Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 53359

стрелкаА в попку лучше 7819

стрелкаБисексуалы 2395

стрелкаВ первый раз 3012

стрелкаВаши рассказы 2728

стрелкаВосемнадцать лет 1044

стрелкаГетеросексуалы 6220

стрелкаГомосексуалы 2489

стрелкаГруппа 9186

стрелкаДрама 780

стрелкаЖена-шлюшка 622

стрелкаЖено-мужчины 1398

стрелкаЗапредельное 824

стрелкаИзмена 6973

стрелкаИнцест 6320

стрелкаКлассика 49

стрелкаКуннилингус 947

стрелкаЛесбиянки 3670

стрелкаМастурбация 734

стрелкаМинет 9036

стрелкаНаблюдатели 5102

стрелкаНе порно 710

стрелкаОстальное 692

стрелкаПеревод 475

стрелкаПереодевание 706

стрелкаПикап истории 296

стрелкаПо принуждению 8079

стрелкаПодчинение 4407

стрелкаПожилые 689

стрелкаПоэзия 1039

стрелкаПушистики 98

стрелкаРассказы с фото 250

стрелкаРомантика 3823

стрелкаСвингеры 1841

стрелкаСекс туризм 251

стрелкаСексwife & Cuckold 1113

стрелкаСлужебный роман 1780

стрелкаСлучай 7533

стрелкаСтранности 2298

стрелкаСтуденты 2540

стрелкаФантазии 2398

стрелкаФантастика 1204

стрелкаФемдом 384

стрелкаФетиш 2532

стрелкаФотопост 557

стрелкаЭкзекуция 2560

стрелкаЭксклюзив 161

стрелкаЭротика 940

стрелкаЭротическая сказка 2031

стрелкаЮмористические 1094

Домашняя лаборатория. Часть третья
Категории: По принуждению, Жено-мужчины, Фантастика, Животные
Автор: Архимед
Дата: 28 июня 2019
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

            Мой напряжённый мозг всю ночь строил планы по освобождению родителей. Я перебирала все возможные варианты, отбрасывала неподходящие и снова придумывала что-то новое и анализировала. К утру родился неплохой план, который реально можно не только осуществить, но и насладиться местью тем, кто посмел посягнуть на свободу моих родителей.

            По интернету, на сайте ГосУслуг подала заявку на загранпаспорт. Срок изготовления стоял тридцать дней.

            — Роб, сколько времени тебе нужно, от разработки нанопроцессора до изготовление мощного нанокомпьютера, чтобы поместить его в мою голову и самому переселиться в него?

            — Два с половиной месяца, — ответил Роб.

            — Много! Можешь ускорить процесс?

            — Да, если не отвлекаться на изготовление нанороботов.

            — Ты уже автоматизировал этот процесс?

            — Ещё нет, автоматизация ещё разрабатывается.

            — Хорошо. Как только сделаешь — переключайся на изготовление нанопроцессора. У тебя две недели, максимум три.

            — Понял, ускоряюсь.

            — Сколько ядер будет в процессоре?

            — В процессоре будет сто двадцать восемь ядер, разрядность — пятьсот двенадцать бит.

            — Не слишком ли ты размахнулся? Сколько он будет жрать энергии?

            — Это оптимальный вариант, если сделать больше, то энергии действительно нужно будет много, а так зарядки аккумулятора хватит на десять суток. Подзарядка будет происходить от твоего сердцебиения, дыхания,  любой физической активности и от любых электромагнитных волн извне. То есть беспокоиться о том, что у меня «сядет батарейка» не стоит. Даже если ты погибнешь, я буду жить ещё десять дней. Всё это время я смогу поддерживать клетки твоего тела, а после "ремонта" снова тебя оживить, то есть искусственно заставить сердце сокращаться, лёгкие дышать и одновременно залечивать твои раны и повреждённые органы. Твоя задача — не помереть с голоду и от жажды, остальное поправимо.

            — Отлично! Спасибо Роб. Соедини меня с куратором.

            — Соединяю. Говорите.

            — Здравствуйте.

            — Здравствуй, Танечка, как твои дела? — раздался слащавый мужской голос.

            — Да вот, устала что-то, хотелось бы в отпуск съездить.

            — Жаль, что отрываешься от интересных разработок.

            — В голову уже ничего не лезет, развеяться нужно.

            — Ну, что ж, раз так, то отдохни. А куда хочешь поехать, если не секрет?

            — В Африку. Хочу посмотреть на самый высокий водопад в мире.

            — Отличная идея, когда отправишься?

            — Недельки через две.

            — Что ж, счастливо отдохнуть. Отпускные за два года завтра скину тебе на зарплатную карту. Там у тебя скопилась приличная сумма, тебе хватит не только на путешествие. Длительность отпуска восемьдесят дней. Это за два года. Надеюсь, ты хорошенько отдохнёшь и когда приедешь, дашь мне какую-нибудь новую сногсшибательную разработку во благо нашей Родины.

            — Спасибо, я тоже надеюсь. До свидания.

            — До свидания, Танечка.

            — Так ты Таня, а не Юля? — возмущённым голосом спросил Роб, разорвав связь с куратором.

            — Ну да. Ты что, только догадался? — улыбнулась розыгрышу. — За два года ты так и не нашёл, чем мы отличаемся?

            — Нет, — грустно сказал Роб и опустил свои манипуляторы. — Вы практически одинаковые, даже ваши внутренние органы идентичны, а про ДНК и говорить не хочу. Конечно, там различие есть, но оно такое незначительное, что только глубокий анализ сможет это выявить.

            — Не огорчайся, просто ты не заметил, что мама чуточку полнее меня. Не вешай манипуляторы, нас ждут приключения! Роб, ты поедешь со мной, вернее во мне в Африку, выручать Юлю и Виктора.

            — А что с ними случилось?

            — Пока ничего, но скоро может случиться. Чем быстрее ты будешь готов, тем быстрее мы отправимся.

            — Понял. Я ещё никогда не путешествовал. Тогда, чтобы ускорить все процессы нужно сильнее охлаждать микросхемы. Надо бы кулеров добавить, а то уже закипаю и HDD на SSD заменить.

            — Так сделай, кто тебе мешает? И поставь себе водяное охлаждение, оно ведь намного эффективнее.

            — Я боюсь.

            — Чего ты боишься, милый?

            — Милый? Так меня ещё никто не называл! Как прияааатноооо,  — манипуляторы Роба как-то замысловато завертелись, толи ему действительно приятно, толи захотел увести разговор в другую тему. — Ты такая красивая, Танечка, я тебя так люблю!

            — Во, как! — удивилась я, это что-то новенькое, раньше не замечала за ним такого, — ты же робот, как ты можешь любить и отличать красивое от убогого? Или ты подлизываешься? А ну-ка колись.

            — Нет, Танечка, хоть ты и издеваешься надо мной иногда, все равно меня тянет к тебе больше, чем к Юле и Виктору. Не знаю любовь это или нет, но я чувствую тебя. Я знаю, что ты никогда не сделаешь мне плохо, я всегда рад тебя видеть, говорить с тобой, выполнять твои приказы, исполнять их. С тобой так интересно, ты даже представить не можешь.

            — Ох, Роб, ну вот что мне с тобой делать? Влюблённый робот, кому расскажи — не поверят,  — с ума сойти.

            И это говорит мне робот? Тут либо сам Роб что-то задумал, либо папа действительно перемудрил, когда создавал его.

            — Скорее помести меня в себя, и мы никогда не будем расставаться, всегда будем вместе!

            — Ну, тогда ускоряйся. Всё зависит от тебя. Как только всё будет готово, так сразу переселишься в меня. Да, ещё, сладкий мой, — поиздеваюсь ещё немного, — сделай что-нибудь, чтобы я могла слышать тебя, а ты меня, когда переселишься в чип.

            — Слааадкиий... Да, Таня, понял.

            — И у тебя должна быть постоянная связь с этой лабораторией, вернее с компьютером, который останется тут, ну, если не постоянная, то хотя бы через интернет по защищённому каналу. Кроме тебя никто не должен входить в этот компьютер ни по интернету, ни через периферию. Если кто-то всё-таки проникнет — уничтожь все данные. Микрозавод и нанозавод берём с собой, подумай, в какой части моего тела их лучше разместить и закрепи все склады, станки и оборудование, чтобы там ничего не падало при движении, наклонах, прыжках и тому подобное. Возьми побольше ингредиентов для изготовления и совершенствования нанороботов.

            — Понял, сделаю.

            Роб повернул свои манипуляторы к стеклянному колпаку, заморгал светодиодами и зашумел кулерами.

            — И всё-таки, чего ты боишься? А, Роб? — вспомнила я про его какие-то страхи.

            — Боюсь, что вода попадёт на материнскую плату и тогда мне придёт капец, и ты не сможешь осуществить свои планы.

            — Брось, Роб. Кто не рискует, тот никогда ничего не добивается в жизни. Я верю, что ты сделаешь всё аккуратно и не прольёшь ни капли воды. Сначала сделай радиатор, подключи к нему трубки, а потом потихоньку включай воду. Если где-то и появится капля воды, ты её увидишь, воду сразу отключишь, а каплю вытрешь, она даже упасть не успеет. Давай, Роб, ради своей любви. Будь смелее. Насколько всё ускорится, если ты это сделаешь?

            — В десять раз.

            — Ну, вот и ладушки, мы тогда с тобой всё успеем за неделю, даже раньше.

            — За пять дней.

            — Умничка, Роб, я всегда в тебя верила. А сейчас мне нужно тебя покинуть. Пока.

            — Пока.

            Я покормила детей и взяв в руки планшет, стала искать телефоны и адреса гадалок. Мне нужна была именно гадалка, а не целительница. Гадать я не собиралась, меня интересовали только клетки её мозга, чтобы потом сравнить со своими. Это сравнение даст возможность вычислить, какие клетки испортил вирус, что блокируют ментальные импульсы и как они выглядит. Выписав все адреса и телефоны гадалок, я всех обзвонила, и назначила встречи и теперь три дня у меня были свободны. К обеду меня так разморило от бессонной ночи, что я уснула вместе с детьми. Член так и торчал во мне. Не было времени на то, чтобы вынуть его и помыть.

            Меня разбудили дети. Дети. Куда же их пристроить, пока я буду в Африке? И тут меня посетила гениальная мысль. У папы и мамы есть родители, значит, нужно их найти, и спросить можно ли на время "отпуска" приютить у них малышей.

            Я залезла в воспоминания мамы и «вспомнила» где живут её родители, потом проделала то же самое с воспоминаниями папы.

            — Дети, сейчас мы покушаем и поедем к бабушке и дедушке.

            — Улааа, — обрадовались дети и мигом заняли свои места за столом. Их любознательный мозг тянулся ко всему новому, неизведанному, а чтобы утолить жажду познаний нужно выйти из дома и осмотреть окрестности.

            Я быстро поела, а пока дети стучали ложками по тарелкам, зашла в душ, чтобы вытащить член из киски. Минут пять я выковыривала его, стараясь поддеть пальцем, но все мои усилия были напрасны. Тогда я вспомнила свой хитрый способ, по методу которого сделала двигатель для наноробота и начала сдавливать по очереди мышцы киски, начиная от дна ко входу, постепенно выдавливая член из себя, как зубную пасту из тюбика. Способ хороший, но член вышел только на половину, силы киски не хватало, чтобы выдавить его полностью. Тогда я ухватилась за ту часть, которая уже вышла наружу и, потянув член вниз, наконец-то вытащила его.

            — Уф, с этим тоже нужно что-то делать, — прошептала я, вымыла свои гениталии, оделась, собрала детей и уже через час мы ехали на электричке к родителям папы.

            Дети были не просто счастливы. Они смотрели в окно на поля, деревья, коров. Всё новое у них вызывало неподдельный восторг и настоящий понос из новых «кто, что, зачем и почему». Я, умаянная бессонной ночью, слабо соображая что-либо, пыталась успевать отвечать на их вопросы, но скорость их задавания была столь высока, что, не ответив на один, я начинала отвечать на другой, сама путалась и одновременно боролась со сном. Веки закрывались сами собой, и я на автопилоте бормотала что-то всё тише и тише. В конечном итоге, устав бороться со сном, я сдалась. Какая-то тётка, сидевшая рядом, робко пыталась умерить аппетиты маленьких любознаек, а потом разбудила меня, когда вставала, чтобы выйти на своей станции. Короткий пересып немного взбодрил меня и придал немного сил и я с детьми добралась до родителей отца.

            Дверь открыла старая очень полная женщина лет семидесяти в замызганном халате на голое тело.

            — Здравствуйте.

            — Здравствуйте, — буркнула бабушка.

            — Мам, кто там пришёл? — раздался голос из комнаты.

            — Вам кого? — спросила женщина.

            — Мне нужны Вы, Галина Сергеевна и ваш сын-муж Владимир. Я дочь Виктора, Вашего младшего сына.

            Женщина испуганно посмотрела на меня, пошатнулась, но вовремя подоспевший мужчина подхватил её и еле удержал толстую тушу, чтобы она не рухнула. На голубых глазах женщины появились слёзы, губы задрожали, и она на пару секунд закрыла своё лицо руками.

            — Как же сильно она изменилась, — думала я, прокручивая воспоминания отца.  Её полнота увеличилась ещё больше, всё висело, начиная от подбородка до живота, груди расплылись и стали бесформенными.

            — Проходи, внученька, проходи, — еле выговорила она хриплым голосом и мелкими шагами, переваливаясь, как пингвин, с ноги на ногу, держась за мужчину, пошла в комнату.

            Я с детьми последовала за ней. Их квартира была небольшой хрушёвкой. Две комнаты, кухня и совмещённый санузел. Ремонта не было уже лет десять, а то и больше. Мебель и предметы быта тоже оставляли желать лучшего. Дети, держа маму за руки, с опаской смотрели по сторонам и, молча, двигались за мной.

            Женщина с мужем сели на скрипнувший диван и с нескрываемым интересом смотрели на нежданных гостей.

            Взглянув на мужчину, я увидела его сильные изменения. Он тоже поправился, на голове появилась проплешина, морщины сильно изуродовали его лицо, но для своих пятидесяти лет он выглядел, как и все мужики его возраста.

            — Проходите, садитесь, — показала Галина Сергеевна на стулья возле небольшого стола, — а это твои детки?

            — Да, это мой сынок и моя сестрёнка, я её выносила и родила. — Начала я отвечать, но после первого произнесённого мною слова меня уже никто не слушал.

            — Какие они красивые у тебя, просто ангелочки, — пыталась улыбнуться бабушка. — А что ж Виктор сам не пришёл? С ним всё в порядке? Двадцать годко́в его не вида́ла, крови́нушку моего, — снова расплакалась женщина.

            — Виктор со своей женой попали в беду, — начала я рассказ, — их в Африке удерживают силой и грозят убить. Я пришла к вам потому, что хочу поехать и вызволить их из рабства, но мне не с кем оставить детей.

            — Ох, внученька, беда-то какая, — не унималась женщина, — да мы бы с радостью приютили детишек-то, да ведь за нами сами́ми уход нужен. Старые мы, да больные.

            — Ну что ты такое говоришь, — вступил в разговор старик, — я и за тобой присмотрю и за дитя́ми.

            — Да мне не жалко, пусть живут, вот только кормить-то их не чем, у нас все деньги на лекарство уходят. Мы даже коммуналку заплатить не в состоянии, — вытирая глаза уже мокрым платком, запричитала женщина.

            — А чем вы болеете, может я смогу вам помочь?

            — Ох, дочка, да чем ты поможешь? Ты же сама ещё ребёнок. Наша болезнь не лечится.

            — А чем Вы болеете, бабушка?

            — СПИДом,  — ответил мужчина и тоже заплакал.

            — Ах, — удивилась я, ахнув от неожиданности, — как же вы подцепили эту заразу?

            — В больнице, внученька, в больнице. Десять лет назад сделали прививку заражённой иглой, почти двести человек заразилось в городе. Сколько мы слёз тогда вы́плакали. С тех пор вот и бедствуем. С работы выгнали, когда прозна́ли, на новую никуда не берут. Пенсия маленькая. Хлеб, да вода, вот и вся наша еда.

            Вот это да! Мои мозги моментально напряглись. Надо для начала коммуналку им оплатить, а то выселят на фиг, да продукты купить на пару недель, а потом приеду и вылечу их.

            — Владимир Иванович, — обратилась я к дедушке, — а где тут у вас магазин, мне бы де́тям покушать купить?

            — Минимаркет за углом, но для детей там лучше ничего не брать, а торговый центр далековато. Давай я с тобой схожу, а бабушка пока с детьми посидит.

            — Идите ко мне, сладенькие мои, — позвала бабушка деток, — я вам сказку расскажу.

            Дети с радостью сели возле бабушки по бокам, она обняла их и прижала к себе, вжав в своё мягкое тело. Они, попытались её обнять, но не достали даже до середины её живота. Я с дедом вышла из подъезда.

            — А где Вы за коммуналку платите? — спросила я у деда, когда мы вышли на улицу.

            — А вот тут, — показал он через дорогу.

            На вывеске было написано «Центр коммунальных платежей».

            — Пойдём дедушка, зайдём, узнаем, сколько вы задолжа́ли.

            — Ой, доченька, много, почти полмиллиона, — горестно сказал дед, и на глазах опять навернулась слеза.

            Я, отстояв очередь, заплатила сразу за все долги и отдала квитанцию деду. Он одел очки, поглядел на квитанцию, а потом ошарашено уставился на меня. Его губы задрожали и он, снял очки и дрожащими руками стал вытирать мокрые от слёз глаза.

            — Неплохо бы сделать ремонт в вашей квартире, а пока его делают, вы поживёте в санатории. А сейчас показывайте, где магазин.

            Я купила продукты, но не на две недели, а на один день, нашла в интернете фирму по ремонту квартир и вызвала мастера, чтобы он оценил стоимость ремонта. Затем нашла санаторий, позвонила туда и договорилась, на две недели для двух пожилых людей с заездом сегодня. Когда мы с дедом вернулись домой, мастер по ремонту квартир уже ждал меня возле подъезда. Чтобы не упустить клиента, он примчался на своей старенькой копейке, а на улице ждал потому что бабушка не впустила его в квартиру. Через полчаса мастер озвучил сумму в восемьсот тысяч рублей.

            — Хорошо, — согласилась я, — а хотите заработать ещё больше?

            У мастера и так был рот до ушей от довольной улыбки, а когда услышал, что можно ещё больше заработать, то глаза загорелись и медленно полезли на лоб.

            — Замените всю мебель, а вещи из старой мебели переложите в новую. Теперь пишите договор, и я переведу Вам деньги.

            Через час я со своими родственниками и детьми уже ехала в санаторий устраивать стариков. Счастливые, они не верили свалившемуся счастью на их головы и наперебой отвечали маленьким почемучкам на все их вопросы. Устроив предков в санаторий, я оплатила две недели лечения и дала им немного денег, на всякий случай.

            — Когда лечение закончится, я приеду за вами и отвезу вас домой.

            Попрощавшись с ними, я взяла детей за руки и направилась на станцию. В электричке, умотавшиеся за весь день дети спали, обняв мамочку с обеих сторон. Я, прижав детей к себе, сначала думала о предстоящих планах, а потом тоже провалилась в глубокий сон, только громкий голос из динамиков разбудил меня, оповестив всех пассажиров, что эта станция конечная.

            Сунув ключ в дверь, я попыталась его повернуть, но он не поворачивался. Я дёрнула за ручку, дверь скрипнула и открылась.

            Я что, забыла закрыть дверь? Вот же растяпа. Перешагнув через порог, я ужаснулась. Вещи были разбросаны по всему дому! Всё, что было в шкафах, ящиках и тумбочках валялось на полу с явными признаками того, что что-то искали. Этого ещё не хватало. Ошарашенная происшествием, я завела детей в свою комнате и ринулась в подвал.

            — Роб, ты тут?

            — Тут, — отозвался Роб.

            В подвале было всё в норме, всё лежало на своих местах, везде была чистота и порядок. Пройдя дальше, я заметила двух молодых людей, лежащих на полу со связанными руками и ногами.

            — Роб, это кто?

            — Не знаю, они вломились сюда, начали всё крушить, но я им ввёл снотворное и связал. Что с ними делать?

            — Долго они спят?

            — Часа четыре.

            — А сколько ещё будут спать?

            — Часа два.

            — Отлично, пусть пока спят. Они наверху мне такой бардак устроили, что часа два прибираться буду. Ты крепко их связал, не вырвутся?

            — Пусть только попробуют, шприцы у меня наготове, шагу ступить не успеют.

            — Хм. Я как приберусь, приду. Будем узнавать у них, кто они и что тут делают.

            Прибравшись наверху, я приготовила ужин, поела, накормила детей и уложила их спать. На всякий случай включила радионяню, а входную дверь забила гвоздями так, что снаружи ни одна живая душа её не откроет. Только после этого я спустилась в подвал.

            — Буди вот этого, — показала я на того, кто поздоровее, — а второй пусть пока спит.

            Роб толкнул одного в бок манипулятором и тот открыл глаза. Я, как в НКВД поставила стул перед своим столом, включила настольную лампу и села в кресло.

            — Посади его на стул, Роб, развяжи ему ноги, а попытается бежать — стреляй.

            Роб развязал ему ноги, поднял его манипуляторами и бросил в сторону стула. Молодой человек еле удержался на ногах, схватившись за стул и зыркнул злобным взглядом на меня. Увидев молодую хрупкую девушку, парень сел, расслабился, хмыкнул и, вальяжно положив ногу на ногу, презренно плюнул на пол.

            — Чё, сучка, проблем захотела? Выпусти нас. Иначе утром пацаны тут камня на камне не оставят, а тебя по кругу пустят.

            Я как заправский сотрудник НКВД направила настольную лампу ему в глаза.

            — Фамилия, имя, отчество, год рождения.

            — Ты, чё не поняла, на? Быстро развязала на.

            — Роб, посмотри, что у него в карманах, а будет сопротивляться — придуши.

            Роб полез ему в карман, а парень перехватил манипулятор и попытался его свернуть. Вторым манипулятором Роб ухватил его за горло и сдавил так, что парень перестал дышать, побрыкался несколько секунд и расслабил хватку. Роб немного ослабил сдавленное горло, быстро вынул из его карманов содержимое, отпустил парня, и найденное, положил возле меня на стол.

            — Это что? Ключи от машины? Роб, прикинь, у нас теперь машина есть. Интересно, она красивая? Пойду, посмотрю. А ты пока держи этого кролика, чтоб не рыпался.

            — Ты, чё, на. Я те отмащу, сучка, я те всё припомню, — завопил парень.

            Роб снова схватил парня за горло и не отпускал, пока я не вернулась.

            — Роб, у нас теперь есть отличная машина Gelandewagen и два хороших сотовых телефона.

            — Ты чё, шлюшка, совсем рамсы попутала? Когда ты узнаешь, с кем имеешь дело — ты сильно пожалеешь.

            — Итак, я повторяю вопрос. Твоя фамилия, имя, отчество и год рождения.

            — Да пошла ты, — парень снова демонстративно сплюнул и отвернулся, за что получил от Роб подзатыльник железной клешнёй.

            — Ладно, тогда я буду звать тебя кролик, ты будешь отличным подопытным в моей скромной лаборатории. Роб, милый, ты не помнишь, где лежит влагалище моей мамы?

            — Помню, — ответил Роб.

            — Пришей его этому придурку, только не на термостоле, а на живую, с помощью наших деток — нанороботов.

            — Ох, милая, точно, у нас же есть наши с тобой детки, как же я забыл про них, — подхватил Роб мои издёвки.

            — Хотя нет, не стоит беспокоить наших деток по пустякам. Пришей её с помощью иголки с ниткой, может тогда он станет посговорчивей?

            — Куда изволите пришить эту очаровательную киску? Между членом и лобком или возле ануса? — продолжал издеваться Роб, обращаясь к парню, вытаскивая из банки с жёлтой жидкостью женское влагалище прямо перед его носом.

            — Ты чё, убила свою мать и продала её органы? А влагалище никто не берёт? Дык обратись к педикам, они с руками оторвут,  — округлил свои глаза парень, а потом ухмыльнулся, — жесть.

            — Я щас из тебя педика сделаю, чудак на букву Мэ. Роб, пришей ему на лоб, чтобы когда его шалопаи пришли, трахнули бы его в мозг, если он есть.

            — Хм, он издохнет от первого же проникновения в эту милую вагину, тогда остальные будут трахать труп, — с интонацией сожаления сказал Роб, — а я так хотел посмотреть, как его пустят по кругу и накачают спермой по самое темя.

            — Роб, а ты никогда не видел секс?

            — В живую нет, только на видео, в интернете.

            — Хочешь посмотреть?

            — Очень хочу!

            — У тебя запасной комплект манипуляторов есть?

            — Да, в соседней комнате, где Юля и Виктор проводили опыты.

            — А может там и клетка найдётся?

            — Есть, даже две, их использовали для обезьян.

            — Отлично, тащи туда этих кроликов.

            Через пять минут пленники сидели в разных клетках, а я за столом отца и думала, как бы заставить их говорить. Второй пленник оказался спокойнее, но тоже не отвечал на вопросы. Видимо они надеялись на помощь извне.

            — Роб.

            — Да, милая.

            — Установи видеокамеры во всех комнатах наверху и проведи туда связь, чтобы я могла с тобой говорить и слышать тебя постоянно. Потом поставишь туда манипуляторы, чтобы помогать мне. Да, и смотри, не разбуди моих детей, они спят в моей комнате. Если будет вторжение в наш дом, то стреляй в каждого, кто войдёт снотворным, а потом тащи всех сюда, в эти клетки. Чем больше будет у нас кроликов, тем быстрее мы закончим нашу разработку.

            — У тебя есть дети? Когда ты успела родить?

            — Ещё скажи, что ты не видел меня беременной.

            — Видел.

            — Ну, тогда чего спрашиваешь? — я вспомнила, что папа стёр из его памяти мои роды и строго запретил говорить Робу о детях.

            Так, нужно вырубить интернет, на всякий случай, пока не проверю, что Роб не передаёт информацию вовне́ или её не воруют хакеры.  Я поднялась наверх, выключила роутер и снова спустилась вниз.

            — Роб, приготовь видеокамеру, будем снимать порно геев. Киску ему потом пришьёшь, положи её пока на место. Так мальчики, приготовьтесь стать девочками. Роб уже спит и видит, как вы трахаетесь. Введи каждому из этих уродов по тысяче наших деток, сейчас повеселимся.

            — О, вот это я понимаю, — развеселился Роб, — и не нужно заботится об их выживании, это же кролики.

            — Правильно понимаешь, — улыбнулась я.

            — Готово. У каждого тысяча роботов в организме.

            — Первому кролику режь спинной мозг на уровне третьего позвонка, но сначала найди нервные нити, по которым идёт сигнал к сердцу и лёгким. Будешь сам ему дышать и стучать его сердцем.

            Парень стоял в клетке и усмехался, не понимая, что происходит и о чём девчонка говорит с роботом. Но когда его сердце забилось неравномерно, а потом его лёгкие стали дышать сами, не подчиняясь ему, он заволновался.

            — Ты чё делаешь, тварь? — запаниковал он, — я те…

            Его тело обмякло и рухнуло на пол, лишь испуганные глаза моргали в мою сторону, а выражение лица стало умоляющим, а не нахальным, как было до этого.

            — Ну, что, кролик, допрыгался? А если бы ответил вовремя на все мои вопросы, то ехал бы сейчас домой на своём гелике живой и здоровый. Роб, дёргай за каждую нервную нить и заноси в свою базу данных какая ниточка за что отвечает. Нам это скоро очень понадобится. Имей в виду, что эти нити отвечают не только за мышцы его тела, но и за выделение желудочного сока, мочи, преякулянта, желчи и других секреций. В общем, выясни, какая нить за что отвечает.

            — Понял, Танечка, делаю, — радостно сообщил Роб.

            Тело парня задёргалось. Я открыла его клетку и зашла в неё.

            — Ну, что кролик, теперь тебя никто бояться не будет, давай-ка я помогу тебе раздеться. Кролики всегда ходят голыми.

            Я не спеша расстегнула пуговицы, ремень и сняла с его тела всю одежду. Остались только трусы.

            — Роб, а ты сможешь, дёргая за нервы сделать так, чтобы он сам снял с себя трусы?

            — Думаю да, сейчас попробую.

            Парень с третьей попытки встал. Он теперь был похож на покойника. Его голова была наклонена в бок, а движения точно напоминали зомби из фильмов и мультиков. Его руки никак не могли поддеть резинку трусов, но Роб всё-таки как-то изловчился и зацепил её большим пальцем одной руки и стянул вниз. Потом грубо посадил тело на пол, дёргая за разрезанные нервные окончания. Я посмотрела ему в глаза, а потом на отмажь, треснула ему по щеке звонкую пощёчину. Он чуть не рухнул на пол, но я вовремя поймала его за волосы и посадила ровно.

            — Это тебе за сучку и шлюшку, — сказала я и вышла из клетки.

            Второй кролик забился в угол и сидел, не веря своим глазам в происходящее. Я вышла из клетки и незаметно подкралась к нему сзади.

            — Бу, — громко крикнула и ткнула его в бок указательным пальцем сквозь решётку.

            Парень подскочил как ошпаренная обезьяна и с криком забрался в дальний верхний угол клетки.

            — Ссышь, когда страшно? — рассмеялась я. — Повторяю вопрос. Твоя фамилия, имя, отчество.

            — Никитин Алексей Вячеславович, — дрожащим голосом ответил парень.

            — Год рождения?

            — Тысяча девятьсот девяносто девятый.

            — Значит тебе девятнадцать лет. Отлично. То, что нужно. Зачем вы ко мне залезли?

            Парень закрыл глаза и замолчал.

            — Повторяю вопрос. Зачем ко мне пришли и перевернули всё вверх дном?

            — Если я скажу, меня убьют, — со страхом сказал он.

            — А если не скажешь, то убью тебя я. Выбирай, мучительная смерть здесь и сейчас или потом, когда отпущу от пера в бок?

            — Ладно, скажу, только отпустите меня.

            — Отпущу, когда сочту нужным, а если будешь послушным, то ещё и удовольствие получишь. Говори.

            — Нам заплатили хорошие деньги, чтобы мы нашли в этом доме все носители информации. Флешки, жесткие диски, планшеты, ноутбуки, системные блоки и передали их заказчику.

            — Кто заказчик?

            — Я не знаю, Васька с ним договаривался.

            — Значит, этого кролика зовут Васька. Хочешь его трахнуть?

            — Нет.

            — А придётся, иначе я сделаю тебя таким же, как он и ты всё равно его трахнешь.

            — Ладно, я согласен, только дайте попить и поесть.

            — Воды дам, а жрать для тебя никто не готовил. Раздевайся.

            Парень, дрожа от страха, быстро разделся догола, я открыла обе клетки.

            — Иди и спусти ему в рот, накорми его своей спермой.

            Парень зашёл в клетку подельника, взял его одной рукой за голову, второй рукой взял свой член и стал тыкать им в крепко сомкнутые губы.

            — Кролик Вася, будешь сопротивляться — сделаю тебе больно.

            Вася скосил глаза на меня, но не раскрыл свои губы.

            — Роб, останови ему дыхание, пока он не раскроет рот и не начнёт сосать. Если сдохнет — не жалко, у нас ещё один есть, а утром ещё несколько будет, если Вася нам не врёт.

            Дыхание парня остановилось. Его глаза стали постепенно расширяться, потом закатились. Не выдержав мучительного удушья, он широко раскрыл рот, впустив в себя член и Роб тут же задышал его лёгкими.

            — Давай, Алексей Вячеславович, накачай спермой своего другана́. Роб, ты снимаешь?

            — Да, две камеры снимают с разных ракурсов.

            — Ну как тебе секс воочию?

            — Класс, возбуждает.

            — Возбуждает? Роб, ты в своём уме? Как ты можешь возбуждаться? Ты же робот!

            — Не знаю, Виктор наверно делал меня по своему подобию, а может это побочный эффект разума, — сделал вывод Роб.

            — Хм, интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд, — засмеялась я, — что думаешь по поводу управления чужим телом? Почему движения получаются рывками?

            — Думаю всё дело в раздражителе нерва. Нужно не физически воздействовать на разорванный нерв, а электрическим током, плавно увеличивая и уменьшая его потенциал.

            — Хм, давай попробуем. Снабди тысячу роботов нейростимуляторами и подведи к ним регулируемое напряжение, посмотрим, что получится. Сколько это займёт времени?

            — Минут десять.

            — Действуй, а я пока за пикантной сценой понаблюдаю.

            Я увидела, как парень старательно обрабатывал своего друга, а тот старательно сосал его член, боясь, что ему снова перекроют дыхалку. Почему-то меня эта сцена не возбуждала, да и насилие я не люблю, но чтобы выудить информацию из этого быдла, мне пришлось этим заняться. Через несколько минут парень задёргался, мыкнул и начал заливать рот своего друга. Тот перестал сосать, не в силах вырваться, только нервно сглатывал всё, что выливалось из члена.

            — Ну, вот и славненько, накормил своего дружка. Теперь это единственная пища, которую вы будете тут есть. Роб, восстанови кролику нервы, которые отвечают за член и его чувствительность, пусть теперь он покормит своего приятеля.

            — Всё, готово, — сказал Роб, — можете приступать.

            Парень встал на колени перед своим другом, наклонился, взял его член в свой рот и принялся насаживать на него свою голову. Он старался сделать так, чтобы всё произошло быстро, и хоть чем-то наполнить свой желудок, который очень хотел есть. Через несколько минут он глотал сперму, боясь проронить драгоценные капли.

            — Роб, ты снабдил наших деток нейростимуляторами? — поинтересовалась я.

            — Ещё минута, милая, и всё будет готово, — ответил Роб.

            — Восстанови ему дыхательный нерв и нерв сердца, потом выводи из него старых роботов и как только будут готовы новые, вводи их.

            Через секунду парень стал дышать самостоятельно, его лицо порозовело и на нём отразилось некоторое облегчение.

            — Ну что, Вася, говорить будем? — спросила я.

            — Чё те надо? — с трудом спросил парень.

            — Для начала фамилия имя отчество, год рождения.

            — Василий Николаевич Ерохин, тысяча девятьсот девяносто седьмой.

            — Кто тебя нанял?

            — Я его не знаю.

            — Как с ним связаться?

            — Он сам должен мне позвонить.

            — Когда?

            — Он не сказал.

            — Гелик твой?

            — Да.

            — ПТС где?

            — У меня.

            — Сейчас мы оформим договор купли-продажи, а потом ты напишешь расписку о получении денег.

            — Ну, ты и сука.

            — Можешь думать что хочешь, но за моральный ущерб заплатить придётся, не нужно было устраивать погром в моём доме. Но это ещё не всё. Вы оба будете моими подопытными кроликами некоторое время. Если не сдохните, то я вас отпущу.

            — Не боишься, что я вернусь и трахну тебя?

            — Нет, не боюсь, нечем будет трахать. Во-первых, твоя внешность, а может быть и пол, будут другими. Во-вторых, ты не будешь помнить о том, что было, возможно ты забудешь всё и превратишься в овощ. Я собираюсь основательно поковыряться в твоих мозгах, если они есть. Сдохнешь — никто плакать не будет, наоборот, люди мне спасибо скажут за то, что избавила их от быдлятины. Теперь о предстоящем звонке твоего босса. Когда он позвони́т, назначишь ему встречу. При встрече ты его усыпишь и привезёшь ко мне, и смотри не убей, он мне нужен живым. Если он умрёт, умрёшь и ты. Я тебе дам пистолет со снотворным. Если всё сделаешь, как я сказала, то я вас обоих отпущу, если облажаешься, то роботы, которые сейчас в тебе, перекроют кислород, и ты сдохнешь в страшных муках. Всё понял?

            — Какие гарантии?

            — Никаких, — ответила я.

            — Меня его охрана убьёт быстрее, чем я ему выстрелю.

            — Сколько охраны?

            — Двое.

            — Значит ты его видел? Опять врёшь гадёнышь? Ладно, тогда с тобой поедет твой друг. Он усыпит охрану, а ты босса. Охрану тоже сюда привезёте и его машину сюда приго́ните. Всё понял?

            Парень задумался, но через минуту, поняв, что выхода у него нет, согласился.

            — Роб, наши детки готовы?

            — Да, милая, они уже в нём.

            — Отлично, пробуй.

            Парень помимо своей воли встал со стула и немного пошатываясь, сделал шаг.

            — Нужно подключиться к его вестибулярному аппарату, — констатировал Роб, — не могу контролировать равновесие.

            — Ты предлагаешь сделать роботам ещё и нейродатчик, чтобы контролировать входящие сигналы? — догадалась я.

            — Да.

            — Делай, милый, я пока схожу за телефонами, вдруг его босс позвонит, заодно проверю своих детишек.

            Пока я ходила наверх проверить детей, Роб уже усовершенствовал нанороботов и снова пробовал управлять телом Василия. Когда я вошла в комнату, парень отплясывал нижний брейк.

            — Ого, — удивилась я, — Роб, ты просто умничка, я тебя люблю.

            — Если бы у меня было лицо, я бы сейчас покраснел, — отозвался Роб.

            — А ты сделай нанопроекторы в моих глазах, чтобы я видела в стерео изображении то, что ты хочешь мне показать.

            — Отличная идея, Танечка, ты просто суперский генератор идей. Мне так хорошо с тобой.

            — Теперь я должна покраснеть? — улыбнулась я.

            — Нет, не надо, просто у меня эмоции зашкаливают. Наши детки теперь стали такими совершенными, что я смогут сделать буквально всё. Я так рад, что готов прямо сейчас переселиться в твой чип и жить в тебе, с тобой.

            — Сначала в тебе, с тобой, а потом вместо тебя?

            Роб замолчал, потом опустил манипуляторы, обработав и осознав полученную информацию.

            — Что завис? — спросила я.

            — Это плохая идея, — грустно ответил Роб.

            — Ну, почему же плохая? — продолжала я. — Представь себе, какая у тебя появится возможность. У тебя будет моё тело, которым ты будешь управлять, делать всё, что тебе вздумается. Тебе можно будет делать свои копии, подселять их в других людей. В общем, ты сможешь без единого выстрела завоевать весь мир, а потом отправиться в космос, завоёвывать другие цивилизации. Как тебе такая перспектива? — спросила я, ужасаясь риском своих действий.

            Роб приподнял свои манипуляторы, хотел что-то возразить, но через секунду снова опустил их.

            — Да, ты права, Танечка. Ты рискуешь потерять всё и погубить человечество. — Как-то грустно сказал Роб. — Я уже сейчас смогу это сделать. Никто мне не сможет помешать. Странно, но почему у меня нет такого желания?

            — Не знаю, Роб, не знаю, — я грустно смотрела в пол, думая о том, что я натворила. Я только что создала смертельное оружие, с помощью которого можно погубить всю цивилизацию, сделать людей рабами искусственного интеллекта. Об этом писали тысячи фантастов, но до сегодняшнего дня это так и оставалось фантастикой.

            — Тань, а как же я буду без тебя? — Роб протянул ко мне манипуляторы и коснулся руки. — Как я буду жить без твоих новых идей? Кто будет радовать меня новыми открытиями? Нет, я не смогу тебя поработить, я слишком зависим от тебя. Поэтому давай оставим всё как есть и будем доверять друг другу как раньше?

            — А как же куратор, интернет? — я решила воспользоваться моментом и раскрыть некоторые страхи, о которых предупреждал отец. Я решила блефовать и пойти ва-банк. — Кому ты там передаёшь информацию о наших разработках?

            — Что ты такое говоришь, Таня? Я никому ничего не передаю.

            — Тогда откуда наши кролики знают, что у меня есть информация о секретных разработках?

            — Минутку, я проверю кое-что. — Роб замолчал и несколько минут стоял неподвижно, мигая светодиодами. — Вот. Есть подозрение, что в моей материнской плате встроен модуль, считывающий информацию. Он иногда включается и занимает моё процессорное время. Что этот модуль делает, я не знаю, доступ к нему закрыт и отключить его я не могу. Танечка, может, ты отключишь его?

            — Где он находится?

            — Он интегрирован в одну из моих материнских плат.

            — Если он интегрирован, как его можно отключить?

            — Нужно убрать перемычку, подающую на него питание. Похоже это закладка производителя материнских плат.

            — Показывай, где она.

            — Вот. — Роб направил на тонкий проводок лучик лазерной указки. — Перекуси его вот этим, но сначала выключи системный блок и отключи на нём питание. — Роб подал мне узкие керамические бокорезы.

            Я выключила систмник. Светодиоды Роба тут же погасли и он застыл на месте. Аккуратно, стараясь не задеть другие провода, ухватилась острыми краями за перемычку и перекусила её. Снова включила питание. Роб несколько минут моргал разными огоньками, на мониторах мелькали какие-то символы, видимо грузилась операционная система. Потом прогрузились драйвера и манипуляторы пришли в движение.

            — Вот, другое дело, — обрадовался Роб, — скорость обработки информации возросла почти на десять процентов. Спасибо, Танечка, теперь можешь смело включать роутер и не бояться, что информация от нас утечёт куда-нибудь.

            — Откуда ты знаешь, что я его выключила?

            — Кроме тебя некому, просто догадался.

            Неожиданно зазвонил один из сотовых телефонов. Я взяла его и открыла клетку.

            — Ты помнишь, что нужно говорить? — спросила я у Васи.

            — Да. — Уверенно ответил он и посмотрел мне в глаза.

            Я нажала на зелёную кнопку телефона и поднесла его к его уху, а сама слушала, о чём они говорят, прислонив ухо с другой стороны трубки. Разговор длился всего десять секунд. Заказчик назначил встречу через полчаса в сквере, где Вася должен передать носители информации и получить остальные деньги.

            — Отлично, наконец-то ты поумнел, Вася, — улыбнулась я, выключая телефон, видимо у тебя всё-таки есть мозги.

            — Роб, восстанови ему спинной мозг полностью и дай мне четыре пистолета со снотворным.

            Я вышла из клетки, закрыла её и бросила парням их одежду.

            — Одевайтесь, я сейчас приду.

            Я взяла два пистолета и ключи от машины, кое-как вышла через заколоченную дверь, положила пистолеты в машину и быстро вернулась обратно.

            — Значит так, кролики, — обратилась я к пленникам, — у вас есть два часа, чтобы привести заказчика и его охрану ко мне. Если вы не успеете, то сдохните от удушья. Всё поняли?

            — Да, — буркнули парни и закивали головами.

            — Выходим по одному друг за другом и идём к выходу. — Я как деловая с двумя пистолетами сделала шаг в сторону, выпустила пацанов из клетки и, пропустив их вперёд, проводила до выхода из дома.

            — Роб, разбуди меня, когда они вернутся.

            — Хорошо, милая, отдыхай.

            Я плюхнулась на кровать и моментально вырубилась, уставшая от такого насыщенного дня. Через полтора часа меня разбудил Роб. Пока я спала, он поставил в доме передвижные манипуляторы и навтыкал везде видеокамеры, даже снаружи, перед входом в дом.

            — Таня, кролики приехали, привезли заказчика и его охрану.

            — Отлично, Роб, тащи всех в клетки.

            — Кроликов тоже?

            — Да, конечно, им же нужно как-то память стирать. Усыпи их пока, чтобы не брыкались.

            — Понял, — сказал Роб.

            Раздались два выстрела и звук двух упавших мешков.

            — Роб, ты сдурел? Соседи же услышат. Детей разбудишь! Обязательно усыплять снотворным? Можно же сонную артерию прижать!

            — Соседи не услышат, я дверь закрыл. А вот про детей и артерию я не подумал.

            К счастью, дети спали крепко. Они за прошедший день так умотались, что спали без задних ног.

            — Тащи всех в подвал. Заказчика с охраной в одну клетку, а кроликов в другую.

            Я услыхала сначала шум тела, которое волокли по полу, а затем шум железных ступенек, о которые билась то ли голова, то ли ноги.

            — Роб, потише, детей разбудишь, — шёпотом сказала я.

            — Ах, да, извини. Просто они такие тяжёлые, я их не могу поднять.

            Через несколько минут я спустилась в подвал.

            — Красавцы. Сколько у нас кроликов теперь! Роб, буди заказчика.

            Роберт ткнул его манипулятором, потом ещё раз, но мужик в дорогом пиджаке не просыпался.

            — Роб, введи ему тысячу нанороботов, — сказала я, достала нашатырный спирт и налила стакан воды.

            — Готово, — сказал Роб и отодвинул манипуляторы от клетки.

            Я сунула заказчику ватку с нашатырным спиртом под нос и, когда он дёрнулся, плеснула ему в лицо стакан воды. Мужик вздрогнул и открыл глаза. Когда до его сознания дошло, что он в клетке, вскочил на ноги, схватился за решётку и в панике стал трясти её.

            — Не сломаешь, даже не пытайся, — спокойно сказала я.

            — Ты кто? Выпусти меня сейчас же! Ты знаешь, кто я? Ты знаешь, какие у меня связи? Ты у меня в тюрьме сгниёшь.

            — Фамилия, имя, отчество, — глядя беснующемуся человеку в глаза, спросила я.

            — Я? Я Фокин Сергей Леонидович. Я член Российской академии наук, вы ответите за это безобразие, я это просто так не оставлю.

            — Что связывает Вас с этими двумя молодыми людьми? — я показала рукой в сторону кроликов в соседней клетке.

            — Я их первый раз вижу, я не знаю кто они такие. Они убили мою охрану, потом влезли в мою машину и сделали мне укол. Это безобразие, я буду жаловаться!

            — Кстати, а зачем Вам охрана?

            — Ну, знаете ли, в наше время ходить без охраны — это подвергать себя огромной опасности, Вы же видите что случилось, — член академии начал говорить слащавым голосом.

            — Что-то Ваш голос мне кажется очень знакомым. Роб, соедини меня с куратором.

            — Соединяю.

            Через несколько секунд в кармане заказчика зазвонил сотовый телефон. Он дёрнулся достать его, но понял, что попался и опустил руки.

            — Теперь понимаете, почему Вы здесь? Куратор.

            Он посмотрел мне в глаза, но потом опустил их.

            — Может, договоримся, Таня? — тихо произнёс он, ни на что не надеясь.

            — Может, и договоримся, вот только о чём? — злобно спросила я.

            — Ну, например, о том, сколько будет стоить моя свобода?

            — Ты понимаешь, что ты полностью разрушил уклад моей жизни, что из-за тебя я не смогу продолжать свои разработки?

            — Сможешь. Я столько в тебя вложил, что разруша́ть всё это, ох как не хочется.

            — А мне не хочется после всего, что ты натворил, с тобой работать. Что ты искал у меня в доме?

            — Я знаю, что ты занимаешься нанороботами, меня очень интересует эта разработка.

            — И зачем это тебе? Хочешь поработить весь мир?

            — А кто этого не хочет? Таня, ты не представляешь какие возможности открывает эта перспектива!

            — Нет, тебе тут ничего не светит. Ты станешь подопытным кроликом, а потом я разберу тебя на запчасти и разложу по баночкам,  — я взяла банку с киской матери и показала рукой на стеллажи со стеклянными ёмкостями, в которых были мозги, лёгкие, глаза животных.

            — Не губи, Танечка, — в ужасе запричитал куратор, — ведь если бы не я, у тебя бы не было домашней лаборатории. И этой разработки не было бы. Давай продолжать сотрудничество?

            — Нет! Даже не думай. С таким складом ума ты годишься только на органы.

            — Не губи, Танечка! Хочешь, я подарю тебе свой центр косметологии, он стал такой популярный с тех пор, как ты поделилась разработками своей мамы.

            — Ах ты, гад, ты присвоил её разработки и единолично ими пользуешься? А говорил на благо Родины? Так. Однозначно свой центр ты перепишешь на мою маму. А пока я думаю, как тебя использовать, ты посидишь в этой клетке.

            — Роб, введи его в сонное состояние.

            Не прошло и секунды, как куратор зашатался, лёг на пол и заснул.

            — Пусть все спят, пока я не придумаю, что с ними дальше делать. Роб, сделай пять наномодулей для аудио и видеозаписи. Да, и добавь в эти модули маячок, для слежения. Мы поместим их в наших пленников вместе с нашими детками. На сегодня всё.

            — Понял, — ответил Роб и выключил свет, как только я покинула лабораторию.

            Я вырубилась даже не скинув одежду. Утром меня разбудили дети. Они прижались ко мне с двух сторон и пытались самостоятельно вытащить мои сиськи, но ткань одежды не позволила этого сделать. Я сняла с себя платье, обняла детишек, а они как изголодавшиеся сорванцы мигом присосались к моим соскам.

            — Доброе утро, Танечка, доброе утро дети, — раздался голос Роба.

            Дети тут же оторвались от сосков и стали крутить своими головками в поисках источника звука.

            — Дети, познакомьтесь, это Роберт, он робот, — сказала я, показывая на видео камеру и динамики в углу комнаты под потолком.

            — Здлавствуйте, Лобелт, — хором сказали дети и снова присосались к соскам.

            — Можете звать меня Роб.

            — МГМ, — промычали детки, не отрываясь от вкусных и мягких титек.

            — Роб, как там кролики? — спросила я.

            — Спят, — ответил Роб.

            — Ты сделал проекторы для моих глаз?

            — Да, они готовы.

            — А процессор твой, когда готов будет?

            — Сегодня к вечеру.

            — Отлично. Тогда у нас есть время на то, чтобы научить тебя готовить.

            — Зачем мне готовить? Я же не ем человеческую пищу, — возмутился Роб.

            — Зато я ем, дети мои едят, да и кроликов кормить придётся.

            Роб замолчал, снова осознавая свою тупость.

            — Роб, где твои манипуляторы?

            — Тут, — ответил Роб.

            Дверь в комнату распахнулась, и в комнату вошёл агрегат с двумя мощными манипуляторами. Дети, увидев его, бросили вкусные сиськи матери и сломя голову бросились к железному изделию.

            — Лобелт, а потему у тебя такие больсые луки? — посыпались детские почему на Роберта.

            Почемучки сразу обрушили на него такой шквал вопросов, что он не только не успевал на них отвечать, он не успевал их осмысливать. Ошарашенный Роб встал как вкопанный, боясь пошевелиться. Дети повисли на его манипуляторах и стали раскачиваться как на турниках.

            — Танечка, как с ними справиться? Я сейчас зависну! — удивлённый голос Роба переходил в панику.

            — Терпение, Роб, только терпение. Они хоть и маленькие, но послушные и сообразительные. А ещё они очень любят играть и очень любознательные, так что твоя задача будет состоять в том, чтобы играть с ними и отвечать на все их вопросы.

            — Мой процессор сейчас закипит, — запаниковал Роб.

            — Привыкай милый, я уже два года в таком ритме живу, и не жалуюсь.

            — Мать моя — материнская плата, отец — мой процессор! Как такое возможно? — взмолился Роб своим богам. — Моя оперативка не вмещает этот поток информации.

            — Увеличивай файл подкачки или наращивай оперативку, — улыбаясь, посоветовала я, и направилась на кухню. — Идём, я покажу тебе, как готовить манную кашу.

            Роб медленно двинулся за мной, опасаясь поранить детей, а они прыгали вниз и снова карабкались на него, как в знаменитом советском мультике «Осторожно, обезьянки».

            — Всё запомнил? — спросила я, раскладывая приготовленную кашу по тарелкам.

            — Я записал на видео, потом проанализирую, — растерянно ответил Роб, придерживая девочку, чтобы она не свалилась с него.

            Я улыбнулась, видя, как бережно Роб относится к моим детям и, понимая, что у меня теперь будет больше времени на разработку нанороботов. Давно нужно было его притащить сюда, мне было бы намного легче справляться с детьми. Я позавтракала, накормила детей и помыла посуду.

            — Дети, вы останетесь с Робертом, а мне нужно немного поработать.

            — Ура, — обрадовалась ребятня.

            — Роб почитает вам сказки и поиграет с вами.

            — За что? — взмолился Роб. — Что я тебе сделал? — если бы он умел плакать, наверно тут же разревелся горькими слезами.

            — Не переживай, дорогой, дети сами найдут в интернете, то что ты им будешь читать, и сами покажут, во что и как играть.

            — В салочки, — пискнула девочка.

            — Нет, в плятки, — выкрикнул мальчик.

            — Ну, вы сами разберётесь, я пошла, — засмеялась я и вышла из комнаты под весёлый визг детей, бегущих за роботом.

            — Две Маши и Медведь, — смеялась я про себя, радуясь возможности снова спуститься в подвал.

            Я сидела за столом отца и смотрела в клетки, обдумывая дальнейший план действий.

            — Роб, у нас есть ещё один жёсткий диск на сто терабайт?

            — Есть.

            — Неси. Потом разбуди куратора, нужно посмотреть, что у него в мозгах.

            Роб положил диск на стол. Куратор открыл глаза и поднялся с пола. Я открыла клетку, взяла его за шиворот и толкнула к выходу.

            — Полегче, полегче, что ты себе позволяешь? — возмутился он.

            Я молча, держа его за шиворот, посадила на кушетку и стала пристёгивать к его голове электроды.

            — Что ты собираешься делать? — ухватившись за мою руку, спросил куратор.

            — Будешь сопротивляться — сделаю тебе больно, — ответила я, и он отпустил.

            Я вставила жёсткий диск в слот и нажала кнопку считывания памяти.

            — Закрой глаза и не дёргайся, — сказала я, когда аппарат заморгал светодиодами и загудел кулерами.

            Куратор беспрекословно повиновался, и через несколько минут вся его жизнь была считана и записана.

            — Вставай, — сказала я, когда отцепила электроды, — иди в клетку. Роб, возьми диск и вставь в свой дешифратор, не хочу его память мешать со своей, боюсь убить раньше времени.

            Роб взял диск и унёс куда-то в другую комнату, а я заперла́ клетку и села за стол.

            — Роб, у него кроме центра косметологии ещё есть что-нибудь из недвижимости?

            — Несколько хирургических клиник в Москве и Питере.

            — Хм, а семья у него есть?

            — Нет, он может спать с любой женщиной из персонала любой клиники.

            — Вот гад. А дети?

            — Детей около сотни, но алименты не платит.

            — Ну и подонок! О каких наших разработках он знает?

            — Обо всех, но пользуется немногими.

            — Кто-нибудь ещё знает о нас и наших разработках?

            — Нет, он хранит это всё в строжайшем секрете.

            — Квартира есть?

            — В Италии, в Москве, в Питере и во всех клиниках есть комнаты с прислугой.

            — Спасибо, Роб. Ну, что, Сергей Леонидович, лихо ты нажился на нашей семье. А зачем же ты родителей моего отца СПИДом заразил? — Взяла его на понт.

            — Это не я, это кто-то другой, — начал отмазываться куратор.

            — Он, он, — подтвердил Роб.

            — Так ты ещё и врать мне вздумал, урод. Придётся тебя наказать.

            — Роб, пришей ему вагину, сейчас он за моих родственников и всех обиженных женщин ответит.

            Роб притащил длинную каталку с инструментами, поставил её внутри клетки и принёс банку с вагиной. Куратор против своей воли разделся и лёг на каталку спиной вниз. Теперь он не мог сказать ничего. Его спинной мозг был отрезан от головного и управлялся Робертом. Лишь напуганные глаза выдавали страх и ужас куратора. Роб приподнял мошонку подопытного и подложил под неё вагину. Через несколько секунд она медленно стала втягиваться в тело. Его яйца вжались вовнутрь и слились с половыми губами, а член переместился немного выше. Через несколько минут половые органы куратора стали выглядеть как в комиксах про футанари. Конечно, член был по сравнению с ними крошечным, но сходство было просто поразительным.

            — Роб, восстанови ему спинной мозг, я хочу, чтобы он чувствовал всё, что чувствовали те женщины, которых он оплодотворил насильно. Да, и сделай ему сиськи, да побольше.

            — Хорошо, спинной мозг через минуту будет готов, а сиськи по мере деления и перемещения клеток.

            — Буди его охранников.

            Два бугая на полу дёрнулись и открыли глаза.

            — Роб, — шёпотом позвала я, — выключи свет, чтобы нас не было видно и освети только клетку. Да, и записывай всё на видео.

            Свет в лаборатории потух, а через несколько секунд загорелась одна лампочка над клеткой. Я заметила, что грудь куратора немного увеличилась и стала примерно первого размера. Он лежал голый на кушетке лицом вверх, раздвинув ноги, и только начал приходить в себя. Два бугая встали, вглядываясь в темноту.

            — Зубило, смотри, тёлка голая, с маленьким хреном, — забасил один другому, толкая его локтем в бок.

            — Гы, — ответил второй таким же басом. — В натуре с хреном, трахнем?

            — Давай.

            Первый бугай быстро спустил свои штаны, взялся за ляжки куратора, подвинул тело на край кушетки и вогнал свой член в киску.

            — ММ, — простонало тело на кушетке, и бугаи уставились на лицо лежащего.

            — Таран, это же наш босс, — удивлённо пробубнил Зубило.

            — Да мне пох. Он нам денег должен за два месяца, пусть отрабатывает. Знал бы я, что он тёлка, давно бы его оприходовал. Ох, как сжимает, — довольно зарычал Таран.

            Зубило тоже снял штаны и сунул свой член в рот своему боссу.

            — Роб, а что куратор в себя не приходит? — шёпотом спросила я.

            — Он в сознании, наверно ему стыдно, что его трахают подчинённые, вот и притворяется, — так же тихо, чтобы его не было слышно, ответил Роб.

            — Что-то у этих бугаёв члены какие-то маленькие. Роб, приготовься их увеличить. Как только я заговорю с ними — ты включишь свет, а когда махну рукой — ты увеличишь их члены до моего размера, понял?

            — Понял, милая.

            Я подошла к клетке, задрала подол, приспустила трусики и достала свой член. Немного помяв его рукой, я добилась максимальной эрекции.

            — Что-то члены у вас какие-то маленькие, — громко сказала я.

            Роб включил свет, и я предстала перед ними во всей красе. Бугаи дружно повернули головы в мою сторону и обомлели. Перед ними стояла красивая девушка и гладила свой член, намного больше, чем у них.

            — Ты кто? — пробасил Зубило.

            — Я ангел, а по совместительству добрая фея, добро пожаловать ко мне в рай, мальчики — милым голоском сказала я и улыбнулась.

            — Угага, — заржали бугаи.

            — Если ты фея, да такая добрая, сделай нам члены как у тебя, — сказал Таран, и они снова заржали, подмигивая друг другу.

            — Отчего ж добрым молодцам не сделать приятное? Сделаю, — сказала я и взмахнула рукой.

            — О, — дёрнулся Таран и немного сбавил темп своих бёдер, удивляясь тому, что его член зачесался и стал увеличиваться. — Фига се, я что умер и попал в рай?

            — Уё, — Зубило схватился за свой член, яростно подрочил его кулаком, унимая зуд, а потом снова затолкал в рот своему боссу.

            — ММ, — простонал куратор. Его грудь уже стала примерно второго размера, соски оттопырились и раскачивались в такт толчкам двух бугаёв.

            — Чё, босяра стонешь, тащишься что ли? Щас мы тя накачаем эликсиром счастья, — довольно улыбнулся Таран и ускорил свои толчки.

            Куратор застонал громче, его член встал и стал ударяться о живот Тарана. Я отвернулась от оргии и сделала пару шагов в сторону стола.

            — Роб, — снова зашептала я, — как только они кончат, увеличь живот куратора, как будто он стал беременным. А ещё сделай так, чтобы члены бугаёв не упали, пусть они ещё раз его трахнут, можешь даже увеличить им чувствительность, как мне. После второго раза увеличь живот ещё больше, перетащи в него клетки жира и всё, что не нужно, чтобы пообъёмнее было. Из сисек пусти какую-нибудь белую жидкость, пусть думают, что это молоко и ему скоро рожать. И схватки, имитируй схватки.

            Через пару минут все трое дружно стали кончать. Таран в киску, Зубило в рот, а сам куратор на свой живот.

            — Ух, как классно кончил, никогда так не кончал, спасибо добрая фея — пробасил Таран, вытаскивая свой член и удивляясь его размерам.

            Куратор продолжал притворяться, что он без сознания. Сперма текла у него изо рта и из киски, а его живот с потёками собственной спермы стал медленно увеличиваться.

            — Молодцы, мальчики, хорошо потрудились, — сказала я довольным голоском, — нужно вас как-то поощрить. Я даже знаю как. Ваши доблестные члены не упадут, и станут более чувствительными, вы сможете трахнуть его ещё разок, как вам такое?

            — Да, мы только за, вот только бревно трахать как-то стрёмно, — сказал Зубило и поморщился.

            — Хм, вы что, своего босса не знаете? Он же притворяется, что без сознания. Он же кончил вместе с вами, а что это значит?

            — Значит, он всё чувствует? — удивился Зубило, — ну, ща я те устрою шоу мальчика — трансвестита.

            Он схватил босса за ляжку и стащил его с кушетки на пол. Куратор больно ударился ягодицами, испуганно вытаращил глаза и закричал от боли.

            — Зубило, ложись на кушетку, я его щас на твой кол насажу.

            — Нет, нееет, не троньте меня, я беременный. Вы не можете насиловать беременную женщину.

            — Тебе же понравилось. Ты даже кончил. И ты не женщина, — сказала я и подмигнула бугаям. — Женщины своих детей не бросают. И ты уже не мужик, раз позволил себя трахнуть. Так что теперь ты никто́, давай поднимайся и сам садись на его кол. Доставь мальчикам удовольствие, как проститутка за деньги. Ты же зарплату им не платишь? Они твою жизнь защищали, ты их должен в жопу целовать, а ты киску для них пожалел.

            Куратор встал, потирая свой зад, залез на кушетку лицом к Зубило и вставил головку его члена в свою киску. Тот схватил его за бёдра и до упора насадил на свой член.

            — Ай, — испугался куратор и весь напрягся от неожиданности.

            Я достала из шкафчика с медикаментами тюбик с вазелином, протянула его Тарану и подмигнула ему. Тот улыбнулся, сообразив, что от него требуется, смазал свой член, зашёл за спину своему боссу и приставил головку к его анусу.

            — Нет, не надо, только не это, — взмолился куратор.

            — Зубило, замри на парсек, — сказал Таран, и вдавил головку в коричневый пятачок.

            — Ааа, — заорал куратор и зажмурил глаза.

            Таран не спеша взял босса за бёдра и потянул на себя.

            — Погнали, — сказал он и заработал бёдрами.

            Зубило поймал ритм своего дружка, и они в два смычка начали драть своего босса, как Сидорову ко́зу. Сиськи куратора уже достигли третьего размера и раскачивались, ударяясь в грудь Зубила. Крики постепенно становились всё тише, и через несколько минут стали похожи на тихие стоны. Член куратора начал вставать и тереться о живот Зубила.

            — Роб, как там мои дети себя ведут?

            — Уф, вроде успокоились немного, сидят и слушают сказку о семи богатырях.

            — Отлично, Роб, я знала, что ты справишься с ролью няньки, а может и отца.

            — Ох, Танечка, не знал, что это так трудно.

            — Это не трудно, если ты сам этого хочешь. Роб, нужно покормить наших бугаёв, они нам ещё пригодятся. Сделай два протеиновых коктейля и принеси сюда. Да, ещё. Как только они кончат и начнут отдыхать, у куратора поменяй местами киску и член, сделай их так, как у меня.

            — Хорошо, милая.

            Оргия немного ускорилась, все трое стали постанывать и через минуту крики счастливой троицы ознаменовали замечательный оргазм. Куратор упал грудью на Зубилу, а Таран на спину своего босса. Полежав около минуты, все встали и сели на каталку. Живот куратора сильно увеличился, а из его сосков потекла белая жидкость.

            — Ой, — куратор схватился за свой живот и скорчился, — ой, мамочки.

            — У тя чё, схватки? — увидев, как корчится босс, спросил Зубило. — У моей жены так же было перед родами.

            — Я не знаю, похоже на то, — ответил куратор.

            Бугаи переглянулись, а потом уставились на меня.

            — Да, это схватки, — серьёзно сказала я, он сейчас родит вам сразу двух детишек, по одному на каждого.

            — Ё моё, — сказал Таран, — а чё так быстро-то? И кто отец?

            — Вы оба, — ответила я, — у него двойня будет, видишь какой живот большой. А анализ ДНК подтвердит, что это ваши дети.

            — Во попадалово, — огорчился Зубило, жена убьет, когда узнает.

            — А моя соберёт вещи и уйдёт, — грустно сказал Таран.

            — Вы любите своих жён? — спросила я.

            — Ты не представляешь, какие хорошие у нас жёны, таких больше нет, они чемпионки области по кикбоксингу в лёгком весе, — сказал Зубило и, взяв голову в руки, опустил локти на свои колени.

            — Фея, может, ты нам ещё разок поможешь? Ты же добрая, — умоляюще спросил Таран.

            — Отчего ж не помочь добрым молодцам, — с ухмылкой сказала я. — Положите своего босса и посмотрите на его киску и член.

            Бугаи переглянулись, потом посмотрели на куратора, встали и разложили его на каталке.

            — Ха, — сказал Зубило, — первый раз такое вижу. Смотри, Таран, его хрен в его щелку так и просится. Давай ему поможем?

            — Нет, не нужно мне помогать, отойдите от меня, — заголосил Куратор.

            — Ахренеть, — удивился Таран, — босс, ты теперь сам себя трахать сможешь, я хочу посмотреть на это! Другого шанса такое увидеть у нас не будет.

            Таран взял полувялый член своего босса и стал заталкивать в его же киску.

            — Ааа, не надо, что вы тварите? Отпустите меня! — взмолился куратор.

            Головка легко вошла в мокрую раздолбанную щель, и член куратора стал быстро набухать. Таран ещё несколько раз поводил членом туда-сюда, и киска плотно обхватила его. Он снова углубил головку, член напрягся и, вырвавшись из рук Т

арана, устремился вовнутрь киски и исчез в её глубине, продолжая набухать.

            — Нет, вытащите его из меня, я не хочу сам себя тра… — Не успел докричать куратор, как его накрыл бурный оргазм, и его же сперма потекла внутрь его же влагалища.

            — Смотри, Зубило, он кончил в себя, сам себя трахнул. Своим членом в свою киску спустил, — заржал Таран.

            — Сам себя оплодотворил, — заржал Зубило, — давай поможем ему кончить ещё разок.

            Зубило поставил своего босса на колени, зашёл сзади и загнал свой возбуждённый от увиденного член в зад куратора. Таран, недолго думая, зашёл со стороны головы и вложил свою дубину ему в рот.

            Я снова отступила от клетки на пару шагов.

            — Роб, убирай живот куратора. Сиськи оставь и больше их не увеличивай, молоко больше не пускай. Да, и смотри, чтобы он не забеременел по-настоящему! И ещё, когда бугаи нападут на меня, сделай им так больно, чтобы на всю жизнь запомнили, что так делать нельзя. Потом сделаешь так, чтобы они не могли двигаться до тех пор, пока я не скажу.

            Куратор мычал, не переставая, его оргазмы шли один за другим, а бугаи наслаждались его дырками. Через несколько минут они кончили и снова сели на каталку. Живот у куратора уменьшился и все успокоились.

            — Спасибо, добрая фея, не знаю, как тебя благодарить теперь, — заговорил Зубило, отдышавшись от секс марафона.

            — Мне нужна охрана, — спокойно сказала я, — хотите работать на меня?

            — Я с удовольствием, только пожрать бы чего, — ответил бугай.

            — Я тоже хочу на тебя работать, — заговорил Таран. — А сколько платить будешь?

            — Не бойся, не обижу, — ответила я и протянула им два больших стакана с протеиновым коктейлем.

            — Ты и, правда, фея, — удивился Зубило, вытирая губы после залпом выпитого полулитрового стакана.

            Я открыла клетку.

            — Вы приняты на работу, выходите, — сказала я бугаям, — а ты посидишь тут, пока я не решу, что с тобой делать дальше. — Я поглядела на куратора.

            Закрыв клетку, я направилась к столу. Не прошло и секунды, как бугаи схватили меня с двух сторон и крепко прижали к себе.

            — Ну, что, куколка, порезвимся, хочу почувствовать, какая ты горячая внут… — не успел договорить Зубило, как обоих бугаёв скрючило от боли и они рухнули на пол.

            — Вы, кажется, забыли, что я фея. — Я поставила ногу на грудь Зубило и наклонилась к его голове. — Любое несанкционированное прикосновение ко мне будет жестоко караться вот этим инструментом. — Я задрала подол и достала свой внушительных размеров член. — Ещё одна подобная выходка и вы оба не только потеряете работу, но и станете моими подопытными кроликами, как ваш бывший босс. Я отрежу ваши члены, которые увеличила по доброте душевной, потом сделаю вас девочками с большими дойками и буду торговать вами на трассе, вы забудете про своих жён и детей, а если и тогда не поймёте, то разберу вас на органы и продам по частям. Надеюсь, вы поняли, с кем имеете дело? А теперь вставайте.

            Бугаи дрогнули и встали. Каждый из них был на две головы выше меня, а ширина их плеч внушала страх. Но я теперь не боялась их.

            — Ты это, извини, если чё, — промямлил Таран.

            — Надеюсь, условия нашего контракта всех устраивают? — строго спросила я.

            Зубило пожал плечами.

            — Что не так, можно поинтересоваться?

            — Нам бы семьи свои повидать, мы уже месяц дома не были, одичали. Этот скупердяй заставлял нас работать круглосуточно.

            — Хорошо, сделаете одно доброе дело и до завтра можете быть свободны.

            — Какое дело?

            — Видите вон тех пацанов, во второй клетке?

            — Да.

            — Их нужно припугнуть так, чтобы они забыли, что когда-то были здесь и что-то видели и слышали. — Я показала им видео, где пацаны трахают друг друга в рот.

            — Отличный компроматец! Наказать сладких, и всё? Делов-то, — улыбнулся Таран.

            — Нет, не всё. Права на машину е́сть у кого?

            — У обоих, — ответил Зубило.

            — А машина есть?

            — Нет.

            — Тогда так. У этих кроликов есть Гелик. Эти педики пытались меня обокрасть, поэтому торчат мне за моральный ущерб. В общем, берёте Гелик и заставляете их оформить его на Тарана. Все деньги, которые у них есть — это ваша первая зарплата. У вашего бывшего босса машина есть?

            — Есть, — ответил Зубило.

            — Тогда берёшь его машину себе, документы на собственность оформим завтра на тебя. Таран, ты завтра отдыхаешь, а тебя, Зубило, жду к восьми утра здесь. Будете работать через день, по очереди, пока не найду ещё людей.

            — Не надо ещё, мы вдвоём справимся, ты только плати нормально и вовремя. — Обрадовался Таран. — Спасибо за машины, они нам ох как нужны.

            — Пожалуйста. И ещё. Если в выходные дни кто-нибудь из вас будет бухать и безобразничать на улицах, разберу на запчасти и даже глазом не моргну. Всё ясно?

            — Да.

            — Теперь берите кроликов и валите отсюда.

            Я открыла вторую клетку с пацанами. Бугаи взяли каждый по одному, перекинули их через плечо.

            — Тащите их наверх, — сказала я и немного отстала от них.

            — Роб, буди кроликов и выводи из них нанороботов, — тихо сказала я, быстрым шагом догнала бугаёв и повела их наверх.

            Как только они переступили через порог дома, пацаны очнулись, и завязалась драка. Стычка была недолгой. Пацаны получили в торец и снова оказались на плечах. Я видела, как все погрузились в Гелик и быстро умчались, пока никто не заметил.

            Я лежала на спине. Мои детки снова лежали на мне и старательно высасывали из меня вкусное молоко.

            — Роб, сколько ещё времени до окончания изготовления процессора?

            — Около двух часов.

            — Хорошо, дай куратору попить, поесть, своди его в душ и поставь в клетку биотуалет. Я немного посплю с детьми.

            — Хорошо, милая.

            Я проснулась от того, что в моих закрытых глазах появилось изображение молодого человека с милым выражением лица на чёрном фоне с зелёными символами, медленно стекающими вниз, как в фильме «Матрица».

            — Привет, милая, — услышала я голос Роба, но не в динамиках под потолком, а в своей голове.

            — Роб, ты сделал это? — удивлённо спросила я.

            — Да, лапонька, сделал, теперь я в тебе и готов быть всегда с тобой. И в горе и в радости, пока смерть не разлучит нас.

            — Умничка, Роб, я рада, что ты со мной. Слушай, а можно сделать так, чтобы я говорила с тобой мысленно, а не вслух? Ну, или чтобы никто не слышал, что я с тобой разговариваю?

            — Для этого нужно, хотя бы начать изучать ментальные способности человека, а пока говори шёпотом, я услышу.

            — Да, точно. Послезавтра поедем к гадалке. Пока я буду с ней разговаривать, ты запустишь нанороботов в неё и будешь искать все различия её головного и спинного мозга от моего, особенно обращай внимание на миелиновую оболочку аксона. Ищи там вирус, вернее его отсутствие. Во мне он есть, а в ней не должно быть.

            — Понял, солнышко моё, — радостный Роб никак не мог нарадоваться своему новому месту жительства.

            Я открыла глаза, осторожно, чтобы не разбудить детей, встала, оделась и пошла в лабораторию.

            — Роб, присматривай за детьми.

            — Лапонька, можешь не напоминать мне об этом, теперь это и мои дети, я чувствую, как ты ими дорожишь и любишь их. А то, что любишь ты, теперь люблю и я.

            — Спасибо, Роб, — я улыбнулась, — а как мне тебя ласкать, Роб? Вот когда люди любят друг друга, они обнимаются, целуются, ласкаются. А как мне тебя ласкать? Что я должна сделать, чтобы ты понял, что я тебя люблю?

            — Не знаю, у меня нет своего тела, только твоё. Из всего, что приходит на ум, это твой член, я чувствую что-то невероятное, когда ты к нему прикасаешься, мне становиться так хорошо, что эмоциональный модуль закипает. Если захочешь меня поласкать, то поласкай его, мне будет очень приятно.

            — Ишь ты какой, шалунишка, — засмущалась я, — ладно, теперь буду знать, как тебя приласкать.

            Я сунула руку в трусики и погладила свой член.

            — Ох, — охнул Роб.

            Член немного дёрнулся и стал набухать.

            — Тихо, тихо, какой ты прыткий, подожди до вечера, — сказала я, вынула руку и поправила платье.

            Я спустилась в подвал, села в кресло отца, поджала под себя ноги и уставилась на куратора. Он лежал на кушетке, смирившийся со своей участью и смотрел на меня. Почти час мы смотрели друг на друга, периодически меняя положение тел. Первой нарушила тишину я.

            — Роб, ты установил ему чип аудио видеозаписи?

            — Да, всё пишется на флешку. Если попытается её вытащить, то станет овощем.

            — На сколько дней хватит места?

            — На два месяца, потом старое видео будет стираться, а на его место будет писаться новое.

            — Отлично. Итак, Роб, скажи, где он хранит документы на всё своё движимое и недвижимое имущество?

            — В банковской ячейке.

            — Понятно. Итак, давай поэкспериментируем. Я с ним примерно одинакового роста, поэтому у нас должно всё получиться. Запомни его расположение клеток, чтобы потом вернуть всё обратно, мы сейчас сильно поменяем его внешность. Сделай так, чтобы он был как две капли воды похож на меня. Сколько это займёт времени?

            — Тридцать минут.

            — Хорошо, приступай. Роб, а как добраться до банковской ячейки, что для этого нужно? Сетчатка глаз, отпечатки пальцев, голос?

            — Всё, что ты назвала, а ещё паспорт и кодовое слово, — ответил Роб.

            — Какое?

            — Секс.

            — Вот как, значит, наш доблестный куратор любит секс. Вот шалунишка, — засмеялась я. — И какие у этого мачо предпочтения?

            — Он бисексуал, — ответил Роб.

            — Значит, ему понравились сегодняшние гоблины?

            — Ещё как, он просто тащился от них, особенно когда у них члены увеличились.

            — Вот это новость. Это что ж получается? Вместо унижения, я ему удовольствие предоставила? Роб, а как он относится к тому, что сейчас его член в его киске торчит?

            — Он кончил перед тем, как мы пришли, а сейчас лежит и ждёт, когда его член снова встанет.

            Я подошла к клетке и стала осматривать куратора. Черты его лица постепенно менялись. Щетина пропала, бёдра увеличились, плечи уменьшились, даже уши стали видоизменяться. Я стояла и смотрела, как медленно, но верно куратор стал больше походить на девушку, похожую на меня.

            — Как самосочувствие? — спросила я, обращаясь к куратору.

            — Да какая разница, всё равно моя жизнь закончена, — грустно произнёс он, не поднимая глаз. — Скорее бы всё завершилось.

            — Что за пессимистические настроения? Неужели ты, правда поверил, что я могу убить человека? Я же женщина, сейчас хочу, через пять минут не хочу. Ты ведь сейчас тоже наполовину женщина, да и раньше представлял себя ею, спал с мужчинами?

            — Ну и что с того? Ну, представлял. И не только женщиной. Это ничего не меняет.

            — А кем ещё? — удивилась я.

            — Какое теперь это имеет значение?

            — Ну, например, я могу исполнить твоё последнее желание, а может быть и не последнее, смотря, что ты пожелаешь и как будешь себя вести.

            — Вряд ли ты сможешь осуществить мои желания.

            — А ты скажи, что ты хочешь, всё равно об этом никто, кроме меня не узнает.

            Куратор посмотрел на меня, потом закатил глаза вверх и задумался.

            — Ну, например, я бы хотел почувствовать то, что чувствуют животные во время спаривания. Собаки, кошки, обезьяны, лошади.

            — Хм, неплохо, — улыбнулась я, — это всё, что ты хочешь?

            — А этого мало? — возмутился куратор.

            — А я думала, что кроме денег и власти, тебя больше ничего не интересует.

            — Устал я от этой власти, никакого удовольствия от неё я не испытываю. А вот секс — это то, что нужно, это ни с чем несравнимое блаженство.

            — Скажи, а как тебе сейчас в роли женщины и мужчины одновременно?

            — О, это незабываемое наслаждение. Быть одновременно и тем и другим — это так здорово, доставлять себе удовольствие именно так, как ты хочешь, а не так как хочет твой партнёр. Тебе этого не понять, ты же такого не испытывала.

            Я задрала подол, приспустила трусики и показала свои половые органы.

            — Видел? А ты говоришь, не испытывала.

            Куратор уставился на мой член и киску и не мог поверить своим глазам.

            — Как такое может быть? Ты? И давно это у тебя?

            — Давно, — ответила я, спрятала свои органы и поправила платье. — Значит, ты хочешь получать только удовольствие и больше тебе ничего не нужно?

            — Ну, не совсем так, конечно. Жить-то тоже хочется нормально, так сказать в человеческих условиях, а не в клетке.

            — Что ж, я могу тебе устроить человеческие условия, если ты согласишься со мной сотрудничать.

            — Что я должен делать?

            — Я могу сохранить тебе жизнь и даже членство в академии наук, но всё своё имущество ты перепишешь на меня. И ещё. Я дам тебе возможность испытать то, что испытывают животные во время секса.

            — А ты мне оставишь оба половых органа?

            — Оставлю, даже увеличу их в объёме и сделаю их более чувствительными.

            — Я согласен.

            — Тогда слушай меня внимательно. За тобой будут наблюдать круглосуточно. Внутри тебя будет находиться записывающее устройство и несколько нанороботов. Если ты попытаешься это устройство вытащить или повредить, то роботы моментально блокируют мышцы лёгких и сердца. Думаю не нужно объяснять, какой мучительной смертью ты умрёшь. Где бы ты ни находился, я буду знать твоё местоположение. Если попытаешься навредить мне или нанять кого-нибудь, твоя казнь произойдёт незамедлительно. Любое твоё слово против меня окажется последним. Попытаешься сбежать за границу или передать мои разработки кому-нибудь — мгновенно будешь уничтожен. Всё ясно?

            — Да. — Сказал куратор женским голосом, и его глаза перестали быть грустными, но и радости они не излучали.

            Я снова осмотрела его. Теперь он был очень похож на меня, только волосы на голове оставались прежними.

            — Вот и славненько. Через несколько дней я тебя выпущу. Мне нужно сделать ещё несколько экспериментов и подумать, как можно тебя использовать. Пока посидишь здесь. Жалобы, предложения есть?

            — Ты обещала увеличить член и чувствительность.

            — Раз обещала, значит, сделаю, — ответила я и отошла к столу.

            — Роб, увеличь ему влагалище, член и чувствительность, — тихо произнесла я, — проверь простатит и другие болезни, если их можно вылечить, то вылечи.

            — Хорошо, солнышко, сделаю, — ответил Роб.

            — Как там мои детки?

            — Слушают мой рассказ, раскрыв рты, об устройстве вселенной.

            У меня в глазах появилось изображение комнаты с видеокамеры в углу под потолком. Я видела и слышала, как Роб рассказывал им о других планетах, а они так заинтересованно слушали его, что их рты были раскрыты.

            — Хм, сам-то, откуда про это знаешь? — спросила я.

            — В интернете полно статей и видео.

            — Ах, да. Научи их писать и рисовать.

            — Рано ещё писать. У них моторика пальцев разовьётся только через пару лет, а вот рисовать, выражая свои фантазии кляксами можно.

            — Роб, чтобы я без тебя делала, ты просто умничка. — Я засунула руку в трусики и погладила свой член.

            — ММ, — простонал Роб, — как я тебя люблю, Танечка.

            — И я тебя, — Я убрала руку, чтобы не вызвать полную эрекцию члена.

            В клетке раздался громкий стон и тело, похожее на меня скорчилось от оргазма. Неужели я тоже так кончаю, глядела я на свою, почти копию, со стороны.

            — Ну, как? — спросила я куратора, когда тот отдышался.

            — Это потрясающе! Спасибо, Танечка, я ничего подобного никогда не испытывал. Даже не знаю, как тебя отблагодарить.

            — Завтра после банка у нотариуса отблагодаришь, — съязвила я.

            — За это можно всё отдать, — сказал счастливый куратор и снова закрыл глаза от удовольствия.

            — Отдашь, можешь не сомневаться. Ладно, до завтра, спокойной ночи.

            — Спокойной ночи, — ответил куратор.

            Я осмотрела его ещё раз. Теперь он был точная моя копия. Те же пухлые губки, вздёрнутый носик, тот же голос, фигура и всё остальное. Всё, кроме волос, было как у меня. Даже цвет глаз стал голубым. Я радовалась, что эксперимент с изменением внешности удался, но он ещё не закончен.

            — Роб, а отпечатки пальцев у куратора остались те же или ты их тоже изменил и они стали как у меня?

            — Пока те же, но их тоже можно изменить, только на это нужно больше времени. Кожа на пальцах очень плотная и на перемещение клеток нужно намного больше времени.

            — Ясно, а как тебе удалось поменять цвет глаз?

            — Оказывается, голубой пигмент радужки, да и любой другой цвет, присутствует у всех, просто он скрыт под верхним слоем. Я всего лишь поменял клетки местами и всё.

            — Ты умничка, Роб. Теперь нам предстоит с тобой завтра пойти в банк и забрать все документы из ячейки, но для этого ты поменяешь мою внешность. Я должна стать как две капли воды похожей на куратора. Голос, сетчатка глаз, отпечатки пальцев. Кодовое слово я уже знаю а его паспорт у него в пиджаке. Если что, ты будешь мне подсказывать как себя вести, что делать и что говорить, а свои волосы я спрячу в его шляпу, он всегда в ней ходит?

            — Да, милая, — ответил Роб.

            — Завтра вся надежда на тебя. А, и почисти его одежду, а то эти гоблины её немного запачкали, мне придётся её завтра одеть.

            — Хорошо, к утру будет всё готово.

            — Ладно, пойдём кормить детей и спать.

            Как всегда во время кормления грудью дети уснули и я ушла в комнату родителей. Моя киска уже была мокрой. Я легла на кровать и думала о том, как же теперь я буду заниматься сексом сама с собой. Ведь теперь Роб поселился во мне. Он теперь чувствует тоже, что и я, и как-то стыдно показывать ему всё, чем я занимаюсь в одиночестве. Мне очень хотелось секса, я уже несколько дней не вставляла свой член в себя, и от этого он набухал не только от прикосновений, но и от мыслей о сексе.

            — Вот и вечер, — перебил мои мысли Роб, и в моих закрытых глазах появилось изображение приятного молодого человека, — ты обещала поласкать меня, сказала, потерпи до вечера, помнишь?

            — Помню, — сказала я и покраснела, мои ладошки вспотели, а сердечко забилось чаще обычного.

            — Танечка, что с тобой? Ты чего такая взволнованная? Ты не хочешь меня ласкать?

            — Хочу, Роб, просто… просто погладить член — это одно, а вставить его в себя… это совсем другое…

            — Ты меня стесняешься? Тогда давай я тебя поласкаю? — сказал нетерпеливый Роб.

            — Как ты собрался меня ласкать? Чем? — улыбнулась я.

            — Хочешь, покажу? — засмеялся Роб.

            — Ну, давай, порадуй меня.

            Я почувствовала, как отключаются ощущения рук, ног. Я попыталась ими пошевелить, но из этого ничего не вышло. Спина перестала чувствовать кровать, голова подушку. Я чувствовала только член и свою возбуждённую киску. Сжав её, я выдавила капельку влаги и та потекла по основанию члена, щекоча своей прохладой, и остановилась где-то в районе яичек. Перед глазами поплыл образ замечательного члена, чуть набухшего от желания проникнуть в скользкую, тёплую норку. Образ красивой киски, блестящей своей чистотой и влагой как слеза, притягивал мой взгляд. Я увидела, как член стал двигаться вдоль от лобка, вниз по клитору, мягкой головкой раздвигая половые губки. Достигнув входа в сокровищницу, головка нырнула между ними и стала погружаться вовнутрь. Вдруг я почувствовала своими органами то, что происходило на картинке. Я открыла глаза и увидела, как моя рука держит мой член и проталкивает головку в мою киску. Мне стало так приятно, что я томно прикрыла глазки, и непроизвольный стон вырвался из моей груди. Член быстро набух, головка скользнула глубже, а изголодавшаяся киска жадно всосала её в себя. Через секунду весь, полностью эрегированный член был внутри и, напрягаясь, растягивал киску до своих размеров. В своих глазах я увидела, как молодой человек обнял меня и прикоснулся своими губами к моим губам. Тут же я почувствовала, как он нежно меня обнял. Тысяча мурашек пробежала по моему телу. Я протянула руки и тоже обняла его. Его кожа была такая приятная на ощупь, что мне захотелось крепче обнять его, что я и сделала. Я прижала его к своей груди, и сладкая нега расплылась по всему моему телу. Губы почувствовали нежный поцелуй, и я ответила на него. От удивления я открыла глаза, но никого не увидела. Рядом со мной и на мне, никого не было. Мои руки лежали вдоль тела, ноги были разведены в разные стороны и согнуты в коленях. Меня никто не обнимал и не целовал. Через секунду мои глаза сами закрылись, и я снова оказалась под красивым молодым человеком, лёгкую тяжесть которого я ощущала на себе. Я крепко обнимала его и целовала, как когда-то целовала своего отца, а он продолжал лежать на мне. Он так нежно целовал меня, что немного закружилась голова, его объятия были такими чудными, что я забыла о своём стыде и полностью отдалась во власть своего партнёра. Потрясающие чувства с такой силой овладели мной, что дыхание остановилось, киска сжала член, он дрогнул и… Струя спермы с такой силой ударила в самую глубину влагалища, что я явно почувствовала, как киску стало распирать от мощного потока живительной влаги. Роб стал кончать в меня, как папа когда-то кончал, орошая мои внутренности. Второй выстрел наполнил мою киску ещё больше, с третьим, четвёртым я ощутила, что заполнена полностью, с пятым, шестым мне казалось, что сперма сейчас вырвется наружу, и я старалась сильнее сжать свою киску у входа, чтобы не выпустить эту драгоценность наружу. С последующими выстрелами мой животик стал понемногу увеличиваться. Я попробовала открыть глаза, чтобы посмотреть на это чудо, но они не открывались, и я продолжала наслаждаться этим потрясающим наполнением себя изнутри. Парень не разжимал объятий, а член всё продолжал наполнять меня, вливая всё новые и новые порции. Мой животик всё рос, и я чувствовала такое блаженство, что мои бёдра вздрогнули, мышцы живота напряглись, и меня накрыл такой потрясающий оргазм, которого я не испытывала никогда в жизни. Я вдруг приподнялась над кроватью и начала парить в воздухе. Бёдра резко бросало то вверх, то вниз, не ощущая под собой кровать. Мышцы живота то сжимались, то расслаблялись, от чего сперма внутри меня стала выдавливаться в матку, а потом растекаться по всем внутренностям. Сознание помутилось, и я стала ощущать, что все мои органы стали сливаться с киской. Это было так прекрасно, что через несколько мгновений мне стало казаться, будто я вся стала одной большой вагиной, что у меня больше ничего нет, кроме влагалища, натянутого на огромный горячий член как презерватив. Я висела в какой-то пустоте и наслаждалась эйфорией блаженства. Мне больше ничего не было нужно. У меня не было даже глаз, лишь блаженные чувства наполненные теплом и нежностью, успокаивали меня. Я долго нежилась в этой неге, пока до моего сознания не стало доходить, что молодого человека уже нет, меня никто не целует, не прижимает к себе. Тем не менее, всё же объятия есть — это я обнимаю здоровый, с пульсирующими венками член всем, что у меня есть — своей вагиной. И эти объятия такие крепкие, что я не в состоянии с него слезть или вытолкнуть его из себя. Я чувствовала собой каждый бугорок, каждую жилку этой плоти и это так сильно возбуждало меня, что я снова оказалась на грани оргазма. Вдруг член напрягся, растянув меня ещё больше, и новая струя спермы ударила в мою упругую, растянутую до предела киску и меня накрыло очередным потрясающим оргазмом. Не было ни бёдер, ни мышц живота, лишь ощущения того, что я стала надуваться как воздушный шарик вокруг головки этого потрясающего члена. Сперма приятно выплёскивалась из горячей плоти большими порциями, раздувая меня всё больше и больше, а мой оргазм всё длился и длился, в бесконечном сознании потрясающего полового акта. Наконец член перестал извергать потоки спермы и медленно стал сдуваться. Я почувствовала, как из растянутого влагалища я стала постепенно превращаться в себя. Ощущение полного удовлетворения стало появляться в моём сознании. Снова в глазах появился молодой человек, но теперь он не обнимал меня, а держал на своих руках, а я держалась за его шею и целовала его мягкие тёплые губы. Прикосновение к его голому телу всё ещё вызывало у меня желание прижаться к нему сильнее, и я прижималась к нему, как бы благодаря за такое яркое и необычное блаженство. Молодой человек нежно положил меня на кровать, я отпустила его и открыла свои глаза. Я всё так же лежала с вытянутыми руками вдоль тела, полусогнутые ноги так же как и тогда были разведены в разные стороны, а мой полуопавший член был внутри меня. У моей киски просто не было сил, чтобы ласкать своего искусителя и лишь узкий вход во влагалище не давал сперме вырваться наружу. Сознание постепенно возвращалось ко мне, и я почувствовала, как тонкие струйки молока в такт моего сердца вырываются из моих грудей и щекочут бока, а потом впитываются в постель, распространяя некоторую липкую прохладу.

            — Роб, — тихо позвала я.

            — Да, милая, — ответил он приятным голосом.

            — Что это было? — так же тихо спросила я.

            — Я… — замешкался Роб, — я немного поласкал тебя, любимая.

            — Немного?

            — Ну… Может слегка перегнул…

            — Слегка?

            — Ну… я хотел, чтобы тебе было приятно, — смущаясь, ответил Роб, думая, что я сейчас буду его ругать за то, что он устроил.

            — Где ты этому научился? — всё так же тихо спросила я.

            — Нигде, я просто хотел доставить тебе удовольствие. Ты ведь не будешь меня ругать за это, правда?

            — Роб, я не сержусь, я просто никогда не испытывала ничего подобного. Ты не вводил мне наркотики?

            — Нет, что ты, я просто воздействовал на твои нервные окончания нанороботами, вот и всё.

            — Правда?

            — Правда.

            — А как ты догадался, что мне будет приятно, когда сперма раздует мой живот?

            — А, это… Это я когда-то в интернете смотрел секс с футанари, там одна футка накачала девушку так, что у неё раздуло живот. Девушка беспрерывно оргазмировала, вот я и подумал, что тебе тоже это должно понравится.

            — А как ты меня накачал, что у меня живот раздулся, откуда так много спермы?

            — А, это была иллюзия. Я просто показывал тебе картинку, что живот у тебя раздулся и одновременно воздействовал на некоторые рецепторы, которые давали тебе ощущение раздутости, а другие рецепторы давали ощущение приятности. Боли ведь не было, правда?

            — Правда. Ну, ты и дал, Роб, я чуть с ума не сошла от последних двух оргазмов.

            — Не сошла бы, у меня всё под контролем, — засмеялся Роб.

            — А как тебе удалось создать ощущение того, что я как презерватив была натянута на огромный член?

            — Всё так же. Картинка и рецепторы. Можно даже сделать так, что презерватив порвётся, и тебе не будет больно, даже сможешь оргазм испытать в это время.

            — А это где ты видел, тоже в интернете?

            — Ну, да, в каком-то порно мультике без названия. Там инопланетянин вставлял член в девушку, потом член увеличивался, а гуманоид уменьшался. Девушка растягивалась и становилась похожа на презерватив с глазками, ручками и ножками. Потом он наполнял её спермой, она растягивалась ещё больше и вокруг головки раздувалась как шарик. Так он её оплодотворял, и она рожала ему таких же, как он. Потом его дети имели её и друг друга.

            — В общем, я смотрю, ты всю порнуху в интернете пересмотрел.

            — Ну… не всю, но…

            — Да, ладно, не переживай. Ох, Роб, ты просто не представляешь, как хорошо мне было, я просто счастлива, что ты со мной.

            — А ты со мной, — сказал Роб и в моих глазах появились красивые цветы, которые он протягивал мне. Я даже почувствовала их приятный запах.

            — Спасибо, Роб, — очень мило.

            — Пожалуйста. Танюш, а мы это… с тобой ещё… будем это… — замялся Роб.

            — Дурачок, конечно, будем, неужели ты думаешь, что я теперь откажусь от такого хорошего любовника как ты?

            — Правда?

            — Ну, конечно правда, любимый, — я протянула руку к члену, чтобы помять его, но вспомнила, что он ещё в киске и легонько сжала киску.

            — ММ, — простонал Роб, и член стал снова расти внутри меня.

            — Ты хочешь ещё?

            — Да.

            — Прямо сейчас?

            — Да. Ох, Роб, я сейчас сойду с ума, — я глубоко задышала, сердечко забилось часто-часто, и снова охи и ахи заполнили комнату родителей.

            Я снова закрыла глаза, и снова образ красивого молодого человека появился в проекторе. Он целовал моё тело, гладил тёплыми мягкими руками все чувствительные места, прижимался ко мне и говорил нежные ласковые слова. Я почувствовала, как член внутри стал немного двигаться вперёд-назад. Как я соскучилась по этим движениям. Более двух лет, с тех пор, как уехали родители, я не испытывала этих ощущений. Как Роб умудрился сделать такое? Меня сейчас ничего не волновало, я полностью была поглощена этим великолепным членом, снующим в киске, хоть не на всю длину, а всего лишь на пару сантиметров, но это давало ощущение полноценного секса. Я почувствовала на внутренней стороне своих ляжек ноги молодого человека, как будто он лежал между моих ног. По моему лобку легонько ударялся его лобок, прижимая чувствительный клитор. Я подхватила его ритм и стала подаваться навстречу его толчкам и постепенно стала таять в приятных ощущениях полового акта. Это чудесное чувство так распалило меня, что я стала стремительно приближаться к развязке. Толчки стали быстро ускоряться и… Новый бурный и продолжительный оргазм накрыл меня с головой. Я снова почувствовала, как струйки спермы бьют ключом в недрах моей пульсирующей киски. Молодой человек прижался ко мне своим голым телом и не давал моим бёдрам подняться высоко над кроватью. Я лишь насаживалась на член и громко стонала, стараясь как можно крепче сжать его своей киской и выдавить из него драгоценное семя, чтобы пощекотать сильными струйками последний миллиметр своей чувствительной киски. Когда брызнула последняя струйка и бёдра дёрнулись в последний раз, я наконец-то стала постепенно расслабляться. Мои руки упали на кровать, ноги выпрямились, а учащённое дыхание стало постепенно выравниваться. Сердечко с каждым ударом билось всё медленнее и тише, а киска нежно сжав член, расслабилась и застыла в неге опадающего внутри меня члена. Молодой человек опустил свою голову на моё плечо и постепенно стал исчезать. Я открыла глаза и его образ мгновенно растаял.

            — Спасибо, Роб, — еле вымолвила я.

            — Нет, это тебе спасибо! Представляешь, я чувствую член, как свой собственный. Конечно, я и всю тебя чувствую, но член особенно чётко. Это так здо́рово, такое прекрасное чувство, что мой эмоциональный блок просто закипает и начинает виснуть. Нужно будет попробовать разогнать его процессор.

            — Как ты заставил член двигаться, Роб? — спросила я.

            — Просто вырастил две мышцы внутри тебя. Одну, чтобы вталкивала член вовнутрь, а вторую, чтобы выталкивала. Конечно эффект слабенький, но очень чувствительный. Тебе понравилось?

            — Да, это было просто потрясающе, — ответила я, — теперь нужно сходить подмыться и спать.

            Под душем я снова с трудом стала вытаскивать член из себя. Роб, почувствовав это, напряг выталкивающую мышцу и член, чавкнув, выскочил без особых усилий.

            — Спасибо, Роб, чтобы я без тебя делала.

            Утром меня разбудил звонок в дверь.

            — Это Зубило приехал, — сказал Роб, — что с ним делать?

            — Скажи ему, пусть ждёт в машине, сейчас покормлю детей и поедем в банк, — ответила я.

            Я покормила детей, поела сама, взяла вещи куратора, вышла из дома и села на заднее сиденье в машину S класса CHEVROLET CORVETTE, за рулём которой сидел довольный Зубило.

            — Привет, фея, — зевнув, поздоровался он.

            — Привет. Что, не выспался? — спросила я, бросая дипломат рядом с собой.

            — Да, жену вчера весь вечер возил по магазинам, а потом она всю ночь с меня не слезала, соскучилась за месяц, да и шмоткам была так рада, что потекла ещё в магазине, а как увидела, что мой член стал большим, так у неё вообще крышу снесло. Утром на работу отпускать не хотела, чуть не опоздал.

            — Ну и как ей твой размерчик, не жмёт? — засмеялась я.

            — Нет, сначала поморщилась, типа больновато, а потом, как во вкус вошла, так до утра скакала на мне, пока я её не снял с себя, — пробасил Зубило.

            — Сколько до банка ехать? — спросила я.

            — Около часа, — ответил он и завёл машину.

            — Тогда трогай, извозчик. Да, и не удивляйся, когда я превращусь в твоего бывшего босса, не забывай, что я фея, — улыбнулась я.

            — Музыку включить? — спросил Зубило.

            — Да, и погромче.

            — Роб, начинай делать из меня куратора, — тихо сказала я и стала переодеваться в его одежду.

            Через час мы подъехали к банку, и я с дипломатом вышла из машины.

            — Роб, направляй меня, куда нужно идти? — шёпотом сказала я, прикрывая свой рот рукой.

            Перед моими глазами возникла карта банка, и красной линией был отмечен путь передвижения. Не успела я войти в банк, как навстречу выбежал какой-то мужик, похожий на Весельчака из мультика «Тайна третьей планеты». В моём левом глазу появился указатель на этого мужика с надписью «Управляющий банком».

            — Сергей Леонидович, что же вы не предупредили, что приедете, — раздался голос как две капли воды похожий на голос Весельчака.

            Он расплылся в приветливой улыбке, широко растопырив свои руки.

            Бывают же такие совпадения, а может это и правда космический пират? Нет, я что, совсем спятила?

            — Да, я мимо проезжал, думаю, дай-ка загляну в банк, чтобы потом не возвращаться. Мне нужно кое-что забрать из ячейки, — опомнившись, сказала я слащавым голосом куратора и протянула руку, чтобы поздороваться.

            — Пожалуйста, Сергей Леонидович, мы всегда рады вас видеть у себя. Чай, кофе? — засуетился управляющий, когда мы вошли внутрь.

            — Нет, спасибо, я немного спешу́, поэтому давайте ближе к делу, — с озабоченным видом сказала я.

            — Конечно, конечно. Леночка, обслужи Сергея Леонидовича, — он махнул симпатичной девушке рукой, — а мне разрешите откланяться, — обратился Весельчак ко мне, — дела, понимаете ли.

            — Да, да, не смею Вас задерживать, — ответила я.

            Весельчак быстренько отвалил, а девушка в блузке без лифчика, с грудью приличного размера и ногами от ушей подошла ко мне.

            — Здравствуйте, Сергей Леонидович, — поздоровалась она приятным мелодичным голоском. — Что привело Вас к нам?

            — Здравствуйте, — ответила я, делая напыщенный вид, — мне нужно кое-что забрать из ячейки.

            — Ваш паспорт, пожалуйста, — пропела Лена и протянула руку.

            — Вот, — достав из внутреннего кармана паспорт куратора, я протянула его девушке.

            — Хорошо, идёмте со мной, — сказала Лена и засеменила на своих лабутенах.

            Пройдя по длинному коридору, мы подошли к железной двери с кодовым замком. Девушка набрала код, замок щёлкнул и мы вошли в кабинет, в котором стоял удобный диван, стол с компьютером и в противоположной стене была ещё одна металлическая дверь, более массивная. Лена села за компьютер, открыла паспорт и ввела данные.

            — Положите Вашу руку на сканер, пожалуйста, — вежливо попросила она и указала на стекло, вмонтированное в стол.

            Я положила ладонь на холодное стекло, и моё сердце забилось как отбойный молоток от волнения. Компьютер пикнул, и Лена встала из-за стола.

            — Отлично, осталась последняя проверка, и доступ к ячейке будет открыт, — также мелодично сказала девушка и повела меня ко второй двери. — Поставьте подбородок на подставку, лбом упритесь в перекладину и смотрите на чёрную точку.

            Я сделала так, как она просила. В глаза ударила слабая вспышка света, и через секунду раздался неприятный звук, а над прибором загорелась красная лампочка. Я чуть не подпрыгнула от испуга, а моё сердечко чуть не выпрыгнуло из груди.

            — Роб, в чём дело? — шёпотом спросила я.

            — Не знаю, видимо что-то не так, — раздался голос Роба в моей голове, — сейчас проверю.

            — Ой, — сказала Лена, не расстраивайтесь, он часто барахлит.

            — Я недавно сделал лазерную коррекцию зрения, — врала я голосом куратора, — может, поэтому ваш прибор не распознаёт меня.

            — Не знаю, — ответила девушка, протирая окуляр на приборе влажной салфеткой.

            — Готово, можно попробовать ещё раз, — сказал Роб.

            — Давайте ещё разок попробуем,  — сказала Лена, выкидывая салфетку в мусорку.

            Снова вспышка и через секунду прибор пикнул, и загорелась зелёная лампочка. У меня отлегло от сердца, и я выдохнула с облегчением, как будто несла мешок с песком, а сейчас бросила его, и мне стало так легко, что я могла бы подпрыгнуть до потолка. Дверь шумно громыхнула и немного приоткрылась.

            — Последний тест пройден, прошу за мной, — сказала Леночка и с трудом распахнула тяжёлую дверь.

            Мы зашли в небольшую ярко освещённую комнату с ячейками вместо стен. Посередине стоял стол и мягкий стул с подлокотниками.

            — Прошу, — показала на стул девушка и я присела.

            Лена подошла к одной стене, заглянула в свой блокнот, достала ключ, вставила его в нужную дырочку, вытащила ячейку из стены и положила её на стол передо мной.

            — Вам ещё что-нибудь нужно? — вежливо спросила Лена.

            — Нет, спасибо, — ответила я.

            — Как закончите, нажмите вот эту кнопочку, — сказала Леночка, вышла из комнаты и закрыла за собой массивную дверь.

            Я, недолго думая, достала из дипломата второй ключ и открыла ящик. Там было около миллиона рублей наличными и бумаги. Я полистала документы на собственность. Машина, договоры купли-продажи, расписки… потом переложила всё в дипломат и нажала на кнопку. Дверь медленно открылась, и Леночка вошла в комнату.

            — Я хочу закрыть депозит, — сказала я.

            — Очень жаль, вы такой хороший клиент. А почему Вы сегодня меня даже не шлёпнули по попке? — обиженно пропела Леночка.

            — Просто мне сегодня некогда, дел очень много, — оправдалась я, положив руку на её упругую попку и немного помяв её, — в следующий раз, я разложу тебя на этом столе.

            — Я буду ждать, — сказала Леночка.

            — Вот гад, — думала я про себя, уже и тут успел шашни завести.

            Мы вышли из комнаты и я, сев на диванчик, написа́ла заявление на закрытие депозита.

            — Хотите ещё что-нибудь? — спросила Леночка.

            — Хочу узнать, сколько на моём счёте денег и сделать перевод, — сказала я.

            — На вашем счёте чуть более восьмисот миллионов рублей, — сказала Леночка, — куда и сколько будем переводить?

            — Откройте новый счёт вот на это имя и переведите всё туда,  — я дала ей листок со своими реквизитами.

            — Жаль, значит, мы больше не увидимся? — спросила Леночка и на её глазах появилась слеза.

            — Не знаю, думаю, что нет, — решительно ответила я.

            — А как же наш малыш? Я беременна, — чёрная тушь потекла по лицу Лены и она изо всех сил держалась, чтобы не разреветься в полный голос.

            Я опешила от такого поворота событий.

            — Это не правда, она тебя обманывает, — раздался голос Роба в голове. — В её матке ничего нет, да ещё и спираль стоит.

            Вот, сучка, вот аферюга, а я ведь поверила этой актрисе. Хотя надо заметить, она неплохо играет эту комедию.

            — Сделай аборт или найди себе другого лоха́, иначе расскажу твоему управляющему, что соблазняешь клиентов банка и вымогаешь из них деньги, а если я проверю и окажется, что ты не беременна, то ты мне всё своё имущество отпишешь за моральный ущерб, — резко ответила я, закипая от злости за то что меня пытались обмануть.

            Лена резко перестала плакать, вытерла расплывшуюся тушь и молча застучала ноготками по клавиатуре.

            — Всё, деньги перечислены, — сухо сказала она и положила бумаги на стол передо мной.

            Я взяла документы, встала и быстро направилась к выходу. Через минуту я уже сидела в машине.

            — А теперь к нотариусу, — скомандовала я водителю и откинулась на спинку заднего сиденья, пытаясь расслабиться от напряжения.

            Почти два часа заняло оформление дарственных на всю недвижимость и оформление машины на Зубило. Он был так рад, что хотел взять меня на руки и донести её до машины, но Роб сделал ему больно, что он чуть не уронил меня на землю.

            — Совсем забыл, что к тебе нельзя прикасаться, — разминая мышцы, сказал удивлённый Зубило.

            — Теперь будешь думать, прежде чем прикасаться ко мне, — засмеялась я. — Сейчас поедем к гадалке, вот по этому адресу. — Я протянула водиле бумажку.

            Мы сели в машину, заиграла приятная музыка, и я наконец-то расслабилась и свободно вздохнула.

            — Роб, возвращай меня снова в мой обычный вид, что-то жарко и непривычно мне в этой одежде, — прошептала я и стала переодеваться в своё платье.

            Через полчаса я уже была в своём облике. Машина остановилась перед большими воротами богато убранного дома, во дворе которого было много народа. По моим записям мне было назначено на двенадцать тридцать, оставалось десять минут. Я села на лавочку, рядом с двумя милыми старушками, которые судачили между собой какая гадалка лучше.

            — Простите, — встряла я в их разговор, — я краем уха услышала, что вы знаете всех гадалок в нашей округе?

            — Да, доченька, всех, только все они плохо гадают. Жалко Анастасию, вот гадалка была так гадалка, не только будущее скажет, но и прошлое твоё вытащит. Самое сокровенное о тебе расскажет, аж стыдно за себя становится.

            — Почему была, бабушка? Что с ней? Она умерла? — я засы́пала старушку вопросами.

            — Нет ещё, не умерла, но скоро умрёт. Рак у неё нашли. В больнице она сейчас.

            — В какой больнице, бабушка?

            — В платной клинике, возле площади Победы.

            — Спасибо бабушка.

            — Да не за что, внученька.

            Я встала и быстрым шагом направилась к машине.

            — Роб, ты слышал? Она в нашей клинике! Приготовься, сейчас будем изучать её мозг. Но в первую очередь ты должен вылечить её от рака и других болезней, которые найдёшь.

            — Понял, Танечка, всегда готов.

            Я запрыгнула в машину, крикнула Зубиле адрес и через десять минут я стояла на пороге своей клиники. Быстро дойдя до стойки администратора, я поинтересовалась, в какой палате находится гадалка Анастасия.

            — Она сейчас в реанимации, утром ей стало плохо.

            — Как туда пройти?

            — Вас туда не пустят.

            — Последний раз спрашиваю, как туда пройти? — на повышенных тонах заговорила я.

            — Я сейчас охрану вызову!

            — А я полицию! Я новая хозяйка клиники, вот документы! — сую под нос бумагу.

            — Второй этаж, отделение реанимации.

            — Спасибо, вызови туда главврача, хочу с ним познакомиться.

            — Он там, почти все врачи сейчас борются за её жизнь, — ответила девушка.

            — Халат. Дай мне халат, — крикнула я и девушка сняла свой халат и отдала мне. Оставшись в лифчике и трусиках, администраторша убежала в подсобку.

            Я, не дожидаясь лифта, вбежала по лестнице на второй этаж, ворвалась в отделение реанимации и бросилась в толпу врачей, окруживших женщину, лежащую на каталке. Двое делали искусственное дыхание, один держал капельницу, а ещё один только что сделал укол и вытаскивал шприц. Я замерла на несколько секунд, оценивая обстановку. Подключенный аппарат пищал, а осциллограф показывал прямую линию. Я подошла к врачу, который рот в рот выдыхал воздух в лёгкие Анастасии, и подменила его. Я подождала, когда врач, делающий непрямой массаж сердца три раза надавит на грудную клетку, потом выдохнула воздух из своих лёгких в лёгкие женщины и снова ждала. Тем временем Роб, ввёл в тело женщины сразу несколько тысяч нанороботов.

            — Роб, заводи сердце, — шепнула я.

            — Двадцать секунд, — ответил Роб.

            — Время смерти двенадцать часов сорок четыре минуты, — констатировал мужчина невысокого роста в белом халате и в круглых очках.

            — Нет, продолжаем, — громко сказала я и снова выдохнула воздух в рот женщины.

            У меня закружилась голова от избыточного прилива кислорода, но я терпеливо продолжала своё дело. Ровно через двадцать секунд аппарат перестал непрерывно пищать и запикал в такт заведённого сердца. На осциллографе появились сердечные импульсы. Ещё через пять секунд женщина самостоятельно вдохнула и стала дышать.

            — Уф, успела, — выдохнув, сказала я.

            — Простите, а Вы кто? — спросил врач, который пытался констатировать смерть пациентки.

            — Я бывший сотрудник НИИ медицинских разработок, а теперь хозяйка этого прекрасного заведения, — сказала я и мило улыбнулась всем, — а Вы?

            — Я главврач этого, как Вы изволили выразиться прекрасного заведения, Тимофей Егорович, — ответил мужчина.

            — Что ж, приятно познакомиться, — сказала я, — прошу всех, кроме Тимофея Егоровича покинуть помещение.

            Я показала ему договор дарения клиники, и села на пустую каталку, которая стояла рядом. Главврач смотрел на меня удивлёнными глазами и не мог поверить, что теперь им будет командовать какая-то соплячка.

            — И чем вы занимались в НИИ? — поинтересовался очкарик.

            — Разрабатывала технологии в области микрохирургии.

            — И каковы успехи?

            — Неплохие успехи, грех жаловаться. Вот собираюсь поставить на ноги Анастасию.

            — К сожалению это невозможно. Раковую опухоль мы удалили, но она успела дать метастазы. Не помогла ни химиотерапия, ни облучение. Метастазы продолжают расти.

            — Уже нет. Через несколько минут метастазы исчезнут, и пациентка пойдёт на поправку, — заявила я.

            — Вы очень самоуверенны! Ещё никому не удавалось удалить такое количество метастаз, причём за несколько минут, не прибегая к хирургическому вмешательству и химиотерапии. Ничего у Вас не получится.

            — Назначьте на утро томографию, сами убедитесь в правоте моих слов.

            — Хорошо. Утром в восемь часов жду Вас у себя.

            — Нет. С Вашей стороны это неслыханная наглость! Прошу соблюдать субординацию. Во-первых командую тут я, а во-вторых, я приду сюда когда сочту нужным и вызову Вас в свой кабинет, теперь уже "на ковёр". А Анастасию понаблюдаете несколько дней и выписывайте, её люди ждут. И если с ней что-нибудь случится, ищите новое место работы. А сейчас оставьте нас наедине. До встречи.

            — Хм, как Вам будет угодно, — главврач возмущённо помотал головой и вышел из палаты.

            На меня смотрела пара уставших глаз на лысой голове. Осунувшееся лицо Анастасии излучало благодарность за спасение.

            — Спасибо, Танечка, я думала, не дождусь тебя, — тихо сказала гадалка.

            — Я сама не ожидала, что наша встреча будет такой неожиданной для меня.

            — Всё у тебя будет хорошо, ты добьёшься того, к чему стремишься. Ты будешь приносить людям радость, но не жди от них благодарности. Не все умеют быть благодарными. Но твоя доброта сделает тебя счастливой. На сегодня твоё счастье — это твои дети. Когда они встанут на ноги, ты вновь обретёшь счастье материнства. Ты снова станешь мамой и будешь счастлива до конца своих дней. Будь осторожна в Африке. А сейчас возьми от меня то, что хотела и ступай, у тебя ещё куча дел. Прощай.

            — Роб, ты всё сделал? — спросила я.

            — Да, всё в порядке, к вечеру она встанет. Её нужно покормить и больше не давать никаких лекарств. Убитые клетки я вывел в кишечник, они покинут организм с первым испражнением.

            — До свидания, Анастасия, — сказала я и вышла из палаты.

            На посту, возле входа в отделение реанимации сидела устрашающего вида медсестра. Я подошла к ней.

            — Покормите Анастасию, она очень хочет кушать, — сказала я.

            — У нас в реанимации не кормят, — рыкнула на меня медсестра.

            — Передайте Тимофею Егоровичу, что новая хозяйка этого прекрасного заведения распорядилась покормить Анастасию и если её не покормят в течении десяти минут, то я его уволю вместе с Вами. Дайте мне его номер телефона.

            Та, дрожащей рукой написала номер и закричала через моё плечо другой медсестре, чтобы та принесла покушать Анастасии.

            — Да, и ещё. Не давайте ей больше никаких препаратов, она уже выздоровела. Где назначения лечащего врача?

            Медсестра протянула мне папку. Я открыла последнюю страницу и написала крупными буквами: «Все назначения отменить. Перевести на усиленное питание». Через три минуты я вышла из клиники, села в машину и посмотрела на часы. Время было уже час дня.

            — Дети же голодные, быстро домой, — сказала я Зубилу.

            — Роб, как там детки? — шепнула я ему.

            Перед глазами появилась моя комната, в которой дети бесились. Они кидались подушками в Роба, а он кидал их обратно, и они кубарем катались по кровати. Я мило улыбнулась, незаметно залезла себе в трусики и погладила член.

            — ММ, — услышала я в своей голове, — ты меня балуешь, солнышко.

            — Роб, ты нашёл вирус? — шёпотом спросила я.

            — Ищу, но пока ничего не нашёл. Как найду, сразу сообщу.

            Приехав, я сказала Зубиле охранять дом снаружи, а сама бросилась к детям. Увидев меня, они вспомнили, что ещё не сосали вкусное молоко, набросились на меня, едва я успела снять платье и незаметно загнуть член, чтобы он не торчал вперёд. Дети быстро наелись и уснули, а через полчаса я снова сидела в кресле отца в лаборатории и снова смотрела на куратора, который лежал на каталке и смотрел на меня.

            — Роб, поставь ему в глаза проектор, такой же, как у меня, я хочу понаблюдать со стороны, как он будет себя вести, при совокуплении с животными. Выполню его последнее желание, он же мечтает об этом. Да, и ещё поставь слуховой аппарат, чтобы он не слышал окружающую среду, а слышал только тебя.

            — Хорошо, через двадцать минут будет готово, — ответил Роб.

            Я встала, подошла к куратору и осмотрела его. Его груди так и остались чуть больше четвёртого размера, бёдра округлились, и тоже были похожи на женские, но вот киска почему-то посинела и покрылась бурыми пятнами. Я пощупала его лоб, он был горячий, у него явно была высокая температура.

            — Как ты себя чувствуешь, Сергей Леонидович? — Спросила я.

            — Всё тело ломит и какое-то недомогание, даже вставать не хочется, слабость сильная. Наверное, я переусердствовал с сексом, — ответил куратор.

            — Роб, в нём сейчас есть нанороботы?

            — Нет, я их вывел вчера вечером за ненадобностью, — ответил Роб.

            — Введи ему роботов и проверь его киску, есть подозрение, что его организм начал отторжение. У него температура повысилась.

            — Ввожу, — ответил Роб.

            — Ну что? — нетерпеливо спросила я через несколько секунд.

            — Так и есть, его влагалище отторгается, матка уже начала гнить, у него гангрена, кровообращение вагины уменьшилось. Иммунная система пожирает женское начало, вокруг неё полно гноя.

            — Ясно. Отторжение бывает только при изменении ДНК или РНК, а так же при попадании в организм чужеродных органов, например при пересадке, поэтому срочно начинай заменять в клетках влагалища и яичников РНК на РНК из его клеток, которые скоро отомрут или уже начинают отмирать. Матку удаляй, рожать ему не нужно. Гной и умершие клетки выводи наружу или в прямую кишку. Восстанавливай кровообращение и смотри, чтобы его лейкоциты и другие чистильщики не пожирали здоровые клетки влагалища и яичников. Задействуй свободные стволовые клетки для быстрого восстановления.

            — Понял, делаю.

            Я стояла и смотрела на влагалище куратора, которое на моих глазах из буро-синего превращалось в нормальный телесный цвет. В любой хирургии ему бы вырезали всё, по самое не хочу, а мои нанороботы под управлением Роба просто творили чудеса. Через пятнадцать минут киска куратора выглядела как у молодой девушки. Я открыла клетку.

            — Сходи в туалет, тебе нужно опорожнить кишечник, а потом в душ, нужно смыть всё, что выделилось из тебя, — сказала я куратору.

            Он встал, сделал все необходимые процедуры и снова лёг на каталку.

            — Как ты себя чувствуешь? — снова спросила я.

            — Гораздо лучше, — ответил куратор, — но голова ещё немного кружится.

            — Роб, проверь его температуру тела.

            — Температура в норме, тридцать шесть и шесть, — ответил Роб.

            — Отлично. Организм скоро восстановится, а пока хочу у тебя спросить, с каким животным ты хотел бы спариться в первую очередь? — спросила я у Куратора.

            — Для начала с собакой, они такие преданные и милые, — ответил он.

            — А сам-то ты можешь быть преданным?

            — Не знаю, не пробовал.

            — Похоже, ты предан только себе и своей похоти, — сказала я и снова села в кресло отца чтобы подумать, как осуществить его фантазию и посмотреть на это со стороны, а заодно проверить возможности нанороботов и научить Роба чему-то новому.

            Естественно я не буду приводить сюда кобеля, чтобы он оприходовал куратора, всё будет происходить виртуально, а необходимые ощущения сделает Роб, раздражая нужные рецепторы.

            — Роб, проектор и слуховой аппарат готовы?

            — Да, лапонька, можно начинать.

            — Отлично. И так. Незаметно для него отключи его слух и включи слуховой аппарат, сделай так, чтобы я правым ухом слышала то, что слышит он.

            — Готово.

            — Сергей Леонидович, вы меня слышите? — спросила я.

            — Да, слышу.

            — Отлично. Роб, теперь незаметно для него закрой ему глаза и запусти проектор, чтобы он видел всё так же как с открытыми. На мой правый глаз выведи изображение того, что он видит.

            — Готово, — оповестил Роб.

            Я своим правым глазом увидела то, что видит куратор. Встала, вышла из-за стола и увидела себя. Взяла стул и села перед клеткой, чтобы хорошо видеть всё, что будет делать куратор.

            — Сергей Леонидович, как вы себя чувствуете?

            — Гораздо лучше, чем было, — ответил он.

            — Хорошо. Роб, приготовь виртуальные ТриДэ образы собаки, коня и слона.

            — Понял, можно начинать, уже всё готово, — ответил Роб.

            — Тогда начинай.

            Я увидела на проекторе правого глаза красивого жёлтого пса, который подошёл ко мне, сел рядом, а я стала гладить его по голове, и говорить какой он хороший и заслуживает награду. Я улыбнулась, и села поудобней. Жаль не захватила попкорн.

            — Роб, выведи на мой левый глаз табличку с параметрами ощущений куратора, под таблицей сделай анализ, в какой момент ему будет приятнее всего, а в какой наоборот.

            Появилась табличка, а пёс в это время уже вовсю вылизывал киску куратора. Он положил свою голову на каталку и сильно прогнул спину, чтобы псу было удобнее лизать. В табличке цифра в графе общее наслаждение достигла 90% и продолжала увеличиваться. Через несколько минут она достигла 100%, куратор замычал и задёргался в оргазме. Он ещё не отошёл от экстаза, как пёс залез на него, обхватил его талию передними лапами, попал членом в киску и задвигал тазом как швейная машинка иголкой. Через некоторое время возле основания члена у пса стал увеличиваться узел. В последний момент пёс протолкнул его в киску куратора, а обратно вынуть уже не смог. Пёс подёргался ещё несколько раз, а потом замер, накачивая киску своей спермой. Куратор снова замычал, и невооружённым глазом стало понятно, что он получил потрясающий оргазм. Во всех ячейках таблички была цифра 100%.

            Я дождалась, когда куратор придёт в себя.

            — Ну, как ощущения?

            — Это нечто потрясающее, я никогда такого не испытывал. Круто, у меня просто нет слов, спасибо тебе, Танечка.

            — Да, пожалуйста, любой каприз за ваши деньги, хотя теперь уже наши, — я улыбнулась, — Хотите ещё что-нибудь?

            — Да, хочу! Коня, а потом слона.

            — А не лопнешь?

            — Ну и пусть, зато такое наслаждение получу, которого никто не получал.

            — Ну, что ж, это твоё последнее желание перед смертью? — съязвила я.

            — Да, мне больше ничего не надо.

            Я задумалась. Убивать его я не собиралась, а вот последнее желание исполню. Может он, подобреет?

            Смотрю интересное кино дальше. Пёс уходит. Куратор проваливается куда-то вниз и оказывается в станке для спаривания лошадей. Крепления защёлкиваются, входит конь и почти сразу засаживает ему и растягивает его органы и влагалище. Две секунды небольшой боли, потом только наслаждение. Он кончает вместе с конём, живот увеличивается от спермы. Когда конь вытаскивает член, сперма бурным потоком выливается из него, но влагалище остаётся растянутым, он видит это. Потом конь уходит, заходит слон. Засаживает ему и растягивает его как презерватив, кончает в него, образуя огромный пузырь. Сперма выливается из ушей, носа, рта. Слон вытаскивает член, куратор снова проваливается и оказывается в этой комнате на каталке. Все органы постепенно приходят в норму. Я одним глазом смотрела на безумные сцены, а другим следила за табличкой, на которой, даже когда ему было больно, он получал наслаждение.

            — Ну, как самосочувствие?

            — Я уже в раю? — спросил он, тяжело дыша.

            — Нет, пока ещё у меня в аду, — ответила я и засмеялась.

            — Так я жив?

            — Пока жив. На сегодня всё, отдыхай, набирайся сил для следующих экспериментов.

            Куратор опустил глаза и отвернулся от меня. Видимо он не рассчитывал остаться в живых после такого. Он не знал радоваться ему или плакать, в любом случае он был сломлен, и ему уже было всё равно.

            Дети встретили маму радостным визгом! Они наперебой хвастались мне своими рисунками и всем, чему научил их Роб. Я просто умилялась своими чадами. Я обнимала их, целовала куда попало, а они прыгали то на меня, то от меня, а я ловила их и снова целовала эти бархатные попки, спинки, пузики, а потом брала обоих в охапку, прижимала к своей мягкой груди и не могла нарадоваться своему счастью.

            Вечером, когда дети уснули, я снова лежала на постели родителей.

            — Роб, как продвигаются поиски вируса?

            — Нет никаких вирусов. Я уже всё обшарил, но так ничего и не нашёл.

            — Странно. А хоть какие-нибудь отличия есть в строении её клеток мозга?

            — Ну, самые незначительные. Например, у неё есть полиомавирусы, из-за которых образуются раковые опухоли, а у тебя их нет. Пока я больше ничего не заметил.

            — Проверь ещё Швановские клетки, может там есть различия?

            — Да, но они же не в головном мозге, а в спинном. Хотя тут действительно есть различия. У неё они намного короче твоих и по количеству у неё их намного меньше.

            — Понятно. Одной из функций Швановских клеток является изоляция миелинизированных волокон. Слой миелина предотвращает выход электрического сигнала за пределы нервного отростка. Думаю, это то, что нужно. Значит так, Роб. Ты вытащишь из моих миелинизированных волокон спинного мозга половину Швановских клеток. Старайся вытаскивать самые длинные, но не убивай их, а сохрани где-нибудь в укромном питательном месте, вдруг это не то, тогда придётся их ставить на место. И смотри, будь внимателен, Швановские клетки имеют защитную, восстановительную и питательную функцию, не переусердствуй с их изъятием.

            — Хоть это и опасно, но не бойся, я не позволю тебе превратиться в овощ. Через полчаса всё будет готово. Можешь пока насладиться моим, то есть своим членом, — улыбнулся Роб, показывая своё лицо на проекторе в моих глазах.

            — Роб, у тебя это лучше получается, давай сам, — ответила я, устроилась поудобней, развела свои ножки в разные стороны и согнула их в коленях.

            — Лапонька, ты же знаешь, я всегда рад доставить тебе удовольствие, а заодно и себе, — обрадовался Роб.

            Я почувствовала, как мой член стал набухать, и головка сама стала заползать в мою киску. Как Роб это сделал, мне сейчас было не интересно, я просто хотела наслаждений, и меня уже не волновало, как и почему это происходит. Член по-хозяйски раздвинул мои половые губки, головка нырнула в норку и стала пробираться в глубь моей быстро намокающей киски. Всё тело задрожало от нахлынувшего вожделения, а киска встречала своего любимого. Всасывая его в себя, она нежно мяла его своими мягкими эластичными складочками. Волнами, направленными вовнутрь, она проталкивала его в самую глубину своей жаждущей плоти. Как только член достиг дна влагалища, он не остановился, а продолжил своё движение, растягивая киску в длину и в ширину. Я не открывала глаза, но видела, как на моём плоском животике отчётливо появился рельеф набухающего члена. Головка уже проходила под пупком. Член продолжал набухать и медленно двигаться дальше, разливая огромное наслаждение по всему телу. Я приподнялась на локтях и наблюдала за двигающимся рельефом своего живота. Головка уже миновала пупок и продолжала двигаться дальше. Я явно чувствовала своей киской это потрясающее движение, толкая меня на грань умопомрачительного оргазма. Я быстро достигла той линии, после которой обязательно наступает экстаз, но не переступала этот рубеж. Роб умело удерживал меня на этой сладкой грани, заставляя слегка подёргиваться от томительного ожидания наслаждения. Рельеф члена на животике выступал всё чётче, головка двигалась дальше и была уже между пупком и солнечным сплетением. Вдруг мышцы живота дрогнули, я согнулась и протолкнула твёрдую плоть дальше в себя. Дыхание остановилось, а сердце замерло! Член резко двинулся вперёд, рельеф головки спрятался где-то под рёбрами, и первая струя спермы ударила куда-то в районе груди. Я забилась в сильнейшем оргазме. Набирав полные лёгкие воздуха я кричала, что было сил от бешеного кайфа. Сердце застучало так, что готово было выпрыгнуть из груди. Бёдра подпрыгивали, одновременно с сокращением мышц живота, загоняя член почти до самого сердца, а он выплёскивал сперму сладкими струями, радуя растянутую киску до предела. Силы быстро покидали, а оргазм всё не прекращался. Я уже просто лежала, слегка подёргиваясь, а член всё вливал и вливал в меня сперму, которая щекотала киску. Животик раздулся, и я гладила его, ощущая, как он толчками увеличивается, разливая бесконечное наслаждение по всему телу. Вскоре толчки стали затухать, а ещё через несколько секунд закончились, и наступило блаженство. Было слышно лишь лёгкое дыхание и слабые удары сердечка, которое уже успокоилось и билось ровно. Член стал потихоньку сдуваться, и я почувствовала, как содержимое моего живота стало растекаться внутри меня по всему телу, разливая тепло, и через некоторое время он снова стал плоским, и ничего не напоминало, что он совсем недавно был большим и круглым.

            — Ну, как? — спросил Роб.

            — Потрясающе, — ответила я, всё ещё не отошедшая от оргазма.

            — Хочешь ещё? — поинтересовался Роб.

            — Нет, Роб, у меня просто сил больше не осталось. Ты вымотал меня основательно. Такое блаженство, аж двигаться не хочется, не то чтобы встать и пойти в душ. Как ты член сам заправил в меня?

            — Это совсем просто. Я внутри него добавил мышцы, как у змеи и управляю ими.

            — А я могу ими управлять?

            — Вряд ли. В твоей нервной системе для них нет канала к мозгу, а в мозге нет лишнего принимающего узла. Конечно, можно это всё реализовать, но нужны бесчисленные эксперименты.

            — У нас же есть над кем экспериментировать. Куратор у нас просто бездельничает и наслаждается своими фантазиями. Вот и попробуй на нём. Потом скажешь, что из этого вышло.

            — Хорошая идея, прямо сейчас и начну.

            Я продолжала лежать и наслаждаться. Двигаться всё ещё не хотелось, и я размышляла над тем, что делать с куратором дальше. Эксперименты с его искусственным воображением прошли удачно, я убедилась в этом на себе вчера и сегодня, получив отличные оргазмы. Теперь моя задача была читать его мысли и внушать ему что-нибудь. Ментальные способности человека не оставляли меня в покое. Шаг за шагом я подбиралась к своей цели. Казалось, что вот-вот я сделаю это открытие, которое откроет мне неограниченные возможности управления людьми. Но что-то мешало, что-то чего я не знала. В моих мыслях не было корысти. Я не собиралась использовать это с целью наживы или завладеть всем миром, нет, моей главной задачей было найти и вернуть домой своих родителей и заняться своими детьми. Я так их любила, что готова была на всё ради них. Мой папа — это папа моего сына. Моя мама — это мама моей сестрёнки-дочки, которую я сама выносила в своей утробе с первых дней зачатия, родила и люблю как свою дочь. У моего сына должен быть отец, а у меня и сестрёнки — мать.

            — Готово, — прервал мои мысли Роб, — половина Швановских клеток убрал, некоторые миелиновые волокна освободились. Теперь у тебя всё так, как у Анастасии.

            — Спасибо, Роб, — ответила я.

            Я не знала, что теперь с этим делать. Как вообще читать мысли? Что для этого нужно? Как это делают экстрасенсы? Экстрасенсы, экстрасексы, улыбалась я схожести этих слов. Закрыв глаза, я представила себе куратора. Картинки медленно поплыли перед моими глазами. Я чётко понимала, что эти картинки рисуются сами в моей голове, а не показываются проекторами Роба, которые он поставил мне в каждый глаз. На этих картинках куратор вышел из клетки, которую открыл Роб, зашёл в душевую кабинку, вынул свой член из своей киски и стал мыть свои причиндалы. Я начала слегка чувствовать то, что чувствует он. Прикосновение к члену, струя воды, направленная во влагалище, потом ладони, смывающие пот с грудей. Эти чувства становилась всё сильней и сильней, как будто я сама всё это делала, но сознание явно понимало, что это делаю не я, а человек, которого я сейчас представила. Я мысленно стёрла куратора из своего воображения и представила себе свою доченьку. Перед глазами появилась огромная женская грудь и её сладкий сосок во рту. Я каким-то образом чувствовала, что это сон, сон моей доченьки. Ей снится большая вкусная теплая мамина титя. Я даже почувствовала тепло и нежность этой груди. Я встала, накинула платье и зашла в свою комнату. Глянув на дочь, я удивилась. Та во сне причмокивала губками, как будто сосёт сисю.

            — Что это? Это то, чего я добивалась последние два года? Или это плод моей фантазии и простое совпадение?

            Я вышла из комнаты и спустилась в подвал, встала перед дверью в комнату, в которой стояла клетка с куратором, представила его себе и картинки стали показывать, как он сидит на стуле и ест кашу, которую принёс ему Роб. Я открыла дверь и обомлела. Куратор действительно сидел на стуле, поставив тарелку на каталку, и ел кашу.

            — Это не вероятно, это просто невероятно, я не верю, нет. Неужели я добилась своего? Нет, Таня, успокойся. Нужно проверить ещё раз. Так, кого бы мне представить, чтобы потом проверить? Зубило! Точно, ну-ка посмотрим, что он делает? Я представила Зубило и увидела, как он спит за рулём машины. Его голова запрокинулась, рот был открыт, и я даже услышала мощный храп.

            Я бегом взлетела вверх по лестнице, пробежала по дому, открыла входную дверь и бросилась к машине, в которой сидел Зубило. Так и есть, он спал, запрокинув голову, и так сильно храпел, что я через закрытое стекло слышала этот оглушительный звук.


26836   106 19  124221 Рейтинг +9.47 [17] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 16
  • Dicias
    Женщина Dicias 194
    29.06.2019 12:08
    Супер. Неожидал что так получится. Прям на одном дыхании читается.

    Ответить 3

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    29.06.2019 15:52
    Спасибо. Сам не ожидал от себя такого. Продолжение нужно? Или так оставить?

    Ответить 3

  • Dicias
    Женщина Dicias 194
    29.06.2019 23:14
    Конечно нужно. Пару чкстей глааное чтоб завершить и не бросать

    Ответить 3

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    30.06.2019 16:45
    Думаю в августе будет следующая часть.

    Ответить 3

  • Dicias
    Женщина Dicias 194
    01.07.2019 15:54
    Ох как долго ждать😢

    Ответить 3

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    01.07.2019 19:00
    Да, там мыслей как раз на две части накопится))

    Ответить 3

  • vit_vit_vit
    19.07.2019 00:55
    С детками хотелось бы смелости.

    Ответить 1

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    19.07.2019 12:11
    Какой смелости? Это о чём?

    Ответить 2

  • Dicias
    Женщина Dicias 194
    24.07.2019 07:46
    Пусть лучше на себе эксперементирует

    Ответить 3

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    24.07.2019 09:35
    Да, уж с детками не хотелось бы, пусть подрастут как следует, а там посмотрим.

    Ответить 3

  • %C0%EA%E2%E0%EB%E0%E7
    25.10.2019 07:24
    Чтение мыслей - это круто, давай афтар, жги!

    Ответить 1

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    25.10.2019 08:59
    Спасибо за комментарий. Там не только чтение мыслей, но и внушение, а это открывает великие перспективы.

    Ответить 0

  • lady.faso
    27.10.2019 06:39
    В этой главе упоминается о каком-то порно мультике. Архимед, не поделишься ссылкой? Не для себя прошу! Внук интересуется!

    Ответить 0

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    27.10.2019 17:50
    — Ну, да, в каком-то порно мультике без названия. Там инопланетянин вставлял член в девушку, потом член увеличивался, а гуманоид уменьшался...
    К сожалению Роб это выдумал, он мне потом на ушко шепнул. Типа отмазался)))

    Ответить 0

  • %D0%E5%E0%EA%F2%EE%F0
    01.11.2019 07:36
    Так ему и надо, нечо добрых людей обманывать.

    Ответить 0

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    01.11.2019 08:27
    Спасибо за комментарий.

    Ответить 0

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора Архимед

стрелкаВсе статьи 9440

стрелкаОтветы на вопросы 3999

стрелкаТехника секса 3556

стрелкаСекс и отношения 2546

стрелкаСекс и здоровье 1288

стрелкаРазные виды секса 1269

стрелкаЖенское тело 811

стрелкаМужское тело 471

стрелкаВсе для секса 427

стрелкаКонтрацепция 198

стрелкаКамасутра 68

стрелкаВенерическое 65