Комментарии ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 52700

стрелкаА в попку лучше 7717

стрелкаБисексуалы 2386

стрелкаВ первый раз 2990

стрелкаВаши рассказы 2659

стрелкаВосемнадцать лет 1015

стрелкаГетеросексуалы 6123

стрелкаГомосексуалы 2464

стрелкаГруппа 9139

стрелкаДрама 731

стрелкаЖена-шлюшка 617

стрелкаЖено-мужчины 1382

стрелкаЗапредельное 821

стрелкаИзмена 6937

стрелкаИнцест 6277

стрелкаКлассика 49

стрелкаКуннилингус 904

стрелкаЛесбиянки 3645

стрелкаМастурбация 702

стрелкаМинет 8914

стрелкаНаблюдатели 5048

стрелкаНе порно 686

стрелкаОстальное 681

стрелкаПеревод 446

стрелкаПереодевание 696

стрелкаПикап истории 282

стрелкаПо принуждению 8005

стрелкаПодчинение 4338

стрелкаПожилые 658

стрелкаПоэзия 1027

стрелкаПушистики 92

стрелкаРассказы с фото 214

стрелкаРомантика 3789

стрелкаСвингеры 1834

стрелкаСекс туризм 244

стрелкаСексwife и Cuckold 1079

стрелкаСлужебный роман 1790

стрелкаСлучай 7433

стрелкаСтранности 2277

стрелкаСтуденты 2484

стрелкаФантазии 2367

стрелкаФантастика 1159

стрелкаФемдом 362

стрелкаФетиш 2529

стрелкаФотопост 407

стрелкаЭкзекуция 2552

стрелкаЭксклюзив 171

стрелкаЭротика 1137

стрелкаЭротическая сказка 2000

стрелкаЮмористические 1080

В гостях у Галины. Часть 10.
Категории: В первый раз
Автор: leon
Дата: 20 ноября 2019
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

На следующий день, собираясь в школу, Димка взял с собой диктофон.

Настроение было не очень. Вчерашнее «приключение» сегодня грозилось не повториться: сестра на учебу не собиралась (то ли у нее занятий с утра не было, то ли она собралась их «заколоть»); у матери тоже на работе какой-то напряг был.

Жорка крутился около своего подъезда, ожидая товарища.

— Кассету взял? – сходу поинтересовался он.

— Взял, взял! – успокоил его Димка.

— Слушай, - Жорка замялся. – Тут такое дело. Может, ты без меня сходишь с ней поговоришь, а?

Димка опешил. Такого развития событий он не ожидал.

— Ты чего? Как это я пойду один за тебя впрягаться?

— Дим!..

— Что, ссыкотно? – поинтересовался с иронией в голосе Димка.

Жорка замялся. Димка вздохнул.

— Ладно, схожу! – его охватила какая-то злость на приятеля. Он молчал всю дорогу до самой школы. Жорка же заливался соловьем. Наконец приятелю это надоело:

— Жор, отвали, а?

Тот пожал плечами.

Алгебра была четвертым уроком. Марина Валентиновна вела занятие спокойно, как всегда, совершенно не акцентируя никакого внимания ни на Жорку, ни на Димку.

В начале урока она вызвала кого-то к доске, дала задание на решение примеров из учебника и пошла проверять «домашку». Жорка сходу получил «пару» за невыполненную домашнюю работу – не успел списать на перемене. Димка списать успел.

Урок прошел вяло. Кто-то отвечал, остальные решали. Едва дождавшись конца урока, когда все одноклассники покинули класс, Димка подошел к учительскому столу, за которым сидела Марина Валентиновна, и сказал:

— Марина Валентиновна! У меня к вам дело есть, личное, даже деликатное. Хотел бы его обсудить. Когда Вы мне сможете время уделить?

Учительница с интересом подняла голову, посмотрела на него. Определенно она была очень красива: громадные ярко-голубые глаза, курносенький небольшой носик, в меру полные губы, овальное правильной формы лицо в обрамлении светло-русых волос. И всё это в такой гармонии между собой.

«Удивительно, почему она до сих пор не замужем?» - вдруг мелькнула мысль. Кстати, два года назад, когда Марина Валентиновна только пришла в школу, на дискотеке, посвященной Дню учителя, к ней пытался «клеится» холостой «трудовик». Потанцевав пару раз с ней, он попытался ухватить её ниже талии и при всех получил оглушительную пощечину, после чего поспешно ретировался. По слухам, у Марины Валентиновны впоследствии был роман с учителем истории Николаем Александровичем, имевшим в ученической среде прозвище «Никсон», женатым мужчиной, едва перешагнувшим 40-летний рубеж. И якобы они даже занимались сексом у нее в кабинете после уроков. Но ученическая среда на слухи всегда была богата, а Димка по своей природе отличался здоровым скептицизмом.

— У меня еще один урок, Демидов, - пожала плечами учительница. – Потом я ухожу. Если хочешь, можешь подойти сразу после урока. Но я тебя ждать не собираюсь.

— Хорошо! – согласился Димка.

Весь этот урок он сидел как на иголках. Жорке сказал, что сразу после звонка идет на разборки с математичкой. Жорка в ответ уважительно посмотрел на товарища. В его глазах он вознесся на небывалую высоту.

— Можно? – спросил Димка, открывая дверь.

— Заходи, Демидов, заходи! – сказала Марина Валентиновна. – Ну, говори, что ты хотел.

Димка закрыл за собой дверь на ключ. Учительница вопросительно посмотрела на него.

— Я не хочу, чтобы нам кто-нибудь помешал, - пояснил он.

— Не рано ли в конспирацию тебе играть? – насмешливо поинтересовалась она.

— Ну, если Ивашкину Георгию не рано, то и мне нормально.

Учительница нахмурилась. Димка сел за ученический стол напротив, вытащил диктофон, нажал клавишу:

— Послушайте, Марина Валентиновна!

Учительница криво улыбнулась. Запись шла чуть больше десяти минут. Все это время Марина Валентиновна сидела молча и так же криво улыбалась. Наконец Димка нажал клавишу «стоп».

— И что ты хочешь сказать? – поинтересовалась учительница.

— Георгий эту кассету хотел отдать отцу.

Марина Валентиновна изменилась в лице:

— Зачем?

— Он вас просил засветить пленку... Чтобы вы его не опозорили.

— Он сам виноват! – вспылила она. – Ему меня позорить можно?! Да еще на глазах всего класса?! Я ему что, проститутка какая?!

Она вскочила, протянула руку к диктофону. Димка поспешно убрал диктофон в карман. Марина Валентиновна села, закрыла лицо руками.

— Господи! Позор-то какой! – простонала она.

— Ага, - согласился Димка. – Отец у него к директору не пойдет. Он в милиции работает.

Учительница убрала руки от лица:

— Ну и что он хочет? Пятерку за полугодие? – она снова криво улыбнулась. – Ну, неси журнал, поставлю...

— Уничтожьте пленку, - ответил Димка.

— Да не было там никакой пленки! – Марина Валентиновна вскочила, развернулась. Широкая юбка взвилась вокруг ее ног, демонстрируя колени и даже чуточку выше. Она нервными движениями раскрыла сумку, чуть не оторвав собачку замка-молнии, достала фотоаппарат-мыльницу, открыла заднюю крышку.

— Вот! – сунула Димке фотоаппарат в лицо. – Я его с собой таскаю, никак пленку для него купить не соберусь!

Она почти кричала. Димка сидел за партой сам не свой.

— Ну, что вы еще от меня хотите?

Марина Валентиновна махнула рукой и села на свое место.

— Уволюсь! Завтра же уволюсь ко всем чертям! Ни зарплаты, ни жилья, одна нервотрепка! Да вы еще со своими гормональными всплесками, акселераты чертовы!

Она закрыла лицо руками и заплакала. Димка встал, подошел к ней сзади, неловко приобнял ее:

— Марина Валентиновна! Вы такая... - заговорил он тихо прямо в ухо. – Вы такая чудесная, такая красивая, такая умная...

Слова подбирались с трудом. Он говорил все подряд наугад, но, похоже, учительнице это нравилось.

— Просто он испугался. А вы такая замечательная... Мы вас все любим!

Похоже, он подобрал нужные слова.

— Мы вас все очень любим. И девчонки, и ребята. А ребята прямо на вас заглядываются...

Она подняла голову, улыбнулась сквозь слезы:

— Ты это, Демидов... Не заговаривайся! Сам-то шантажировать меня пришел!

— Как вы могли! – ответил Димка укоризненно. Нужные слова сами собой текли, словно вода из родника.

— Я хотел ситуацию помочь разрулить. И товарищу помочь, и вам тоже... А что было бы, если бы Жорка эту кассету реально отцу отдал бы? Блин! Это я вовремя спохватился!

Он валил всё на Жорку. Марина Валентиновна всё равно бы не стала допытываться, кто был инициатором.

— Ладно, - учительница откинулась на спинку стула, отстранила его от себя (ну, ни фига себе – учительницу обнял, почти облапал!), вытерла слезы кружевным платочком, потом аккуратно высморкалась, посмотрела на него, слегка улыбнулась. – Значит, разрулил ситуацию. Ну, хорошо. Теперь что?

Димка пожал плечами. А обнимать (или, скорее, обминать) учительницу было здорово! Приятно. От нее шло такое изумительное тепло, аж по коже мурашки стадами побежали. И где-то там, в животе становилось сладко-сладко. Ему даже разок удалось помять ее за грудь – небольшую, упругую, даже, кажется, жестковатую.

Марина Валентиновна сидела на стуле, чуть откинувшись назад. Сначала она всерьез испугалась. Дело было...нехорошее. Разозлилась она тогда на этого нагловатого Жорика. Надо было родителей вызвать, к директору его отвезти. А она... Фу! Даже голова закружилась. А его шаловливые ручонки... Никогда она не думала, что прикосновение юноши, причем, значительно моложе ее по возрасту, могут быть так волнительны. Еще чуть-чуть, и она бы накинулась бы на этого... школьника. Ага, школьника! Он больше, чем на голову был выше ее!

— Конфликт улажен? – повторила Марина Валентиновна.

— В принципе, да, - согласился Димка. – Я передам, что пленку мы с вами вытащили из фотоаппарата и засветили.

— Угу! – кивнула головой учительница. – Не надо ему знать, что там пленки не было.

Она помолчала, оценивающе посмотрела на него, потом медленно, взвешивая каждое слово, сказала:

— Я могу надеяться, молодой человек, что наш с вами разговор останется между нами.

Она даже назвала его на «вы»! То ли от волнения, то ли по другой причине – может, из уважения? Димка кивнул, соглашаясь.

— И кассету вы мне отдадите сейчас?

— Конечно, - опять согласился Димка, но вытаскивать ее из диктофона не спешил. Учительница замолчала и выжидающе смотрела на него. Он молчал, не решаясь сказать. Эта мысль у него возникла давно. И, собственно, именно она явилась причиной всей этой «операции».

— Ну же! – наконец не выдержала учительница.

— Марина Валентиновна! – выпалил Димка и замолчал.

— Что? – она улыбнулась. И эта улыбка стала катализатором.

— Марина Валентиновна! – Димка потупился. – Только не смейтесь!

Она улыбнулась еще раз, протянула к нему руки, притянула к себе.

— Не буду... Говори!

— Вы мне очень нравитесь! И... - он собрался с духом и сказал. – Научите меня любви...

— Любви? – удивилась она и переспросила. – Ты имеешь ввиду... секс?

— Да... - почти шепотом закончил Димка. – Пожалуйста. Вы такая... Я хочу, чтобы вы стали моей первой женщиной!

Тут удивилась уже Марина Валентиновна:

— У тебя не было девочки?..

— Ну... - Димка покраснел. – Всего один урок...

— Один урок, - словно про себя повторила она. – Смешной ты... Один урок.

Она протянула руку:

— Кассету!

Димка вытащил кассету из диктофона, отдал ей. Она положила ее на пол, наступила острым каблучком. Кассета треснула, разломилась. Марина Валентиновна подняла ее, вытащила несколько метров пленки, скомкала, порвала и всё это выкинула в мусорное ведро под столом.

— Пошел вон!

Димка понурился, как-то даже сгорбился и направился к двери. Возле самой двери он услышал:

— «Чудильник» знаешь? Третий этаж, комната 317. Через час.

Поначалу он не поверил своим ушам, оглянулся. Марина Валентиновна сидела за столом и что-то писала в журнале, не глядя в его сторону. Он поспешно закрыл дверь, не сказав даже «до свиданья». Быстрым шагом прошел по коридору.

На лестнице, сидя на подоконнике, его ждал Жорка.

— Ну? Что она?

Димка отвечать не стал, только повлек товарища за собой. Уже на улице он повернулся к нему и сообщил:

— Всё ништяк! Пленка в обмен на кассету. Ты мне должен, понял!

— Базара нет! – радостно согласился Жорка. – Домой?

— Ага. Только быстро, - согласился он. – У меня еще дела.

Они побежали домой.

Димка забежал в квартиру. Не заходя ни на кухню, ни к себе в комнату, ни к сестре, скинул дипломат в прихожей на пол, громко крикнул:

— Я в спортзал!

Он подхватил сумку со спортивной одеждой и обувью, прислушался. Из родительской спальни доносилась какая-то непонятная возня, приглушенная музыка. «Родители, что ли, раньше времени пришли?» - подумал он. Но разбираться, проверять было некогда. Подхватив сумку, он крикнул:

— Закройте за мной!

И припустил вниз по лестнице.

Из спальни выглянула озадаченная Цецилия Львовна. Выйдя в коридор - обнаженная со всколоченными волосами – она подошла к двери, щелкнула замком. Вздохнула:

— Фу! Чуть не попались!

Из спальни выглянул ее ассистент Юрий, нетерпеливо потянул ее обратно.

До «чудильника» - общежития работников почтамта – было сравнительно недалеко, минут двадцать пешком. Димка преодолел этот путь бегом в два раза быстрее. Перед самым общежитием он остановился, успокаивая дыхание.

Общежитие почтамта прозвали «чудильником» не зря. Уже лет десять здесь жили кто угодно, а не только почтовые служащие: молодые учителя, вчерашние студенты, а ныне врачи, военные, милиционеры. Когда Марина Валентиновна приехала работать учителем по распределению после окончания вуза, ей в качестве жилья выделили здесь комнату – на 3-м этаже общежития коридорного типа. Три душевых кабинки в подвале на все общежитие, одна кухня и два туалета на этаж.

Сонный вахтер на школьника не обратил внимания. Димка вбежал на 3-й

этаж, подошел к двери с номером 317. Остановился, осторожно достал из сумки 7 гвоздичек – успел купить по дороге, но чтобы не «светиться», засунул их в сумку. Вроде не поломал. Осторожно постучал.

— Заходите, открыто!

Он вошел, огляделся. Учительница встретила его прямо у двери. Она даже не стала переодеваться – как была в широкой юбке и блузе, так и осталась.

— Ого! – она улыбнулась, увидев букетик у него в руках. – Ну, проходи!

Взяла из рук цветы, достала из шкафа широкий бокал, вышла в коридор. Вернулась с водой в бокале. Димка стоял у двери.

— Ну, что не проходишь? Застеснялся?

Он разулся, босиком прошел в комнату. В комнате у окна стоял стол с тремя стульями, возле стены кровать. В противоположной от кровати стороне – книжный шкаф и тумбочка с черно-белым телевизором. Небогато жила Марина Валентиновна.

— Садись! – учительница махнула в сторону стола.

Димка присел на краешек стула. Марина Валентиновна поставила на стол чайник, две чашки, сахарницу, вазочку с печеньем.

— Чай будешь?

— Спасибо!

В молчании они выпили по чашке чая. Если эта ситуация Марину Валентиновну больше забавляла, даже смешила, то Димку сильно напрягала. Он даже начал злиться. Наконец она не выдержала, подошла к нему и спросила:

— Ну, будем учиться? А то ведь застеснялся весь... В школе совсем другой!

Димка покраснел, встал, порываясь уйти. Марина Валентиновна взяла его за руки, удержала:

— Не сердись! Ну же...

Димка решился:

— Можно я вас раздену?

— Подожди...

Она подошла к кровати, сняла покрывало, откинула тонкое байковое одеяло в белом простом пододеяльнике.

Всё было настолько просто, обыденно, что Димке даже не верилось.

Потом подошла к нему снова, приглашая к действу. Он поцеловал ее сбоку в шею. Осторожно, едва касаясь губами. Еще раз. Она закрыла глаза, глубоко вздохнула. Когда он в очередной раз коснулся губами шеи, ее даже качнуло к нему. Он воспринял это как приглашение к близости, более активным действиям. Обнял ее – крепко, но бережно. Еще раз поцеловал, потом легонько укусил – в шею. Марина Валентиновна застонала.

Он по одной расстегнул пуговички на блузе, стянул ее. Она осталась стоять перед ним – почти голая до пояса, в одном белом простеньком лифчике. Он завел свои руки ей за спину, аккуратно расстегнул застежку лифчика. Расстегнуть удалось на удивление легко – словно было наличие опыта. Лифчик соскочил, обнажая небольшие крепкие острые груди, задорно торчащие в разные стороны. По телу Марины Валентиновны прошла дрожь. Она напряглась, сжала кулачки, но не шевелилась.

Димка согнулся, припал ртом к груди – сначала одной, потом к другой. Осторожно, только губами, коснулся сосков. Втянул в рот (опять же осторожно, прямо трепетно) сначала один сосок, погладил его во рту языком. Потом ту же процедуру повторил с другим.

Марина Валентиновна... Да какая Марина Валентиновна! Марина. Маринка... Мариночка... млела от этих ласк, словно юная 18-летняя девица, впервые попавшая в руки опытного ловеласа. Он отстранился. Марина непроизвольно потянулась к нему, не желая отрывать грудь от его рта. Он все-таки отстранился, с удовольствием и интересом оглядел ее, любуясь точеной фигурой – плоский гладкий животик, крепкая юная грудь, нежная кожа с небольшой естественной смуглостью.

Димка присел на кровать – комната все-таки была небольшой – потянул ее на себя. Потом согнулся еще раз, достав языком до ее пупочка. Прошелся языком вверх до ложбинки между грудями. Марина опять застонала.

Димка расстегнул ее юбку, спустил ее вниз. Девушка, переступая ногами вышла из нее, оставаясь в белоснежных обычных трусиках (а отнюдь не стрингах, как сообщил Жорка), обтягивающих упругую попку, и чулках. Все-таки телесного цвета чулках, а не колготках – на этот счет Жорка оказался прав. Он спустил один чулок, другой. Она переступала ногами. Он поглаживал ее ягодицы через ткань трусиков, бедра, снова и снова водил языком от пупка вверх. Брал в рот сосочки. Марина млела.

В один момент Димка скинул с себя брюки, носки, рубашку и майку, оставшись в трусах. Так же сидя на краешке кровати, прижал ее к себе, потеревшись щекой о животик и крепко сжимая ягодицы. Потом чуть раздвинул ей ноги, едва касаясь, провел пальцами по промежности. Марина выгнулась.

— Мальчишка мой! – прошептала она. – Какой ты нежный!

Он взялся за трусики, намереваясь спустить их (а заодно полюбоваться ее промежностью и посмотреть поближе вживую, как она устроена – первый раз все-таки!), но не успел. Марина выскользнула из его рук, легла на спину, задрала ноги вверх и ловко стянула трусики сама.

— Иди ко мне! – попросила она.

— Не-а! – отказался он немного разочарованно. – Сначала я сам...

Он лег рядом, но головой к ее промежности, погладил ей в паху: сначала складочки лобка, аккуратную стрижку густых светлых волос, легонько коснулся выступа розового клитора. Она раздвинула ноги. Он кончиками пальцев провел по складкам половых губ, жадно рассматривая ВСЁ ЭТО... На одну фалангу погрузил указательный палец в мокрую расщелинку. Легокннько кончиками губ, словно целуя, коснулся клитора. Она нетерпеливо выгнулась.

Он рывком присосался к клитору, просунул максимально дальше язык во влагалище. Марина тихонько взвыла, вытянула руки вдоль тела и вцепилась в простыню. Димка сосал клитор, двигал языком в мокрой расщелине, жадно вдыхая манящий запах ее выделений и смакуя их терпкий пряный вкус.

Потом резко переместился к ней, впился в губы, лег на нее, чувствуя, как она ухватила его член и направила к себе. Опираясь на локтях, он стал вонзать в нее член глубже и чаще, нетерпеливо, резко, не отрываясь от ее губ.

Скоро она застонала, обмякла. Он почувствовал, как ее влагалище сократилось, тесно сжимая его член. Он даже немного напугался, вспомнив, как собаки после траха долгое время не могут расцепиться.

— Подожди немного, Димочка, - прошептала она. – Ляг рядом, родненький...

Он вытащил член, прилег рядом на бок, не переставая поглаживать ее грудь, спустился рукой ниже – к промежности, погладил клитор, осторожно сунул палец внутрь. Но она дернула ногами, высвобождаясь.

— Не надо так, - попросила Марина. – Неприятно.

Он отстранился. Ее слова словно вернули его к действительности, давая возможность снова рассуждать и думать трезво... Странно как-то всё... учительница математики... строгая неприступная дама... лет на десять, если не на пятнадцать старше. А... Лежит здесь, рядом, голая, беззащитная, с «звездой» наружу.... Почему-то ему захотелось выругаться матом. Не в ее адрес, а вообще. То ли от восторга, то ли от возвращения к действительности. В душе творилось черт-те-что. А завтра, да какое завтра, сегодня. Сегодня через час, а может и сейчас – ВСЕ КОНЧИТСЯ. Карета превратится в тыкву, кони в мышей, а праздничный наряд в серую школьную форму...

Словно чувствуя его переживания, Марина приподнялась на локтях, села на него верхом, цепко ухватила член и направила себе – вовнутрь. Димке опять стало сладко. Осторожно приподнимаясь и присаживаясь, она ухватила себя за грудь, стала покручивать соски. Он мгновенно все понял. Отстранил ее руки, взял сам ее за грудь и стал делать тоже самое.

Марина задышала чаще. Амплитуда движений становилась все быстрее. Еще минута – и она опять обмякла, влагалище ощутимо сильно сжало член.

«Вот как женщины кончают!» - мелькнула мысль. Марина в изнеможении легла на него.

— Мальчик мой! Хороший. Нежный., - шептала она. – Любимый, ласковый, сильный...

Она замолчала. Димка продолжал поглаживать ее, на этот раз по спине, балдея от ощущения как ее грудь прижимается к его груди.

— Не такой уж ты и неопытный, - немного насмешливо сказала Марина Валентиновна, приподнимаясь. Она слезла с него, встала на пол и, ничуть не стесняясь, прошла к шкафу, налила себе воды в бокал, сделала глоток.

Повернулась к нему:

— Правда, я у тебя первая?

Димка почувствовал, что краснеет.

— Вижу, что правда...

Учительница нагнулась к нему, чмокнула и сообщила:

— А вообще ты просто прелесть! Очаровашка. Лет через пять все девчонки по тебе сохнуть будут.

Она опять легла рядом, взяла его член, несколько раз двинула туда-сюда, приводя его в боевую готовность.

— Давай сзади? – предложил он.

Она с готовностью встала в коленно-локтевую позицию, оттопыривая упругую задницу.

— Сам вставишь?

— Помоги, - на всякий случай сказал он. Она взяла рукой член, направила его себе. Димка прижался к ее попе. Марина Валентиновна вздрогнула, глубоко вздохнула. Казалось, что член во что-то уперся и даже немного изогнулся.

— Не останавливайся!

Он трахал ее недолго. Учительница начала изгибаться, приглушенно стонать в подушку. Потом наклонилась, выгнулась, ухватила левой рукой его за яички, стала их перебирать. От новых ощущений внизу живота поднялась сладкая теплая истома, закружилась голова. Оргазм захватил его целиком и полностью. Он едва успел вытащить член, залив ей спину мутно-белой жидкостью. И тут же рухнул на нее, прямо на свою сперму, размазывая ее по всему телу. Марина Валентиновна застонала, попыталась развернуться, но безуспешно – Димка прижал ее к кровати всем телом.

— Раздавишь, бегемотик мой! – устало, но довольно прохрипела она. Димка откинулся вбок.

— Какой ты... жаркий! – сказала она.

Учительница погладила его, взяла в руки член, кончиками пальцев потеребила яички.

— Чай, теперь твоя душенька довольна? – шутливо заметила она.

— А твоя?.. – усмехнулся Димка.

Марина серьезно посмотрела ему в глаза, ответила:

— Моя – да! Из тебя получится хороший любовник. Только не для меня.

Димка повернулся на бок лицом к ней:

— Почему?

Марина Валентиновна вздохнула:

— Увы, мой друг! Слишком много у нас с вами всяких «но»!

Она встала, прошла к двери:

— Иди сюда!

Учительница села на корточки, вытащила откуда-то оцинкованное ведро, взяла в руки чайник, полотенце:

— Иди, иди!

Димка подошел. Марина взяла в руки его член, полила теплой водой, нежно вытерла полотенцем. Посмотрела на него – он снова стал увеличиваться в размерах, принимая боевую готовность. И взяла его в рот... Через минуту Димка снова увлек ее на кровать.

В этот вечер они снова занимались сексом и в позе наездницы, и раком, и, разумеется, по-миссионерски. Потом попробовали сидя на стуле. Потом Димка аккуратно посадил ее на угол стола и, не спеша, вошел в нее.

Учительница кончала раз за разом, еле сдерживая крик. Димка испытал оргазм еще один раз – когда он поставил ее раком возле стола напротив окна. На этот раз вытащить он не успел и излился прямо ей в матку.

Учительница поспешно побежала к ведру, достала откуда-то большую шпринцовку, раскорячилась над ведром, ничуть не стесняясь, делая себе промывание.

На этот раз Димка выдохся весь. Марина Валентиновна была ничуть не лучше.

— Ты классный, - прошептала она ему напоследок, нежно целую в шею. – Но мы, увы, слишком разные...

— Там поболит, - она ткнула его в левую сторону груди, - но со временем отпустит. Но так надо... Пойми...

Он осторожно выглянул в коридор. Вроде никого не было. Вышел, спустился по лестнице, прошел мимо вахтера – уже другого, но такого же сонного. Вечерняя улица была пуста. Димка побрел домой.

Дома он бросил сумку с формой туда же – под вешалку в прихожей, сразу же прошел к себе в комнату. На минуту заглянула сестра:

— Привет! Ты как?

— Устал, пипец как! – сообщил Димка и соврал. – Кросс напоследок бегали – шесть км.

— Ну ладно, спи! – сестра подошла к нему, чмокнула в лоб. Вдруг замерла, втянула воздух через нос. - Духами пахнет какими-то. Или дезодорантом?

— Сполоснулся шампунькой чужой, - опять соврал Димка.

— Ой. братец, врешь! – хитро улыбаясь, заявила сестра. – Ладно, спи!

Несмотря на позднее время – около полуночи – сон не шел. Родители уже спали. Уснула сестра. Димка встал, прошел в туалет, пописал, вытер член туалетной бумагой и стал ожесточенно мастурбировать, всмпоминая сегодняшний вечер. Член дымился, как мачта...


9714   183 15  23282 Рейтинг +10 [26] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 14
  • %C1%EE%F0%E8%F1%FB%F7+new
    20.11.2019 22:59
    Пожалуй минус только один - необходимость ждать продолжения. Отлично , автор. Читается легко. Сюжет интересен. Мат и "опечатки" глаз не режут по причине отсутствия. Однозначная десятка к репутации

    Ответить 0

  • leon
    Мужчина leon 2558
    21.11.2019 10:12
    А вы предлагаете короткие рассказики писать? Ну, звиняйте, пан, не Чехов я... Да и сюжетная линия потеряется... А тут - история семейки "Адамс"...

    Ответить 0

  • 5mangust5
    МужчинаОнлайн 5mangust5 2689
    21.11.2019 07:09

    Отлично написанное, хорошо продуманное продолжение. Жду еще.

    Ответить 1

  • leon
    Мужчина leon 2558
    21.11.2019 10:12
    постараюсь...

    Ответить 0

  • 5mangust5
    МужчинаОнлайн 5mangust5 2689
    21.11.2019 10:16
    Смотри не обмани как я.

    Ответить 0

  • leon
    Мужчина leon 2558
    21.11.2019 16:51
    постараюсь не нае.... обманутьСЯ...
    все-таки выходные на носу и прочее...
    а у меня жена, Серна... дети от Серны и еще от одной женщины в Ростове-на-Дону...
    не хочется ведь погибнуть...
    С Днем бухгалтера!

    Ответить 0

  • 5mangust5
    МужчинаОнлайн 5mangust5 2689
    21.11.2019 16:55
    Не понял на счет Серны, убежать от нее не можешь? А то что в Ростове, это хуже. Опасно.

    Ответить 0

  • leon
    Мужчина leon 2558
    22.11.2019 08:51
    "Золотой теленок", Часть 2 "Два комбинатора". Глава 19. "Универсальный штемпель".
    ....дверь полыхаевского кабинета задрожала, отворилась и оттуда лениво вышел Остап Бендер. Он сонно посмотрел на Серну Михайловну и пошел прочь, размахивая желтой папкой с ботиночными тесемками. Вслед за ним из-под живительной тени пальм и сикомор вынырнул Полыхаев. Серна взглянула на своего высокого друга и без звука опустилась на квадратный матрасик, смягчавший жесткость ее стула. Как хорошо, что сотрудники уже разошлись и в эту минуту не могли видеть своего начальника. В усах у него, как птичка в ветвях, сидела алмазная слеза. Полыхаев удивительно быстро мор гал глазами и так энергично потирал руки, будто бы хотел трением добыть огонь по способу, принятому среди дикарей Океании. Он побежал за Остапом, позорно улыбаясь и выгибая стан.

    — Что же будет? — бормотал он, забегая то с одной, то с другой стороны. — Ведь я не погибну? Ну, скажите же, золотой мой, серебряный, я не погибну? Я могу быть спокоен?

    Ему хотелось добавить, что у него жена, дети, Серна, дети от Серны и еще от одной женщины, которая живет в Ростове-на-Дону; но в горле что-то само по себе пикнуло, и он промолчал.

    Ответить 0

  • leon
    Мужчина leon 2558
    22.11.2019 08:53
    нравится мне Ильф и Петров....
    Классика жанра. Прикольно. Нынешним дамам цитируешь "Вы - нежная и удивительная..." А они ни сном ни духом... Тащатся, как мокрый х*й по стекловате, не зная, что это всего лишь охмурежЪ в стиле незабвенного О.Бендера.

    Ответить 0

  • leon
    Мужчина leon 2558
    22.11.2019 08:54
    «— Почему вы меня полюбили? — спросила Зося, трогая Остапа за руку.

    — Вы нежная и удивительная, — ответил командор, — вы лучше всех на свете.

    Долго и молча сидели они в черной тени музейных колонн, думая о своем маленьком счастье. Было тепло и темно, как между ладонями».

    Ответить 0

  • GODESS
    Женщина GODESS 1368
    26.11.2019 10:21
    Ты - лапа! Я - только за такую популярность. Так что давай общаться...Я, вот например, не могу читать переводы, которые Шахерезада выдаёт. Мне не нравятся примитивные тексты Александра77. Одно только название сразу - "Чудесное....что-то"... Слишком романтические опусы Елены Стриж - но мне ж не 18 лет, так пубертатный период у меня давно закончился (кстати, один мой знакомый выдал: "Человек пишет стихи в период полового созревания. У некоторых он затягивается на всю жизнь!"В общем, "De gustibus non disputandum est" - о вкусах не спорят.А с другой стороны, если тебе рассказ не нравится - почему бы низкую оценку не выставить? Так нет же - сразу - БАЦ! - и блокировка. И снова благолепие...-----вот именно ПОЭТОМУ я люблю ИСКРЕННИХ НАСТОЯЩИХ друзей здесь) спасибки тебе Леончик) цем цем цем!

    Ответить 1

  • Lubovnik
    5.12.2019 14:25
    😊👍👍👍👌👌😍

    Ответить 0

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора leon

В гостях у Галины. Часть 11.
В последующие дни Димка был сам не свой. Каждый день в школе он старательно искал встречи с Мариной Валентиновной. И также старательно она его игнорировала. Даже Жорка это отметил, но сделалд вывод совершенно другой. — Это она тебя после того разговора избегает! – заявил он товарищу. – Ну, ты...

Читать далее...

8178 Рейтинг +10 [27] оценка Комментарии 4

В гостях у Галины. Часть 9.
Вечером и на следующий день Цецилия Львовна вела себя, как ни в чем не бывало. После ужина так же, как и всегда, слегка пожурила Димку с Маринкой за отказ мыть посуду. А когда Димка вдруг бросился выполнять это, усмехнулась и ушла с кухни в зал. Наутро так же, как и всегда, подняла всех: отца...

Читать далее...

10670 Рейтинг +9.9 [22] оценка Комментарии 3

В гостях у Галины. Часть 8.
Спустя пять минут Кеша бросил взгляд на часы, с сожалением вздохнул и встал. — Ты уходишь? – подняла голову Марина. — Да, доча! – опять с сожалением сообщил он, одевая трусы. – На работу надо. Но постараюсь сегодня прийти пораньше. Димка тоже поднялся, ...

Читать далее...

13571 Рейтинг +9.94 [26] оценка Комментарии 3

стрелкаВсе статьи 9318

стрелкаОтветы на вопросы 3947

стрелкаТехника секса 3514

стрелкаСекс и отношения 2504

стрелкаСекс и здоровье 1279

стрелкаРазные виды секса 1264

стрелкаЖенское тело 808

стрелкаМужское тело 467

стрелкаВсе для секса 425

стрелкаКонтрацепция 197

стрелкаКамасутра 68

стрелкаВенерическое 65