Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 53752

стрелкаА в попку лучше 7874

стрелкаБисексуалы 2400

стрелкаВ первый раз 3040

стрелкаВаши рассказы 2796

стрелкаВосемнадцать лет 1090

стрелкаГетеросексуалы 6285

стрелкаГомосексуалы 2502

стрелкаГруппа 9235

стрелкаДрама 811

стрелкаЖена-шлюшка 627

стрелкаЖено-мужчины 1409

стрелкаЗапредельное 829

стрелкаИзмена 7016

стрелкаИнцест 6400

стрелкаКлассика 49

стрелкаКуннилингус 971

стрелкаЛесбиянки 3696

стрелкаМастурбация 749

стрелкаМинет 9099

стрелкаНаблюдатели 5149

стрелкаНе порно 734

стрелкаОстальное 699

стрелкаПеревод 458

стрелкаПереодевание 712

стрелкаПикап истории 303

стрелкаПо принуждению 8133

стрелкаПодчинение 4442

стрелкаПожилые 694

стрелкаПоэзия 1044

стрелкаПушистики 98

стрелкаРассказы с фото 275

стрелкаРомантика 3835

стрелкаСвингеры 1848

стрелкаСекс туризм 255

стрелкаСексwife & Cuckold 1130

стрелкаСлужебный роман 1795

стрелкаСлучай 7602

стрелкаСтранности 2310

стрелкаСтуденты 2555

стрелкаФантазии 2419

стрелкаФантастика 1243

стрелкаФемдом 393

стрелкаФетиш 2534

стрелкаФотопост 576

стрелкаЭкзекуция 2566

стрелкаЭксклюзив 162

стрелкаЭротика 952

стрелкаЭротическая сказка 2052

стрелкаЮмористические 1103

Рождественское фото 5
Категории: Перевод, Инцест, В первый раз, Группа
Автор: kaban
Дата: 28 августа 2019
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Эмма продолжала тереть свою мокрую киску, пока они трахались. Вид двигающихся бедер брата, когда он входил в киску мамы, заставил ее испытать собственный оргазм. Услышав крики удовольствия дочери, Билл направил на нее камеру, сделав несколько снимков ее мокрых трусиков и блаженной посторгазмической улыбкой на лице. Он не мог дождаться, когда займется с ней любовью, и, ее мечтательная улыбка, была показателем, что она тоже жаждет этого.

В несколько долгих минут Джон и Сьюзен прижимались друг к другу, наслаждаясь истомой их первого совокупления. Они нежно поцеловались, и Сьюзен уткнулась носом в грудь сына, наслаждаясь его мужским ароматом. - Я люблю тебя, мама, - прошептал он, проводя рукой по ее растрепанным волосам. - Это был самый замечательный опыт в моей жизни.

Сердце Сьюзен забилось сильнее. Она чувствовала себя распутной шлюхой, позволившей сыну трахнуть себя перед остальной частью их семьи, но она также чувствовала себя невероятно любимой. На самом деле она действовала в соответствии со своими фантазиями, и это было приятней, чем она могла себе представить. Лежа в объятиях сына, она чувствовала себя полностью удовлетворенной.

— Ты был так хорош, детка, - прошептала она. - Это было то, что я хотела. Ты заставил меня кончить! - Она немного поколебалась. - Ты ни о чем не жалеешь, не так ли? - спросила она.

— Ммм, ни капли, - сказал он, удовлетворенно вздыхая и прижимаясь к ней еще ближе. - Я хочу, сделать это снова. Его мягкий член выскользнул из ее киски, и он скатился на бок.

Билл встал прямо между ног жены и начал фотографировать, когда из ее пизды потекла река спермы и сока. Мясистые губы ее киски слегка приоткрылись, и осознание того, что именно член сына сделал там такой беспорядок, очень возбудило его.

Он немного отступил и сделал несколько снимков улыбающейся Сьюзен перед камерой. На снимке, который станет одним из любимых у Джона, она держала свою киску открытой, гордо показывая свой кремовый пирог на камеру. Это напомнило ему о последнем снимке в фотоальбоме, но зная, что это был его сперма, вытекающий из нее, фото становилось более развратным.

Эмму всю трясло, увидев хорошо трахнутую пизду своей матери. Не спрашивая, она нырнула головой между раздвинутых ног Сьюзен. Сьюзен вскрикнула от неожиданности, прежде чем посмеяться над рвением дочери. С его положения Джон видел крупным планом, как Эмма, используя язык, вылизывала промежность матери от ануса до клитора. - Мммм, у тебя такая вкусная сперма, братик, - сказала она, временно отрывая голову от промежности мамы. Он чувствовал дрожь возбуждения при виде его спермы, блестящей вокруг губ сестры. Она одарила его озорной улыбкой и вернулась к работе.

Сьюзен лениво улыбнулась дочери, пока она вылизывала между ног. Она не была близка к оргазму, но наслаждалась от ощущения талантливого языка своей дочери. Оторвав взгляд от Эммы, она снова повернулась к мужу. Они просто улыбались друг другу, осозновая, что они очень довольны тем, как все обернулось.

Сделав еще несколько снимков, Билл слез с дивана, чтобы присоединиться к семье. Он прижался к Сьюзен, напротив сына, и слегка провел рукой по ее телу, заставляя ее дрожать. - Это было так, как ты надеялась? - спросил он, улыбаясь.

— Да и даже больше, - ответила она. - Тебе понравилось смотреть на нас?

— Я думаю, ты знаешь ответ на этот вопрос, - сказал он, схватить основание своего упругого члена и потереть его об нее, оставляя небольшой след его преякулята на ее бедре. Они глубоко поцеловались, ее рука взяла его ствол, нежно поглаживая по всей длине. На вершине она обвила головку члена пальцами, слегка сжав ее, что заставило его вздрогнуть и застонать.

Прежде, чем это произошло, Эмма оторвалась от киски мамы, вытерла капельки блестящей жидкости, прилипшей к ее губам и щекам, и тщательно слизнула их с пальцев. Она застенчиво улыбнулась Джону, затем наклонилась, взяла его мягкий член в рот и тоже начала его чистить. Как и мать, он был слишком расслаблен, чтобы достичь полного возбуждения, но ее язык, облизывающий член, был теплым и приятным. Эмма быстро поняла, что любит сосать члены. Даже притом, что он не был твердым, ей просто нравился вкус и ощущение его плоти во рту.

Билл и Сьюзен были очарованы видом, Эммы сосущей у их сына. Когда Сьюзен погладила его, он нежно обхватил и погладил ее грудь, заставляя ее удовлетворенно вздохнуть. Ей нравилось прикосновение мужа, она чувствовала себя такой счастливой, что он был так же возбужден идеей инцеста, как и она.

— Господи, Сьюзен, я до сих пор не могу поверить в то, что мы это делаем, - сказал Билл, нарушая молчание.

— Я знаю, дорогой. Я думала, что то, что мы делали наверху, было сумашествием, и это определенно было так, но это намного сильнее. Я не могу дождаться, когда увижу лицо Эммы, когда она поймет, как удивительно чувствовать себя наполненной этой прелестью, - сказала она, сжимая член придавая его эрекции дополнительный стимул. Этот комментарий привлек внимание Эммы, и она нехотя освободила член своего брата.

— Ты хочешь это? - Спросила Сьюзен, глядя в глаза дочери.

Выражение лица Эммы было восхитительно. Она была взволнована перспективой секса с отцом, но она также была напугана. - Я действительно хочу мама, но поместится ли эта штука во мне? - спросила она, указывая на каменную эрекцию отца. Это был законный вопрос. Эмма была очень миниатюрной, и у нее была маленькая киска. Член Билла не был огромным, но все равно внушал опасения.

Сьюзен улыбнулась. - Я тоже задавалась этим вопросом, когда твой отец трахал меня в первый раз, но как только этот чудесный член погрузился в мня, я поняла, что мне всегда будет мало. Ты примешь его так же, как и я, сантиметр за сантиметром. Киска Эммы потекла от осознания того, что это действительно произойдет.

— Если ты думаешь, что не готова, просто скажи. Нет никакой спешки, - сказал Билл, надеясь, что она не передумает в последнюю минуту.

Он зря беспокоился. - Ни за что! - воскликнула она. - Ты так легко от меня не отделаешься. Я так сильно люблю тебя и маму, и мне все равно, если другие люди не поймут. Я просто хочу почувствовать твой член внутри меня. Я хочу знать, каково это, когда тебя заполняет папа. Больше всего я хочу узнать, каково это, когда ты наполнишь меня своей горячей спермой!

Билл застонал и притянул ее к себе, поглотив ее в глубоком влажном поцелуе, агрессивно засовывая язык в рот дочери. Билл сжал ее тонкие бедра и притянул ее к себе. Чувствуя, что он хочет, она подняла руки над головой и позволила ему снять с нее топ. Трение, вызванное тем, что ее соски касались его волосатой груди, заставило ее издать хриплое рычание восторга. В течение нескольких долгих минут они целовались друг с другом, руки лихорадочно бегали по возбужденной плоти друг друга.

Не прерывая поцелуя, Билл опустил ее на спину. Эмма лежала ничком, широко расставив ноги, он оперся одной рукой, наклонившись над ней. Эмма видела страсть в взгляде своего отца. Ей стало невероятно жарко, зная, какое влияние оказывает на него ее тело. Она быстро сняла мокрые розовые трусики и отшвырнула их в сторону, показывая себя похотливому взгляду отца. Внешние губы ее киски распухли и покраснели, и из дырочки просочилась легкая струйка ее женских соков вниз к розовой звезде ануса. Она была готова трахаться, как никогда раньше.

Билл наклонился и осторожно обхватил ее холмик, посылая электрические заряды, пробивающие ее киску. Он слегка провел пальцами вверх и вниз по влажной щели, открывая ее взгляду Джона и Сьюзен. Маленькие розовые лепестки ее внутренних губ так сильно отличались от толстых складок киски Сьюзен, но Джон думал, что они выглядят так же восхитительно. Пока ее сын с восхищением смотрел на разворачивающуюся перед ним сцену табу, Сьюзен схватила камеру и начала щелкать затвором.

Маленькая грудь Эммы практически исчезла, когда она легла на спину, оставив только ее розовые соски и ареолы, торчащие из ее плоской груди. Размазав ее соки вокруг пухлого лобка, Билл начал водить пальцами по ее гибкому торсу, оставляя небольшие блестящие следы ее соков. Эмме нравилось быть во власти опытных рук отца. Она извивалась и дрожала под ним, глубоко вздыхая, когда он ласкал ее миниатюрное тело. Всякий раз, когда его рука доходила до ее мокрой киски, она поднимала бедра, чтобы прижаться к его пальцам.

Пока Билл ласкал ее, Эмма протянула руку, схватив его пульсирующий член. Она погладила его так же, как это делала мама несколько мгновений назад, и он застонал от удовольствия.

Все это время Сьюзен делала фотографий их связи, как могла, стараясь изо всех сил запечатлеть интимность первого раза, когда ее мужа и дочь были вместе.

Возбуждение Эммы подпрыгнуло еще на одну ступеньку, когда Билл окунул пальцы в ее отверстие и поднял их, чтобы погладить ее соски. После того, как один сосок стал блестящим от смазки девушки, он наклонился и засосал его в рот, щелкнув языком по чувствительному кончику. Не торопясь, он медленно повторил весь процесс на другом соске. Эмма удивилась тому, как он возбуждал ее. Она знала, что делает что-то отвратительное, о чем большинство других девушек никогда даже не подумают, но теплые волны удовольствия, охватившие ее, заглушали любые мысли об остановке. Ей было все равно, если это не правильно. Она хотела этого больше всего на свете.

— О, папа, это так здорово, - простонала она. - Мне нравится чувствовать, как ты сосешь мои соски, пока я тебе дрочу. Тебе нравится, как твоя плохая дочь ласкает твой член папочка? - Его член дернулся, когда она назвала его папой. Ему нравилось, как она охотно подыгрывала в его грязных фантазиях.

Он прервал ее еще одним глубоким поцелуем и сжал ее левый сосок между большим и указательным пальцами. Она вскрикнула от приятного удивления и ответила на его поцелуй, настойчиво прижимаясь языком к его собственному. Сладкий запах их возбуждения наполнил комнату, когда они использовали свои руки, чтобы поднять друг друга на новый уровень возбуждения.

— Ты готов трахнуть свою прекрасную девочку, дорогой? – Спросила Сьюзен. - Готов ли ты почувствовать, как ее тугая киска сжимает твой красивый член?

— О, боже, детка. Я давно готов, - ответил он. - Ты действительно хочешь увидеть, как я трахаю нашу дочь? - Сьюзен только улыбнулась и кивнула.

— Как насчет тебя, милая? Ты готова, наконец, принять большой член своего отца? - Спросила Сьюзен, глядя на дочь. Эмма просто застонала в ответ и широко раскрыла перед ним руки. Сьюзен ухмыльнулась и сделала несколько снимков ее розовой киски, когда твердый член Билла лежал на ее бедре.

Билл отстранился от Эммы, заставив ее вскрикнуть от разочарования, прежде чем поняла, что он расположился между ее раздвинутыми ногами. Его член был красным, твердым и качался перед ней. Он схватил несколько подушек и положил их под ее ягодицы, поднимая ее мокрую пизду под более удобным углом.

Эмма почувствовала смесь страха и волнения от осознания того, что это действительно произойдет. Она протянула руку между ними и взяла член отца. Нервно улыбаясь ему, она потерла головку его члена вдоль своей щели. Билл хотел убедиться, что дочери понравится ее первый раз, и он был более чем счастлив позволить ей руководить.

— Я думаю, что готова к встрече с тобой. Просто не торопись, хорошо? – сказала она.

— Конечно, детка. Дай мне знать, если будет больно, и я остановлюсь, - ответил он. Все затаили дыхание, когда Эмма схватилась за основание члена отца и осторожно втянула его во вход своей девственной киски. Сьюзен позаботилась о том, чтобы сделать множество фотографий их соединения, а также несколько снимков распутного похотливого взгляда на лице Эммы, когда она становилась женщиной.

Отец и дочь улыбались друг другу, пристально глядя, в полные страсти глаза друг друга, когда он медленно погружался в нее. Время от времени он останавливался, чтобы она привыкла, и продвигался еще глубже. Эмма каждый раз издавала тихий вскрик, когда он двигался вперед, который превратился в болезненный визг, когда он достиг определенной глубины. Он остановился там, прижимаясь к ней, ожидая ее разрешения продолжить.

— Не волнуйся, дорогая, - прошептала Сьюзен. - Больно только на минуту, потом ты поймешь, как хорошо, быть заполоненной членом папочки. Спокойная уверенность в голосе ее мамы оказала расслабляющее влияние и на Эмму. Сьюзен опустилась на колени и слегка ласкала клитор Эммы, слегка напоминая о том удовольствии, которое придет позже.

Член ее отца больно растягивал ее, но она знала, что мама была права. Несмотря на дискомфорт, она хотела почувствовать, как он полностью погрузился в ее пизду. Глубоко вздохнув, она улыбнулась отцу и сказала: «Я готова».

Билл застонал от вожделения и толкнул еще на несколько сантиметров, вздрогнув, когда она снова вскрикнула от боли. Он не двигался, пока она приспосабливалась к нему. Ее киска была туже, чем все, что он когда-либо пробовал. Если бы не ее очевидная боль и дискомфорт, он, вероятно, кончил бы только от ощущения, как ее влажные стенки дергаются и сжимаются вокруг его ствола.

Она зажмурилась и сжала кулаки, пока отец заполнял ее пизду до предела. Как ее предупредила мама, боль была острой и интенсивной, но быстро перешла в ощущение приятной полноты. Она ослепительно улыбнулась ему, давая понять, что все в порядке, и схватила его за бедра, удерживая на месте.

— Дай мне минуту, чтобы привыкнуть, папочка, - сказала она, когда он дернулся в ней, посылая по ее телу волны удовольствия. - Я никогда не чувствовала себя такой. .. полной. Я чувствую, как каждая частичка тебя давит на мои внутренности. - Когда она почувствовала себя более комфортно, она снова потянула его вперед. Она была настойчива, иногда морщась, когда он наполнял ее. Она задержала дыхание, когда он входил все глубже и глубже, испустив вздох облегчения, когда он полностью погрузился в ее тугую щель.

Они оставались так на несколько долгих минут, пока Эмма привыкла к чувству наполненности. Вскоре чувство боли и дискомфорта начало исчезать. Лицо отца было маской беспокойства, и она полюбила его еще больше за беспокойство о ней. Удерживая его внутри, она исследовала его тело, поглаживая и слегка царапая его спину, прежде чем нащупать его мускулистые ягодицы. Чтобы помочь ей привыкнуть, Билл медленно двигал бедрами, прижимая лобок к ее клитору.

Посмотрев в его глаза, она кивнула. На этот раз страха не было, только ее жгучее желание кончить на член отца. Он медленно вышел из нее, его член слегка порозовел от крови ее дефлорации. Двигаясь медленно, но осторожно, он скользнул обратно в нее, сделав дополнительный небольшой толчок в конце, который заставил Эмму взвизгнуть от восторга.

В комнате было тихо, не считая все более безумных стонов удовольствия Билла и Эммы и случайного щелчка камеры. Сьюзен оторвалась от видоискателя и увидела, что Джон сидит рядом и тихо мастурбирует, наблюдая за ними. Она была впечатлена тем, что он так быстро восстановился после интенсивного секса, который у них был. Они обменялись любящими улыбками, прежде чем снова вернуться к горячей сцене перед ними.

Не становясь слишком грубым, Билл начал трахать дочь в устойчивом, неторопливом темпе. Билл полностью опустился на нее сверху, и их значительная разница в размере заставила ее почти исчезнуть под ним. Макушка ее головы оказалась чуть ниже его подбородка. Джон видел похотливую улыбку на ее лице, когда она прижалась щекой к его волосатой груди. Билл просунул руку под нее и крепко обнял, желая почувствовать прикосновение каждого сантиметра их тел, когда он полностью входил в нее.

Эмма крепко обхватила ногами поясницу отца и крепче прижалась к нему. Она была в полном экстазе, когда он неуклонно трахал ее разгоряченную пизду. С каждым ударом его члена все больше ее соков вытекало из нее и текло по заднице. Вскоре Эмма начала подмахивать ему, принимая его все жестче и глубже.

Чувствуя потребность дочери, Билл увеличил амплитуду. Вытягиваясь из нее почти полностью, затем снова наполняя ее быстрыми резкими ударами, которые вызывали у нее восторг. Ее стоны превратились в вопли ошеломляющего удовольствия от ощущения, что ее папа трахает ее. Глубокий румянец покрыл лицо Эммы, когда она приблизилась к своей вершине.

— Нннгггххх! О, черт! О, ТРАХНИ МЕНЯ, ПАПОЧКА! – закричала она, полностью охваченная сексуальным удовольствием.

Чувствуя ее неизбежный оргазм, Билл начал сильнее прижиматься к ней, стараясь надавить на клитор с каждым толчком.

— Кончи для меня, детка, - прошептал он ей. - Кончи для своего папочки. Покажи папе, как сильно ты любишь трахаться.

Грязные разговоры Билла привели ее на грань сокрушительного оргазма. Ее веки затрепетали, и она схватилась за толстое одеяло по обе стороны от нее. Сделав глубокий вдох, она почувствовала, что теряет контроль. Сравнивая ее визг удовольствия ранее, оргазм Эммы был тихий, но интенсивный. Все ее тело неудержимо дрожало, когда ее мышцы напряглись под внушительным телом отца. Ее киска пульсировала и давила на его вторгающийся член, ее жидкости текли вокруг их соединения. Ее бедра безудержно дергались, пока он продолжал трахать ее, весь мир исчез, остался только его член и разряды удовольствия, которые пронзали ее каждый раз, когда он входил в нее. В конце концов она глубоко вздохнула и ослабила свою мертвую хватку на одеяле.

Секс с отцом был одним из самых приятных событий в жизни Эммы, но она знала, что еще не конец. Больше всего на свете ей хотелось почувствовать, как его сперма наполняет ее киску, и она готова сделать все, чтобы это произошло. Она выбралась из его объятий, вздохнув от ощущения пустоты в своей киске. Эмма встала на четвереньки, отвернувшись от него, и повернувшись лицом к брату и матери.

— Что ты ждешь папа? - спросила она, оглядываясь через плечо. - Разве ты не хочешь кончить в горячую маленькую киску своей дочери?

Билл ожидал, что ей потребуется отдых после оргазма, но когда он понял, что она предлагает, его животные инстинкты взяли верх. Расположившись позади нее, он одним движением скользнул в щель. Схватив ее за бедра, Билл начал трахать быстрыми, неглубокими движениями, отчаянно пытаясь заполнить ее тугую пизду.

Джон смотрел за происходящим с напряженным вниманием, пораженный тем, как развратно выглядела его младшая сестра. Особо пристальное внимание он обратил на то, как ее маленькие груди подрагивали под движениями толчков отца, и как ее стройная попка покачивалась каждый раз, когда он входил в нее. Он не мог дождаться, когда наступит его черед трахнуть свою прекрасную сестру.

Прошло всего десять или пятнадцать секунд жесткого соития, когда Билл почувствовал знакомое покалывание в яйцах, которое сигнализировало о наступлении мощного оргазма. - Мммммм! Я сейчас кончу, детка! – прорычал он.

— Дай это мне, папочка! - Воскликнула Эмма. - Наполни меня этой горячей спермой!

Грязная болтовня дочери сделала свое дело. - Черт возьми! ВввввОТ ОНО! – закричал он, когда сделал последний толчек в ее дыру. Он держал себя внутри нее, когда кончал, желая, чтобы она чувствовала каждую каплю спермы, когда он распылял ее внутри.

Эмме нравилось чувствовать, как его член набухает и изгибается, когда он заливает ее влагалище. - О, папочка! Это так приятно! - сказала она, гордясь тем, что заставила отца кончить. Когда Билл закончил, они вдвоем рухнули на одеяло. В конце концов он скатился с нее, содрогаясь, когда ее тугая киска пыталась удержать его смягчающий член.

Киска Эммы была очень красной и нежной на вид. Ее редкие лобковые волосы были влажно спутаны с ее опухшими наружными губами, и густая струя спермы стекала из ее растянутой дыры. Сьюзен сделала несколько фотографий дочери после первого секса, а затем дала ей мягкое полотенце, чтобы вытереться.

Когда Эмма вытерлась, все уселись в круг, широко улыбаясь друг другу. - Это самое горячее шоу, которое я когда-либо видела, - сказала Сьюзен. - Я прокручивала это в своей голове уже несколько месяцев, каждый день гадая, каково это, трахать своих детей. Я не знаю, нервничала ли я когда-нибудь так, как сегодня утром, когда мы с отцом собирались сделать вам предложение. А теперь все это произошло, и это оказалось даже лучше, чем я могла надеяться. Можно ли предположить, что тебе понравилось трахаться с отцом?

— Боже, да, - ответила Эмма. - Я не могу дождаться, чтобы сделать это снова, и я очень хочу заняться с тобой сексом, Джон. Брат улыбнулся ей в ответ, тоже взволнованный такой перспективой. - Я всегда знала, что когда ни-будь, почувствую внутри себя член, но. .. Ух ты, я понятия не имела что это так! Ты заставил меня чувствовать себя, такой любимой и был таким заботливым. Это было прекрасно во всех возможных отношениях. Спасибо вам обоим, что дали мне это.

— Я чувствую то же самое, - сказал Джон, вступая в разговор. - Я всегда хотел, чтобы красивая женщина была моей первой, но я никогда не думал, что эта женщина будет моей собственной мамой.

Сьюзен улыбнулась. - Ты такой милый мальчик, я рад, что именно я лишила тебя девственности. Но это только начало. Я так много еще хочу показать тебе. Глаза Джона расширились от волнения, когда он попытался представить, что еще она приготовила для него. Он задавался вопросом, позволит ли его мама трахать ее в задницу, как это делал Стив в фотоальбоме.

— Не думайте, об этом, - сказал Билл. - Нам еще нужно сделать семейное рождественское фото. Дети застонали, но на этот раз не от удовольствия. - Не волнуйтесь, мы сделаем это быстро, но мы с мамой хотим сделать хорошую фотографию всех четверых, чтобы отметить это событие.

Сьюзен ухмыльнулась, увидев раздражение на лицах детей и начала устанавливать камеру на штативе. Остальные расположились перед елкой, пока она настраивала таймер, чтобы фотографировать каждые двадцать секунд. Когда все было готово, Сьюзен вернулась к своей семье. Их первое фото было традиционным: Эмма и Джон сидели на полу, а их родители стояли на коленях позади них, улыбаясь в камеру. Кроме их обнаженных тел и свежесобранных выражений на лицах, это был совершенно нормальный семейный портрет.


33115   78 9  21811 Рейтинг +10 [7] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 1
Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора kaban