычком?

Свету как прорвало.

— Да он раз в неделю залезет на меня, потыкается своим карандашиком и спать. А мне хоть на стенку дерись. Только в первый год, как мы сошлись, он каждый день меня имел, а то и несколько раз в день.

И Света залилась слезами.

— Перестань, перестань сырость разводить. Лучше вот здесь разводи, - и я вогнал в ее щель несколько пальцев и начал там ими вращать.

Я сидел на стуле, а Света еле стояла на подгибающихся ногах. Ее глазки закрылись, дыхание сбилось, а из щели прямо по моей руке потекли ее выделения. Второй рукой я приобнял Свету и потянул к себе, немного повернув ее. Она плавно присела на мою ногу и раздвинула пошире свои ножки. Буквально через пару минут она уже бурно кончала. Сильно зажав ножками мою руку, она стонала, ее колотило, на лице выступили крупные капельки пота.

— Господи, прости мою душу грешную. Но я не могу удержаться. Па, у тебя руки волшебника. Ты мне доставил огромнейшее удовольствие. Я не святая и частенько сама себя пальцами удовлетворяла, но такого сильного кайфа, как сейчас, я не испытывала даже от члена.

— Светик, так в чем проблема? Тебе понравилось? Мои пальцы всегда к твоим услугам. Член не обещаю, а пальцы с удовольствием загоню тебе в пизду. Лишь бы ты не возражала.

— Пап, какие могут быть возражения? Возможно ты меня будешь считать конченной блядью, но я не в силах отказаться от такого наслаждения, даже если бы хотела. Можешь засаживать в меня, когда пожелаешь.

— С удовольствием, но мне одно очень не нравится.

— Что именно? - Света обеспокоено посмотрела на меня.

— Если бы твоя писька была без волосни, было бы великолепно. А то для меня как-то теряется кайф.

Света задумалась.

— Пап, я никогда там не сбривала, только подмышки. Но для тебя всё, что угодно. А Сашке я как-то смогу объяснить, зачем сбрила. Еще раз спасибо за доставленное наслаждение. Налить еще компотика? - и она поднялась с моих колен.

— Нет, пока достаточно.

Света, как ни в чем не бывало, убрала компот и вышла из кухни, а я пошел к себе, сел за комп.

Примерно через полчаса Света зашла ко мне. Она была уже в другом платье и судя по запаху шампуня, то только что из ванной.

— Пап, так пройдет? - она задрала подол платья.

Света была без трусиков и моему взору открылась ее свежевыбритая промежность.

— Вот это другое дело. Подойди ближе, я оценю.

Когда Света подошла, я провел ладонью по лобку, потом попытался опуститься ниже и она, насколько смогла, развела в стороны ножки. Но и в таком положении было проблемно вставить пальцы. Тогда она, как и в кухне, села мне на ногу и развела пошире коленки. Понадобилось всего несколько минут движения пальцами в пизде, и Света забилась в ярком оргазме. Но я не остановился, а продолжал все время массировать самую чувствительную точку в ее влагалище. Эта точка оказалась намного чувствительнее, чем клитор. Поэтому конвульсии Светы все продолжались и продолжались, сливаясь в непрерывный, длительный и мощнейший оргазм. Наконец я сжалился над ней и вынул пальцы. Света была не в силах даже сидеть, я подхватил ее и положил на кровать. Благо кровать была в непосредственной близости.

Минут десять она не могла никак прийти в себя, не могла отдышаться. И снова она истекала потом. Только сейчас до меня дошло, что во время оргазма Света не только течет, как сучка, но и сильно потеет. И по ней было заметно, что она очень стесняется того, что потеет. Думаю, именно поэтому она переоделась, после того, как кончила в кухне. Даром она так боялась. Возможно, потому, что постоянно следила за собой, или по какой другой причине, но ее пот не имел запаха. Просто влага.

— Светик, надеюсь ты поняла мой ответ, пойдет так или нет.

— Я не представляю, как это тебе удается, но это было божественно. Такого наслаждения мне никто никогда не доставлял. Хотя возможно и кривлю душой. Когда я кончала на твоем хую, то кайф наверно был покруче. Жаль конечно, что не встает. Но тогда каким-то образом он же стоял. Да еще как стоял! Если ты не против, я готова приложить все усилия, чтобы поднять его. Только скажи, и я сделаю что угодно.

— Светланка, на твое усмотрение. Делай что хочешь, без какого-либо стеснения. От того, что ты получаешь наслаждение, и я кайфую.

— Пап, прости, но я пока сама стесняюсь проявлять активность. Что скажешь, то и сделаю. Даже если в попку, то соглашусь, хоть очень не люблю.

— Успокойся, Светик. В попку я тоже не люблю. А относительно писюхи или члена, то приемлемы любые ласки, лишь бы тебе было по нраву. И не стесняйся. Захотелось, и есть возможность, подходи, засовывай мою руку себе между ножек или садись ко мне на колени, и все будет как надо.

— Возможно, когда-нибудь так и буду делать. Но сейчас, как только всплывает в мозгу, что ты для меня свёкр, сразу как ступор какой-то. Не то, что старше (ты молодым еще фору дашь), а именно, что свёкр.

— Свет, зачем тогда ты меня папой называешь? Можешь по имени.

— Не знаю, как-то назвала когда-то папой, так и сейчас продолжаю.

— И представляешь, что тебя отец трахает?

— Нет, нет. Что ты! Там такое пуританское воспитание, что если б узнал, чем мы с тобой занимались, то наверно проклял бы.

Пока мы вели этот диалог, мои пальцы потихоньку начали двигаться в ее влагалище. Поначалу Света вроде бы не обращала внимания. Но постепенно ее речь стала прерывистой. Попка начала совершать поступательные движения, невестка кайфовала и насаживалась на мои пальцы. Вскоре ее уже сотрясали конвульсии сильного оргазма. Ее влагалище то сжимало мои пальцы, как клещами, вызывая у Светы громкий крик наслаждения, то отпускало, позволяя ей схватить новую порцию воздуха для следующего крика. И только когда у нее уже не хватало сил даже на крик, я вынул из нее пальцы. Света была обессилена. Она, как рыба, выброшенная на берег, хватала воздух, не в силах произнести хоть какой-то звук.

Немного придя в себя, она приподнялась.

— Сказать, что я испытала огромное наслаждение, все равно, что ничего не сказать. Я за сегодня получила столько кайфа, и кончила больше раз, чем за весь год.

— Не пооонял! Тебя Сашка не ебет?

— Пап, я ж говорила уже, что не чаще раза в неделю он мне всунет, сам кончит и отвернувшись уснет. А я потом иду в ванную себя пальцами доводить.

— Как это ты не успеваешь кончить? Ты же сейчас кончаешь за несколько минут.

— Я тоже не понимаю. От твоих пальцев, кончаю за пару минут. От Сашкиного траха лишь вначале знакомства несколько раз было. А потом пару лет имитировала. Сейчас даже не имитирую, а полежу, пока он уснет, и иду в ванную доводить себя пальцами. Но от своих пальцев просто сбрасывается напряжение и никаких ярких моментов.

— Ладно, Светланка, не будем уточнять. А чтобы ты не считала это своей инициативой, то я тебе приказываю при малейшем возникновении желания секса подходи ко мне и, если позволят обстоятельства, ты получишь наслаждение по максимуму.

— Слушаюсь и повинуюсь. Па, вопрос. Когда по утрам мы разбегаемся, ты еще спишь?

— Нет, конечно. Вы все еще спите, когда я просыпаюсь от бессонницы.

— Утром, первым уезжает на работу Сашка. Минут через 20 выбегает Лиза. А я после нее выхожу на работу через 30-40 минут. Ты не будешь возражать, если...

— Я понял. Конечно не буду возражать. Заходи, буду рад. Только после того, как уйдет Лиза.

— Спасиииибочки!!!

Света горячо поцеловала меня в щечку и как на крыльях, буквально вылетела из комнаты.

Дальше день прошел, как обычно. Вечером небольшой перепихон с Лизой и спать. Утром заурчала машина, Сашка уехал на работу. Потом ушла Лиза (сегодня даже ко мне не зашла). Притом она пулей вылетела. Вероятно, опаздывала. Я минут пять подождал, надеясь, что появится Света, но ее не было. Значит и не будет. И сел за комп, даже не заметив, как она тихонько проскользнула в спальню.

— Доброго утра, - я буквально подскочил от неожиданности.

— Пап, извини, я не хотела тебя пугать.

— Ах, так!? Не хотела? Хотела!

— Не хотела.

— Может и не хотела, а сейчас хочешь, - одной рукой я притянул ее за подол платья к себе, а другую запустил ей между ножек.

Света поняла игру и игриво хихикала, сама приближаясь ко мне. Но как только моя ладонь легла на ее щелку, я неожиданно ее толкнул, и она упала спиной прямо на кровать, сразу же развела коленки в стороны. Даже без предварительных ласк, лишь от одного касания руки к щели она потекла. Я вогнал пальцы в ее страждущую щель и вскоре она застонала, зажав ножками мою руку, а влагалище несколько раз сжало мои пальцы.

— Светик, продолжаем или перенесем продолжение?

— Па, я б с удовольствием еще, но надо бежать на работу. И еще. Ты не обидишься, если я в будущем трусиков снимать не буду. Их можно просто отодвинуть в сторону, и они мешать не будут.

— Конечно, можно. Но почему?

— Ты же заметил, что я ношу одежду такую, что отлично впитывает влагу. А я к сожалению, сильно потею. И если трусики оставить, то они хоть частично пот будут поглощать. Это же не стринги.

— Если для тебя так лучше, то и я присоединяюсь. Думаю, что я с твоими трусиками помирюсь.

— Спасибо, папулечка. Я побежала.

Света чмокнула меня и выбежала из спальни.

Я сидел, как раз на кухне обедал, когда вернулась с работы Света. Снова нет работы. Она зашла к себе, переоделась и появилась на кухне.

— Приятного аппетита.

— Спасибо. Я уже закончил трапезу.

Света игриво хихикнула.

— А меня покормишь?

— Конечно.

Она сразу же опустилась передо мной на колени и, быстро оттянув резинку спортивных и трусов, захватила рукой под яйца и достала на свет божий все мое хозяйство. Мгновенно, оттянув верхнюю плоть, она, смотря прямо в глаза, взяла в рот мягкую головку.

— Светланка, не думаю, что это хорошая идея.

Она испугано выпустила изо рта головку.

— Почему? Тебе не нравится?

— Да мне как раз очень нравится. Есть несколько ЗА и несколько ПРОТИВ. ЗА - то что ты молодец, делаешь, что захотелось. ЗА - то что хочешь доставить мне наслаждение (я это очень ценю).

— А против?

— Против, то что ты стоишь коленками на полу, а я, как царь, восседаю. И против то, что тебе может быть противно. Ты такая чистюлечка, а я сейчас с немытым членом.

— Хотела как лучше, а получилось как всегда.

Я поднял Свету с колен и посадил себе на ногу.

— Не обижайся, ведь все так и есть. Я предлагаю другой вариант. Сейчас схожу в душ, а потом в спальне мы с тобой покувыркаемся. И там на кровати, уже делай все, что твоей душе угодно.

— Папочка, ты прелесть! Даже в этом ты думаешь не только о себе, но и обо мне. Мне такое отношение нравится безумно.

Света чмокнула меня, и почему то застеснявшись, вскочила. Постаралась незаметно вытереть набежавшую слезу и выскочила из кухни. Пока я собирался, услышал шум воды. Света опередила меня и заскочила первой в душ. У меня проскочила идея принять совместно душ, но сразу же отказался от нее. Еще не готовы мы принимать общий душ, когда не только спинку надо потереть. Поэтому пошел, когда Света уже ушла к себе. Только зашел в спальню после душа, и Света сразу же проскользнула ко мне.

— Пап, если ты не против, давай сейчас я тебе постараюсь доставить удовольствие. А то ты мне доставляешь, а я тебе нет. Так нечестно с моей стороны.

— Светланка, но если у тебя ничего не выйдет, не огорчайся, когда-нибудь получится, но в любом случае всё завершат сегодня мои пальцы в твоей пизденочке.

Света ничего не ответила, а развернув полотенце, которым я был обмотан после душа, принялась одной рукой ласкать мошонку, а второй, оттянула шкурку на члене и принялась целовать и облизывать головку. При этом она смотрела не на член, а мне прямо в глаза. И в ее глазах была такая преданность и еще что-то непонятное, что у меня в душе все переворачивалось. Довольно долго она упражнялась с моим членом, но почти безрезультатно. В какой-то момент он воспрянул, увеличился почти до стоячих размеров, вызвав у Светы возглас удивления.

— ОГО! Неужели такая махина во мне помещалась?

— Светик, не обижайся, но твоя пизденочка очень широкая. Это ОГО очень легко и свободно в ней помещалось. Могло бы и потолще поместиться.

— Она у меня, такая как у кобылы, что ли?

— Ну вот. Уже обиделась.

— Нет, не обиделась, но больше головка, разве что у жеребца. И то ненамного.

— Не спорю. Но и его толщину ты могла бы свободно выдержать. Только не длину. По длине он бы тебе все внутренности вывернул.

— Теперь мне понятно почему на меня так смотрел врач в роддоме. Я же почти не мучилась. Вытолкнула Лизку минут за 10 и без разрывов (или с одним небольшим разрывом).

— Всё! Забыли! Для моего бойца твоя пизденочка как раз такая, как надо.

Пока мы разговаривали, член снова увял. Света попыталась его поднять, но пришлось ее остановить. Объяснил ей, что повторно он может подняться не раньше, чем через час. А потом загнал ей во влагалище пальцы и, массируя точку G, довел почти до потери сознания. Приходила она в себя довольно долго, даже промокшее от пота платье начало местами подсыхать.

— Светик, видишь, сдвиги есть. Думаю, что скоро ты сможешь вырастить мой гриб до нужных размеров, и твоя пизденочка с удовольствием его попробует.

— Ну да, только хочется всё и сразу. Пап, спасибо за кайф, побегу переодеваться, а то аж холодно и неприятно становится от мокрой одежды.

На следующее утро Света получила свою порцию наслаждения и убежала на работу. Несколько дней подряд она приходила с работы в обед, и каждый раз пыталась привести мой член в боевое состояние. С каждым разом он продолжал стоять все дольше. Света уже насаживалась на него, но чтобы кончить ей, времени не хватало. В пятницу она сообщила, что начались месячные. Появилась она утром в моей спальне лишь через несколько дней в среду.

— Ура! Красные дни позади!

По-быстрому получив оргазм от моих пальцев, Света довольная убежала на работу. На этот раз она проработала всю смену. Появившись на следующее утро в спальне, Света начала поднимать моего бойца.

— Светик, не успеешь на работу.

— А мне сегодня не надо на работу. Я буду работать над выращиванием твоего «грибочка».

И она присосалась в члену. На удивление, он поднялся довольно быстро. Света сразу же, отодвинув трусики в сторону, присела над ним. Член легко вошел в ее пизденочку. Каждое движение вызывало в ней легкий стон наслаждения, т. к. большая головка задевала самую чувствительную точку во влагалище. На этот раз она сумела испытать сильнейший оргазм. Я в это время ее крепко держал, чтобы беспорядочные конвульсии не сбросили ее с меня. Еще с минуту, пока Света приходила в себя, я двигался в ней, но член постепенно делался мягче и мягче. Хотя Света была очень довольна даже этим. После этого, я ее довел несколько раз до блаженства с помощью пальцев.

Так продолжалось уже почти две недели (ежедневно, кроме выходных, когда все были дома). Теперь Света могла кончить на хую два, а то и три раза. Но она задалась целью, чтобы и я смог кончить. Она все удивлялась, почему я не кончаю. Не объяснять же ей, что я почти не кончаю даже от действия Лизиной пизденочки. А она намного туже Светиной. Вообще то если брать мою молодость, то мои возможности сейчас восстановились не более чем на треть. Но вот отношение к партнеру у Лизы со Светой разное. Лизе главное получить самой наслаждение, а партнер, как получится. А Света пытается, чтобы в первую очередь было приятно партнеру, а потом уже себе. Но учитывая ее быструю возбудимость и мультиоргазменность, то она никогда не останется без оргазма.

— Светик, у меня галюники или ты здорово похудела?

— Похудела так, что одежда висит на мне, как на вешалке. Приходится или ушивать, или доставать те юбки и платья, что уже не надеялась, когда-либо одеть. Взвешивалась вчера, почти на 15 кг похудела.

— На сколько? Не может быть. Если бы ты за такой короткий срок столько сбросила, то у тебя кожа бы висела. Помнишь, как живот после родов обвисал?

— Да помню, но я сама недоумеваю. Обвисала кожа только на лице, я уже замучилась маски каждый вечер делать.

— Я могу только предположить. Теряешь вес с потом. А учитывая твои частые оргазмы, которые приводят к сильным спазмам не дают коже на животе и попочке отвисать, — я легонько похлопал Свету по животику, - скоро будешь стройная, как Лиза.

— Ну это маловероятно. Хотя я мечтаю, чтобы грудь уменьшилась до 2 размера. И задница чтобы раза в два уменьшилась.

— Зачем? Попка у тебя сейчас по делу! А большая грудь всем мужикам нравится.

— Вам то нравится. А знаешь, как за ней тяжело ухаживать. Да и потом, обвиснет вымя и станет, как уши спаниеля.

— Ну зачем ты так грубо? Зато кормить детей хорошо, молока хватает.

— У меня уже больше не будет детей. Так сказали врачи. И я с Сашкой сколько живу, никогда не предохранялись. Хотя общих деток хотелось. Если мне все же удастся добиться, чтобы ты смог кончить, то спокойно кончай в меня.

— Спасибо, Светик.

Пока разговаривали, эта бестия ласкала яички и член, так что он начал постепенно подниматься. Заметив это, Света принялась усиленно работать язычком над головкой. Лишь только успел член принять боевое положение, как Света сразу же оседлала его. Такого шанса она не могла упустить. Она приподнималась, так что он практически выскакивал из нее, при этом сильно сжимая. Мне почему-то казалось (а возможно и в действительности так было), что сила с которой она сжимала член увеличилась. И теперь большой разницы не было между ее пизденкой и Лизиной. Света сильно сжимала мышцами, а у Лизы природный узкий вход, растягивался моим толстым членом до предела, создавая давление на основание члена. У Лизы было узкое и тугое влагалище, в котором головка тесно прижималась к стенкам. А Света умудрялась так вращать своей попкой, что тоже создавалось ощущение тесноты.

Света азартно продолжала насаживать себя на член, а почувствовав, что будет кончать, легла полностью на меня, продолжая движение попкой быстро и с большой амплитудой. Вскоре слышно было лишь шлепки друг о друга наших животов, громкое хлюпанье, когда член почти покидал свое уютное гнездышко, да вскрики Светы, когда член вонзался в нее до упора. Света кончила раз, второй... ну все (подумалось), сейчас начнет опадать. И когда она начала кончать третий раз, я понял, что тоже уже на грани.

— Светик, скоро буду кончать, - буквально прохрипел.

— Кончай, папулечка. Кончай, миленький. Еби, еби свою невестку. Быстрее, еще быстрее. Давай, миленький, засади мне, поглубже засади. Наполни, наполни до краев мою пизду. Быстрее, любимый, быстрее, еще. Еще.

Ее слова очень сильно возбуждали. Да и дикие движения попкой не позволяли расслабиться. Как только почувствовал движение спермы по стволу, схватил Свету за попку, сильно дернул на себя, а также со всех сил снизу двинул тазом, вгоняя свой «гриб» глубже, чем обычно. Света поняв, что я начинаю изливаться в нее, и сама выгнулась, прижимаясь ко мне как можно плотнее. Я уже не контролировал своего тела. Оно жило в это время отдельно от сознания, а я дергался и хрипел, изливаясь внутрь такого гостеприимного влагалища. Сквозь проблески сознания я слышал, как кричала Света, ощущая, каждую струю, выстреливавшую в дно ее вагины.

С Лизой я точно больше двух недель не кончал, поэтому спермы было много. А оргазм был настолько сильный и яркий, что даже и вспомнить не берусь, когда такой испытывал. Я постепенно приходил в себя. Света все также сильно прижималась своим лобком к моему паху, не давая выпасть обмякшему члену. И в это время, то поглаживала меня, то принималась целовать меня, в нос, в губы в шею, в щеки и при этом приговаривая:

— Вот классно... молодец любимый... спасибо, мой родной... папулечка, мой хороший, видишь, как приятно кончать... кончай, всегда... накачивай меня своей живительной влагой...

Увидев, что я пришел в себя, Света заявила:

— Пап, наконец-то я тебя сдоила. Хихихи. Отныне каждый раз, как только засадишь в меня свой «грибочек», ты обязан кончить.

— Светланка, мне же не 20 лет. Буду стараться, а там как получится.

— Ага, не 20 ему! А налил в меня, как двадцатилетний. Вот сижу на тебе и встать боюсь. Жаба давит. Если встану, то из меня почти все выльется. А так приятно ощущать эту наполненность. Пап, можешь не верить, но удовольствия большего чем с тобой, я ни с кем не испытывала. Ты мой самый лучший, самый любимый мужчина. Пап. Не боись, я не претендую на роль твоей жены. Мне вполне достаточно того кайфа, что ты мне доставляешь.

В ближайшие дни, как Света не старалась, чтобы я кончил, ничего у нее не получалось. Пару оргазмов она получала у меня на хую, а потом я ее доводил до исступления пальцами. Я заметил, кроме того, что Света очень похудела, она почти перестала потеть. Лишь текла, как Ниагарский водопад. В понедельник, Света, получив очередную порцию наслаждения, упорхнула на работу. И не забыла предупредить, что возможно сегодня ей придется работать до обеда, а потом лишь в следующий понедельник (работы нет).

Света, лишь появившись домой, первым делом мотнулась в душ, а потом зашла ко мне. Я ее остановил сразу на входе.

— Светик, предлагаю сегодня кое что изменить. Прежде чем ты насадишься на мой «гриб», я хочу полюбоваться тобой. Снимай платье и трусики. Лифон можешь оставить.

— Да, нуу. Разве такая корова, как я может быть привлекательной?

— Раз я говорю, что буду ЛЮБОВАТЬСЯ, значит точно буду. И ты не забывай, сколько ты кило сбросила за последний месяц. Заметила ли ты, что почти перестала потеть? Жду стриптиза.

— Не умею. Разденусь, как привыкла.

Света повернулась ко мне спиной и начала через голову снимать платье. Когда она вытянула вверх руки, мне на мгновение показалось, что передо мной Лиза. Только у Светы попа намного крупнее, да сильно врезающиеся в тело лямки лифчика. Говорящие о том, что приходится поддерживать грудь намного больше 2 размера. От такого вида даже член начал подниматься. А когда Света, наклонившись и выставив на обозрение моих жадных глаз свою писюху, снимала трусики, то он уже стоял по стойке смирно, как перед Лизой. Повернувшись ко мне лицом, она сразу же засекла стояк.

— Ух ты! Не ожидала такой реакции.

Света, не ожидая ответа, мгновенно оказалась на кровати и сразу же насадилась на член.

— Даже как то непривычно голышом на тебе.

— Светик, а первый раз ты тоже была голышом на мне.

— Точно. Тогда давай попробуем повторить.

— ОК. В таком случае ты раз кончаешь на мне, а после этого становишься рачком.

— Дальше я все помню.

Она легла на меня, начав приятные движения своей попочкой. Через несколько минут охов, ахов и активного насаживания на мой «гриб», Света затрепетала в сильном оргазме. Почти не отдыхая, она встала с меня и выпятила попку, опустившись на локти и широко расставленные коленки. Я, пристроившись сзади, вонзил в нее член, и она начала подвигаться назад, чтобы и на этот раз оказаться в том же положении, что и первый раз. Наверно очень большой кайф тогда получила, раз запомнила.

Я сидел на своих ногах, а Света неистово со стонами насаживалась своей пизденкой на мой стержень. Он стоял, как никогда. Лишь только она успела кончить, я подвинул ее вперед (в настоящее положение раком) и, надавив на спину, начал вколачивать в нее свою кувалду. Но неожиданно понял, что еще немного, и я взорвусь в сильном оргазме.

— Светик, скоро кончу.

— Давай папулечка, кончай. Оох. Кончай, любимый, аахх, кончай мой родной. Ах. Засади мне поглубже. Ооох, ох. Засади невестке, ох, чтобы визжала и орала от кайфа. Ох, ох, ох. Всади мне, любимый. Ох. Всади. Ох. Всади сильнее. Еще глубже! Ох, я тоже кончааааю.

В этот момент я ощутил движение спермы по стволу. За талию дернул Свету на себя (на этот раз она не была такой потной и скользкой, как тогда), и двинул со всей силы тазом, вонзая в невестку член до упора. Света тоже начала кончать, ибо ее влагалище очень сильно сжало член (сила сжатия была не меньше чем Лизиной миниатюрной пиздёнки). Она, наверно на проблесках сознания, извернулась, с огромной не женской силой схватила меня за задницу и с такой же огромной силой прижала к себе. Оба дергались в оргазме. Я хрипел, Света громко стонала. Мои руки и ноги стали ватными, но я все равно был сильно прижат к Светиной попке, т. к. она продолжала судорожно прижимать меня. Мне показалось, что головка сплющилась, настолько глубоко член вонзился в Свету. Наконец меня отпустило, а Свету еще некоторое время продолжало колбасить.

— Пап, не вынимай. Подержи его там.

— Так от него одна тряпочка осталась.

— Ну подержи. Тебе жалко, что ли?

— Как скажешь.

Минут на десять мы замерли в этой позе. Наконец Света шевельнулась.

— Боже нельзя словами передать этого блаженства. Мне показалось, что на этот раз ты засадил мне так, что достал до матки. И какое огромное наслаждение ощущать, как твоя сперма врывается в матку. Но ты же мужик, не поймешь. Зато настоящий мужик!

Мы завалились на бок и вскоре мои пальцы вызывали у нее новые яркие оргазмы, пока она не потеряла голос, а только разевала рот, как рыбка, выброшенная на берег. Еще с недельку ежедневных Светиных (а Лизиных ежевечерних) наслаждений, но мне кончать не удавалось. И однажды днем, только мы со Светой решили побаловаться, как она неожиданно выбежала. Я поплелся за ней. Она стояла и обнимала раковину. Свету мучила сильная рвота.

— Невестушка, мне кажется, что ты с икрой.

— Не может быть. Врачи же сказали, пиздец, на детей и не надейся.

— Не надейся, но сходить к гинекологу можно.

— Хорошо, папулечка. Веее, вее.

Когда Света наконец оклималась от этой мучительной рвоты, я посадил ее на стул, а сам сходил до Лизы в комнату и принес флакон духов. Открыл его, стоя сзади Светы и махнул в ее сторону. Света со скоростью экспресса рванула к раковине. Ее снова начала сотрясать рвота.

— Светланка, что не скажут врачи, но ты точно беременная.

— Если это так, то я буду очень счастлива. Па, но ты же от этого не перестанешь со мной?. ..

— Светик, конечно нет. Наслаждения будешь получать столько, сколько захочешь. Тем более, что беременным нельзя отказывать. Правда после этого Свете удавалось получать наслаждение лишь по утрам от моих пальцев. Появился какой-то крупный заказ, и они работали каждый день часов по 10.

Однажды вечером после Лизиного оргазма, мне захотелось продолжения (тем более, что член продолжал стоять), я поставил девушку рачком и вогнал в нее своего бойца. В это время в памяти всплыло, как в таком положении, здесь же наяривал ее мать. Невольно скорость увеличилась. Лиза только вскрикивала, когда член до отказа вонзался в ее тугое девичье влагалище. Перед глазами возникла картина, как Света просит поглубже засадить, залить ее пизду спермой. И сразу начал кончать.

— Ух ты! Классно! Петь, а почему ты раньше так не кончал? Ведь такое наслаждение, когда кончаешь, да еще и так глубоко.

— Не знаю. Ты не просила, а я не проявлял инициативы.

— Петь, мне офигенно понравилось. Кончай почаще. И поглубже. Хихихи.

— Лизочка, не обещаю, но постараюсь.

А через недельку оказалось, что она забыла принимать противозачаточные таблетки. И решила, что если залетела, то так тому и быть. Первая беременность, аборта делать не будет. Но и отказываться от секса со мной она тоже не собирается. И теперь я ее должен трахать по первому требованию.

Только через четыре месяца Лиза решилась пойти к гинекологу. Оттуда она пришла подавленная и стоило большого труда выведать причину. Оказалось, что ей противопоказано рожать. Больное сердце не выдержит. Если бы сразу обратилась, то можно было бы вызвать мини аборт. А сейчас обречена и она, и ребенок. Я использовал все свои связи, чтобы хоть как-то решить эту проблему. Везде неудачи. Время шло. И Света, и Лиза уже ходили с приличными животиками (разница беременности была около месяца). Оставалось пару месяцев Лизе до родов, когда мне удалось получить хоть какую-то надежду. Была путевка за границу как раз для сердечников. Возможно там подлечат. Я сделал загранпаспорта для Лизы, для себя и для Сашки. Даже сейчас не могу понять зачем, ведь поедет одна Лиза. Всё, скоро Лизок поедет подлечиться.

* * *

Воспоминания.

Несколько лет назад мне попалась горящая путевка в Израиль. Загранпаспорт у меня был (в студенческие годы посчастливилось попасть в загранку на практику). А желание окунуться в легендарном Мертвом море давно было в мечтах. Приезд (точнее прилет) был благополучным. Меня встретили, привезли в пансионат. Как-то даже странно, обслуживающий персонал отлично владеет русским. Поселили в двухместный номер.

Моей соседкой оказалась девушка немного моложе меня, но судя по ее животику, уже на 9м месяце. Ей оставалось еще пару недель здесь побыть и вперед на Родину. Мы с ней сразу же подружились. Здесь, как говорится, сработал синдром поезда. Как и в поезде, когда ты рассказываешь попутчикам, то что никогда в жизни никому не могла рассказать. Так и здесь. Мы с ней делились такими секретами, что самым надежным и преданным друзьям не скажешь. Даже обменялись номерами телефонов (и домашних и мобильных).

Соседкой по номеру оказалась девушка по имени Лиза. Три дня мы с ней провели вместе. Вместе с ней радовались, что ее мама родила сыночка (3 800). Вместе осматривали местные достопримечательности. Но на нее часто накатывала тревога. Тогда она становилась задумчивой и расшевелить ее было очень трудно. Однажды мы отдыхали в номере после отличного обеда. Я услышала тихое поскуливание. Это стонала Лиза. Ей было еще пару недель до родов, но увидев под ней лужу, поняла, что уже отошли воды, нужна скорая.

В Израиле возможны проблемы с медобслуживанием для местных, но для иностранцев практически никаких проблем. Возможно это связано с высокой страховкой. Я вызвала скорую, а также врачей санатория. Вскоре и те, и другие, были в номере. Но пока они появились, Лиза написала мне номер телефона и попросила по нему позвонить, если с ней что-то случится. Несколько минут врачи спорили между собой. Мы с Лизой нифига не понимали (иврит).

Тогда я гаркнула, какого чёрта они ничего не делают и только теряют время. Врач скорой отвел меня в сторону и шепотом объяснил, что здесь может быть летальный исход. Кости таза не разошлись, и она не сможет родить, надо делать кесарево сечения. Но у нее больное сердце. Может помереть и она, и ребенок.

— Так ты врач?! Или хуй моржовый! Спасай!

Он что то крикнул и санитары быстро, но осторожно положили Лизу на каталку и в скорую. Я тоже нахально влезла в скорую. Когда меня обнаружили, было поздно. Машина мчалась по городу с включенным проблесковым маячком под вой сирены. Я уже знала, где находится ближайшая больница, в которой могли принять роженицу. Но машина скорой мчалась куда-то дальше. Врач с кем-то спорил по рации, бросая тревожные взгляды на Лизу. Когда скорая влетела во двор больницы, там уже ждали санитары с носилками (или с каталкой). Точно даже не могу вспомнить.

Меня дальше приемной не пустили. Я сидела, осматривала здание. Нашим даже платным больницам или госпиталям такое и не снилось. Сидела уже больше двух часов, а о Лизе ни слуху, ни духу. Несколько раз я порывалась что-то узнать в медсестры в приемной, но она только указывала мне сидеть. Когда один из врачей оказался в приемной, я даже не заметила. Услышав разговор, повернулась, а медсестра молча указала на меня. Он подошел и на чистом русском языке спросил, кем я являюсь для роженицы. Услышав мой ответ, он опечалился.

— Доктор, рассказывайте все. Я сейчас свяжусь с родственниками.

— Если это недолго, связывайтесь.

Я набрала по мобиле номер, который дала мне Лиза. На той стороне ответил приятный мужской голос. И как только я сказала, что мне этот номер дала Лиза, услышала тревожное:

— Где она? Что с ней?

Врач показывал на жестах, чтобы я дала ему мобилу.

Дальше я слышала только врача. Он без лишних слов объяснил, что они сделали кесарево, ребенка спасли, а роженицу подключили на что-то искусственное, т. к. у нее отказало сердце и есть всего сутки, чтобы найти донора, потом ее уже не спасти даже пересадкой сердца. Врач вернул мне мобилу, и что-то сказал медсестре. Она дала мне номер телефона этого врача и сказала, что при необходимости можно звонить профессору по этому номеру в любое время дня и ночи. Но когда я обернулась, врача уже не было.

Уже на выходе из больницы зазвенел мобильник.

— Простите, что потревожил. Девушка, ближайшим рейсом я вылетаю. Через несколько часов буду у вас. Вы не могли бы мне помочь? Мне нужно забронировать номер в гостинице. Встретить в аэропорту и нужно сразу же добраться до больницы, в которой находится Лиза с ребенком.

— Конечно.

Этот спокойный уравновешенный голос обволакивал, втягивал в себя. Даже если бы я хотела возразить, то никак не смогла бы. Уже ожидая в аэропорту, я с ужасом подумала, что я не знаю, как выглядит этот мужчина и как мы с ним сможем найти друг друга в оживленном аэропорту.

— Здравствуйте, меня зовут Пётр Петрович. Надеюсь вы не отпустили такси, на котором приехали? - ко мне подошел симпатичный мужчина. На вид не более 40 лет. Судя по выправке - военный, судя по перекатывающимся мышцам под клетчатой рубашкой с короткими рукавами - хороший спортсмен.

— Конечно, такси ждет.

Я была в шоке. Как он меня нашел в толпе людей, в незнакомом месте? Как он узнал, что я и есть тот человек, который ему нужен? Эти вопросы до сих пор без ответа. Пока ехали в такси, он задавал короткие деловые вопросы. А я, как кролик перед удавом, выкладывала ему все, что знаю, не в силах промолчать. Хоть и понимала, что это родственник, и надо рассказывать как-то обтекаемо. Но не могла ничего с собой поделать. Он полностью завладел моим сознанием.

Мы заехали в гостиницу, где он, зарегистрировавшись, оставил свои вещи и сразу же понеслись в больницу. Еще на подъезде к больнице Пётр Петрович созвонился с профессором по номеру, который дала медсестра. Только вошли, он сразу же куда-то ушел с профессором.

— Сидите, ожидайте.

Я, как примерная школьница, сидела и ждала, не смея отлучиться ни на минуту. Больше чем через час появился этот странный человек.

— Пошли.

Мы с приемной пошли на третий этаж. Но вот что до сих пор не дает мне покоя. Почему медсестра, которая меня дальше приемной не пускала, сейчас даже не взглянула в нашу сторону. Мы присели на стульях для отдыха. Петрович позвонил по своей мобиле сыну, (это я поняла по разговору). Сказал, чтобы тот к кому-то обратился, ему по-быстрому помогут вылететь. Возможно он здесь пробудет несколько дней, а возможно и больше. И чтобы прилетал сюда обязательно, не мешкая. Лизу с ребенком надо будет везти домой.

Все это спокойно и размерено, без какой-либо паники, как вроде он давал распоряжения кому и куда сходить. Потом попросил у меня номер телефона гостиницы. Позвонил администратору и договорился, что место за ним остается и через несколько дней (а возможно даже завтра) приедет его сын, он хотел бы, чтобы его поселили в этот же номер. Потом перебросил на мой счет мобилы какую-то сумму.

— Девушка. Мне придется попросить вас еще об одной услуге. Приедет мой сын, вы его встретите, как меня, но найдете друг друга с помощью мобил. Сашка в курсе. Вы ему покажете гостиницу. А также приведете сюда. Дальше он уже сам сможет. Но думаю, что не откажется и от вашей помощи. Заранее вам благодарен.

У меня на языке вертелся вопрос, почему он сам этого не сделает, но не посмела.

— И последнее. Вот вам мой телефон. Там уже подготовлен номер, по которому надо через минуту позвонить. Нажмете вызов и, когда вам ответят, скажите, что нужное сердце уже есть. На вопрос где, ответите: в приемной. Вы всё поняли?

Мне стало страшно и тревожно.

— Не переживайте все будет хорошо.

Он погладил меня по голове, как маленькую, и заглянул через перила вниз. Там было видно, как на первом этаже в приемной сидит медсестра. И вдруг он пропал. Я не видела, перевалился он за перила или спрыгнул. Услышала только глухой удар об кафельный пол. Подбежав к перилам, я увидела лежащего в неестественной позе человека. Из-под его разбитой головы растекалось кровавое пятно. Мой истошный крик слился с криками внизу. Но в голове стучали молоточки: позвонить, надо позвонить. Я нажала кнопку вызова и услышала голос профессора.

— Да.

— Нужное сердце уже есть.

— ГДЕ?!!!

— В приемной.

— Так вот зачем ему нужен был анализ совместимости, - и следом отборный русский мат.

Ну вот и конец этой истории. Лиза с малышом и Сашкой благополучно долетели домой, правда не сразу, а когда ей позволили врачи. Как, за какие деньги делалась операция, я не знаю. Но знаю, что прошла успешно. Сейчас бегают два сорванца-одногодки (дядька и племянник). Называют друг друга братьями, и не знают насколько они правы. И не нужно знать социуму их правоту. Не поймут. Осудят.

Вот ведь какая коварная жизнь бывает.

https://www.youtube.com/watch?v=RtOtsYrCN-4 А.Марцикевич Ангел-хранитель


19033   79 19 Рейтинг +9.45 [20]

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии (20)
  • 5mangust5
    Мужчина 5mangust5 1957
    22.06.2019 19:20
    Спасибо. Все класс.

    Ответить 0

  • Monashka
    Женщина Monashka 3062
    22.06.2019 19:44
    Рада, что вам понравилось.

    Ответить 1

  • 5mangust5
    Мужчина 5mangust5 1957
    22.06.2019 20:13
    По другому, я думаю и быть не могло. Пишет асс своего дела.

    Ответить 0

  • Monashka
    Женщина Monashka 3062
    23.06.2019 14:24
    Насчёт аса вы конечно загнули. Так, царапаю по чуть чуть.

    Ответить 2

  • 5mangust5
    Мужчина 5mangust5 1957
    23.06.2019 14:43

    А это за скромность  +++++10+++++

    Ответить 0

  • 5mangust5
    Мужчина 5mangust5 1957
    23.06.2019 14:06

    Вот что значит большое сердце. Редкость в наше время. 10 +++++

    Ответить 1

  • Vollchonok+90
    25.06.2019 07:58
    ‌‌‌‌‌‌‌полностью согласен с Мангустом.
    +++++10+++++

    Ответить 0

  • 5mangust5
    Мужчина 5mangust5 1957
    25.06.2019 08:10
    У тебя где глаза были когда ты оценку ставил? С Мангустом он согласен.

    Ответить 0

  • Orlenok
    28.07.2019 14:37

     Разве такое сейчас возможно?

    Ответить 0

  • %E4%E8%EC%EC
    23.06.2019 00:07
    Концовка страшновата и непонятна немножко. А весь рассказ класс

    Ответить 0

  • Monashka
    Женщина Monashka 3062
    23.06.2019 00:55
    Уважаемый Димм, то, что страшновата и ежу понятно. А что именно вы не смогли понять? в чём моя недоработка?

    Ответить 1

  • shirik111
    23.06.2019 08:57
    Грустная история но человечная.

    Ответить 3

  • Monashka
    Женщина Monashka 3062
    23.06.2019 14:22
    Вполне согласна. Как говорит Мангуст - в наше время это редкость.

    Ответить 1

  • %C1%EE%F0%E8%F1%FB%F7+new
    23.06.2019 12:59
    Сильно

    Ответить 1

  • Monashka
    Женщина Monashka 3062
    23.06.2019 14:23
    Благодарю.

    Ответить 0

  • Monashka
    Женщина Monashka 3062
    23.06.2019 17:53
    Возможно. На мой взгляд Лизе повезло, что Петюня отдал ей своё сердце (не виртуально, а реально). Именно это и есть в наше время большая редкость.

    Ответить 3

  • Valmin
    Мужчина Valmin 116
    23.06.2019 20:48
    Бог ты мой! Кто-нибудь обратил внимание на ссылку клипа с песней в исполнении Марцинкевича???!!! Это что же творится в душе самой Monashki, если она заканчивает таким эмоциональным надрывом?!!! Не грусти...Всё обязательно будет лучше, чем ты придумала сама...Бог с ними, с 10-ками,...спасибо тебе, что делишься с нами...

    Ответить 0

  • Monashka
    Женщина Monashka 3062
    23.06.2019 21:23
    В клипе Марцинкевича, практически то же, что и в концовке моего рассказа. Но только с тем отличием, что в клипе поётся о дочке, а в рассказе сын.

    Ответить 0

  • Monashka
    Женщина Monashka 3062
    24.06.2019 18:42
    Согласна на все сто.

    Ответить 1

  • Orlenok
    28.07.2019 14:40

    Вы прелесть. Так написать. Улетать не хочется, а надо. Гнездо зовет.

    Ответить 1

Последние рассказы автора Monashka

Любовь к деду
Решила переделать и доработать ещё один из более ранних рассказов. Поставила тему инцеста, но вам дорогие читатели решать, относится этот рассказ к этой теме или нет. Кроме того, в первой половине рассказа могут возникать вопросы (особенно для любителей математики), но в конце всё становится ясно...

Читать далее...

10565 Рейтинг +9.66 [18] оценка Комментарии 38

Нимфетки
Это один из переделанных старых рассказов. Назвала нимфетки, но "гурманы" словоблудия могут сказать, что восемнадцатилетних нимфеток не бывает. Как они будут считать. это их личное дело. а мне захотелось так назвать. Приятного всем чтения. Пока я отдавал свой долг Родине, маршируя...

Читать далее...

10288 Рейтинг +9.06 [17] оценка Комментарии 15

Бывший муж
Решила подкорректировать, исправить ошибки в одном из старых рассказов. Что из этого получилось - судить вам. * * * После развода мне пришлось продолжать жить с бывшим мужем в одной квартире, только в разных комнатах. Сильно не конфликтовали, но старались лишний раз на глаза друг другу не...

Читать далее...

31886 Рейтинг +10 [35] оценка Комментарии 29

стрелкаВсе статьи 9161

стрелкаОтветы на вопросы 3894

стрелкаТехника секса 3458

стрелкаСекс и отношения 2442

стрелкаСекс и здоровье 1268

стрелкаРазные виды секса 1254

стрелкаЖенское тело 795

стрелкаМужское тело 463

стрелкаВсе для секса 420

стрелкаКонтрацепция 192

стрелкаКамасутра 68

стрелкаВенерическое 65