Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 53359

стрелкаА в попку лучше 7819

стрелкаБисексуалы 2395

стрелкаВ первый раз 3012

стрелкаВаши рассказы 2728

стрелкаВосемнадцать лет 1044

стрелкаГетеросексуалы 6220

стрелкаГомосексуалы 2489

стрелкаГруппа 9186

стрелкаДрама 780

стрелкаЖена-шлюшка 622

стрелкаЖено-мужчины 1398

стрелкаЗапредельное 824

стрелкаИзмена 6973

стрелкаИнцест 6320

стрелкаКлассика 49

стрелкаКуннилингус 947

стрелкаЛесбиянки 3670

стрелкаМастурбация 734

стрелкаМинет 9036

стрелкаНаблюдатели 5102

стрелкаНе порно 710

стрелкаОстальное 692

стрелкаПеревод 475

стрелкаПереодевание 706

стрелкаПикап истории 296

стрелкаПо принуждению 8079

стрелкаПодчинение 4407

стрелкаПожилые 689

стрелкаПоэзия 1039

стрелкаПушистики 98

стрелкаРассказы с фото 250

стрелкаРомантика 3823

стрелкаСвингеры 1841

стрелкаСекс туризм 251

стрелкаСексwife & Cuckold 1113

стрелкаСлужебный роман 1780

стрелкаСлучай 7533

стрелкаСтранности 2298

стрелкаСтуденты 2540

стрелкаФантазии 2398

стрелкаФантастика 1204

стрелкаФемдом 384

стрелкаФетиш 2532

стрелкаФотопост 557

стрелкаЭкзекуция 2560

стрелкаЭксклюзив 161

стрелкаЭротика 940

стрелкаЭротическая сказка 2031

стрелкаЮмористические 1094

Домашняя лаборатория. Часть пятая
Категории: Инцест, Фантастика, Жено-мужчины, В первый раз
Автор: Архимед
Дата: 10 сентября 2019
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

            Сколько я была в обмороке — не знаю, но когда я очнулась, то уже́ лежала на спине, тело было придавлено к кровати чем-то большим, мягким, тёплым, но тяжёлым и это что-то двигалось по мне вперёд-назад.

            — Ничего, что я взял инициативу в свои руки? — Раздался голос Роба в моей голове.

            Только сейчас, приоткрыв глаза, я осознала, что член твёрдо стоит, а бабушка оседлала его и скачет в позе наездницы.

            — Пока не знаю, — мысленно ответила я, глядя в зелёную точку.

            Груди зудели от действий нанороботов, член увеличился в длину и ширину так, что я чувствовала, как он плотно трётся о стенки влагалища бабушки, которая тискает свои бидоны пухлыми пальцами, видимо тоже от зуда. Стыд немного умерил свои аппетиты, и чувствительный член стал давать нарастающие, неизвестные ранее, приятные ощущения. Я впервые в жизни занималась сексом в роли мужчины, пусть и в пассивной форме, но всё же это я вводила в женское тело свой член, а не кто-то входил его в мою киску, которая сейчас хлюпала соками и жаждала проникновения в свою сокровищницу. Я с каждым скачком своей бабушки всё лучше и чётче ощущала, как член достаёт до дна безразмерного влагалища, которое плотно сжимает его своими стенками и растягивается под напором мощного горячего органа. Пышное, мягкое, горячее тело всадницы вспотело и капли пота, падая, разбивались о зудящие груди. Я накрыла их своими ладонями и сжала, пытаясь унять этот зуд, но как только ладони сжались, возбуждение тут же подскочило на такой высокий уровень, что соски напряглись, глазки прикрылись в приятной истоме, и от стыда не осталось ни малейшего намёка. Сексуальный азарт охватил меня с головы до ног. Я схватила бабушку за её массивные ляхи и стала помогать ей насаживаться на свой возбуждённый до предела кол. Сверху и снизу стали раздаваться стоны, шлепки двух разгорячённых тел стали громче, амплитуда прыжков увеличилась и я почувствовала, что сейчас произойдёт неизбежное. Я ощутила, как влагалище бабушки сильно дрогнуло, а её стон обратился в крик. Ещё несколько толчков и я перенесла свои руки с ляжек на «талию», изо всех сил потянула скачущее тело вниз, не давая ему снова подпрыгнуть, дёрнула своими бёдрами вверх и мощным взрывом своего члена оросила глубины своей родственницы. Бабушка отпустила свои сиськи, наклонилась вперёд и повисла надо мной на вытянутых руках. Её живот навалился на внучку, а груди бухнулись на моё лицо, скатившись по обе стороны, заглушая крик, а я продолжала удерживать "талию" в своих руках, накачивая трепещущее лоно своей горячей спермой. Одновременный оргазм так сотрясал наши тела, что мы кричали в унисон и прижимались друг к другу с такой силой, что ни одна живая душа в этот момент не смогла бы нас разъединить. Я чувствовала, как мой член толчками выбрасывает сперму, а влагалище сокращается и плотно обхватывает его по всей длине, не давая той вырваться наружу. Вскоре поток спермы стал затихать, руки устали, крики утихли, влагалище уже́ не так крепко стало сжимать член и лишь бабушкины руки держали себя над внучкой, не позволяя раздавить меня под своей тушей. Когда оргазм закончился, бабушка выпрямила одну ногу, просунула одну руку под меня и ловко перевернулась вместе со мной на спину. Член так и остался внутри влагалища, которое во время кульбита сжало его у основания, не дав ему выскочить. Теперь я лежала на бабушке головой между её шикарными сиськами, которые успели ещё немного подрасти. Видимо молоко уже́ начало́ выделяться, так как стали заметны синеватые очертания вен.

            — Роб, сколько ещё нужно времени? — Спросила я, нежась на просторном теле бабушки.

            — Прошло всего четырнадцать минут, работа выполнена только на тридцать восемь процентов. В прошлый раз я не учёл, что вы так рьяно будете двигаться.

            — Ладно, скажешь, когда закончишь. А член мой зачем увеличил?

            — Мне так легче через него таскать клетки, таким образом он проникает глубже, а кожа растянулась и стала тоньше.

            — Мог бы и на сиськах растянуть, мне кажется, что ты просто хотел трахнуть мою бабушку, вот и придумал этот способ.

            — Нет, Тань, ты что, это программа рассчитала оптимальный вариант, но он мне тааак нравится! Ты же знаешь, что я всегда не прочь заняться сексом.

            — Ну ты и кобель! А знаешь что, я ведь даже не знаю, как заниматься сексом с мужской точки зрения. То есть теоретически я знаю, а практически не представляю как это. Давай-ка ты бери бразды правления в свои микросхемы, а то боюсь ударить в грязь лицом. Видишь, как бабушка распалилась.

            — Как скажешь, Танечка.

            — Только смотри мне, без фанатизма!

            — Ладно, уговорила, — съязвил Роб и подмигнул смайликом.

            Я почувствовала, как моё тело обмякло и я перестала им управлять. Дыхание стало ровным, сердечко более спокойным, а полувялый член вновь налился и принял боевую стойку, упрямо раздвинув стенки влагалища. Мои руки обняли бабушку, голова нырнула между бидонами, а бёдра плавно задвигались вперёд-назад. Я старалась не смотреть на зелёную точку, чтобы случайно не выдать Робу свои мысли. Мне снова стало стыдно, за то что я затеяла эту вакханалию, этот разврат, но возвращать всё назад было уже́ поздно, процесс пошёл и обратный путь отрезан Робом в виде спинного мозга в районе третьего позвонка.

            Бабушка накрыла меня своими мягкими руками как тёплым одеялом, прижав к себе моё нежное тело и, постепенно наращивая темп, стала двигать бёдрами навстречу наслаждению. Роб управлял телом хозяйки, размеренно вгоняя толстый и длинный член в жаркое влагалище, хлопая моей киской и яйцами по пышным половым губам бабушки. Особенно приятные ощущения были, когда мой клитор прижимался к лобку. Я лежала, покачиваясь как на надувном матрасе и наслаждалась сочным телом, которое отзывчиво двигалось, насаживаясь поглубже. Груди бабушки мягко бились о моё лицо, обдавая жаром своей упругой плоти. Я чувствовала, как мой член полностью встал и начал сильнее раздвигать стенки влагалища и головкой ударять в дно, растягивая её почти до предела. Лёгкий стон сладкой вибрацией стал ласкать моё ухо, прижатое между её грудями, а глазки засоловели и подёрнулись томной поволокой. Одна бабушкина рука погладила мою спину, потом взялась за свою грудь, а Роб приподнял мою голову и опустил её на оттопыренный сосок. Губы сами сомкнулись, нежно потрепав его языком, а потом втянули в себя как можно глубже. Тонкая струйка жидкости защекотала язычок и я впервые почувствовала вкус своего молока, вытекающего из бабушкиной груди. Вибрация стонов бабули немного увеличилась и я принялась с упоением высасывать молоко, обоим доставляя невероятное наслаждение. Мне стало так хорошо, как никогда. Некая отрешённость от всего внешнего мира прошлась по моему сознанию, стыд остался где-то позади и только чувство огромного, тёплого, сильного и мягкого тела под собой создавали такой невероятный уют, что у меня в области паха стало нарастать такое чувство, будто вся моя жизненная сила скопилась там и вот-вот вырвется наружу. Движения таза участились, а бабушкины бёдра, улавливая ускорившийся ритм, подстроились. Стоны пошли по нарастающей вверх, а когда перешли на постоянный вопль, руки бабушки схватили мою попу, резко потянули на себя, не давая больше двигаться, а мышцы влагалища так крепко зажали член, что я не выдержала и меня потряс такой сильный оргазм, что бабушкин сосок вылетел изо рта как пробка, брызнув белым молоком, а мои руки прижали трепещущее тело со всей силой. Член стал стрелять так сильно, что я почувствовала, как брызги спермы, отлетая от дна влагалища, щекочут головку. Бабушка не выпускала мои ягодицы из своих крепких рук, выдавливая в себя молодое семя своей внучки и оглашая на весь мир каждую новую струю спермы громким звуком невероятного крика. Два жарких тела как одно целое наслаждались одним оргазмом на двоих, Роб в последний момент восстановил спинной мозг и дал мне полностью насладиться этим сладострастным процессом.

            Несколько минут два тела лежали друг на друге неподвижно, затем бабушкины руки упали с моих ягодиц на кровать. Мы не могли отдышаться от тяжёлого марафона. Бабушка так дышала, что я, лёжа на ней, курсировала вверх-вниз, слушая между бидонов шум воздуха в лёгких и тяжёлое биение сердце. У меня самой сердечко билось так, что готово было выпрыгнуть из груди и я чувствовала его ритмичные толчки.

            — Всё готово, — услышала я голос Роба.

            — Что готово? — спросила я, совсем забыв о том, зачем всё это затеяла.

            — Все клетки перенёс. Теперь у бабушки есть молоко, а у тебя нет.

            Отдышавшись, я стала вытаскивать свой член, а бабушкина вагина так не хотела его отпускать, что когда головка вышла, раздался звонкий чпок, который ни с каким другим звуком нельзя спутать. Пока бабушка не видит из-за своих холмов, теперь уже́ молочных грудей, я соскочила с кровати, быстро оделась и села на край. Мой член уже́ уменьшился почти до своих былых размеров и теперь легко поместился в трусики.

            — Танечка, — прошептала бабушка, — Ты ведь не долго будешь в Африке? Да? Ты ведь скоро вернёшься? — с надеждой на новую встречу молвила бабушка.

            — Не знаю, надеюсь не долго. Месяц, а может и два... — ответила я, глядя куда-то вниз и в сторону. — Вы главное за детьми присматривайте, вовремя их кормите, больше им читайте...

            — Не переживай, — перебила меня бабушка, — с детьми всё будет в порядке, я своих вырастила и твоих выращу, всё будет хорошо.

            — Спасибо, Вы такая добрая, только Вам я могу доверить своих детей и не бояться, что с ними что-нибудь случится.

            Я, стесняясь взглянуть на бабушку, быстро встала с кровати, подошла к двери, и резко дёрнула ручку на себя, желая как можно быстрее покинуть спальню. То, что произошло дальше повергло всех в лёгкий шок, а потом все разразились громким хохотом. Дед, одной рукой державшийся за ручку с другой стороны двери, другой — дрочил свой член, и когда я резко открыла дверь, он буквально ввалился в спальню и чуть не сбив меня с ног, громко бухнулся на пол. Бабушка, от громкого звука упавшего тела резко села на задницу, а увидев что послужило причиной её испуга залилась громким, заливистым смехом. Я тоже подхватила бабушкин смех и согнувшись пополам, держалась за живот и не могла остановиться закатываясь от истерического хохота.

            — Иди ко мне, чудо ты моё, — сквозь смех сказала бабушка своему сыну и протянула руку в его сторону.

            Дед увидев её голую, с призывно протянутыми руками в его сторону, вскочил, резво запрыгнул на кровать, опрокинул мать на спину и чуть ли не с разбега, буквально засадил свой здоровенный член в неё мокрое лоно. Я не успела опомниться и постыдно отвести глаза, как мать с сыном слились в крепкие объятия и предались такому страстному соитию, что моё присутствие осталось не замеченным. Тут же раздались сладостные любовные стоны и я, выйдя из спальни, прикрыла за собой дверь. Улыбка на лице ещё не сошла, как я увидела четыре голубеньких огонёчка, которые смотрели на меня. Дети проснулись, видимо от шума и хохота, но ещё не встали, а просто лежали и смотрели на меня.

            — Ну как, выспались?

            — Да, — хором ответили детки и обняли свою любимую мамочку.

            — Сейчас бабушка с дедушкой придут и я буду собираться. Если бы вы знали, как мне не хочется с вами расставаться. — Я обняла детишек и на мои глаза навернулись слёзы.

            Мы просидели так, пока в комнату не вошли вновь потрёпанные бабушка и дедушка.

            — Прощаетесь с мамкой? - Спросила бабушка, завязывая халат.

            — Да, — снова хором ответили дети.

            — Тань, а ты чего ревёшь-то? — спросила бабушка у меня, — Ты же не навсегда прощаешься.

            — Я ещё ни разу с ними не расставалась, — я плакала, целуя ребятишек.

            — Ну, тогда понятно, — улыбнулась бабушка и через халат потрогала свои подмокшие от молока груди.

            Галина Сергеевна села рядом со мной и протянула руки к детям.

            — Идите ко мне, мои хорошие, хотите попробовать моего молока?

            Дети удивлённо посмотрели на неё, потом на маму.

            — Идите, попробуйте, — сказала детям и те с круглыми глазами уложили бабушку на диван и, развязав халат, уставились на её огромные, по сравнению с моими бидоны.

            — Смелее, не бойтесь, — подбодрила их бабушка и дети тут же присосались к её набухшим соскам, причмокивая губами.

            Бабушка закатила глаза от удовольствия, приоткрыла рот и придерживая детишек тихонько простонала.

            — Вы мои сладенькие, мои хорошенькие, кушайте, кушайте, — её дыхание участилось, а на лице вновь появился румянец.

            Видимо детям понравилось сосать сиськи бабушки, и не столько их впечатляло её молоко, сколько объём её тёплых и мягких грудей, а также площадь её мягкого тела, на котором дети разместились, почти не мешая друг другу. Каждый из них держался за увесистую сисю и умиротворённо держал во рту большой сосок, покачиваясь на пышном животе бабушки. Через пять минут дети по выработанной привычке уснули, не выпуская соски из своих насосиков. Сквозь сон они вновь и вновь начинали сосать, но потом, затихая, просто держали соски в своих ротиках. Я смотрела на своих ребятишек и умилялась их беззаботности и умиротворённым видом. Тихонько поцеловав каждого из них, я наклонилась к бабушкиному уху.

            — Спасибо, — шепнула я ей на ухо, а бабушка моргнула глазами, как бы говоря: «Пожалуйста», и кивнула головой.

            Я направилась к выходу, по пути махнула рукой деду, чтобы он шёл за мной.

            — Владимир Васильевич, — обратилась я к дедушке, когда он вышел в прихожую, — Я сегодня отправлю с водителем вещи детей, я очень надеюсь, что с детьми всё будет в порядке, берегите их.

            — Хорошо, Танечка, не волнуйся, всё будет хорошо, не переживай.

            — Ладно, долгие проводы — лишние слёзы, до свидания, Владимир Васильевич.

            — До свидания, Танечка.

            Я помахала бабушке, заглянув в комнату, и вышла из квартиры. Бегом, буквально пролетев лестничный пролёт, я выскочила на улицу и села на заднее сиденье машины. Как только захлопнулась дверь, слёзы градом полились по моим щекам и я в голос разревелась, вцепившись сзади в спинку пассажирского сиденья.

            — Фея, что случилось? Кто тебя? Покажи пальцем, я щас ему череп сломаю! — Зубило пересел на заднее сиденье и попытался оторвать меня от спинки, чтобы успокоить, но я резко повернула голову в сторону Зубило.

            — Домой, быстро домой! — пропищала я так, что Зубило отпрянул, быстрее ветра пересел за руль и мы помчались в сторону дома.

            Я снова разревелась, но минут через десять стала понемногу успокаиваться и лишь редкие всхлипывания терзали моё тело короткими судорогами. Дома, окончательно успокоившись, я собрала вещи детей, их планшеты, любимые игрушки и загрузила всё в машину Зубило.

            — Ты знаешь, где находится посольство Замбии? — спросила я Зубило.

            — Да, это в Москве, мы туда ездили визу оформлять.

            — А моё присутствие нужно для оформления визы?

            — Нет, босс без нас как-то всё сделал, мы в машине сидели.

            — Тогда так. Я сейчас принесу загранпаспорта и деньги, заедешь к Тарану, пусть едет оформлять визы мне, тебе, себе и твоему бывшему боссу. Потом поедешь к моим старикам, отвезёшь вещи и вернёшься обратно охранять дом. Спать будешь в детской комнате, но смотри, без посягательств на моё тело, иначе сам знаешь что будет.

            — Ладно, ладно, не кипишуй. Жене позвоню, чтобы не ждала...

* * *

            Я снова сидела в кресле отца и смотрела на куратора. Он как всегда, после бурного секса с самим собой лежал на кушетке с порозовевшими щечками молодой сисястой барышни и смотрел на меня, подперев голову рукой.

            — Придётся тебя снова преобразить в самого себя, Сергей Леонидович, ты поедешь с нами в Замбию, — строго сказала я.

            —Вот ещё, нас и здесь неплохо кормят, — возмутился куратор, не желая расставаться со своим полюбившимся обликом сисястой красавицы.

            — Ты поедешь со мной и будешь делать то, что я скажу. Ты никуда от меня не сбежишь, потому что только я смогу вернуть тебе тот любимый облик, который у тебя сейчас, — внушала я ему, глядя в глаза с ехидной улыбкой. — Ты теперь полностью зависим от меня и ты не в состоянии сделать мне что-то плохое.

            — Нынешний облик я верну тебе, когда мы вернёмся. Мало того, я официально поменяю тебе пол, если ты будешь мне помогать, и снова сделаю тебе член такой какой ты пожелаешь, — уже́ в слух сказала я куратору.

            — Ладно, во-первых у меня нет выбора, а во-вторых мне не придётся от тебя избавляться, потому что ты уже́ не выйдешь оттуда, а я получу деньги и заживу как прежде, поэтому я согласен.

            — Вот и чудненько, — сказала я и направилась к выходу.

            В дверь уже́ ломился Зубило.

            — Вещи отвёз? Тарана отправил? — Спросила я.

            — Да, всё как ты просила. Показывай, где я буду спать.

            — Вот твоя комната, если хочешь жрать - кухня там, туалет и ванная - там. И постарайся не попадаться мне на глаза.

            — Йес, мэм, — улыбнулся бугай и ушёл в детскую комнату.

* * *

            — Роб, нужно куратора преобразовать снова в него самого, сделай его облик прежним, а то нас с ним в самолёт не пустят.

            — Хорошо, процесс восстановления запущен. А с вагиной что делать?

            — Вагину оставь, чтобы Зубило и Таран не бегали по Африке за проститутками, цепляя на свои концы всякую заразу, пусть лучше с ним развлекаются. Им троим только этого и нужно будет в гостинице. Да, ещё, поменяй у него влагалище и член местами, чтобы сам себя не трахал, а просил об этом наших бугаёв. Так будет лучше.

            — Понял, сделаю, ответил Роб.

            — Теперь обо мне. Мой член и яйца нужно как-то спрятать внутри меня. Мало ли что «в рабстве» случится, да и мои родители не должны его не только увидеть, но и почувствовать. Я с папой и мамой буду заниматься сексом. Поэтому прячь его подальше. Подумай, как это лучше сделать.

            — Ну и задачку ты мне задала. Тогда возникает закономерный вопрос, а ты им планируешь пользоваться «в рабстве»?

            — Не знаю, скорее всего нет, но всё может быть, — ответила я.

            — А как же я? — в моих глазах появился грустный смайлик со слезинкой.

            — Роб. Как ты себе это представляешь? Мама полижет мне киску, папа бурно кончит в меня, мы уснём в обнимку, а ночью ты достанешь свой, то есть мой член и я, лёжа между ними, буду корчиться от твоего оргазма?

            Гробовая тишина на несколько секунд повисла в моей голове.

            — Роб, — первой не выдержала я, — прошу, не обижайся. Я же не просто так это говорю, мы же не на прогулку туда едем. Потерпи немного, ради нашей любви, ради наших любимых деток — нанороботов. Или придумай что-нибудь, ты же можешь, я знаю, ты же не тупая железяка в моей голове, а умный и самое главное любимый интеллект.

            — Да, Танечка, ты права, я не тупая железяка, я спрячу его так, что ни один рентген не найдёт, а когда мы с тобой захотим заняться любовью, я буду его доставать. Правда, я уже́ знаю как это сделать, в спокойном состоянии даже ты его чувствовать не будешь.

            — Ну, вот и хорошо, я знала, что ты у меня умничка, — я помяла свой член и услышала благодарные стоны Роба в своих ушах.

            Закрыв дверь, я разделась, легла на кровать и вставила свой член в свою киску.

            — Роб, я твоя, люби меня так как тебе нравится.

            Почти час я получала оргазм за оргазмом, один ярче другого. Как в последний раз Роб любил меня в разных позах, всё выглядело так правдоподобно, что я полностью отдавалась воле любовника, а он то ласково ласкал меня, то грубо насиловал, но не причинял никакой боли, а я отвечала на его ласки и грубость, предаваясь полному забвению в море любви и животного секса.

***

— Добрый день, Сергей Леонидович, как добрались?

            — В этот раз намного проще, Яков Эрнестович.

            — А где обещанный "товар"? Или Вы просто на водопад прилетели посмотреть?

            — Отнюдь, товар у меня, но, я вижу, и Вы с пустыми руками. Где Юлия и Виктор?

            — Помилуйте, Сергей Леонидович, у них контракт и ни я, ни они не в силах его разорвать.

            — Тогда к чему эта встреча? Могли бы и по телефону сказать, чтобы я не прилетал, время — деньги, понимаете ли.

            — Как раз у меня есть к Вам встречное предложение, раз уж Вы заговорили про деньги.

            — Я так понимаю, что Юлию и Виктора Вы не отдадите, а Таню просто хотите купить? — Слащавый голос куратора выразил нотку недовольства.

            — Да, Вы это точно подметили, именно купить, а не обменять.

            — Но тогда разрешите откланяться, сделки не будет. — Встав из-за стола, куратор сделал вид, что собирается уйти.

            — Не кипятитесь, Сергей Леонидович, ведь Вы даже не услышали о какой сумме идёт речь.

            — И сколько же? — у куратора загорелись глаза от предвкушения торгов, где счёт идёт не на рубли, а на миллионы долларов.

            — Десять миллионов долларов.

            — Прибавьте к этим семи нулям, — куратор снова сел и слегка склонился к собеседнику, — ещё один, и тогда я подумаю над Вашим предложением.

            — Помилуйте, Сергей Леонидович, Вы переоцениваете свой "товар", да и спонсоры не поймут. Предлагаю удвоить озвученную мною сумму.

            — Пятьдесят миллионов и не цента меньше.

            — Тридцать.

            — Сорок.

            — Сергей Леонидович, не зарывайтесь, Вы не на базаре. Тридцать — это уже́ завышенная цена, так что давайте остановимся на ней.

            — Вы же понимаете, что эта девушка принесёт мне гораздо больше озвученной суммы в несколько раз.

            — С этим я спорить не буду, поэтому готов пойти на уступки в виде контракта с ней всего на два года, потом она снова будет Вашей.

            — Ну да, я Вам уже́ предоставил "товар" на два года, и где он? Вам верить — себя не уважать.

            — А в этом не моя вина, они сами вызвались продлить контракт. Через год Вы получите их в целости и сохранности, да ещё с процентами в виде оставшейся суммы выплат. Так что соглашайтесь, Сергей Леонидович. Сумма не маленькая, Вам на всю жизнь хватит, да ещё и детям останется.

            — Ладно, хрен с Вами, но деньги вперёд, а то я Вас знаю, дадите половину и жди потом у моря погоды.

            — Договорились. Встречаемся завтра здесь, в это же время. Вы с товаром, я с деньгами.

***

            Утром в гостинице была полная тишина. Почти всю ночь мне не давал спать шум в соседнем номере, где охранники развлекались с куратором, громко стуча спинкой кровати о перегородку. Я по привычке встала. В это время я раньше кормила детей, а теперь, скучившись по ним, решила взглянуть чем они занимаются. Я представила своего сыночка и в голове появилась картинка. Милая сытая мордашка увлечённо смотрела в свой планшет и водила крохотными пальчиками по картинке, разглядывая художественное оформление к сказке "Руслан и Людмила". Его единоутробная сестрёнка сидела рядом и на своём планшете читала ту же сказку вслух, изредка поглядывая на планшет брата.

            Кругом всё сме́рклось, всё дрожит,

            И замерла душа в Руслане...

            Всё смолкло. В грозной тишине

            Раздался дважды голос странный,

            И кто-то в дымной глубине

            Взвился́ чернее мглы туманной...

            Стук в дверь заставил вздрогнуть и развеять образ детишек.

            — Таня, собирайся, пора ехать, — раздался слащавый голос.

            Ну, вот и всё. Моё сердечко сжалось, а потом забилось как после спринтерского забега. К горлу подступил ком с болью в груди. Ещё не поздно всё остановить. Ещё не поздно вернуться назад. Отказаться от этой опасной авантюры, забрать детей и ждать, когда мама и папа вернутся домой. Мама. Папа. Они не вернутся! Они не вернутся, если я их не вытащу оттуда. Только я смогу это сделать! Я смогу! Я готовилась к этому долгие годы! Всё, Таня, назад пути нет, только вперёд!

            Я решительно распахнула дверь.

            — Я готова, — дерзко, подняв голову вверх, сказала я и взялась за ручку своего чемодана на колёсиках.

            — Яков Эрнестович перевёл на мой счёт все деньги, что делать дальше?

            — Зубило, Таран, Сергей Леонидович, зайдите-ка на минуточку, посидим перед дорожкой.

            Бугаи и их бывший босс ввалились в номер и уселись рядом со мной на кровать.

            — Сергей Леонидович, как только Вы передадите меня Якову, возвращайтесь обратно в Россию вместе с моими охранниками. Зубило, Таран, вы слышите?

            — Да, Фея, — отозвался Зубило.

            — Зубило, вот мои документы, береги их как свои яйца, особенно держи подальше от своего бывшего босса. — Улыбнулась я, зная, что куратор теперь под моим внушением не будет покушаться на мою собственность.

            — Сергей Леонидович, Вам предоставляется особая честь. Вы будете управляющим всех своих бывших, а ныне моих клиник и центров, никто лучше Вас не справится с этой задачей. Вот Вам трудовой договор и доверенность без права продажи. До моего возвращения Вы будете управлять всем моим имуществом, кроме моего дома с лабораторией.

            — Хорошо, Таня, постараюсь оправдать твоё доверие, — взяв документы сказал довольный куратор.

            — А Вам, мои милые телохранители, вот зарплата за два месяца вперёд. Ваша задача охранять мой дом, чтобы туда ни одна живая душа не попала, особенно в подвал. Если кто-то сунется, сажайте в клетки, я приеду — разберусь. Как только выберусь из рабства, я дам вам знать и вы оба тут же, с моими документами прилетите за мной, вот деньги на билеты. Всё ясно?

            — Ясно, — сказал Зубило.

            — А теперь в путь.

***

        Радуга. Как же прекрасен этот водопад. На фоне мощи падающей бесконечными тоннами воды, безжалостно разбивающейся с огромной высоты о камни с оглушительным грохотом, рождая такое милое, нежное соцветие. Вся одежда моментально промокла от миллиарда брызг и дворники на лобовом стекле еле успевали смахивать их, лишь на секунду давая разглядеть очертание дороги. Водитель и Яков Эрнестович сначала тихо, а потом в полный голос переговаривались друг с другом.

            — Роб, ты можешь перевести, о чём они говорят? — Мысленно спросила я, глядя в зелёную точку.

            — Водитель хочет завязать тебе глаза, а покупатель ему говорит, что эта девушка никогда не выйдет оттуда, поэтому не нужно волновать её раньше времени.

            — Понятно. Роб, запоминай дорогу, думаю нам придётся без посторонней помощи возвращаться обратно. Сколько нанороботов у нас в наличии?

            — Один миллион, как ты и просила.

            — Отлично. С этой минуты, каждому, кто нас сопровождает, охраняет, обслуживает, вводи по тысяче нанороботов и будь готов обездвижить любого по моей команде.

            — Понял. А если ты не сможешь дать команду?

            — Тогда действуй так, чтобы никто не смог причинить мне вред. Анализируй пищу, воду, излучения на предмет ядов, транквилизаторов и прочей лабуды, которая могла бы на меня воздействовать. Их цель — вытащить из меня все научные разработки, а потом убить. Ты не должен допустить этого.

            — Понятно.

            — Кроме того у нас есть свои задачи. Первая и самая важная найти моих родителей и не дать им умереть. Вторая — выведать всё, чем тут занимаются и результаты научных исследований. Я хочу знать все, о чём говорят все. Поэтому в каждом учёном, в каждом охраннике, в каждом начальнике ты установишь микрофоны с видеокамерами и будешь прослушивать и просматривать все, о чём они говорят и что они делают. Мои родители не исключение.

            — Ого, а их-то зачем прослушивать?

            — На всякий случай, я уверена, что на них воздействуют не самым лучшим образом.

            Машина остановилась на обочине, рядом с тропинкой, которая вела вниз. Я шла вслед за Яковом и боялась смотреть вниз. С одной стороны была скала, а с другой — глубокий обрыв. Благо тропа была широкой и риск сорваться вниз был минимальным. Через сто метров тропинка завернула за скалу и мы очутились на просторной полукруглой площадке. Яков достал сотовый, набрал номер и, сказав что-то по-английски, нажал отбой. Через несколько секунд часть скалы сдвинулась и мы вошли вовнутрь.

            На посту охраны стояли два местных аборигена с автоматами. меня обыскали, прошлись металлодетектором, а когда стали шарить прибором для поиска жучков, прибор запищал.

            — Роб, быстро отключи все электромагнитные излучатели, — мысленно крикнула я Роберту в зелёную точку.

            — Отключаю, протяни десять секунд, у нас миллион нанороботов "светятся", тяни время.

            — Секундочку, — сказала я и медленно стала снимать с себя браслетик, колечко, а потом принялась вытаскивать из своих ушей се́рьги.

            — Готово, — сказал Роб и я сняв последнюю серьгу́ подняла руки вверх, давая понять, что готова пройти процедуру ещё раз.

            Абориген долго и тщательно водил прибором по моему телу, но он молчал.

            — Откуда у тебя эти кольца и се́рьги? — Строго спросил Яков Эрнестович.

            — Сергей Леонидович подарил, — быстро выкрутилась я и протянула руку, чтобы забрать побрякушки.

            Яков быстро схватил украшения и зажал их в кулаке.

            — Нет, нет, это я передам начальнику охраны, это его вотчина, пусть разбирается.

            — Никогда не любила украшения, — фыркнула я и взялась за ручку чемодана.

            — Не спешите, Ваши вещи ещё не прошли проверку.

            — Мне некуда спешить, мне осталось просидеть тут один год, одиннадцать месяцев, тридцать дней, двадцать три часа, пятьдесят семь минут. — Съязвила я и отпустила чемодан.

            — Это уже́ не моё дело, — нахмурился Яков, — я Вас доставил, а дальше не моя забота.

            Он быстрым шагом подошёл к железной двери, что-то сказал охранникам и вышел.

            — Роб, что он сказал им? — Мысленно поинтересовалась я.

            — Сказал, чтобы проверили чемодан и вызвали сопровождающего.

            — Роб, ты мне сразу переводи, что они говорят, чтобы я не дёргалась.

            — Хорошо.

            — Роб, ты всех роботов дезактивировал?

            — Да, даже у охранников. Я их спрятал в их шеях и перевёл в режим ожидания, пока я их не активирую, они не будут ничего излучать, сейчас они работают только на приём сигнала.

            — Отлично, ты просто умничка. Был бы у меня сейчас член, я бы его погладила.

            — Вытащить?

            — Я те вытащу. Только попробуй, оторву сразу, хоть и больно будет.

            — Танюш, Я же пошутил.

            — А я нет. — Я улыбнулась то ли Робу, то ли глядя на то, как абориген рассматривает мой большущий лифчик, вынутый из чемодана. Во всяком случае Роб заткнулся, поняв всю серьёзность сложившейся ситуации.

            — Охранники просканировали все вещи, с особой тщательностью проверили сам чемодан и вызвали сопровождающего. Пока я собирала всё обратно, пришёл парень, по возрасту чуть старше меня.

            — Здравствуйте, меня зовут Геннадий, я буду сопровождать Вас несколько дней, пока Вы проходите карантин и обследование, — сказал парень приятным голосом на чистом русском языке.

            — Карантин? Обследование? Это ещё зачем? — возмутилась я.

            — Понимаете, местность, в которой Вы провели несколько дней, полна всякой заразы, поэтому в целях безопасности всего персонала Вы несколько дней поживёте в отдельном боксе со всеми удобствами, — мило улыбнувшись, ответил Геннадий.

            — Ну, хорошо, с карантином, допустим, я согласна, а обследование зачем? — продолжала я возмущаться.

            — А вдруг Вы больны СПИДом, сифилисом, раком, мы несём полную ответственность за Вас и за весь остальной персонал. — без тени смущения ответил Геннадий, взял мой чемодан и жестом указал на железную дверь, — прошу за мной.

            Этот жест мне показался таким знакомым, что мозг принялся судорожно вспоминать, где я его видела. Парень вышел, а я всё стояла в задумчивой позе и никак не могла вспомнить. Тяжёлая рука хлопнула меня по плечу, я повернула голову, увидела чёрные пальцы с белыми ногтями на своём плече и вздрогнула от ужаса. Охранник убрал свою руку, засмеялся и жестом показал на дверь. Все мысли моментально испарились и я чуть ли не вприпрыжку бросилась догонять своего сопровождающего.

            — Простите, а я не могла Вас раньше видеть? — Спросила я, догнав сопровождающего.

            — Вряд ли, я уже́ несколько лет тут работаю по контракту, — ответил Геннадий.

            — А где Вы раньше жили?

            — Родился в России, но в девяностые с папой переехал в Лондон, там и в школу пошёл, потом медицинский колледж, а потом сюда. А Вы?

            — А я в Подмосковье жила, тоже школа, институт, потом несколько лет в лаборатории работала.

            — Несколько лет? Тогда Вам сейчас должно быть больше двадцати пяти, а выглядите на семнадцать, не больше.

            — Девятнадцать. Я школу экстерном заканчивала.

            — Ну, тогда всё сходится, а к нам тоже по контракту?

            — Да, на два года.

            Гена подошёл к лифту, приложил палец к красному кружочку, дверь открылась и мы зашли внутрь. Я, оказавшись ближе к панели выбора этажа, приготовилась нажать нужный сенсорный кружочек.

            — Нам какой этаж? — Спросила я.

            — Двенадцатый, — ответил Гена.

            — Я прикоснулась к цифре двенадцать, но вся панель окрасилась в красный цвет и раздался короткий неприятный звук.

            — У тебя не получится, — сказал улыбающийся Геннадий, — Все кнопки запрограммированы на отпечатки пальцев. У тебя пока нет допуска, поэтому ты ни одну дверь не сможешь открыть. — Он нажал нужную цифру, дверь беззвучно закрылась и лифт поехал вниз.

            — Вниз? — Удивилась я. — Почему мы едем вниз?

            — Потому что здесь не этажи, а уровни. Чем глубже, тем больше цифра.

            — Ни за чтобы не догадалась.

            — Роб, собирай у всех отпечатки пальцев, думаю, они нам пригодятся, — мысленно произнесла в точку.

            — А что, доступ только по отпечатку пальца определяется? — Поинтересовалась я у Гены.

            — Нет, в некоторые места ещё и по сетчатке глаз, но мне, как обслуживающему персоналу туда нельзя.

            — Роб, ты слышал?

            — Да. Значит, мне ещё и сетчатку глаз копировать?

            — Не только. Записывай все параметры тел, которые мы встретим, сдаётся мне, что придётся изменять не только отпечатки пальцев и сетчатку, но и мою внешность.

            — Понял, делаю, — вздохнул Роб.

            — Памяти-то хватит?

            — Не хватит — добавлю, не волнуйся.

            — Да как тут не волноваться? Мы ведь не дома. — сказала я Робу и увидела, что молодой человек, который меня сопровождает, как-то заскучал.

            — Геннадий, а много тут персонала? — Поинтересовалась я у сопровождающего.

            — Да кто их считал? На моём уровне около сотни, на остальных не знаю, да и информация эта секретная, я не должен тебе про это говорить, но почему-то ты мне внушаешь доверие, ты ведь никому не скажешь, правда?

            — Правда, правда, ты только сам не плошай и всё будет в порядке.

            Мы не заметили, как перешли на ты, Гена улыбнулся и посмотрел на меня как-то по-особенному.

            — А ты красивая, — сказал он и его щёки слегка покраснели.

            — Ты тоже симпатичный, — улыбнулась я.

            Лифт мягко остановился, двери открылись, и мы пошли по мягко освещённому коридору с множеством пластиковых дверей, крашенных под дерево, на которых написаны трёхзначные цифры, каждая из которых начиналась с двенадцати. Я насчитала десять дверей, по пять с каждой стороны коридора, и возле последней сто двадцать девятой мы остановилась. Сопровождающий прикоснулся пальцем к светящемуся кружочку, щёлкнул замок и он, толкнув дверь, вошёл.

            — Это что, любой так сможет открыть эту дверь? — возмутилась я.

            — В экстренных случаях да, в остальных — нет.

            — Как это?

            — Вот смотри.

            Он впустил меня, закрыл дверь и провёл пальцем от середины двери к замку. Раздался звук закрывающегося замка и на экранчике появилась надпись Closed.

            — Вот так к тебе никто не сможет зайти, кроме обладателя мастер ключа. Мы только однажды пользовались такой необходимостью, когда один учёный закрылся и не выходил из комнаты несколько дней. Оказалось, что он умер.

            — Умер? Кто? Когда? — Испугалась я за своего отца.

            — Давно это было, года два назад, не знаю, чем он занимался, но звали его Антонио, он был из Италии.

            — А ты и учёных обслуживаешь? — Успокоилась я.

            — Раньше обслуживал, но попросился сюда, тут поспокойнее, а зарплата такая же.

            Он провёл пальцем от замка к центру двери и замок открылся. Надпись сменилась на Opened, он открыл дверь, показывая, что дверь теперь открывается и снова захлопнул её.

            — Давай, я покажу тебе твои апартаменты и пойду ремонтировать водонагреватель в соседнем номере.

            Я прошла вглубь помещения, а Генна

дий открыл небольшую дверь и стал показывать мне туалет. Всё было напичкано электроникой и работало почти беззвучно и чётко. Унитаз, биде, полотенца, небольшая полка с какими-то кремами, освежителями воздуха, как в лучших гостиницах. Вентиляция работала ощутимо, но тоже беззвучно. Потом он показал ванную комнату с шикарной ванной и всеми принадлежностями, даже контрастный душ и гидромассаж есть. Не было только бассейна, заметила я, но осталась очень довольна. В единственной комнате было всё! Большой письменный стол со всеми принадлежностями, кресло, огромный телевизор, шикарная двуспальная кровать, платяной шкаф и даже окно из которого шёл солнечный свет! Я подбежала к нему, чтобы посмотреть на пейзаж, но быстро осознала, что это вовсе не окно со свежим воздухом, а все лишь его красивая подделка. Да и откуда тут взяться окну, мы ведь на глубине как минимум сорок метров.

            — Красиво, — сказала я и задёрнула шторы обратно.

            — Да, только это всё быстро надоедает. Во всех номерах одинаковая обстановка, никакой разнообразности. Сначала нравится, а потом начинает раздражать.

            — У учёных тоже такая же обстановка? — Спросила я.

            — Да, только к ним немного внимательнее относятся, чтобы работалось лучше, а комнаты такие же.

            Я вспомнила, что когда разговаривала с родителями по видео связи, то видела всё то же самое, что вижу сейчас.

            — А кушать куда ходить? Или приносить будут? — Снова спросила я.

            Гена подошёл к письменному столу, достал из ящика телефон и небольшую брошюру.

            — Вот по этому телефону можешь заказать еду и спросить всё, что тебя интересует. Если что-то поломается, то тоже звони и говори что сломалось, придут и починят.

            — Ген, а ведь ты даже не спросил, как меня зовут.

            — Я знаю, тебя зовут Таня и ты учёный или учёная, не знаю как правильно. Знаю, что пока на карантине, знаю, что на два года. А теперь знаю, что ты добрая и красивая. Больше мне знать не положено.

            — Ясно. Запрещают или сам не хочешь?

            — Не запрещают, но и не одобряют. Кто ты и кто я? Тебя могут неправильно понять, а я потом страдать буду, что ты перестала со мной общаться. Да и после карантина тебя переведут на другой уровень и мы больше не увидимся. Ладно, кажется всё показал, я пойду.

            — Стой. Ты когда обслуживал учёных, не помнишь такую пару Виктор и Юлия.

            Гена испуганно посмотрел Тане в глаза, потом отвёл взгляд и зашагал к выходу.

            — Нет, не помню. Звони, если нужен буду.

            — Хорошо, — удивилась я.

            Странно, почему он испугался, когда я спросила про родителей? Что-то тут явно не так, нужно будет потом разобраться в этом. Как же кушать хочется. Нужно позвонить и заказать что-нибудь.

            Я взяла телефон, заказала картофельное пюре с котлетой и чай. Включила телевизор и стала искать русскоязычный канал, в дверь постучали и женщина средних лет, средней полноты, в кипельно-белом фартуке и поварском колпаке вкатила передвижной стол с едой.

            — Здравствуйте, вот ваш ужин, как Вы заказывали, — приятным голосом поздоровалась разносчица еды.

            — Здравствуйте, спасибо большое. С утра маковой росинки не было, — пожаловалась я.

            Нос почувствовал запах толчёного картофеля с котлеткой и только сейчас "сознание осознало" насколько сильно хочется кушать. Желудок не просто хотел еды, он просто требовал ЖРАТЬ!

            — Столик я заберу, когда завтра привезу обед, завтра утром Вам нельзя завтракать, что будете заказывать?

            — Я не знаю, давайте я Вам позвоню попозже и скажу. — Я хотела побыстрее избавиться от официантки и наброситься на вкусно пахнущую еду.

            — Хорошо, приятного аппетита, — женщина оставила передвижной стол и завиляв обтянутой задницей вышла, тихонько захлопнув дверь.

            Я сверху вниз, налетела на еду, как коршун на суслика, буквально за пять минут расправилась с едой, даже не посмаковав её вкусовыми качествами. Только после того, как я проглотила последний кусочек, вспомнила, что в еде может быть какая-нибудь подстава, типа "сыворотка правды" или ещё что-нибудь, но Роберт молчал, видимо всё было в порядке.

            — Роб, анализ еды сделал?

            — Делаю, на первый взгляд всё как обычно, но сдаётся мне, что добавили немного успокоительного. В целом ничего страшного.

            — Да, успокоительное мне сейчас не помешает, что-то я немного нервничаю.

            — Всё в порядке, не переживай, я слежу за чистотой крови, всё в пределах допустимого. Ляг, отдохни.

            Раздался звонок по телефону и я вздрогнув от неожиданности, взяла трубку.

            — Здравствуйте, Татьяна Викторовна, — раздался приятный голосок на чисто русском языке. — Вам назавтра назначена сдача анализов, постарайтесь утром ничего не есть, я приду к Вам для забора крови из пальца и вены, ещё необходимо будет сдать кал, мочу, мокроту, а потом мы с Вами сходим на рентген, УЗИ, сделаем кардиограмму, проверим зрение, психику, слух. Это займёт буквально полчаса.

            — Хорошо, — ответила я и положила трубку.

            Я снова села на диван и услышала чуть слышные ритмичные удары за стеной. Было такое ощущение, что кто-то там раскачивал спинку дивана, а она билась о стену.

            — Роб, ты слышишь? Кто-то в стену долбит. Можешь посмотреть, что там происходит?

            — Я уже́ давно смотрю, хочешь, покажу?

            — Ну, покажи.

            — На проекторах в моих глазах появилось изображение и звук.

            За стеной стоял передвижной обеденный столик, точно такой же, как тот, что прикатила разносчица еды, только вместо еды на нём лежала та самая разносчица на спине. Её глаза были томно прикрыты, а голова и стол бились об стенку. Её белый халат был полностью расстёгнут, сиськи раскачивались, а ноги были задраны вверх. Видеокамера плавно спустилась ниже и я увидела, что между её ног усердно трудится... Гена! Он вбивал в её пухлое влагалище свой средних размеров член, несмотря на то, что эта женщина была раза в два старше него. Геннадий держал её за бёдра и со смачными шлепками вбивался в женщину, которая кричала на гране оргазма.

            — Да, да, ещё, А, Аааа. — Слышала я её громкие возгласы.

            Гена, как истинных джентльмен, дождался, когда женщина кончит и только потом, издав крик удовольствия начал сливать свою сперму в её вагину.

            Увидев такую сцену, я не на шутку возбудилась, моя киска намокла, сосочки оттопырились, щёчки покраснели...

            — Роб, где твой член, вытаскивай, — я быстро сняла с себя всю одежду и легла на кровать.

            — О, наконец-то, лапонька, я так долго ждал этой команды!

            Половые губы зашевелилась и я приподнялась на локтях, чтобы посмотреть, откуда Роб вытащит член. Клитор дрогнул и из под него стали вываливаться наружу складки молодой розовой кожицы, похожей на крайнюю плоть члена. Небольшое отверстие среди этих складок стало расширяться и оттуда показалась маленькая головка, которая смотрела вниз, по направлению входа во влагалище.

            — Хочешь посмотреть на моё новшество? — спросил Роб, улыбнувшись смешным смайликом.

            — Мне же интересно насколько ты изобретательный, — сказала я и потрогала рукой образовавшиеся складочки. На ощупь они были мягкими и слегка влажными, а прикасаться к ним — одно удовольствие, чувствительность как у клитора.

            — С кем поведёшься — так тебе и надо, — пошутил Роб, и головка стала увеличиваться и выползать наружу, раздвигая губки и толкая клитор вверх.

            Я чувствовала её так же как раньше. Ощущения почти не изменились, но к ним добавилось трение о клитор и о нежную кожицу между клитором и входом во влагалище. Движение головки продолжилось и она, не успев выйти за границу валиков половых губок, тут же стала протискиваться во влагалище, продолжая увеличиваться и двигаться дальше. Вот уже́ её добрая половина скрылась внутри, а потом и вовсе исчезла из вида, подталкиваемая набухающей и удлиняющейся плотью члена. Через несколько секунд толстый червяк, опутанный синеватыми венками, полностью заполнил меня и я попыталась его напрячь, как делала это раньше, но из этого ничего не вышло, только сфинктер съёжился ещё сильнее своим плотным колечком.

            — Ты сможешь не только напрягать его и расслаблять, но и двигать им взад-вперёд, — услышала я Роба, — а ещё ты сможешь направлять его не только в себя, но и вверх, и даже изгибать его в любом месте в любом направлении.

            — Как футанари? — Удивилась я.

            — Лучше. Футанари не могут втянуть в себя член, если он уже́ встал, а ты сможешь, причём даже во время оргазма, только тебе нужно будет немного потренироваться. Помнишь, как куратор изгибал свой член, не трогая руками?

            — Как же такое забыть? Конечно, помню! — возбуждаясь ещё сильнее ответила я, — Роб, давай сейчас сам, а тренироваться потом будем, ладно?

            — Да, любовь моя, я давно хочу его испытать.

            Член напрягся, расширяя киску, вырвав из меня тихий стон, а потом стал двигаться обратно, скользя по клитору и чувствительной кожице. Киска сжала его под кронкой головки, не дав покинуть жаждущее влагалище, и он снова ворвался вовнутрь, выдавив громкое "Ах" из груди. После нескольких толчков туда-сюда, член очередной раз ткнулся в дно влагалища и, замерев на секунду начал извиваться. Сначала вверх-вниз, затем вправо-влево, а когда он начал кружить, я громко охнула, дыхание перехватило и я забилась в сладких судорогах упоительного оргазма. Член стрелял потрясающими порциями спермы, продолжая извиваться, выдавливая стоны наслаждения, а тугие сокращения мышц влагалища дои́ли член, вызывая бурю эмоций.

            — Здо́рово, — отдышавшись, шепнула я, расслабившись после сладкого потрясения, — только непривычно как-то.

            — Мне тоже непривычно, пошли в душ, попробуешь без рук поуправлять им, — довольный Роб улыбнулся полупрозрачным смайликом.

            Под струйками тёплой воды я нежилась, сто́я с закрытыми глазами, ощущая киской свой стоячий член, а членом свою упругую киску, плотно обхватившую твёрдую плоть и поглаживая мышцами чувствительную уздечку. Я напрягала одну новую мышцу члена за другой, ощущая возбуждённой до предела киской то, что происходит.

            Так, это член выходит из киски, это входит, ох... а если сильнее, ай... ну-ка ещё разок, мм, как хорошо... это вправо, это влево, теперь вверх, вниз. Ой, какие приятные ощущения... Я мысленно комментировала свои эксперименты с обновлённым членом, держа себя за торчащие соски, теперь попробуем круговое вращение, ах..., теперь в обратную сторону, мм... сильнее...

            — АА, АА, АА, — я только успела ухватиться за стену душа, чтобы не упасть, как меня заколотило от очередного оргазма. Ноги подкосились, я встала на колени, а член всё кружил и кружил в моей киске, заставляя меня то сгибаться, то разгибаться.

            — Всё, всё, всё, — еле успокоившись и чётко ощутив равновесие, я снова комментировала свои опыты со своим членом, — так, это назад... а если сильнее... ох, вышел из киски, даже моя жадина не удержала...теперь не в киску... ох, ты... выше... ещё... ой, клитор прижал, губки растянулись... ой как хорошо... во, ха, как у футанари... — Я смотрела на свой член, а он смотрел на меня своей розовой головкой и разрезом на ней, как прищуренным глазом, слегка покачиваясь в такт ударов сердца. — Назад... почти весь скрылся, только головка торчит... сильнее... о, весь скрылся, как будто и не было. А теперь вперёд и сразу в киску... Ай, ай... уф, как хорошо, ещё раз... ах... ещё... ещё... АА, АА, АА, — и снова оргазм сотряс моё тело, вырубив на несколько секунд сознание.

            — А я могу его сама увеличивать и уменьшать? — Спросила я у Роба, когда отойдя от очередного оргазма, поднялась с колен.

            — Да, милая, можешь.

            — И каковы максимальные размеры?

            —Длина — с твоё предплечье, толщина с твой кулак.

            — Ого, и как его увеличить?

            — Не знаю, видимо так же как прятать и вытаскивать. Ты же сама этому научилась, я тебе не подсказывал.

            — Так, сначала надо вытащить из киски, не хватало ещё порвать себя, — снова размышляла я вслух перед началом очередного эксперимента. — Вытягиваю из киски... чуть сильнее... вот всё, головка выпала, теперь поднимаю вверх, вытаскиваю больше... сильнее... о, весь вышел наружу... теперь пробую удлинить... что-то слабовато, ну-ка посильнее... вот, удлинился, но не до конца, ещё сильнее... вооот, ого, вот это гигант, — улыбнулась я, поглаживая свою плоть длинною с локоть. — Так, теперь делаем толще... — кряхтя от усилий я напрягала малоизвестные мышцы, — ещё чуть-чуть... уф... Ну и труба, всё Таня, теперь, когда обратно молоко в груди возвращать будешь, ты так бабушку удовлетворишь, что она встать не сможет… лишь бы не порвать, — улыбнулась я, двумя руками лаская свой дрыгающийся орган.

            Процесс уменьшения прошёл просто прекрасно, я смеялась над детской писюлькой, размером как у своего сынишки, щекоча его своим пальчиком.

            — Как они там, мои сладкие? Как я по ним соскучилась! — Думала я, выходя из душа и представляя сына в своём воображении.

            Виктор младший присосавшись к огромной груди своей прабабушки взахлёб пил её молоко, двумя руками держась за тёплую упругую сиську, его сестрёнка лежала по другую сторону и причмокивала, стараясь не отстать от брата, поглядывая то на него, то на бабушку. Как всегда, во время кормления, глазки малыша посоловели, потом закрылись, и сладкий безмятежный сон накрыл сынишку тёплым одеялом бабушкиной мягкой руки.

            — Как же я вас люблю, мои сладенькие, — прослезилась я, умиляясь сознанием увиденного.

            Я легла на кровать, закинув обе руки под голову и задумалась о том, что делать дальше. Начать действовать сейчас или подождать, когда закончится карантин и я узнаю побольше о том что и как тут происходит. Мне не терпелось поскорее увидеть своих родителей, расспросить их обо всём, обнять их обоих, прижать к себе... Я представила свою маму и...

            Мама лежала на кровати и смотрела в потолок, из её голубых глаз по вискам текли капельки слёз. Она то улыбалась, то грустила, то вздыхала...

            — Доченька, как же ты там одна, без нас... — услышала я её мысли и у меня само́й на глаза навернулись слёзы.

            — Мамочка, не плачь, я здесь, я рядом, — разревелась я и почувствовала жуткую тоску своей мамочки по внукам, по дочери, по дому.

            Я развеяла представление мамы, уткнулась в подушку и несколько минут рыдала, заглушая свой рёв.

            — Лапонька, ну что ты? Опять родителей вспомнила? Скоро мы их увидим, — пытался успокоить меня Роб, но я только ещё громче разревелась, как маленький ребёнок.

            Я почувствовала, тёплое прикосновение ладони к своему плечу, потом мягкий поцелуй в нежную шейку, потом в щёчку. Я повернула голову в ту сторону и открыла глаза, но там никого не было.

            — Роб, только ты можешь мне помочь, поддержать, приласкать... — я повернулась и легла на спину, — обними меня, Роб.

            Я закрыла глаза и сначала почувствовала, а потом увидела, как Роб лёг на меня, нежно обнял и поцеловал в губы. Он тихонько гладил мои руки, плечи, слегка коснулся груди, но быстро отпрянул от неё и не разрывая поцелуй стал гладить волнистые волосы. Мне так стало хорошо и спокойно, что через несколько минут мои всхлипывания прекратились, а ещё через несколько я погрузилась в сладкий, безмятежный сон.

            Стук в дверь вырвал меня из мягких лап безоблачного сна и бросил испуганным вздрагиванием на кровать.

            — Утро. Уже́ утро. Это, наверное, пришли брать анализы, — вспомнила я и соскочив с кровати помчалась открывать дверь.

            — Здравствуйте, — поздоровалась девушка высокого роста в очках, — я вчера Вам звонила по поводу сдачи анализов.

            — Да, да, проходите. Вы меня извините, я только что проснулась и ещё ничего не успела сделать, — жестом приглашая девушку внутрь, сказала я.

            — Это не страшно, Вы всё успеете, у нас до обеда ещё куча времени. Меня зовут Светлана, можно просто Света.

            Света оказалась доброй, весёлой и внимательной девушкой. Милым, тоненьким голоском она рассказала мне, что работает тут уже́ более двух лет и через неё прошли все, кто работает по контракту. Она помнит Виктора и Юлию, прибывших сюда на месяц позже неё, они были одними из первых, у кого она брала анализы. А запомнились они ей по половым органам. По её рассказу, когда она их осматривала, от них исходил такой приятный аромат, особенно от Виктора, что она очень сильно возбудилась, а Юлия и Виктор смотрели на неё, улыбались и о чём-то шептались между собой. Светлане тогда пришлось срочно бежать в туалет и полчаса мастурбировать. Только после этого она смогла дальше работать с ними. К концу осмотра и непринуждённой беседы мы со Светой подружились, перешли на ты и успели обсудить некоторые аспекты половой жизни обслуживающего персонала лаборатории.

            — Ну, вот, мы с тобой всё сделали, осталось тебя осмотреть, перед тем как идти на рентген и УЗИ. Раздевайся и ложись на кровать. — Я послушно скинула с себя всё и легла, а Света начала сверху вниз осмотр моего тела.

            Сначала долго мяла груди в поисках уплотнений, а когда убедилась, что с ними всё в порядке, ощупала живот в районе желудка. Я от нежных и ласковых прикосновений к своим чувствительным сиськам почувствовала нелёгкое возбуждение. Член внутри моего тела набух, киска намокла, соски́ встали ко́лом, а ореолы вокруг них покрылись мелкими пупырышками. Света заметила возбуждённые бугорки́ на грудя́х и улыбнулась, но посмотреть в мои засмущавшиеся глаза не решилась. Надавливания перешли в район пупка, потом опустились к лобку и Света глубоко надавила на его верхнюю часть, чуть не выдавив мой член наружу. Клитор тут же подпрыгнул, от удара изнутри возбуждённой головки члена, но вздрогнув, я во́время изо всех сил напрягла мышцы, которые втягивали его внутрь, чтобы он не вывалился наружу.

            — Свет, а где они сейчас? Ты видишься с ними? — отвлекая внимание от своего клитора, я задала давно созревший вопрос.

            — Нет, у меня нет допуска на их уровень. Ко мне приходят сами, и то только когда заболеют или поранятся, а болеют тут очень-очень редко. За два года было лишь четыре случая и то простые порезы от разбитых пробирок.

            — Тут наверно скучно тебе? — поинтересовалась я.

            — Нет, что ты, я же ещё научной деятельностью занимаюсь, я лаборант, помогаю учёным ставить опыты и делать анализы, поэтому скучать особо не приходится. Бывает, иногда нахлынет тоска от однообразия, но быстро проходит.

            — А как же мужчины? Ведь ты уже́ два года тут, не тяжело без мужика? Ты такая молодая, симпатичная...

            — С этим тут всё просто. Мужчин и женщин примерно равное количество и если ты не в браке, то можешь выбрать любого, кого предложит компьютер. В него заносят всех желающих интимной близости. Время встреч не ограничено, можете даже постоянно жить вместе как муж и жена, только беременеть тут запрещено.

            — А у тебя уже́ есть кто-то? — заинтересовалась я, возбуждаясь ещё сильнее от нежных рук Светы, которые перешли на половые губы.

            — Был, недавно расстались. У нас сексуальная несовместимость, вот и решили разбежаться.

            — Это что за несовместимость? У него что слишком большой член и он делает тебе больно?

            — Ха, ха, ха, — звонко рассмеялась Света и тут же погрустнела, — наоборот, у него просто пипетка вместо члена, я даже не чувствую как он входит, а когда кончает, начинает громко хихикать, как будто я его щекочу.

            Мы громко рассмеялись, и дешёвая тушь вскоре потекла по глазам Светланы. Только тогда я поняла, что она плачет.

            — Ты что, Светик, ты что расплакалась-то? — я обняла её за плечи и стала успокаивать как ребёнка.

            — Понимаешь, он даже девственности меня лишить не смог. Представляешь, я ещё девушка!

            — Возбуждение Светы очень велико. Это из-за твоих прикосновений к ней! — Услышала я голос Роба.

            Тут я не выдержала, у меня само́й возбуждение было уже́ на гране того, что член сейчас сам выскочит и я снова запущу его в себя и затрясусь в конвульсиях оргазма прямо на глазах бедной девочки. Еле сдерживая себя от этого, я посмотрела в глаза девушки.

            — Хочешь, я тебе помогу с хорошим мужиком? — спросила, неожиданно для себя.

            Света удивлённо посмотрела мне в глаза.

            — То, что произойдёт сейчас, ты никогда никому не расскажешь ни под каким предлогом, давлением или транквилизатором. — внушила я.

            — Как это? — открыла рот Света.

            — Смотри. — Я легла на спину, повернувшись своей киской к Светлане, раздвинула перед ней ноги, а сама, оперевшись на локти приподнялась, чтобы видеть своё влагалище.

            Клитор дрогнул и из под него вывалился настоящий мужской почти полностью эрегированный член. Я напрягла его и средних размеров мужская плоть гордо выпрямилась и встала вертикально вверх. Я специально не стала делать член слишком большим, чтобы не напугать подругу. "Потом увеличу по размеру её киски" — подумала я.

            — Ах, — Светлана прикрыла рот рукой, показывая на член пальцем, — как такое возможно? Ты футанари? Но это же вымышленные герои японских комиксов!

            — Как видишь, не вымышленные, — усмехнулась я. — Потрогай его.

            Света разрумянилась краснотой своих щёчек и нерешительно протянув руку, взяла член в свой кулачок. Я положила свою ладонь поверх её и провела её рукой вверх-вниз несколько раз. Пото́м несколько раз напрягла член, чтобы Светлана почувствовала настоящую мужскую силу.

            — А где же яички и мошонка? — спросила Света дрожащим голосом.

            — Они у меня внутри, на них сидеть неудобно, вот и пришлось их туда спрятать, — пошутила я и девушка улыбнулась, не отрывая глаз от невиданного зрелища. — Раздевайся.

            — Я боюсь, — вздрогнув всем телом, она отпустила член, вырвав свою руку из моей, но, тем не менее, стала медленно расстёгивать свой белый отглаженный халат.

            — Страха нет, только желание принять этот член в себя. Боль от разрыва плевы ты не почувствуешь, только страсть и наслаждение, — внушила я ей, стараясь успокоить девушку.

            Я довольно быстро помогла раздеться догола, бросив лифчик и трусики на котомку с медикаментами, потом Света сняла очки, отправив их туда же, и уже двумя руками взялась за мой член.

            — Сядь на него сама, почувствуй себя настоящей женщиной. — Я опустилась головой на подушку и развела руки в стороны, давая понять подруге, что та вольна́ делать со мной всё, что захочется.

            Света сгорая от нетерпения, занесла свою киску надо мной, встав на колени по обе стороны от меня, одной рукой упёрлась в грудь, а второй ухватившись за член, стала водить им вдоль своих половых губок, размазывая свои выделения. Мокреньким входом во влагалище она нащупала головку члена, слегка углубила её в себя и я почувствовала, как рука Светы задрожала, а член плотно упёрся в растянутую плеву. Девушка отпустила член, вторую руку тоже положила на мою грудь и застыла, не решаясь сделать последний шаг. Несколько мучительных секунд я ждала, когда подруга наберётся смелости, а потом взяла руками её кругленькую попу, коротким рывком потянула на себя, а свои бёдра подбросила вверх, загнав свой член на три четверти в девственную киску. Почувствовав, как хрустнула плева, Света ахнула, а я опустила свои бёдра, и сильнее натянула подругу на свой член, войдя в неё до упора. Два клитора встретились мягким поцелуем, расплющив друг друга встретившимися лобками. Влагалище плотно обхватило член, и я почувствовала, как бьётся сердечко бывшей девственницы. Её киска пульсировала в такт её сердца и мы обе замерли, наслаждаясь этим изумительным моментом и ощущением. Я впервые в роли мужчины занималась сексом с девственницей, не считая себя, поэтому была предельно осторожна. Света послушно сидела, насаженная на твёрдый мужской орган и упивалась сладостью ощущений от своей пульсирующей киски, боясь пошевелиться и спугнуть этот очаровательный момент.

            — Теперь можно сделать побольше, — подумала я и, постепенно напрягая известные только мне мышцы стала прислушиваться к ощущениям своего члена.

            Головка поползла глубже, давление стенок влагалища сильнее...

            — Ах, — вырвалось из Светы, — он растёт... Он растёт внутри меня... — головка коснулась дна влагалища и немного растянула его в длину, — Ай, я сейчас... АА... — затряслась девушка в жутких конвульсиях сильнейшего оргазма. Света упала на меня, а я крепко обняла, прижала её груди к своим, а бёдрами подалась вверх, чтобы член не выскочил от мощных спазмов влагалища. Несколько бесконечно долгих секунд Свету трясло от её первого в жизни настоящего оргазма, от настоящего большого и твёрдого мужского члена. Тело Светы обмякло, от неё исходил такой жар, что я чуточку вспотела и ещё несколько минут терпеливо лежала под подругой, давая ей максимально насладиться сладкими ощущениями после оргазма. Через несколько минут Света приподняла голову и поцеловала меня в шею. Тысячи мурашек разбежались по моему телу от этого поцелуя. Член всё ещё твёрдо стоял внутри Светы и я, применив бабушкин приём, не вытаскивая его перевернула партнёршу на спину, а сама оказалась сверху. Тяжёлые груди навалились на подругу, член шевельнулся внутри и обе женщины одновременно промычали стон удовольствия.

            Я прижала свой лобок покрепче и стала медленно вращать тазом. Мой клитор елозил вокруг скользкого клитора Светы, и мы млели, наслаждаясь трением. Член ворочался внутри влагалища, выдавливая изумительные стоны из нас, но мне показалось этого недостаточно. Я стала на треть вытаскивать свой член, потом загонять его снова, хлопая своими половыми губками по губкам подруги и вращая тазом, я одновременно целовала её сладкие губы и ласкала своим язычком её язык. Наши руки ласкали друг друга страстными поглаживаниями, и через некоторое время я почувствовала, как Света сначала часто задышала, потом дыхание её остановилось, она дрогнула всем телом, крикнула, что было сил, и зашлась конвульсиями очередного, более сильного оргазма. Я не дожидаясь, когда трепет подруги закончится, стала размашисто, вгонять своего «верного друга» в тело кричащей и извивающейся подруги. Я приподнялась на руках над Светой, давая себе больше простора для жёстких и размашистых толчков, взрывая в комнате громкие хлопки сношающихся тел. Света схватила меня за предплечья и, глядя мне в глаза, громко озвучивала сильные толчки, направленные внутрь себя. Под конец она просто визжала подо мной, когда я плотно прижалась к её промежности и, тоже закричав, тугими струйками спермы защекотала внутренности Светы. Уставшие руки опустили меня на всё ещё содрогающееся тело, и мы несколько минут лежали друг на друге, пока дыхание и сердцебиение не пришли в своё привычное состояние.

            — Танечка, — нежно зашептала Света, — я тебя люблю.

            Что сказать? Я просто обалдела от этого признания. Мало того, что я только что лишила девственности практически незнакомую девушку, так ещё и влюбила её в себя. Или не так? За два часа простой беседы в меня влюбилась медсестра, а потом отдала ей свою девственность? Или... Как вообще такое может быть? Стереть этот момент из её памяти? А как она потом объяснит себе куда делась целка? Вот засада, что делать-то? Сказать, что очень жаль, что так получилось? Травмировать её психику на всю жизнь и этим возбудить ненависть к себе?

            — Светочка, миленькая... — я судорожно искала подходящие слова, — Я же не мужчина, чтобы ты полюбила меня... Ты же женщина, ты должна любить мужчин, а не женщин. Прости, но, правда... Я женщина, у меня двое детей и моё сердце занято другим. Пойми, я не та, кто может сделать тебя счастливой. Ты ещё встретишь свою настоящую любовь, а пока ты не встретила своего принца, я буду помогать тебе... так сказать, сбрасывать сексуальное напряжение.

            Несколько минут стояла гробовая тишина и Света, закрыв глаза, напряжённо думала над услышанными словами. Слезинка скатилась с уголка размазанного глаза...

            — Да, наверно ты права. У тебя уже есть любовь и я не вправе лезть в чужую жизнь и рушить чужое счастье. Раз уж ты кого-то любишь, то я не буду мешать этому. Тем более дети...

            — Ну, вот и хорошо. Светик ты очень хорошая, красивая девушка, то есть... женщина, ты молодая, у тебя ещё всё впереди...

            — Нет, не говори так, я же очкарик, ботан. Меня так и дразнили в школе. Нормальные парни на меня даже не смотрят.

            — Роб, что у неё со зрением?

            — Небольшое отслоение сетчатки, поправить?

            — Да, и груди увеличь немного, пусть порадуется.

            — Хочешь я тебе ещё раз помогу? — спросила я у Светы.

            — Ещё раз трахнешь меня? Твой член ещё во мне, тебе никто и ничто не мешает.

            — Нет, я сделаю так, чтобы твоё зрение восстановилось, и твоя грудь стала на размер или два больше. Ты и так красивая, а будешь просто принцесса.

            — И как ты это сделаешь? Когда? У нас нет доступа к нужному оборудованию и медикаментам.

            — Не переживай, у меня свои методы лечения, через несколько минут ты будешь видеть окружающий мир без очков, а грудь... — Я положила одну руку на её сиську, — А грудь уже растёт, чувствуешь небольшой зуд?

            — Да, что это?

            — Это твоя грудь увеличивается.

            — Ой, мамочки, как ты это делаешь? — глаза Светы стали мультяшными.

            — Это моя сперма на тебя так действует, — нашла, что сказать и, не вытаскивая член, стала изгибать его, как накануне внутри себя.

            — Ой, — пискнула Света, — он шевелится, он... внутри... оооо...

            Я стала слегка водить членом туда-сюда, не прекращая круговые движения головкой внутри Светы. Шевеления подо мной переросли в изгибания и стали явно увеличиваться, Света извивалась как змея, громко охая, потом стала подбрасывать бёдра, водить ими в разные стороны, насаживаться на член и дёргаться всем телом, подбрасывая меня, как на батуте. Я немного изогнулась и взяла один сосок Светы в свой нежный ротик, выдавив стон наслаждения из увеличившейся упругой молодой груди. Немного поласкав один сосок, я переключилась на другой, а потом, оторвавшись и выпрямив руки, я снова стала вбивать в хлюпающую киску свой напряжённый член, неумолимо приближая обоих к пику блаженства. Первой кончила Света. Громко крикнув, она потянула меня на себя, прижалась ко мне, обняла ногами и руками, а я, подложив одну руку под попку, вторую просунула под её голову и припала к её губам. Прижавшись к ней, загнала свой член до отказа, и начала наполнять влагалище свей тёплой спермой, крича в её рот громкое "ММ".

            Обессиленные, мы лежали рядом. Света на моём плече млела с закрытыми глазами, одной рукой поглаживая свою обновлённую грудь, радуясь её величиной и упругостью. От обиды, за то, что я отвергла её любовь — не осталось и следа. Теперь она точно знала, что с такими сиськами найдёт себе красивого парня, не останется одна, а может быть, даже заведёт себе семью, а по окончании контракта выйдет замуж и нарожает кучку маленьких миленьких детишек.

            Я, обняв одной рукой Свету, лежала на спине, ощущая на своей груди жаркое дыхание подруги. Втянув в себя член, я наслаждалась лёгкой расслабленностью всего тела и думала о том, как же легко я поддалась своему возбуждению, соблазнив невинную девушку. Как вообще я могла это сделать, будучи женщиной?.. Нужно быть осторожней в своих желаниях и стараться быть сдержанней... Хотя... Помогать людям нужно, особенно когда они несчастны... Кто бы мне помог... Ладно, будь что будет...

            — Таня, нам же ещё рентген и УЗИ нужно сделать. Ой, как не хочется вставать. Ты такая хорошая, дай я тебя поцелую.

            Спустя час мы приняли душ, кое-как спустились ещё на один уровень, сделали все, что нужно и, сопровождая меня до дверей комнаты, Света держала меня за руку.

            — Завтра я приду, принесу результаты анализов. Ты будешь меня ждать? — Она смотрела на меня вопросительно-влюблёнными глазами.

            — Светик — семицветик. Конечно буду, я люблю секс.

            — Тогда до завтра, — она чмокнула меня в носик и помчалась по коридору в сторону лифта, тряся большими сиськами, без конца оглядываясь и махая мне рукой.

***

            Снова стук в дверь.

            — Обед. — Услышала я приятный голос за дверью и поспешила открыть.

            Тот же белый обтянутый халат, тот же колпак, как вчера, только вместо женщины средних лет стоял симпатичный паренёк, невысокого роста, примерно как я.

            — Здравствуйте, обедать будете? — спросил парень, разглядывая меня с головы до ног. Приподняв брови, он шумно сглотнул, зачарованный моей красотой.

            — Буду. Здравствуйте. Проходите. — улыбнулась я, чувствуя, что произвела неизгладимое впечатление на парнишку.

            Он вошёл, толкая перед собой передвижной стол с фарфоровой посудой.

            — А у Вас все говорят по-русски? — поинтересовалась я, улыбаясь тому, что парень сверлил своим взглядом мои груди и ляжки.

            — Почти все. У нас коллектив в основном из России, Украины, Молдавии и Белоруссии. — Он придвинул стол к дивану, куда села я, бесстыдно оголив ноги почти до трусиков.

            — А ты откуда? — Спросила я, делая всё, для того, чтобы он остался со мной как модно дольше.

            — Я из под Тулы. Пряники пёк, потом в ресторан устроился, а потом вместе с шеф поварихой сюда приехал, а ты?

            — А я из Подмосковья. Давно тут работаешь?

            — Нет, полгода всего, — не отрывая глаз от моих сисек, скрытых под платьем, ответил паренёк.

            — Ты не сильно торопишься? Покушаешь со мной? — я просто заигрывала с ним, чтобы потом выудить как можно больше информации об этой лаборатории.

            — Не откажусь. Ты такая красивая, даже уходить не хочется. И голос у тебя приятный... — Накладывая в тарелки борщ, признался парень.

            — Хм, спасибо. Как же тебя зовут, красавец?

            — Максимка, а тебя?

            — Очень приятно, Таня.

            Максим взял стул, придвинул его к передвижному столику и сел, с вожделением рассматривая моё милое личико.

            — Максим, тебе, наверное, ещё кого-нибудь кормить нужно? Я не сильно тебя задерживаю? — поинтересовалась я, чтобы определить, сколько у меня есть времени на расспросы.

            — Нет, ты последняя, теперь до ужина я совершенно свободен, — обрадовал меня Макс.

            — Отлично, расскажи, как тут всё обустроено. Я только вчера приехала, ещё ничегошеньки не знаю. Здесь, оказывается, столько уровней. Ты уже на всех побывал? — Я решила начать выуживать интересующую меня информацию.

            — Прости, но я не могу об этом говорить с тобой, меня могут уволить...

            — Не волнуйся, я приехала сюда как учёный и у меня явно будет доступ к уровням побольше, чем у тебя, — успокоила я поварёнка.

            — Что, правда? Ты учёная... Ой, учёный? — удивился Максим, — ни за что бы не подумал! Такая молодая, красивая... Учёные все в очках, бледные и худые, как смерть... Ты вообще не похожа на их, — он замер, раскрыв рот с поднесённой ложкой борща, ожидая ответ.

            — Я учёный. Мне можно доверять. Можно рассказывать всё, что знаешь. — Внушила я.

            — Правда, правда, я экстерном закончила школу, медицинский институт, а потом несколько лет работала в НИИ медицинских технологий, — убедительно заявила я, — приехала к маме с папой, они тут уже больше двух лет работают.

            — А я всё думаю, на кого же ты похожа? Да, я их знаю, они живут на четырнадцатом уровне. Точно. Их зовут Виктор и Юлия. Комната 1441. Я им завтрак и обед носил, у них сегодня выдохной, ой выходной. У тебя такая красивая мама, ты на неё так похожа! А папа, папа у тебя такой добрый! Это ведь он меня лечил, когда на меня большая кастрюля кипящей воды опрокинулась. Он когда узнал об этом — сразу поместил меня в какую-то ванну на несколько часов, а вышел я оттуда как новенький, не только шрамов, бородавок не осталось, — затараторил Максим, выпучив глаза и показывая свои руки, шею, потом снял свой колпак. — Волосы снова отрасли! Это просто чудо, я уж думал всё, на всю жизнь уродом останусь.

            Я опешила от такой новости. Да, это было в стиле моего отца, он всегда делал всё возможное, на что был способен. Теперь, не нужно терять времени на лишние расспросы. Нужно действовать, скорее к ним, к маме и папе...

            — Роб, положи Максима на кровать и усыпи. Да, и раздень его, мне нужна его одежда.

            Максим заткнулся, встал, подошёл к кровати и начал раздеваться. Когда дело дошло до трусов и они легли рядом с одеждой, я увидела крохотный писюлёк Максимки.

            — Так это он бывший Светкин «муж»? ММдаа. Ладно, с этим потом разберёмся... — подумала я.

            — Роб, сделай мою внешность похожей на Максима. Отпечатки пальцев и на всякий случай сетчатки глаз тоже. Мы идём к родителям!

            — Понял. Десять минут. Переодевайся.

            Пока я скидывала с себя одежду, мои груди уменьшились, черты лица преобразились, бёдра сузились. А когда я надела одежду Максима, то была почти похожа на него.

            — Можешь выходить, в коридоре никого нет. Пока дойдёшь до лифта, процесс преобразования закончится, — отрапортовал Роб.

            Не раздумывая ни минуты, я нацепила поварской колпак, заправив в него свои локоны, глянула в зеркало и почти бегом направилась к двери. Китайские тапочки Макса были немного велики и я подогнула пальцы ног, чтобы они не слетели. Захлопнув дверь, я ринулась к лифту. Нажав на кнопку вызова, раздался резкий звук и загорелась надпись "Access is denied".

            — Роб?

            — Десять секунд, заканчиваю.

            Я пританцовывала, чтобы не тряслись ноги от волнения, вставая то на цы́почки, то на пятки, в ожидании завершения преобразования.

            — Готово. Жми.

            Я прикоснулась к сенсору, загорелась жёлтая надпись "Access is open wait". Лифт приехал, загорелась зелёная надпись "Come in" двери открылись и я вошла. Трясущимися руками я прикоснулась к сенсору с цифрой четырнадцать. Он окрасился в зелёный цвет, через несколько секунд двери закрылись и лифт тронулся. На табло менялись цифры уровней... 13... 14... Лифт остановился, двери открылись, и я лицом к лицу столкнулась с какой-то женщиной. От испуга ноги затряслись ещё сильнее. Она не глядя в глаза, молча, пропустила меня и на не слушающихся ногах я кое-как вышла из лифта. Трясти начало не только ноги, но и всё тело. Неуёмная дрожь пробивала всё, мышцы оказывались слушаться.

            — Роб, миленький, сделай что-нибудь, я сейчас упаду, — чуть не плача взмолилась я.

            — Дыши, глубоко дыши, — забеспокоился Роб. — Адреналин зашкаливает, вот тебя и трясёт. Весь убрать не смогу, но уменьшить в наших силах, сейчас печень пну, пусть трудится.

            Я стала глубоко дышать и вскоре почувствовала, как дрожь стала отпускать. Лифт находился посередине длиннющего коридора. Посмотрев по сторонам, я определила в какую сторону нужно идти и, не вызывая подозрений, пошла размеренным шагом, поглядывая на таблички с номерами комнат. 1437... 1439... 1441. Вот она! Сердечко снова затрепетало как птичка, попавшая в силки. Там, за этой дверью... мама и папа! Как же долго я шла к этому. Я сжала руку в кулачёк и костяшкой указательного пальца постучала в дверь.


31482   91 19  73665 Рейтинг +10 [21] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 26
  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    10.09.2019 21:03
    О, развёрнуто - это то, чего я жду! Спасибо за десятку!

    Ответить 2

  • %C2%EE%E2%E0%ED+%D1%E8%E4%EE%F0%EE%E2%E8%F7
    11.09.2019 03:28
    Мыслей много, впечатлений ещё больше.

    Ответить 2

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    11.09.2019 06:00
    Спасибо! Я этого и добивался))

    Ответить 3

  • %C0%EA%E2%E0%EB%E0%E7
    25.10.2019 07:40
    Согласен, впечатляет.
    Афтар +10 за впечатления. Спасибо за труд.

    Ответить 1

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    25.10.2019 09:04
    Спасибо за комментарий и оценку.

    Ответить 0

  • Dicias
    Женщина Dicias 194
    11.09.2019 08:27
    Ура Таня скоро родителей увидет

    Ответить 3

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    11.09.2019 08:47
    Обязательно увидит, и не только увидит))) Дальше будет экшен, как в кино, покупай побольше попкорма)))

    Ответить 2

  • Dicias
    Женщина Dicias 194
    11.09.2019 08:28
    10+ как всегда

    Ответить 2

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    11.09.2019 08:47
    Спасибо!

    Ответить 2

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    11.09.2019 09:00
    На счёт этой парочки "интересненького" не обещаю, но что-нибудь точно будет. Пусть пока поспит на её кровати))) Роб его к ужину разбудит... надеюсь)))

    Ответить 2

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    11.09.2019 09:03
    Да, переживаний много, а будет ещё больше... и не только у неё)))

    Ответить 2

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    11.09.2019 10:00
    Пока только закручиваю, ещё как минимум две части. Блин две части назад тоже так говорил)))

    Ответить 2

  • valerat
    valerat 100
    11.09.2019 10:41
    Захватывающе..., на одном дыхании читаются все части. Огромное спасибо!

    Ответить 2

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    11.09.2019 11:13
    Большущее спасибо за отзыв. Я старался))

    Ответить 2

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    11.09.2019 12:13
    МыШли рулит)))

    Ответить 2

  • acuma
    Мужчина acuma 84
    12.09.2019 09:10
    Оказывается Архимеды могут не только физику «напрягать», но и лирику!Замечательно!

    Ответить 2

  • %C2%EE%E2%E0%ED+%D1%E8%E4%EE%F0%EE%E2%E8%F7
    12.09.2019 11:41
    А это зависит от жидкости. Сел в воду - физик. Хлебнул винишка - лирик.

    Ответить 1

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    12.09.2019 13:02
    О, да, коллега, Вы как всегда правы! Тут у меня встал вопрос... А если слил жидкость... тогда кто?)))
    Спасибо!

    Ответить 2

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    12.09.2019 13:03
    Спасибо, я пока только пробую себя на этом ПопРище)))

    Ответить 2

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    12.09.2019 13:38

    Такую жидкость только подростки в унитаз сливают от спермотоксикоза))) Кто же тогда бачок?)))

    Ответить 1

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    10.10.2019 07:30
    Шестая часть на модерации. Наслаждайтесь))

    Ответить 1

  • %D0%E5%E0%EA%F2%EE%F0
    01.11.2019 07:46
    А Светочка ничего, любит наслаждения)))

    Ответить 0

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    01.11.2019 08:30
    Она не только наслаждения любит. О ней в следующей части будет много интересного.

    Ответить 0

  • laila
    Женщина laila 1981
    31.12.2019 08:50
    Много пропусков в виде пробелов между абзацами, выглядит не очень...а вот 6 7... главы оформлены отлично!

    Ответить 0

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    31.12.2019 10:18
    Поправил. На модерации.

    Ответить 0

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    31.12.2019 08:58
    Спасибо за замечание. Поправлю. С наступающим!

    Ответить 0

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора Архимед

стрелкаВсе статьи 9440

стрелкаОтветы на вопросы 3999

стрелкаТехника секса 3556

стрелкаСекс и отношения 2546

стрелкаСекс и здоровье 1288

стрелкаРазные виды секса 1269

стрелкаЖенское тело 811

стрелкаМужское тело 471

стрелкаВсе для секса 427

стрелкаКонтрацепция 198

стрелкаКамасутра 68

стрелкаВенерическое 65