Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 53859

стрелкаА в попку лучше 7887

стрелкаБисексуалы 2401

стрелкаВ первый раз 3047

стрелкаВаши рассказы 2813

стрелкаВосемнадцать лет 1096

стрелкаГетеросексуалы 6302

стрелкаГомосексуалы 2503

стрелкаГруппа 9247

стрелкаДрама 820

стрелкаЖена-шлюшка 629

стрелкаЖено-мужчины 1414

стрелкаЗапредельное 830

стрелкаИзмена 7040

стрелкаИнцест 6411

стрелкаКлассика 49

стрелкаКуннилингус 977

стрелкаЛесбиянки 3700

стрелкаМастурбация 755

стрелкаМинет 9118

стрелкаНаблюдатели 5175

стрелкаНе порно 738

стрелкаОстальное 701

стрелкаПеревод 459

стрелкаПереодевание 715

стрелкаПикап истории 306

стрелкаПо принуждению 8139

стрелкаПодчинение 4445

стрелкаПожилые 694

стрелкаПоэзия 1043

стрелкаПушистики 98

стрелкаРассказы с фото 278

стрелкаРомантика 3843

стрелкаСвингеры 1852

стрелкаСекс туризм 258

стрелкаСексwife & Cuckold 1145

стрелкаСлужебный роман 1799

стрелкаСлучай 7622

стрелкаСтранности 2312

стрелкаСтуденты 2565

стрелкаФантазии 2424

стрелкаФантастика 1246

стрелкаФемдом 393

стрелкаФетиш 2536

стрелкаФотопост 576

стрелкаЭкзекуция 2568

стрелкаЭксклюзив 162

стрелкаЭротика 954

стрелкаЭротическая сказка 2053

стрелкаЮмористические 1104

Домашняя лаборатория 2.0. Часть 10
Категории: Жено-мужчины, Фантастика, Инцест, Не порно
Автор: Архимед
Дата: 21 февраля 2020
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Как-то сильно запало в душу желание экспериментировать с ртутью. Уж очень хочется узнать, что же там получится, а ещё больше хочется присутствовать, увидеть своими глазами как всё произойдёт. Сердце просто замирает от предчувствия, чего-то необычного, ещё не открытого, неизученного, неисследованного. Больше всего завораживает фундаментальность этого научного исследования. Неужели до меня никто не мог додуматься до такого? Хочешь убедиться в правоте своих суждений — проверь, так ли это. Эксперимент — вот что самое главное. Для меня это как еда для голодного желудка, не евшего пару дней, как вода для организма, наевшегося солёной рыбы в тропическую жару, как член для моей жадинки… блин, куда меня понесло? Хотя…

Роб же сказал сутки ждать нужно, а прошло сколько? Часа два? Три? Телевизор что ли посмотреть, отвлечься? Уже забыла, когда смотрела, всё детям мультики включаю. Вот и сейчас канал «Карусель» стои́т. Куда бы переключить? Стоп, «Простоквашино», новые серии, с детства его не смотрела. Почтальон Печкин, хохмач старый, что он там опять ляпнул? «Я ж ведь помолодел. Раньше мне до пенсии один год оставался, а теперь шесть. Спасибо пенсионной реформе». Меня аж пополам согнуло от смеха. Стало быть, я тоже помолодела, ой, мамочки, сейчас лопну. Детки облепили меня со всех сторон, улыбаясь. С чего это ей так весело стало? Уставились сначала на меня, потом на экран, притихли. Милашки мои. Всех потискала, облобызала во все места. Сладкие.

Уснула вместе с ними под свои размышления и мультики. Просыпаюсь, а время-то уже. Ой-ё. Вечер-то давно наступил.

— Роб, быстро чеши ко мне. Дело есть на миллион. Поторопись, совет в Филях проводить будем, — вызвала его по мыслесвязи.

Они с Элей, как наркоманы, подсели на механику и электронику, стремясь сотворить из машины что-то вроде бэтмэнмобиля, попутно делая запчасти для эксперимента с ртутью. Вернее наоборот. Делают кольцо из трубы аэрогеля с катушками из графена и попутно занимаются машиной. Технология изготовления новых веществ довольно много времени требует.

— Что, так срочно? Может, без меня справишься?

— Срочнее не бывает, давай вприпрыжку и без лишних вопросов, опаздываем уже́. Встань передо мной, как лист перед травой! — вспоминаю сегодняшний мультик. Ну, никакого уважения ни к старшим, ни к беременным.

— Понял, как хрен перед манд…

— Ой, дошутишься щас! — взрываюсь угрожающим голосом. — Давай бегом!

Чурбан необтёсанный, где материться научился? Поди, в мастерскую за углом к автослесарям бегал? Там нахватался? — сама не лучше, старею что ли? Чуть не проспала. Ну, по сравнению с ним точно уже́ старуха. По сути, его мамочка, если вспомнить, как он родился.

Через несколько тактов ещё не успокоившегося сердца, Роб влетел в комнату и тут же затараторил, не давая слово вставить, оставляя меня без возможности спустить на него всех собак и взяться за воспитание в виде ремня.

— Мать моя и моего будущего ребёнка, ну ты даёшь! Откуда про Фили знаешь? Не уж то со школы помнишь? Или краем уха по телику услыхала? Ведь, тебя больше интересует не совет Кутузова с генералами, а секс.

—Роб, заткнись, а. Тут дело важное, а тебе всё хиханьки-траханьки. Совет нужен.

— Тань, какой из меня советчик? Мозги электронные, полупроводниковые. К тому же по сравнению с тобой, умудрённой жизнью жен… мм, футанари — я тупая железяка, как ты выразилась.

— Ладно, ладно, обидчивый ты мой. Столько лет прошло, а всё помнишь. Смотри, папе пожалуюсь, он тебе память-то быстро подотрёт, как я тебе попку подтирала. Жаль, что он сейчас своими делами занят, не хочу его отвлекать. Витьки тоже нет, завис у стариков и носа домой не кажет, соскучился по бабушке. Вот и получается, что опять всё на мои хрупкие женские плечи свалилось. А я ведь не железная, как ты. Я простая слабая женщина и мне просто нужно крепкое плечо, на которое смогла бы опереться. Эдакую каменную стену, за которой можно спрятаться. А ты! — махнула рукой, по театральному скорчив горестную гримасу. — Эх, жизнь моя, жестянка! — вот ведь, засели эти мультики в голове. Чем же их выковырнуть?

Роб некоторое время рассматривал меня, как будто искал во мне что-то новое, что-то до сих пор неизвестное науке. Подошёл, потрогал лоб. Он же и так знает, какая у меня сейчас температура. У него что, мозга за мозгу зашла? Отодвинулась на всякий случай. Больно уж выражение лица у него стало слишком заинтересованным. С такими лицами учёные-фанатики мышек всяких и собачек потрошат на своих прозекторских столах. Кто его знает, что у него с электроникой. Замкнёт какой-нибудь транзистор и всё — прощай Танечка, мы будем вспоминать тебя с не лёгкой грустью. Кстати, а какие цветочки мне больше нравятся? Что за букетик мне на могильный холмик положат?

— Роб, ты чего?

— Тань, ты мультиков с ребятнёй насмотрелась что ли? В детство впала? Не заболела часом? Вот лобик пощупал. Вдруг температурка поднялась?

— Незнайка, ты не там температуру проверяешь. Не лобик надо щупать, а лобок. Под ним градусник всегда точно показывает.

— Теперь узнаю мою Танюшку, — заржал Роб. — А то уж испугался, может с мозгами что? А меж ног чего щупать? У тебя там всегда горячо. И мокро. Такое впечатление, что ты всегда хочешь...

— Это точно, только не я хочу, а она. Недаром её жадинкой зову, — потрогала свою красавицу. — Ладно, Роб, шутки в сторону. Витьки нет, ты один мужик на всю округу, так что давай совет держать.

— Тань, ты насчёт Витьки что ли? Так он там решил себе влагалище пришить, а из стариков, как бабушка выразилась, фуйтанариков сделать.

— Кого? — оторопела, раскрыв рот от изумления. — Кого из кого они там хотят?

— Фуйтанариков. Баба Галя так обозначила особь с первичными признаками обоих полов.

— Роооб! Нееет! — простонала я. — И за что мне это наказание? Кто же их надоумил-то? Только не говори, что ты им помогать собрался... Стоп! Что уши покраснели?

— Тань, они завтра приедут на операцию, я уже́ всё подготовил.

— Что? Ах ты чурбан железный. Что б ты заржавел! Зашибу!

Хватаю первое попавшееся в руку и, не целясь, бросаю ему в голову. Ага, как же, попала. Там в башке самый современный компьютер, за одну миллиардную долю секунды просчитал траекторию графина с водой. Мог бы поймать, если бы он не горлышком назад летел. Грохнулся на пол, разлетевшись мелкими брызгами со стеклом.

— Я тебе дам операцию, я щас тебя прооперирую, тупая железяка! И не вспомню, что ты мой сын и отец моего ребёнка. Опять за моей спиной кому-то потакаешь? — увидев, что натворила, взяла себя в руки.

Роб сделав круг по кухне и, видя, что догонять его не собираюсь, с облегчением вздохнул, убирая осколки и лужу воды с пола.

— Тань, беременным нельзя волноваться, ты же знаешь, что это теперь делается не так быстро, как раньше. Там же, кроме физических изменений, ещё и в сознание нужно матрицу поведения закладывать. Мужчинам женскую ипостась, женщинам — мужскую. Не всё так просто.

— И думать забудь об этом! Опять я всё узнаю́ в последнюю очередь? Ох, допрыгаешься ты у меня, бестолочь. Говорю, говорю, а от тебя, как от стенки горох, всё отскакивает.

Успокоилась, собрав нервы в пучок. В такой толстый трос. Ну, за что мне это всё? То нападения бандитов, то безумные учёные, то наезды рейдеров, теперь ещё свихнувшийся сын со стариками.

— Роб, как ты себе представляешь Витьку и деда с парой сисек четвёртого размера? А бабушку с елдой почти до колена, зная её максимализм? — организм решил защитить себя истерическим смехом от нервного срыва.

Роб, услышав это, заржал как конь, чуть пополам не согнулся. На проекторах в голове показались картинки моих родственников с этими причиндалами. Это он их так представил? Вот же фантазёр! А смеётся-то так заразительно. Через несколько минут лишь всхлипывали, и тут Роб хлопнул себя по сгибу руки в районе локтя.

— Бабуля захотела вот такой!

Утерев слёзы, придерживая свой пузо и всё ещё срываясь в неудержимый смех, села за стол.

— Всё, всё. Пить принеси, железяка противная.

Месть мелкая, но приятная. И Роб подумал, что сделать гадость — на сердце радость. В отместку на противную железяку принёс кружку горячего чая.

— Паразит!

— Зато твой паразит, мамочка, только твой.

— Всё. Успокоились. Роб, ты чё пришёл-то, меня позлить?

— Вообще-то это ты меня пригласила на файф-о-клок. Ничего, что я по-ангельски?

— Ах, да, — вспомнила, что нужно поторапливаться. — Нужно обсудить покупки соседнего участка. Помнишь того мужика, что подходил к нам? А, ты же в это время удостоверение относил.

— Эля рассказала. Я тут подумал, а оно нам надо? Это же столько работы и денег!

— Надо, милый, надо. Нам давно пора расширяться. Детки растут, лаборатории на всех уже не хватает, Танычи вот-вот институт закончат, к нам присоединятся, да и хочется, чтобы у каждого была отдельная комната. А вдруг кто-нибудь ещё родить захочет, кроме нас с Элей? Лиу вон, точно рожать собирается. Скоро мы все в этом доме просто не поместимся. Охранницы у нас на кухне почти что живут, хоть кровати ставь, сторожку нужно, да и гостевой домик не помешает.

— С таким либидо не удивлюсь, — Роб заворчал. — Вы презервативами пользоваться не пробовали? Вашу страсть никакие клапана уже́ не держат. Как полюбитесь — так беременность. У меня создаётся впечатление, что вы уже размножаетесь воздушно-капельным путём, как короновирус китайский.

— Роб, не ворчи, как старый дед, щас опять ведь схлопочешь. Вирус. Вирус какой? Китайский. Значит, долго не продержится, сломается, как и всё китайское. Давай всё же про участок.

— Давай, — Роб вздохнул. — Судя по твоему зловещему оскалу, который некоторые люди по незнанию принимают за улыбку умной женщины, ты что-то надумала. Колись, мать моих будущих детей.

— Ах ты, паразит…


— Давай посчитаем, сколько же групп учёных у нас будет? Меня давно мучает этот вопрос. Мама с папой — раз, я — два, Юлька с Витькой — три, Танычи — четыре. Судя по тому, как вы с Элькой рвётесь к технике, тоже будее самостоятельно работать?

— Да.

— Пять. Мелкие подрастут, вчетвером будут или разделятся? А вообще будут ли они учёными? Скорее да, чем нет. Итого шесть групп. Значит, шесть соток земли делим на шесть… Стоп. А подсобки? Гигиенические комнаты? Комнаты отдыха там не нужны, отдыхать и наверху можно.

— Роб, ты следишь за ходом моих мыслей?

— Да. Спасибо, что про нас не забываешь. Четверым мелким тоже понадобится, у них все задатки для этого есть. Эти неугомонные уже сейчас ставят эксперименты. Светочку заинтересовала вода, поднимающаяся вверх по салфетке из тарелки с супом.

Мариночка подожгла пустой пакетик из-под чая и все ловили горящий огонёк, летающий по кухне.

Надюшку заинтересовал кусочек шоколадки в газированной воде, который сам по себе, то всплывёт, то утонет.

Ну а Галинка превзошла всех. Когда все дети акварелью размалёвывали раскраски, она взяла баночку с водой, где полоскали кисточки, натолкала в неё шипучих конфет, заткнула и поставила пробкой вниз.

— Газ вытолкнул пробку и подбросил бутылочку вверх? А я-то думаю, откуда пятно на потолке?

— Ага, потом всех отмывать пришлось. И не только их.

До слёз смеялась над видео, которое показал Роб. Вот оно счастье — наблюдать, как твои детки растут.

— Значит всё-таки, шесть лабораторий придётся строить. Роб начерти, как это будет выглядеть и выведи на проекторы. Отлично. Два санузла, две душевые, кладовка. Кладовку побольше делай. Так, потесни всех и добавь одну комнату для УЗИ, рентгена, термостолов и прочих готовых разработок. Отлично. Моя лаборатория будет последней и самой большой. Коридор забыл, не буду же я в своё помещение через другие заходить. Стены потолще делай, вдруг у кого-нибудь что-нибудь взорвётся. Вот. Лестницу наверх и подземный ход в старую лабораторию добавь.

— А что, мне нравится, — озвучил своё восхищение довольный Роб.

— Эля, а ты что скажешь?

— Делайте как вам удобно, я займусь ландшафтом и фасадом, чтобы сверху всё было красиво.

— А теперь давай подумаем, как будем распределять первый и второй этажи.

— И мансарду. Это будет общая комната. Там же можно и все торжества, праздники отмечать, — посоветовала Эля.

— Отличная идея, туда точно все поместятся. Весь второй этаж будет занят спальнями, а на первом будет большая кухня, прихожая, огромная гостиная, санузел, ванная, котельная и гараж.

— Вот тут будет гостевой домик, а тут сторожка для охраны, — нарисовала Эля.

— Отлично, мне всё нравится. Получается, что над моей лабораторией будет огород. Хотя нет, лучше детская площадка. Нет, это уже есть. Тогда большая беседка, а вокруг клумбы с цветами. А в углу сарай поставим для ненужных вещей. Ну, вот, план готов. Роб, распечатай мне всё это.


— Ассалому алейкум, опа́, — приехал мой давнишний друг по первому зо́ву.

Помнит, что жизнью мне обязан, опять двумя руками здоровается. Обычай, что ли у них такой?

— Здравствуй, здравствуй, дорогой.

— Как твой дети? Зачем звал, опа́? — он и раньше-то по-русски не очень, а теперь и подавно забыл.

— Вот и настал твой звёздный час, уважаемый. Дело как всегда на несколько миллионов. И лучше тебя с этим никто не справится.

— Спасибо, опа́, добрый ты. Что нада делять? Ещё одна комната пристрока? Или второй этаж нада?

— Нет, дорогой, круче. Дворец хочу. Один этаж снизу под землёй и два сверху. Сможешь?

— Для тебя всё сделяю, всё что скажещ. Лубой каприз за твой деньга.

— Я знала, что ты не откажешь. Вот чертежи, считай, сколько денег надо.

Узбек посмотрел, почесал затылок так, что тюбетейка съехала на лоб, потом посмотрел на меня удивлёнными глазами.

— Нижний этаж на все шесть соток? Три метра вниз?

— Да. Ещё гостевой домик, баню, сторожку для охраны и сарай.

Задумался мой друг.

— Шайтан китмень бор, шайтан араба бор, — бубнил себе под нос мой старый друг, глядя потухшими глазами впереди себя.

Чем-то он напомнил мне Скруджа Магдака с бегающими долларами в глазах.

— Справишься?

— Вся родня позову. Хашар делять нада. Многа работа, очень многа. Двадцать миллионов будет стоить, — мне показалось, что я услышала, как остановился и динькнул долларовый счётчик в его глазах.

— Я примерно так и рассчитывала. Согласна. Можешь начинать.


— Таня, у нас всё готово для эксперимента, — слышу у себя в голове радостную весть.

— Бегу.

Ну, наконец-то. Эти сутки показались мне такими длинными, как буд-то прошла целая вечность. В животике начались первые шевеления. Сынок Роба сегодня толкнулся, и я чётко его почувствовала. Снова ощутила в себе новую жизнь, снова из-под сердца разлилось это необычное ощущение заботы и ласки о своём будущем ребёночке. Снова любовь накрыла меня с головой, и я своими ладошками гладила пузико, ласково приговаривая всякие детские стишки и считалочки.

Раз, два, три, четыре!

Жили мышки на квартире;

Чай пили,

Чашки били,

По три денежки платили!..

Через минуту я уже стояла возле экспериментального стенда. Трубку с ртутью даже не видно, она сплошь закрыта катушками, расположенными под некоторым углом к касательной окружности, диаметром примерно метр. Вспомнила лабораторию, где работала с родителями. Там один учёный проводил какие-то эксперименты и показывал мне, как плавает тяжёлое чугунное ядро в ванне с ртутью.

Вся моя конструкция была расположена на крепком столе с толстыми ножками, регулирующимися по высоте. Никаких токопроводящих элементов в радиусе одного метра не было. Над стендом висел приличных размеров камень, килограмм на двадцать, аккуратно привязанный верёвками к электронным весам с пластиковым корпусом. Между камнем и стендом натянута целлофановая плёнка. Правильно, молодец Роб, догадался изолировать потоки воздуха. Катушки обычно нагреваются, и тогда тёплый воздух подует на камень и его вес хоть незначительно, но изменится. Ещё одна рамка с плёнкой лежала на полу. Зачем? Беру её в руки и вижу, что ободок у рамки из толстой стальной проволоки. Тогда ясно, Роб её сделал до того как я сказала, чтобы никаких металлов рядом не было.

Вся электроника была чуть в стороне, подальше от электромагнитных полей, которые будут довольно мощные. Все крепления, держалки, зажимы и прочее были из пластика и аэрогеля.

— Роб, всё готово?

— Да.

— Начинай.

— Сядьте так, чтобы ваши головы были ниже стенда. Вдруг разлетится, так хоть не заденет, — предупредил Роб, и мы с Элечкой опустились на колени и положили попки на пяточки.

Роб подошёл к небольшой панели управления и нажал кнопку. Загудел мощный трансформатор, замигали разноцветные огоньки и на табло загорелись цифры с частотой вращения ртути: один оборот в секунду. Рядом загорелось цифровое табло с температурой графеновой трубки: 27 градусов по Цельсию. Сбалансированные весы показывали 0, 00 грамм.

— Роб, почему на весах ноль?

— На самом деле камень весит чуть больше двадцати килограмм, но так как нам его вес не особо нужен, то я компенсировал его тяжесть. На этом табло мы увидим лишь изменение его веса. Если он станет легче или тяжелее, то мы увидим на сколько. Он подошёл к камню, сложил губы трубочкой и дунул на него. Цифры после запятой заплясали своими изменениями, а перед первым нулём на мгновение появился минус.

— Ясно. Начинай.

Роб плавно начал добавлять обороты. Цифры частоты вращения побежали в сторону увеличения. Никаких вибраций на слух не ощущалось. Несколько минут томительного ожидания… Тысяча оборотов в секунду! Значит скорость ртути сейчас примерно три тысячи метров в секунду. Больше десяти тысяч километров час. Температура поползла вверх, трансформатор загудел сильнее, а на весах всё так же красовался ноль! Как же так? Неужели современные учёные, доказавшие существование гравитационных волн ошиблись?

— Роб, не увеличивай больше скорость. Наоборот, сделай поменьше, чтобы температура не росла.

Чувствую сквозняк. По моим локонам волос пробежал ветерок. Откуда?

— Роб, откуда ветер дует? Ты поставил кулеры на охлаждение катушек?

— Нет. Охлаждение идёт естественной конвенцией.

Сидя на пятках, не поднимая головы, вытягиваю руку вверх и стараюсь уловить источник потока воздуха. Вот он, нашла. Дует из катушек в разные стороны. Странно. Неужели это… Хватаю проволочную рамку с целлофаном и помещаю её между рукой и стендом.

— Эврика! — кричу изо всех сил.

Рука всё равно продолжает ощущать воздушный поток, даже через целлофан. Двигаю рамку ближе к стенду и вдруг… она вырывается из рук и мгновенно примагничивается. Удар об него происходит с такой силой, что несколько катушек буквально смяло и расплющило. Вспышка, искры во все стороны, громыхнуло так, что уши заложило. Раскалённая ртуть просвистела над моей головой и врезалась в стеллаж сзади меня. Хорошо хоть рука была низко. Не задело. Белое марево дыма и паров рванувшей ртути моментально окутало всё помещение. Стало жарко.

— Бежим! — одной рукой хватаю Элю, другой своё пузо и вместе с ней бегу на лестницу.

— Роб! Роб, где ты? — Эля кричит в открытую дверь в лабораторию, из которой тянется белый дым и поднимается к потолку. — Я видела, как он упал, его нужно спасти.

— Я лежу возле стенда, — раздался голос Роба в моей голове.

— Делай как я, и дуй за мной, — кричу Эле.

Быстро сбрасываю с себя халат, оборачиваю вокруг головы так, чтобы прикрыть нос, рот и дышать через него. Только глаза оставила, чтобы видеть куда идти. Хоть немного, но ткань задержит пары ртути. Забегаю внутрь. Стеллажи горят. Всё в дыму. Почти ничего не видно. Вот он. Из дырок в животе хлещет кровь. Подбегает Эля и мы с ней за руки, за ноги вытаскиваем безвольную тушу на лестницу и закрываем дверь.

— В лаборатории ещё кто-нибудь есть? — спрашиваю Элю.

— Нет. Я специально попросила твоих родителей выйти из лаборатории на время эксперимента.

— Отлично. Что с Робом?

— Нанороботы его уже восстанавливают. Капли раскалённой ртути на огромной скорости пробили ему живот и прошли на вылет. Сейчас раны затянутся и он очнётся.

— Вот это рвануло, — прохрипел Роб, придя в сознание и откашливаясь.

Сверху по лестнице загремели чьи-то шаги.

— Не спускайтесь сюда. Позовите Масю и Лялю, Роба зацепило, наверх поднять надо. Всем остальным одеться и бегом на улицу, — крикнула вверх, и шаги заторопились обратно.

— Я через пять минут сам встану.

— Лежи уж. Эля поднимайся на верх, тут пары ртути, а тебе это вредно.

— Я не уж, но полизать могу.

— Роб, ты дурак? Мы чуть не сдохли, а ты шутить вздумал.

— Да что ты переживаешь? Главное все живы, а ртуть из организмов мы быстро выведем, даже молоко пить не надо.

— Ох, и напугал же ты меня, Роб, — чуть не плача обняла его и прижала к груди.

Прибежали секьюрити и мы подняли Роба в комнату Юльки и Витьки. Мама, папа и Юлька с детьми уже на улице.

— Жива! — вбежала Лиу и обняла меня сзади.

— Жива, — поворачиваю голову и целую её в щёчку. — Всё в порядке, милая, проследи, чтобы никто не входил и проветри весь дом. Подвалом сама займусь.

Глянула на Роба. Тот уже́ сидел на кровати, свесил ноги и строил всем глазки.

— Что, уже́ выздоровел? Тогда поднимайся и начинай делать дезактивацию паров ртути, а мы в папином центре хирургии переночуем.

— Ой, ой, меня тошнит, голова кружится, — он откинулся на спину и задрыгал ногами.

Ну, если врёт, я ему задам по первое число. Подхожу, наклоняюсь к его лицу, а он хватает меня за голову и целует прямо в губы.

— Роооб, — вырываюсь из его рук и отскакиваю в сторону. — Ах ты идиот! А ну быстро встал и марш в аптеку за хлоркой и марганцовкой. Утром, что б ни одной молекулы Hydrargyrum не было ни в доме, ни в лаборатории, понял? Бери железных помощников у папы и вперёд, грудью на амбразуру. Приеду – проверю.


Папа привёз нас на скорой и расселил в своём центре хирургии, мне с детьми досталась та же комната, в которой мы жили, когда приехали из Африки. Детям раздолье, почти весь этаж в их распоряжении. Они бегали по коридору туда-сюда, создавая громкий фон жилого помещения с очень подвижными детьми. Я наблюдала за их счастьем, пока дверь одной из комнат не открылась и не появилась недовольная рожа мужика.

Мне показалось или на самом деле? Не может быть!

— Максим?

— Таня?

— Вот так встреча! Вы что, до сих пор тут живёте?

— Не всегда, у нас за городом дача есть. Света, ты только глянь, кто к нам пожаловал!

Из двери появилась заспанная мордашка моей давней подруги в бигудях.

— Таня?

Она вышла в коридор и тут же в неё врезалась одна из моих дочек.

— Светочка, внученька! — Светка переключила своё внимание на мою дочь от Худаныча, по непредвиденным случайным обстоятельствам, являющейся её внучкой. Так уж вышло, что я стала отцом её дочери Таньки, а потом и отцом её внучки Светочки.

Интересно, она всё ещё обижается на меня или уже перегорела?

— Бабушка! — пропищала маленькая Светочка, обнимая её ноги.

Тут бабка и поплыла. Растаяло когда-то обиженное сердце.

— Как же давно я тебя не видела, выросла-то как.

Она взяла её на руки, прижала к себе, а малая, привыкшая к таким ласкам от меня, обняла свою родственницу маленькими ручонками и прижалась к ней всем тельцем. Светку старшую, аж слеза прошибла от такой светлой и чистой детской любви.

На обнимавшись с бабулей, малая, покрутив головой, встретилась взглядом с Максимкой.

— Деда, деда, баба пусти, я хочу к деду.

Почти спрыгнув с её рук, она пулей влетела на руки к Максимке. Тот оторопел от неожиданности, но не стал противиться и тоже обнял ребёнка.

По сути, малая ему никем не приходилась, но судя по выражению его лица, он был готов назвать её внучкой и принять, как когда-то принял мою дочь, которую его жена родила от меня.

— Ну что, родственнички, примите нас на временное поселение?

— Только если будете хорошо себя вести, — сказал Максим, обращаясь к остальным моим детям, сверлящим его шестью голубенькими огоньками.

— А я не пойду к тебе, — сказала Галинка на полном серьёзе, глядя Максимке прямо в глаза.

— Почему? — удивился он.

— Ты весь вечел будешь Светку на луках делжать, а она иглать с нами хочет.

Макс улыбнулся, отпустил ребенка, и задорная четвёрка сорвалась, обгоняя друг друга по длинному коридору, а мы ещё долго смеялись над детской непоседливостью. Хорошо, что этажом ниже была бухгалтерия, а не палаты с больными. Там уже́ никого не было, рабочий день давно закончился.

— Я смотрю, ты снова ждёшь ребёнка? — удивилась Светка.

— Да. Дети – это же такое счастье.

— А кто отец, если не секрет?

Вот как объяснить простому смертному, что это не совсем ребёнок и его отец не совсем человек?

— Это очень хороший отец, — чуть не сказала человек, — он так любит всех моих детей, приходите к нам в гости, я вас познакомлю.

— Танька, неужели ты замуж вышла? — удивился Максим.

Я мило улыбнулась внешне, а в душе́ заржала как лошадь. Замуж. Ой, насмешил, приколист. Да кто ж меня теперь возьмёт с таким выводком. Для меня, прежде всего наука. Да я первый раз залетела только благодаря ей, родимой. Наука теперь мой муж, или жена, я ведь не только женщина, но и мужик. Раньше она меня имела во все места, даже в мозг, а теперь я её.

— Что ты, Макс, типун тебе на язык. Где я, а где замужество? Ты видел мою семью? Восемнадцать человек кормлю и люблю. Все они мои мужья и жёны. Скоро ещё двое появятся. Нет трое. Тут одна новенькая у меня появилась, тоже от меня ребёнка просит. Не могу отказать.

На меня смотрели четыре удивлённых глаза, как на тихую сумасшедшую. Тут только до меня дошло, что я сморозила.

— Да щучу я, а вы и уши развесили.

Светка прыснула заливистым смехом, как когда-то в Африке и мы все дружно расхохотались, вспоминая былые времена.

До полуночи мы проболтали о жизни. Долго и интересно рассказывали истории, которые с нами приключались, а когда все стали клевать носом, разошлись по своим кроватям.

Утром меня разбудил Сергей Леонидович. Ещё один старый знакомый, можно сказать что друг, но как-то язык не поворачивается.

— Доброе утро, Танечка. Прости, что так рано беспокою, но дело очень важное и конфиденциальное.

— Доброе или нет, будет зависеть от того что Вы сейчас скажете. Слушаю внематочно, — жестом приглашаю в комнату и указываю на стул.

— Танечка, выручай, у меня беда. Представляешь, мой член, он больше не хочет работать. Я уже́ всех специалистов обошёл, столько анализов сдал, естественно я не показывал им свои половые органы, потому что, сама знаешь, без последствий это не обойдётся. Затаскают по всем семинарам, слётам и симпозиумам.

— Ах, вон оно, в чём дело. Ну, это мы сейчас поправим.

— Роб, слышал? — спрашиваю зелёную точку.

— Уже лечу. Не в смысле летаю, а залечиваю, — подмигнул крошечный смайлик.

— Ну а как центр хирургии поживает? Всё в порядке?

— Да как тебе сказать. С виду кажется всё хорошо, а если копнуть, то как-то не очень.

— Какие-то проблемы?

— В министерстве сменилось руководство и под видом улучшения стали нам палки в колёса ставить. То проверку организуют, то лекарства недопоставят, теперь вот с больничными намудрили чего-то. Почти двести человек деньги не получили. А людям не объяснить, что это не мы виноваты. Складывается впечатление, что нас специально травят.

— Уж не рейдерский ли захват готовится?

— Да кто их знает?

— Никто не просил продать ему центр?

— У меня никто. Ты у папы своего спроси, может ему предлагали.

— Тань, всё готово. Теперь он абсолютно здоров! — доложил Роб.

— Что ж, рада была Вас видеть, Сергей Леонидович. Вашу проблему я решила, теперь долго беспокоить не будет. Наслаждайтесь жизнью.

— Ой, Танечка, спасибо тебе огромное. Я так тебе благодарен, ты даже не представляешь. Для меня это так важно.

— Пожалуйста. Если что — обращайтесь.

— Спасибо, Танечка, огромное тебе спасибо! Счастья тебе материнского, — его взгляд упал на мой круглый животик, — и женского.

— Спасибо, — сказала я вслух, а про себя добавила: — и мужского.


9011   50 22  Рейтинг +10 [12] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 6
  • seksi
    Женщина seksi 73
    21.02.2020 13:47
    класс

    Ответить 0

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    21.02.2020 13:50
    Как всегда старался по-шустрее и по-конкретнее

    Ответить 0

  • Dicias
    Женщина Dicias 215
    21.02.2020 14:04
    Если что мы и подождём главное чтоб интересно было

    Ответить 0

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    21.02.2020 14:08
    Будет ещё интереснее, обещаю.

    Ответить 0

  • %C2%EE%E2%E0%ED+%D1%E8%E4%EE%F0%EE%E2%E8%F7
    22.02.2020 14:35
    Вот читаешь такое, к чему и сам руку приложил, и думаешь: А не траванулся ли автор с соавтором парами ртути? Не, так, вроде, круто, только впечатление, что накурился чего. Всё же в фантастике что-то есть. Любая залипуха прокатит.

    Ответить 0

  • %C0%F0%F5%E8%EC%E5%E4
    22.02.2020 14:49
    А ты думал... Поэтому и фантазирую, что тут всё можно. В пределах разумного, конечно))). Повесть подходит к концу, следующая часть будет финальной и не в пятницу, а чуть позже.

    Ответить 0

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора Архимед