Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 53119

стрелкаА в попку лучше 7772

стрелкаБисексуалы 2392

стрелкаВ первый раз 3000

стрелкаВаши рассказы 2705

стрелкаВосемнадцать лет 1032

стрелкаГетеросексуалы 6193

стрелкаГомосексуалы 2474

стрелкаГруппа 9147

стрелкаДрама 758

стрелкаЖена-шлюшка 618

стрелкаЖено-мужчины 1396

стрелкаЗапредельное 822

стрелкаИзмена 6955

стрелкаИнцест 6309

стрелкаКлассика 49

стрелкаКуннилингус 940

стрелкаЛесбиянки 3658

стрелкаМастурбация 717

стрелкаМинет 8983

стрелкаНаблюдатели 5083

стрелкаНе порно 691

стрелкаОстальное 686

стрелкаПеревод 476

стрелкаПереодевание 702

стрелкаПикап истории 288

стрелкаПо принуждению 8044

стрелкаПодчинение 4376

стрелкаПожилые 684

стрелкаПоэзия 1035

стрелкаПушистики 97

стрелкаРассказы с фото 226

стрелкаРомантика 3812

стрелкаСвингеры 1834

стрелкаСекс туризм 248

стрелкаСексwife & Cuckold 1107

стрелкаСлужебный роман 1768

стрелкаСлучай 7495

стрелкаСтранности 2295

стрелкаСтуденты 2526

стрелкаФантазии 2391

стрелкаФантастика 1182

стрелкаФемдом 381

стрелкаФетиш 2527

стрелкаФотопост 526

стрелкаЭкзекуция 2556

стрелкаЭксклюзив 158

стрелкаЭротика 926

стрелкаЭротическая сказка 2029

стрелкаЮмористические 1089

История моего разврата. Мама и другие
Категории: Инцест, Наблюдатели, Ваши рассказы, Остальное
Автор: taras.ivanov.1998
Дата: 17 ноября 2018
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

1.

Сначала я не думал об этом писать, но на одном порносайте обсуждали эту пикантную тему и мой собеседник, видимо, впечатлявшийся моими рассказами, посоветовал написать всё как было, с чувствами, эмоциями. Сказал, может быть прикольно. Ну, вот я и пробую.

Согласно статистики, которую я нашел в интернете (не знаю, на сколько точная) инцестом занимаются примерно 6% семей, при этом весьма не редки случаи связи сына и матери. Но раньше эта тема для меня была неинтересно, но начну всё сначала...

Я родился в обычной семье, мама работала финансистом, отец - инженером на стройке. Мы жили обычной семьёй, как мне казалось. Потом отец влюбился в другую и уехал с ней жить в Краснодар. Не могу сказать, что было не так, может та была красивее или ещё что. Мы же с матерью остались жить у его родителей в г. Шахты. Конечно, бабушка и дедушка заботились о нас как могли, но у мамы нашлась другая работа и мы переехали с ней в г. Ростов-на-Дону. Не знаю уж насколько эта работа была лучше или хуже, но в жилищном плане стало нам теснее, денег особо не хватало, поэтому она сняла комнату на Северном. Жили мы с хозяйкой, хорошей женщиной, которая, видимо, почувствовав в маме родную душу, заботилась и о ней, и обо мне. У нас была с матерью отдельная комната, спали мы вместе с ней на одной кровати, что собственно нас не тяготило, потому что и дома я не редко спал с ней вместе. Ни её, ни меня не смущало то, что она спала в ночнушке на голое тело, особо не скрывалась, когда одевалась, не заставляла меня отвернуться, а просто сама стояла спиной ко мне. Меня не возбуждал ни вид голой груди моей матери, ни её попки. Скажу больше, что я даже не находил её привлекательной. Весьма худенькая, грудь висячая 2, тёмный длинный волос, который делал её даже старше, мало косметики и не яркая одежда. О таких говорят, что прошла мимо, и никто и не запомнит. Не знаю даже, что нашёл в ней отец, но очевидно, что нашёл он это один, потому что кавалеров у неё не наблюдалось вообще. Даже когда спали и её ночнушка задиралась, а она, обнимая меня, прижималась волосами на лобке ко мне, у меня не возникало никаких эмоций.

Так мы жили с ней на квартире около года, она шла на работу, я в школу и на секции, вечером ужинали, купались и шли спать, утром она стягивала ночнушку, одевала бельё и день шёл по новой. Наверное всё и было бы так же дальше, но точкой отсчёта (как я считаю) стали новогодние каникулы. Мы отметили Новый год у маминых родителей, и поехали в Ростов числа 3-го, погуляли по новогоднему Ростову и вернулись на квартиру весёлые и счастливые. Легли спать, а утром мне приспичило в туалет, я, вставая с постели, откинул одеяло, мама лежала на спине, положив руку на глаза, а вот мои глаза уперлись в низ её живота. Там где я привык видеть густые кудряшки волос – было наголо выбрит, и моему взору предстал верх её киски, точнее почти половина щелки. Это был мой первый раз, когда я увидел её. Раньше я и не задумывался, что там скрывают волосы, хотя и интернет был под рукой, но интереса такого не было. Желание рассмотреть было подавлено опасностью попасться. Я встал и пошел в туалет. Когда вернулся. То она лежала уже на боку, я лег рядышком и она обняла меня. Понятное дело, что уснуть я уже не мог, но и какого-то прилива энергии не было. Скорее меня ввело в шок увиденное. Я не понимал, зачем брить там волосы, тем более, почему именно вот сейчас она это сделала, в то же время меня раздирало любопытство и желание увидеть ещё раз и рассмотреть, но в этот раз было не суждено. Проснувшись, она как обычно развернулась ко мне спиной, одела халат и пошла готовить завтрак. Даже сидя на кухне, меня не покидало какое-то странное ощущение некой тайны, причём оно росло вместе с чувством обиды, происхождение которой я не мог понять. С одной стороны я понимал, что моя мама взрослая женщина и вольна себя вести как хочет, не спрашивая разрешения, но с другой стороны я привык к кудряшкам на её лобке, а тут всё коренным образом изменилось и причина мне не понятна. Вот она сидела напротив меня, поджав ноги под грудь, такая же, как и раньше, но такая, да не такая, я отчётливо понимал, что под халатом ниже пояса она изменилась, теперь там она новая что ли. И эта мысль мне почему-то не давала покоя. Я никак не мог понять, зачем эти изменения.

Наверное, эти терзания и завели меня на просторы интернета. Спрятавшись в туалете, я листал страницы всемирной паутины, рассматривая женский киски во всех ракурсах. Не скрою, что меня это возбуждало очень, и я рукой гонял свой член. Перелистывая очередную картинку я наткнулся на фото киски примерно с того же ракурса, что видел и я. И само собой как-то в голове возникла картинка того утра и я сразу же кончил. Я даже сам почувствовал как я покраснел от осознания того, что кончил не на картинку. Мне даже стыдно было выходить из туалета, казалось, что мама узнает по одному взгляду, но к счастью она не ясновидящая. Новый год моей жизни был окутан онанизмом и порносайтами. Причем я не редко переходил по ссылкам, где были взрослые женщины и постепенно подсел на тему инцеста. То, что я читал мне казалось бредом и фантазией, потому что мой мозг не мог представить, что такое может быть. Сейчас то я понимаю, что это всё написанные фантазии, но тогда я продолжал блуждать по сети, читая всё что есть. То, что я читал, точнее некоторые моменты у кого-то были фантазией, а у меня это было вот, рядом: мама, спящая со мной в ночнушке без белья, её голая грудь и попа, я обнимающий её и прижимающейся к ней, она спящая забрасывающая ногу на меня. Для многих это был как бы сигнал к действию, а меня даже не возбуждал этот пикантный момент. Я со времени стал ловить себя на мысли, что хочется не столько увидеть её киску, как анус. Я видел фото анального секса, читал про него на этих же сайтах, но мне казалось, что это... очень плохо, что ли, что после него дырочка будет большая. На тот момент я не осознано, но хотел увидеть мамину и убедиться, что она им не занималась. Смешно конечно сейчас, но тогда мне казалось, что это развратно и грязно, и уж точно моя на это так же смотрит. Но вот увидеть мне не как не удавалось. Теперь я просыпался раньше, что бы увидеть её задраннаю ночнушку и задержать перед утренним онанизмом взгляд на ней. Не буду врать, картина день ото дня не менялась, чаще всего она спала на боку, отвёрнутая от меня и я видел только её ягодицы, хотя и этого мне хватало, что бы дорисовать в своём воображении как отец (не знаю, почему не какой-то другой мужчина, а именно он) берет её за ягодицы и в позе раком входит в неё, мне даже отчётливо предоставлялось, как его руки сначала держат её за попу, а потом скользят по ней и сжимают её грудь. В это время мои трусы натягивались и даже иногда я доставал член и смотрел, как он выглядит на фоне её попы. Потом бежал в туалет и под эти фантазии гонял его. Эти мои зимние наблюдения по выходным дням не давали мне покоя, я с нетерпением ждал весны и лета, когда солнце встаёт раньше, и я мог бы каждый день видеть это (просто утром, когда мы вставали в комнате было ещё темно, а вот на выходных могли спать часов до 10).

2.

Пришла весна и как ей и положено, изменила жизнь. Дело в том, что жить в одном районе, а работать в другом весьма тяжело в крупном городе. Именно так думали мои бабушки и дедушки. К слову сказать, даже после развода родителей между ними и моей мамой сохранились очень хорошие отношения. Поэтому мои бабушки и дедушки, посовещавшись, немного поднатужились и купили нам с мамой четвертушку дома на Западном. В принципе спальный район, перемешанный с частным сектором довольно спокойный и тихий. Наша четвертушка конечно не предел мечтаний, но тем не менее лучше той комнаты, что мы снимали. Хотя в начале это вызвало у меня некие опасения. Дело в том, что там по мимо ванны, кухни и коридоров было две комнаты. А это означало, что спать мы будем в разных комнатах, я, конечно, понимал, что всю жизни же мы так не будем спать, но и торопиться не хотелось. Спасло то, что мама захотела сделать ремонт. А уж что такое ремонт и как долго он тянется всем известно. Поселились мы в спальне, а вот кухню, зал и ванную мама решила отремонтировать, причём так сказать с пролетарским размахом: стена между кухней и залом исчезла, как и дверь в ванную комнату, что и дало новый виток моих, так сказать интимных приключений. Мы так и продолжали спать в одной постели, тут ничего не изменилось, а вот заменяющая дверь в ванную штора (которая как будто специально была чуть меньшего размера) дала новые возможности.

Раньше у меня никогда не получалось подсматривать за мамой, потому что хозяйка всегда была дома, а тут только она и я. Единственная проблема была – это не попасться, но и её я решил легко. В то время, когда мать уходила в ванну, я включал музыку и шум от шагов был совсем не слышен. Выключенный в зале свет, делал меня не видимым из наполненной светом ванны. Небольшой промежуток между шторой и стеной давал прекрасный обзор мне. Я же всё ещё бредил той же мыслью – увидеть её анус. Уже понимал, что он растягивается и сокращается и с виду не поймешь, занимается или она аналом или нет, но желание увидеть было безумным. Каждый вечер, когда дом наполнял звук музыки, я подкрадывался к ванной и смотрел, как она натирает себя, смотрел на её обвисшую грудь, на её ягодицы, на лобок, на тот как течёт по ней вода. Ясное дело, что член стоял колом, но особый момент был, когда она приводила себя в порядок. Это было каждую среду и воскресенье. В её руках появлялся станок и сначала удалялись волосы из под мышек и на ногах, а потом был самый зачётный момент – она садилась на присядки в поддоне (ванны полноценной у нас не было, а был странный рукотворный гибрид – то ли ванная с низкими краями, то ли поддон для душка с высокими, но как ванну мы не использовали его, так как мылись под душем). Высота борта была чуть больше 20 см, что позволяло видеть всё. И так она садилась на присядки, а учитывая расположение, то это можно было сделать, только находясь ко мне лицом, раздвигала ноги и мой взгляд упирался в немного заросший лобок, который она старательно намазывала пеной для бритья, а потом аккуратно брила станком, после чего передо мной открывалась её раздвинутая киска: небольшие внешние половые губы, окрывающися чуть более длинные висящие внутренние. В это время я начинал через шорты гладить свой член, почему-то представляя как накрывается ладошкой её киска (не могу точно сказать, чья рука была в моих представлениях, но сейчас больше склоняюсь, что моя). Но то, что было дальше – это взрыв мозга. Она брала небольшое овальное зеркало, стоящее у нас в ванной, клала под себя и смазывала пеной между ягодиц. Мне не было видно отражение, но она смотрела в него, когда брила у себя там. Чаще всего в это время я уже кончал себе в руку и старался по быстрее уйти, потому что как раз после того как кончил мне становилось стыдно, горели щёки и вся эротическая пошлость пропадала, а на замену ей приходило раскаяние и стыд. Если же я не кончал, то досматривал до конца как смывается пена, как гелем она натирает выбритые места и смывает их душем. Не знаю, играли ли в такие моменты моя фантазия или было правдой, но несколько раз мне казалось, что она вводит палец себе в попу. Это рождало во мне двоякие чувства – с одной стороны дико возбуждало, но вот с другой... мне все же было как-то неприятно думать, что мать занималась анальным сексом, хотя тут же я старался её оправдать, что палец не член же...

Так мой вечер тайных подглядываний перерастал в ночь, в которой мы спали рядом – она в ночнушке без белья, я в трусах. С эрекцией я тогда не палился, потому что успевал кончить ещё за время подсматривания, хотя не единожды ловил себя на мысли, что было бы неплохо положить как бы нечаянно руку ей на попу, а может и на лобок, но... но опасность потерять то, что есть была велика и поэтому это оставалось только в моих фантазиях. Как и возможность увидеть её анус. Весна сменялась летом, а мои дни были как один, и это меня не могло не радовать. Единственное, что меня печалило – это то, что мне не с кем поделиться своими приключениями. Друзья конечно у меня были, но вот они вряд ли бы оценили моё поведение, да и просто рассказать, не получим взамен пищу для фантазий было не интересно. Я же прекрасно понимал, что даже если у кого-то есть что-то подобное (в чём я сильно сомневался) то они ни когда не расскажут мне об этом. От этих мыслей у меня в голове родилась ещё одна безумная идея – найти среди моих друзей хоть какие-то доказательства того, что и у них есть свой маленький семейный интимный секрет. Находясь у них в гостях, я старался подмечать у их мам какие-либо интимные детали, дающие повод думать так. Но опыт мой был не велик, поэтому разобрать кто из них в белье, а кто нет, было практически не возможно, максимум, на что хватало меня это понять в лифчике или нет. Но и это не давало особой пищи для фантазий, то ли они всегда его носили, то ли к моему приходу специально одевали, хотя больше склонялся к первой версии. Запретные мечты увидеть что-то таяли как лёд на солнце, а само же солнце нещадно грело землю. Боясь попасться дома за онанизмом, я всё чаще гонял член в летнем душе, что и привело меня к ещё одной гениальной, на мой взгляд, мысли – соседский душ. Но, осмотрев тщательно территорию, я понял, что летний душ есть только у нас, что меня вогнало в тоску. И так особо не развивающаяся интимная моя жизнь стала вообще тупиком. Поэтому приглашение в гости к отцу было воспринято мной позитивно и в начале июля я уехал к нему в Краснодар.

Живёт он в частном секторе, имеет большой (ну по меркам нашей с матерью квартиры) дом. Встретил он и его жена меня как всегда радушно, мои младшие братья тоже были рады меня видеть и поэтому весь месяц был для меня насыщенным, весёлым и разнообразным. Но всё это было так сказать обычной частью жизни, а меня не покидала мысль о моем интимном приключении там, дома. И это стало для меня как наваждением, почему-то хотелось вернуться обратно и я уже считал дни до начала августа, когда вернусь обратно в Ростов. И в последний день моего нахождения в гостях у отца, жизнь подразнила меня так, что я бы задержался тут ещё на месяц, будь моя воля. Наевшись под вечер винограда, естественно не мытого, ночью скрутило живот. Стараясь не разбудить никого, я направился в туалет и, открыв дверь, на входе столкнулся с Дашей (папина жена). Она как раз выходила из туалета и была совсем голая. Как ни странно она особо меня и не смутилась, спросив даже что-то о не мытом винограде и нужны ли мне таблетки, я сказал, что нет, и она обратно ушла в спальню. Это было даже меньше полминутки, но дало воспоминаний мне на долгие акты онанизма. Она вообще красивей чем мама, может даже чуть моложе, грудь чуть больше, хотя так же как и у моей висит, есть небольшой животик, пышные бедра и ягодицы, но меня взбудоражило другое. На её лобке была вертикальная полоска волос, выкрашенная в ярко красный цвет. Вот эта полоска сильно запала мне в память, наверное, даже больше чем что-то другое.

Не знаю, говорила ли Даша отцу о нашей ночной встречи или нет, но и на утро, и по дороге на вокзал никакого намёка даже не было на это воспоминание.

Я был рад вернуться в Ростов, к моей, так сказать обыденной жизни. С нетерпением дождавшись вечера, я как всегда, смотрел на то, как купается мать, гоняя при этом свой член и почему-то сравнивал её с Дашей. Даже не то, что сравнивал, а, наверное, хотел увидеть у неё тоже какую-нибудь прикольную причёску на лобке. Потом была ночь, утро с задаравшейся ночнушкой и голой попкой матери. Потом был сентябрь, новый учебный год, тренировки, друзья и всё тот же виток моих интимных приключений.

Следующий этап совпал с первым снегом – в первую неделю ноября, в первый воскресный день. Утро началось как всегда с созерцания голой попы матери, быстрого онанизма в туалете и обратно в постель, где снова я уснул. Проснулся я от того, что мать уже не лежала рядом, а сидела, на постели, что-то набирая в телефоне. Я лежал на животе и смотрел на её тонкую спину, на повисшую на ней ночнушку и думал о том, что красивые ночнушки и бельё есть на верное только на картинках, а дома все носят обычные мешкоподобные хлопковые. В этот момент мать уронила телефон на пол и со словами, которые принято на телеэкране забивать звуком «пи», нагнулась за ним. Нет, даже не так, ей пришлось привстать и тогда уже нагнуться. И без того недлинная ночнушка задралась и моему взгляду представились раздвинутые ягодицы, между которыми коричнево-розовым пятнышком «смотрел» на меня её анус, ниже которого были приоткрыт её губки, открывая вид на вход во влагалище. Я аж замер. Это было всего момент, но так близко (можно было даже дотянутся рукой) я ещё не видел. Она встала, сняла с себя ночнушку, в очередной раз продемонстрировала худенькую попку, и накинула халат-кимоно прям на голое тело. Лежа на кровати, уткнувшись членом в матрац, я вспоминал этот вид, и осознавал ещё один момент – ведь теперь, когда мы стали жить вдвоём, на выходных она ходила абсолютно голой под халатом и футболкой.

Я осознавал, что для нашей семьи стало нормой то, что для многих является лишь фантазией: я почти 13 летний мальчишка, у которого в самом разгаре половое созревание, осознание новых отношений между мужчинами и женщинами, живу так как не снилось многим. Я понимал, что сейчас реально имею более интересную в этом плане жизнь, чем мои сверстники, предел мечтаний которых – хлопнуть по заднице одноклассницу или подрочить на тайком украденные материны трусы. Думая об этом я понимал насколько у них всё дома ограниченно в этом плане. Вот наше бельё лежало вперемешку, и для меня не было проблемой или тайной достать мамины трусы, честно скажу, они меня и не интересовали даже, я ведь каждый вечер мог созерцать голое мамино тело, а каждые три-четыре дня то, о чём другие могли только мечтать – мамино интимное бритьё, кроме того каждую ночь она спала со мной на одной кровати, одетая лишь в одну короткую ночнушку, каждое утро (чаще всего в выходные дни, т.к. в остальные дни она вставала раньше, а я ещё спал) я мог любоваться её попой, которую открывала мне задранная ночнушка. А мои выходные дни проходили в попытках заглянуть ей под подол халата, хотя, скажу честно, видел чаще всего только часть попки и только мельком.

3.

Собственно вся жизнь моя с ноября по февраль протекала в таком же русле, а вот в феврале я понял смысл пословицы «не было бы счастья, да несчастье помогло». Возвращаясь домой, мать поскользнулась на льду и сильно потянула мышцы на спине. На больничный с таким не ходят, а вот лечить надо. А единственное лечение – массаж. Но так как на массаж и времени и денег не было, то единственным массажистом оказался я...

Как и положено, она обмылась, я быстро погонял своей член и лег в постель. Она пришла и, не включая свет (хотя и смысла в этом не было, потому что свет от уличных фонарей хорошо освещал нашу комнату), протянула мне тюбик, сказав, что бы я растёр ей спину. После этого она сняла халат, оставшись передо мной совсем голой, легла на кровать, подтянув одеяло так, что бы только накрыть попу. Я сел рядом и, выдавив крем ей на спину, стал аккуратно массировать. Мышцы, ещё не разогретые, отдавали болью, поэтому мать немного постанывала, от чего у меня встал. Я делал ей массаж и под каждый стон представлял как в ходит в неё член. От таких мыслей я даже не заметил как прошли 20 минут массажа. Меня остановила мать, сказав, что от мази нужно вымыть руки, чтобы не попала в глаза. Я пошёл в туалет, где конечно передёрнул, сменил трусы, на которых за время массажа было огромное мокрое пятно, и вернулся обратно. Нырнув под одеяло, я обнаружил, что ночнушку мать не стала одевать и лежала, а точнее спала, совсем голой. Укрывшись одеялом, я лёг рядышком, и как обычно, через некоторое время она легла на бок, спиной ко мне, а я обнял её, положив руку на живот. Я лежал и не мог уснуть, мне не давало всё это покоя. Я ни первый раз обнимаю её так, но раньше между моей рукой и её животом была ночнушка... В общем я уснул, спал урывками, да и мать крутилась, постанывая. Ближе к утру, она сползла ниже и моя рука уже была не на животе, а прижата к её груди, причём получилось, что я как бы даже держал в ладошке её. Стоит ли говорить, что это был первый раз, когда я держал грудь матери в руке. Трудно описать все чувства и эмоции - её грудь легко вмещалась в мою руку, даже еще и место оставалось, я не мог сжать её, но аккуратно водил пальцами... мягкая, теплая и нежная на ощупь... у меня встал и я уперся им в спину матери. Я сам испугался этого и быстро перевернулся на живот. Через несколько минут сработал будильник и я притворился спящим. Мать дотянулась до телефона, выключив его и, полежав ещё пару минут, повернулась ко мне... Я «спал» как убитый, она погладила меня по голове, чмокнула в нос и встала. Я смотрел на неё прищуренным глазом и понимал, что сейчас я проткну матрац. Она, не одеваясь прошла к окну, а я смотрел на её попу – маленькая, плосковатая, но очень сексуальная... развернувшись она подхватила халат и накинула на себя, не став завязывать пояс. Мой взгляд уперся на её лобок с еле заметной щетиной волос, на складки губ, точнее на верхнюю часть... она прошла в ванну, а я засунул руку в трусы. Наши массажи продолжались почти две недели, причем каждый раз я старался как бы нечаянно сдвинуть чуть ниже одеяло и любоваться её попкой. Она не противилась, хотя и рассмотреть что-то нельзя было, но само осознание происходящего возбуждало безумно.

Потом спина прошла, но каждый субботний вечер я продолжал делать массаж и если она не вставала после него в ванну, то засыпала голышом и нередко сама обнимала меня или закидывала на меня ногу, прижимаясь своей киской к моему бедру. Утром я или старался встать раньше, если спала она на спине, чтобы хоть мельком взглянуть на её киску, или ждал пока она встанет и начнёт одеваться.

Вот так я 13 летний парень, что называется «подсел на тему». Это была моя тайная интимная жизнь, которая не обещала быть интересной и продолжение, но и не становилась более тайной. Постоянное желание узнать что-то новое заставляло меня часами сидеть на тематических сайтах в интернете. И в один из моментов я чётко осознал, что мать живая женщина с такими же потребностями и желаниями, но после работы не задерживается, на выходных со мной, а ей ведь нужен секс. А я ни разу не видел её удовлетворяющую себя. И это меня поставило в ступор. На сайтах писали, что подсматривали как мама менструирует в ванной или в спальне, но спим мы вместе, а в ванной я ни разу не видел. Единственное, что пришло мне в голову то, что мать фригидная (про это я тоже прочитала в сети). Придя из школы раньше обычного, я стал перерывать всё в доме, что бы найти хоть что-то интимное. И в нашей спальне, в шкафу на полке под постельным бельём, у самой стенке я нашёл то, что ответило сразу на многие вопросы. Анально-вагинальный фалоиммитатор и гель для анального секса (на треть пустой тюбик). Теперь в моём сознании отчётливо осела мысль, что мамина попка не девственна, минимум игрушка там бывала, а то и чей-то член. Теперь для меня стало загадкой, когда же всё это происходит. Единственным временем, когда она была сама дома – это были мои тренировки, а точнее одна, проходившая после 18.00 часов в среду.

Наверное, не стоит объяснять, как я ждал среду и что никакая тренировка мне не была важна. Спрятавшись во дворе дома, я стал ждать, когда домой вернётся мать. Возвращалась она всегда примерно в одно и тоже время, так было и в этот раз. Около 17.30 часов она вернулась домой, и я сразу же подполз под окна. Начало было супер – в нашей спальне она разделась до гола, накинув на себя только халат и вышла, ну а потом ждать мне пришлось, наверное, час, пока она приготовила есть, поела, потом был кофе, беседа по телефону. Уже ближе к семи вечера она подошла к шкафу и, когда закрылась дверь, я увидел в её руках заветный тюбик и игрушку. Трусы и штаны сразу же натянулись, но со всем этим она ушла в ванну, где окна у нас, к сожалению, нет. Мне оставалось лишь сидеть и представлять, как игрушка задействует обе её дырочки. Вернулась она минут через 20 и, спрятав игрушки обратно, вновь отправилась на кухню. Забегая вперед скажу, что и все последующие попытки увидеть это в нашей комнате успехами не увенчались. Даже не знаю, почему именно там, ну главное, что было.

С окончанием учебного года окончился и ремонт в нашем доме. Теперь я спал в зале, а мать в спальне и это не могло не разочаровывать меня. Все мои «приключения» оставались в прошлом, хотя наша жизнь других изменений не претерпела (я так же подсматривал за ней, она так же ходила без белья) эмоций было как-то маловато. Хотя нельзя не отметить плюс в том, что теперь она спала голышом, а так как двери мы решили не ставить, то по выходным утром у меня был шанс лицезреть её голой. Чем я и пользовался. К сожалению, она не спала, раздвинув ноги, и её киску мне практически не было видно, но полюбоваться грудью и попой я мог.

В средине лета, в один из выходных дней перед сном мать приводила брови в порядок, сидя на моём диване, зажав в коленях зеркало. Её телефон лежал рядом, я смотрел фильм и на неё особо внимания не обращал, не заметив телефон, я столкнул его ногой на пол. Мать, не отрываясь от занятия, велела мне его поднять. Мне было лень вставать, и я попытался поднять его ногой и загнал его под диван. Мать прикрикнула на меня, и я сполз на край дивана, что бы достать его. Потянувшись к нему, я повернул голову. Прямо перед моим лицом оказались раздвинутые ноги мамы, с выбритой киской, немного приоткрытой к низу, с темно-розовыми, гораздо темнее, чем кожа половыми губами. Долго смотреть не мог, поэтому очень быстро сел обратно на диван. Мне не давала покоя мысль о цвете кожи там. До этого там было всё обычного цвета, а тут странного тёмного (в дальнейшем я пойму, что до и после месячных у неё всегда меняется цвет половых губ, но на тот момент мне было не понятно это). Странное волнение осталось у меня на уровне с возбуждением. Даже трудно было описать почему я волнуюсь, как-то сильной эрекции даже не было, но, все же успокоив себя мыслью, что если бы что-то было не так, то она сама бы волновалась, а она сидит спокойно, значит всё нормально. Выключив телевизор, я переключился на телефон, а чуть позже и мать пошла спать. Уже лежа в постели, она крикнула мне, чтобы я взял водку и растёр ей ноги, потому что у неё руки в креме. Я, не отрываясь от телефона, взял початую бутылку водки и последовал к ней в спальню, всё так же смотря в телефон. Она лежала, укрытая почти по шею простынью, я сел рядом и положил телефон на её кровать, она же, подтянув край простыне чуть выше колен, дала мне ноги. Я растёр одну ногу водкой, и она перекинула её за меня, получилось так, что я сидел между её ног, но темнота в доме делала эту пикантную ситуацию совсем безобидной, если бы не пришло мне сообщение на телефон, который так же лежал между её ног. Свет от экрана телефона осветил её киску и какой-то момент, и она и я растерялись: я смотрел на телефон, ну и прямо по направлению была освещённая её киска, а мать смотрела на меня. Потом резко прижала простынь к промежности, не забыв высказать мне про телефон. Уже лёжа на диване, я, спустив трусы, гонял член, вспоминая это.

Потом было какое-то затишье, даже не затишье, а всё в том же духе, я подсматривал, но нового ничего не видел до самого конца августа, когда увидел в зеркале, стоящем на тумбочке у матери в комнате, что она, собираясь на работу (уже не в очень теплый месяц) одела чулки, но под юбку не стала одевать трусы. В этот момент видимо я встал слишком шумно, и она резко одернула юбку и вышла в зал. Я сидел на диване, и вставать не хотелось, точнее не хотелось показать ей стоящий колом член. Она ещё минут 10 пыталась завлечь меня на кухню для завтрака или в ванную, что бы умылся, но мне было лень и, в конце концов, она ушла на работу. Увиденное меня не то что шокировало, но придало некую пикантность. Решив перед завтраком заняться онанизмом, я стал искать влажные салфетки, но на глаза они нигде не попадались. Как оказалось, она лежали на журнальном столике в комнате матери. Не знаю, почему и как мне в голову пришла такая мысль, но я откинул подушки на её кровати и моим глазам предстал уже знакомый анально-вагинальный друг матери, тюбик с гелем и куча уже под сохнувших салфеток. В моем воображении разыгралась картина, как мама, прикрыв рот рукой, вводит в себя эту игрушку, как раскрывается ей на встречу киска и попа. Возбуждение молний проскочило, и я кончил прям на постель. Тут же испугавшись непонятно чего, я схватил новые салфетки и стал вытирать. Вычистив «место преступления» я стал брать в руки салфетки матери, подносить к носу, но чувствовался лишь запах зеленого чая, идущий от салфеток.

В начале нового учебного года матери неожиданно дали отпуск и она, отпросив меня из школы, решила поехать в Анапу к своей старшей сестре. Прогулять учебу, да ещё и побывать на море было лучшее, что можно придумать. Мамина сестра – Тамара (не разрешала называть её тётей и обращаться на Вы, только по имени и на Ты) старше мамы (причём на маму совсем не похожая, мама была сильно похожа на отца, а Тамара на мать, если не знать, что они сёстры, то никогда бы никто н едогадался) на три года, живёт в шаговой доступности от моря, её сын Виталик мой одногодка, весёлый и прикольный парень. Поэтому нахождение на море было вдвойне весело. Первые пару дней были совместными ужинами, прогулками, воспоминанием детства и т.д. Уже на третий день нам с Виталькой разрешили самим ходить на море и заниматься весь день чем хочется. Поэтому до конца недели мы практически не вылезали из моря. В воскресенье он, прихватив из дома морской бинокль, утянул меня в самый край города, точнее морскую его оконечность. Он называл эту часть дюнами. Но особенность этого места была не в песках и море, а в том, что тут загорали нудисты, как одиночки, так и парами и даже группами. Столько голых тел я не видел никогда. Я практически не мог оторваться от бинокля, рассматривая разные по размеру и форме женские груди, попки ну и, конечно же, особенной популярностью пользовались киски. Совершенно разные они были в таком изобилии, а бинокль давал возможность приблизить их так, что прям как будто протяни руку и достанешь. И выбритые наголо, и с причёской, и не бритые, крашенные в разные цвета, с крупными губами, и с висячими малыми губами, с пирсингом и даже с татуировками. Наш день прошёл в укромном месте, в наблюдении за этим. Уже поздним вечером, сидя с Виталькой в конце их двора он спросил о моих впечатлениях и я, увлёкшись выражением своего восторга, проговорился, что видел уже. На что Виталька сразу задал очень не уместный вопрос: у мамки что ли? Я застопорился, начал что-то лепетать, но он рассмеялся и позвал меня в дом. Там, закрыв дверь в своей комнате, включил ноут и сказал, что по секрету кое-что покажет мне. В спрятанных папках он открыл фото, сказав, что скинул их с фотика родителей. От увиденного мой член встал дыбом. На первой фотографии были те самые дюны, на фоне которых позировала Тамара, в солнцезащитных очках и широкополой шляпе. Собственно это была и вся её одежда. Она позировала перед фотографом, явно не стесняясь, и вряд ли в первый раз. Я смотрел на её тело и почему-то пытался найти общие черты с мамой, но в отличие от мамы грудь у Тамары была больше, хоть и не на много, более полная и не так сильно висела, соски даже как-то задорно были вздёрнуты в верх, небольшой животик, нависающий над пышным лобком. На втором фото она уже в море, со спины видно только попу, крупную, скорее всего не упругую. Потом ещё несколько фоток её в море и на линии прибоя или просто загорающую. Потом Виталик притормозил фото, сказав мне, чтобы я рассказал про свою, тогда будет самое четкое фото. Возбуждение у меня уже зашкаливало, поэтому я даже особо не колебался, рассказав, что подсматривал и что видел. Трусы у него тоже натянулись от моего рассказа, а когда я закончил, то он перелистнул фото. На нём Тамара лежала уже на кровати, широко раздвинув ноги, подняв их и держа руками. Крупным планом была её киска, пухлая, с пухлыми губами и выступающими малыми, очень близко к ней расположена дырочка ануса, причём намного ближе, чем у мамы (уже потом я узнал, что такое расположение близкое называется сиповка). У обоих у нас члены стояли колом, но каждый боялся передёрнуть их, поэтому Виталик свернул ноут и мы опять пошли на улицу. Там он открыл мне ещё один секрет – каждый понедельник его мать ходит на эти дюны и на следующий день у нас есть возможность подсмотреть.

На следующее утро мы, сказав, что идём на весь день в гости к другу Виталика, смылись из дома. У одного из знакомых Виталик взял второй бинокль и мы сразу же помчались на дюны. Людей тут не было совсем, но оно и понятно, работа кипит, отдыхающих куча и жителям приморских городов не до моря, ну а гости это место не особо то и знают. Виталька не ошибся, ближе к 11.00 часам пришла Тамара и моя мама. Думаю не стоит объяснять, кто кого рассматривал. Обе голые женщины часа 2 нежились в лучах солнца и морских волнах. Увидеть, как на фото всё конечно не получилось, но зато вдоволь налюбовались их голыми попками, грудью и хоть засвеченных всего пару раз, кисками. Домой мы вернулись почти под вечер, полные впечатлений от увиденного. Я решил рассказать Витальке все свои «приключения» и поэтому, хотя и легли мы спать рано, но уснули уже глубокой ночью. Как и ожидалось он не мог поверить в то, что мы спали вместе, причём она без белья, что утром я не только видел её попку, но и мог прижаться к ней, что ей голой делаю массаж. Он постоянно переспрашивал, что-то уточнял и в конце концов поверил в это. А вот про игрушки поверил сразу, потому что ещё том году нашёл у своей, как он сказал «побольше, чем у любого мужика будет». Ещё он рассказал, что иногда слышит как трахаются родители, видит как потом мать голой идёт обмываться, даже раз видел как она была сверху на отце. В общем, ночь у нас прошла в полных откровениях. Проотдыхав ещё три дня мы с матерю вернулись домой, к нашей обычной повседневной жизни.

У неё была ещё неделя отпуска, я же отправился в школу. По утрам я старался не будить её, вставал раньше тихо и смотрел на неё спящую голышом, потом в туалете занимался онанизмом и шёл в школу, думая на уроках о том, что она сейчас одна дома, скорее всего, лежит на кровати, держит в своих руках игрушку, смазывает её гелем и вводит в себя, а потом быстро водит её, не сдерживая стоны, кончает, потом так же голой идёт в душ, так же голой пьёт кофе и занимается домашними делами, надевая футболку только к моему приходу. Не знаю, было ли это так или нет, но мне очень этого хотелось.

В общем, до нового года ничего в нашей жизни не менялось. Точнее и после нового года ничего особого не изменилось, а вот в феврале у меня при матери первый раз случилась эрекция. Это случилось, когда мы вечером с ней смотрели фильм и так была сцена секса в позе «раком» и я сам как-то непроизвольно представил, как маму имеют в этой позе и у меня встал член, а так как я был только в трусах, то это увидела и моя мать. Я первый раз так покраснел и мне стало очень стыдно. Она тоже быстро отвела взгляд, а через пару дней у нас был не очень долгий и не особо мне приятный разговор о половой зрелости. Я очень опасался, что теперь мать станет прятаться от меня, носить бельё начнёт и так далее. Но мне повезло и её поведение не изменилось, даже наоборот мы стали как-то в разговоре затрагивать эти темы, ну не прям секс, а отношения между людьми, она стала интересоваться нравится ли мне кто-то и всё подобное. Сами отношения стали даже как-то более дружеские между нами. Я как-то сам того не ожидая от себя, стал вставать раньше в выходные дни, готовил кофе, потом даже зашёл к ней в спальню, когда она спала, обняв одеяло, чтобы в постель ей принести кофе. Видно её попу особо не было, потому что она лежал спиной к стене, но вот то, что спит голая, было понятно. Моё появление в спальне её даже не смутило, она наоборот обрадовалась такому вниманию с мой стороны, села на кровать, прикрыв одеялом только низ живота, оставив грудь открытую, и приняла чашку кофе. Потом это вошло даже в нашу традицию – каждую субботу и воскресенье я носил её в постель кофе, мы пили его в спальне, разговаривали, планировали день, потом или я выходила, а она вставала, или просила подать ей халат или футболку, одевалась прямо в постели. На 8 марта я заранее с вечера купил цветов, так что бы утром тайком поставить ей в комнате. Этот сюрприз её очень обрадовал, ну а я с утра смог полюбоваться на её складочки половых губ – она как раз спала на боку, поджав ножки, поэтому видно было неплохо.

4.

Итак, с 8 марта прошёл всего лишь месяц, но оно как-то изменило все наши отношения в лучшую, с моей точки зрения сторону, утреннее кофе по выходным, приносимое в постель маме как-то растопило наши отношения ещё сильнее, они стали более открытые что ли. Я стал замечать, что мать не всегда дома ходит в халате или футболке, стали нередки случаи, когда она дома ходит в одних трусах, без лифа (я, так понимаю, что, скорее всего при месячных, потому что в остальные дни трусы она дома не носит). Если утром я приносил кофе, а она спала неприкрытой, то, проснувшись, она не суетилась прикрываясь, даже, я бы сказал, что возможность того, что я увижу что-то не смущало её. Не редко стало, что вечером, смотря телевизор вместе, она просила сделать массаж. При этом снимала футболку или халат и ложилась прикрывая ей только свою попу. Я мял ей спину, не редко как бы нечаянно сдвигая с попы одежду, иногда она поправляла, иногда нет, иногда она позволяла массировать ножки.

Летом этого же года мы впервые выехали вместе с ней на Дон, где решили пожить в палатке. Есть на Дону место, где русло реки изменено, не далеко от г. Константиновск и места где в Дон впадает другая река – Северский Донец. Вот туда мы как раз и приехали, точнее привез нас туда мамин крестный, живущий в Усть-Донецком, а забрать нас должен был через день. Отдых дикарями вообще вещь прикольная: палатка, костёр, рыба, уха. К тому же берег, который местные называют яр, хоть и крутой, но для спуска в реку очень удобен. Учитывая, что кроме нас никого не было, то мать решила купаться и загорать топлес. Так что день мы провели классный, ночью разожгли костёр, а когда он прогорел ещё долго сидели и смотрели на звёзды. Спать мы пошли в палатку, причем я залез под одеяло первым, а мать, вывесив сушиться свой купальник, точнее одни трусики, пришла уже потом. Одетая в шорты и футболку она быстро проскользнула под одеяло (палатка двухместная, поэтому и спали мы под одном одеялом), там она уже сняла с себя шорты, оставшись только в футболке и перевернулась на бок. Обняв её, я четко ощутил, что прижата она ко мне голой попкой. В этот момент у меня неожиданно встал член, упершись в неё, но или она сделал вид, что спит и не чувствует, или действительно не чувствовала, так что, обняв её за живот, и прижав к себе, я практически сразу уснул. Я уже привык спать один и сейчас такое тесное соседство особо не давало мне утром уснуть. У матери видимо затекло тело и она тоже крутилась, но сон её был крепче, ну или мне так казалось. В очередной раз, когда она переворачивалась, то моя рука скользнула по её животу вниз и накрыла её лобок – горячий, немного колючий, но осознание того на чём лежит моя рука сразу же подняло мой член. Я старался лежать тихо, но она перевернулась, закинув на меня ногу, уперев колено мне в член, и получилось что прижала его, от чего тот вернулся в исходное состояние. Сон долгим не был уже, поэтому встали мы раньше, чем обычно дома. Мать, ещё спала пока я сварил на сухом горючем кофе и принёс его в палатку. Она попросила меня принести её трусы от купальника, которые сушились рядом на дереве. Я мигом принёс их, при этом зайдя в палатку. Она держала в руках кофе, а вот поставить его было некуда (мы спали на надувном матраце), покрутив головой она протянула кружку мне, а сама взяла трусы. То что произошло потом для меня осталось совсем не понятным: то ли она не считала это зазорным, то ли наша жизнь стала так открыта, что и прятаться смысла нет, но, тем не менее, она откинула в сторону одеяло, оставшись только в футболке, прикрывающей лишь до половины живота, и одела трусы. Она не смотрела на меня, хотя, думаю, что понимала, что я смотрю. К счастью я даже не покраснел. Затем она сняла футболку и, оказавшись опять топлесс, взяла у меня кофе. Ближе к вечеру нас забрал крёстный матери, мы переночевали у него, а на следующий день отправились обратно в Ростов.

За лето я успел побывать в гостях у отца, но там в отличие от прошлого раза ничего интересного не было, погостил у обоих бабушек и дедушек, и в августе вернулся обратно в Ростов к матери. За это время наш дом поменялся, точнее ванна: появилась нормальная душевая кабинка, сама ванная и очень классная дверь-гармошка. Которая была в разы круче шторы. Во-первых, я мог замыкаться внутри, и в щели не видно было унитаз, на котором я и занимался онанизмом, а во-вторых – это щели, через них было видно не хуже чем через штору. И была ещё одна новость – за время моего летнего отдыха у матери появился мужчина. Об этом она сама мне рассказала. Это был один из клиентов с маминой работы, какой-то бизнесмен средней руки, единственное, что меня успокаивало, то что он женат и эти отношения не для создания семьи. То есть простыми словами это был любовник, который будет трахать маму, при этом чаще именно у нас. Идея мне не понравилась и в душе проснулась какая-то ярая ревность и ненависть к нему. Хотя первая встреча с ним моё отношение исправила. Игорь оказался очень весёлым и простым человеком, ранее, как и я сейчас, занимавшийся самбо, знающий много шуток и анекдотов, умеющий поддержать практически любую тему для разговора. В первый раз он не остался у нас ночевать, а уехал домой, но уже в сентябре он остался с ночёвкой. Как ни старался я услышать стоны или что-то похожее, но ничего так и не услышал. Думаю, что вели себя они специально тихо. Со временем я привык к Игорю, да и он видимо ко мне тоже. Мы могли запросто встретится как обычные друзья, сходить на футбол или просто он мог подвезти меня домой. Я даже стал немного жалеть, что он не живёт с нами. Ближе к декабрю мы уже все не чувствовали неловкость и в постели у мамы с Игорем становилось жарко: я стал слышать стоны матери, отголоски их речи, скрип кровати, находить в урне использованные презервативы и тюбики из под смазки. Я уже отчётливо понимал, что Игорь имеет маму не только в киску, но и в попу, а возможно и в ротик. Это меня даже возбуждало. Теперь, подсматривая за матерью в ванной или утром в спальне, я представлял, как член Игоря входит в неё, в каких позах, как они кончают и как ласкают друг друга. Мне очень хотелось увидеть это, зная, что штор у матери в спальне нет и что фонари с улицы неплохо освещают всю комнату, я даже разрабатывал план как подсмотреть за ними, но боялся, что не успею вернуться в постель и попадусь. Поэтому я лежал тихо-тихо, притворяясь спящим, лежал и ждал, когда после секса мать пойдет мыться. Зал у нас освещался плохо, поэтому она проскальзывала как тень и, именно по этому не одевалась. Я мельком видел как она, включив свет, проскальзывала в ванную, видел как блестит на её теле пот, как растрепаны волосы и как довольно лицо. Когда Игоря не было, наша жизнь возвращалась в обычное наше русло, мама иногда пользовалась своей игрушкой (это я определял по уменьшению геля в тюбике и обилии утром салфеток в урне), я подсматривал и дрочил. Периодически созванивался иди переписывался с Виталькой, делясь новостями и, слушая его. На самом деле я был очень рад, что мне есть с кем поделиться новостями, рассказать, зная, что никто это кроме Витальки не узнает. Он чаще стал подсматривать за своими родителями, уже видел не только секс, но и оральные их ласки, я же пока только слушал. Перед новым годом Игорь приехал с подарками и Мартири Айсти, которое так любит мать и, учитывая, что после него в ход пошёл коньяк, то убрались они прилично. Понимая, что это мой шанс, я решил действовать. Лег спать по раньше, что заставило Игоря и маму перебраться в спальню. А я лежал и слушал их разговор, смех и звон бокалов. Потом всё стихло, я услышал звук молнии, шум и звуки поцелуев. Я встав с кровати, обул тапочки, что бы не шуметь и пополз в дверному проёму. Спальня освещалась только светом монитора ноутбука, на котором тихо играла музыка и проникающим через окна светом фонарей. Мама лежала на спине, подняв вверх ноги и держа их руками, точь-в-точь как Тамара на фото, Игорь в одних штанах лежал на животе, уткнувшись лицом между ног мамы. Не трудно было понять что он там делает, мама то и дело подстанывала. Потом она опустила ноги и Игорь повернулся на живот, она встала рядом с ним на четвереньки и они слились в поцелуи. Она в это время расстегнула его брюки и потом стянула с него всё вместе с трусами. Взяв в руку его член, она стала медленно водить по нему рукой, после чего нагнулась над ним. В плохом свете подробностей видно не было, но и без этого было понятно, что мама взяла у него в рот. Минет не был долгим и мать, даже не надевая ему резинку, уселась сверху. Она сразу взяла быстрый темп, так что Игорю пришлось руками прижимать её за попу к себе. Он еле остановил её, положив на спину, теперь они лежали не поперёк, а вдоль кровати. Игорь взял её ноги и, положив их себе на плечи, вошёл в неё. Было видно как двигается задница Игоря, словно тараня мать, как она рукой гладит его яйца, как в так качаются её ноги. Быстрое рандеву быстро и кончилось – Игорь вышел из неё, и уже по реакции матери, я понял, что кончил прям на неё. Со словами «Хоть не в меня» мать встала и направилась к выходу. Это было несколько секунд, которые как казалось были минутами. Я видел, что ко мне идёт мать, голая, с текущей по груди и животу спермой, с неловкими шагами, но всё же идущая. У меня перехватило дыхание. Понимая, что тихо я не успею на кровать, я не знал, что делать. Инстинктивно я двинулся назад, в тень комода. Она прошла мимо, даже не взглянув на постель, открыла дверь в ванную и свете лампы я ещё раз увидел блеск спермы на ней. Стараясь не шуметь, я прополз к своей кровати и быстро лёг. Через некоторое время она вышла и так же не обращая внимание на мою постель пошла в спальню. Игорь же в ванну не пошёл, видимо так и уснул. Я лежал в кровати, запустив руку в трусы и уже, кончив раз, всё ещё перебирал в памяти то, что видел сейчас. Конечно я не так себе представлял всё это, надеясь, что всё будет видно, ну как в порно, но тем не менее я видел это и так как мам делает минет, как рукой глади его яйца, как течет по ней сперма... член встал снова и я весь вымазанные в собственной сперме и смазке продолжил дрочить его. Кончив ещё раз я быстро прошмыгнул в ванную, бросил трусы в грязное бельё, обмылся и опять лёг в постель.

5.

1 января мне исполнилось 15 лет. Новый год, как и новогодние праздники, мы провели вдвоём, Игорь к нам не приезжал, да и по маме было видно, что ни о какой любви там и речи не было, а просто секс, ну и, скорее всего, материальная помощь. Никуда ходить не было желания, да и к тому же погода была совсем не новогодней – мокрый грязный снег, замерзающий ночью и обратно становящийся грязью днём. Мы валялись на диване, смотря по телеку новогодние комедии, программы и концерты. В один из дней мы как обычно после обеда лежали на диване, смотря телек. Мама лежала передо мной на животе, одетая в относительно длинную футболку, я был только в трусах. Она попросила почесать и погладить между лопаток, я через футболку стал гладить, но материал терся о руку и нагревал её, в общем долго гладить я не мог. Тогда что называется ни с того, ни с сего она сказала, что бы засунул руку под футболку и почесал. Вот только она имела в виду сверху, ну я просунул руку снизу, задрав футболку и оголив её попу. Она сказала, что-то типа «мог бы и сверху засунуть». Я хотел вытащить руку, но она сказала, что раз засунул, то гладил дальше спину. Я продолжил, представляя как это выглядит со стороны: сын-подросток, лежащий с матерью на диване, задрав ей футболку гладит спину, не сводя глаз с её голой попки, а она вместо того, что прикрыться просто лежит и получает удовольствие. И всё это происходит белым днём. В это время у меня в голове кипели разные мысли от того, что она просто раскована со мной, до того, что хочет соблазнить меня. В результате первая мысль в своих доводах взяла верх, что и показал вечер того же дня. Так как на следующий вечер мы собирались отпраздновать рождество у маминых родителей (к слову сказать, там собралось очень много родственников) мама в ванной привела себя в порядок, выбрив не только ножки, но и между ними (что мне особо и не понятно было, раздеваться же там она не собиралась), потом долго делала себе маникюр, наносила рисунок и покрывала разными лаками. Уже ложась спать, она попросила меня, что бы я натёр её увлажняющим молочком. Ну не всю натёр, а только плечи, шею и спину. Сняв ночнушку, она села на кровати, положив её на лобок, я тщательно натёр ей шею и плечи, после чего она легла на живот, даже не прикрыв попу и подставила мне спину. Я решив, что выдавлю ей немного этого молочка на спину, а потом разотру, немного не под рассчитал и залил ей всю спину. Мои попытки втереть всё это в тело оказались напрасными, кожа не хотела принимать такое количество косметики, поэтому мама сказала, что бы я растёр по всему телу. Опасаясь тереть ей по попе руками, я стал собирать молочко, уже превратившееся в какой-то прям крем, со спины и втирать в ноги. Причём начал со ступней, потом выше, выше и вот я уже двумя руками втирал ей в бедра это молочко. Поднимаясь почти до попы по немного разведённым ногам (я кстати не заметил, когда она их раздвинула), потом опускался вниз. Безумно хотел провести по ягодицам, но боялся этого. Втерев молочко, я встал, она уже дремала. Я нагнулся, поцеловал её щеку, получил ответный поцелуй и прям при мне она перевернулась на спину, вытащив из под спины одеяло, легла на бок и укрылась. Утром она спала на спине, накрыв лицо одеялом, согнув в коленях ноги, а я стоял и смотрел на складки между её ног, представляя как лизал их Игорь и как они принимали его член. Мне нравилось смотреть на неё голую, нравились такие отношения как у нас. Я понимал, что вряд ли у кого-то из моих одноклассников дома есть что-то подобное. Я постоянно пытался подсмотреть за их мамками, узнать что-то, наблюдать, но ничего ценного и интересного видно не было.

Игорь приходил к нам примерно раз-два в месяц, обычно оставался ночевать, а для меня это значило новые эмоции. Подползать к спальне я опасался, поэтому старался слушать стоны и звуки секса, довольствовался лишь видом голой матери, которая пробегала из спальни в ванну, что бы подмыться. Я часто вспоминал увиденное и мой член становился дыбом, очень хотелось увидеть это ещё раз. Я тщательно проверял уровень геля в тюбиках, понимая, что каждый приход Игоря в гости означал непеременный анал. Стал замечать, что у матери появляется новое очень красивое и эротичное белье, что наводило меня на мысль, что возможно есть ещё кто-то, потому что дома она встречала Игоря в обычной домашней одежде. Иногда ночью я слышал отдельные стоны матери и понимал, что она удовлетворяет себя игрушкой, но, к сожалению видно это не было из-за выключенного света.

Потом пришла весна, как обычно в наших краях быстрая и теплая. Наверное уже во второй половине апреля было очень жарко ну и, понятное дело, одежда стала куда более свободной. Вечером я встретил маму с работы и мы решили зайти к одной из её подруг. Зачем уже не помню, но так как это было по пути, да и погода располагала к прогулке, то спорить я не стал. Нас она встретила как обычно радостно, мы расположились на кухне, где я скучал, а мать болтала с ней. Наверное через час мы собрались идти домой, её подруга пошла одеваться, чтобы немного проводить нас, мы тоже стали обуваться. Я присел, завязывая шнурки, а мама нагнулась, поправляя туфли, в этот момент я поднял голову и получилось так, что моему виду предстало то, что скрывала мамина юбка. А скрывать было что – совершенно голая попка, гладко выбритая киска, ажурные резинки чулок... я почувствовал, что у меня встаёт, не от того, что я увидел (видел же я это и прежде), а от того, что она так ходит по улице, на работе. У меня еле получилось успокоиться и перевести мысли, но всю дорогу домой эта мысль не покидала меня. Уже находясь дома, я, сидя, на диване, смотрел на отражение в зеркале, стоящее в комнате матери. Сняв блузку и лифчик, она взяла телефон и позвонила, как я понял по разговору, одной из своих подруг. Потом ходила по комнате, разговаривая по телефону, затем, зажав телефон плечом, стащила с себя юбку, оставшись только в чулках. Повернувшись спиной к зеркалу, стала складывать одежду, а я смотрел на её ноги, обтянутые чулками, на голую попку. И за всё время первый раз отчётливо представил её, ещё не снявшую юбку, стоящую там, в спальне и себя, стоящего сзади неё и проводящего рукой между бёдер, по резинке чулок и упирающегося рукой в её гладкую влажную киску, а большим пальцем в анус. Я чуть не кончил в этот момент, вовремя остановившись, а она тем временем сняла чулки, одела футболку и, не переставая разговаривать по телефону пошла в ванну.

Я стал замечать, что она всё реже и реже стала носить трусы под юбкой или брюками, и это меня возбуждало. Даже не совсем то, что нет белья, а понимание того, что это же могут увидеть и другие, даже кто-то из моих друзей. И от этой мысли мне становилось стыдно. Но с другой стороны у меня было своё интимное приключение, тайное, только для меня. И в этом приключении конец был неизвестен. Мне нравилось, что оно было и тайным – мои подсматривания, и явными – массаж на ночь, как правило, с соскользнувшей простынёй, утреннее кофе с прикрытым этой же простынёй лобком, с голой грудью, иногда даже бывало так, что простыня прикрывала только лобок, а бедра были голыми.

Летом в гости приехал отец. Даже не то что приехал, а будучи в командировке в Ростове-на-Дону, остался у нас и, судя по телефонному разговору со своей женой, остановка у нас была тайной. Для меня это было и приятно и удивительно. Он ни раз был проездом, но никогда не оставался. Мне было любопытно смотреть на них с матерью. Они старались не встречаться взглядами, но каждый при возможности смотрел на другого. Мама же, в прочем как и обычно, носила футболку на голое тело. Решили, что спать он будет со мной, но ложиться спать они не спешили, после ужина нашли общие темы для разговора, ну а я пошёл спать. Проснулся от того, что кто-то из них уронил на кафельный пол блюдце. Мать стала собирать осколки и в какой-то момент повернулась к отцу спиной, а он просунул руку ей под футболку и начал гладить её по заднице. Ответ мамы меня поразил. В моем понимании она должна была отдернуть руку ну или что-то такое, но она сказала только, что-то типо того «не тут, сын увидит». А потом я уже не спал. Видимо я их смущал, потому что через какое-то время они вышли на улицу. Не теряя времени, я сразу же перебрался к окну в кухне, и весь двор был как на ладони. Их я увидел сразу, сидящих на диване-качеле, причем отец сидел, спустив ноги, а мать сидела на нём, обняв его за шею и двигаясь попкой. Не трудно было догадаться, что они трахаются. Мне это было не совсем понятно, первая же их встреча закончилась сексом, а это означало для меня только то, что наварное они любят друг друга. Я не знал плохо ли это или хорошо, но было как-то по-родному. Под все эти размышления я пропустил оргазм их и обратил внимание на то, что мать уже не скачет на отце, а просто сидят, обнявшись. Я быстро перебрался на кровать, чуть позже спать пришёл отец, а утром всё было так, как будто не было их ночи. На тот момент для меня было это странно и не понятно.

6.

Оставшийся год не принёс чего-то нового, я все так же подсматривал, Игорь приходил, я учился. На новогодние праздники Игорь подарил нам путёвку на двоих в Карелию в гостиничный комплекс «Ладожская усадьба». У нас был классный номер на двоих, с отдельными кроватями, с душевой кабинкой в номере, с кучей всяких мелочей, которые делали наше нахождение там как в новогодней сказке. Прогулки на снегоходах, сауна, шикарный зимний вид из окна, вкусная разнообразная кухня. Первые четыре дня мы наслаждались всеми прелестями пейзажей, прогулок, кухни, а потом решили пойти в сауну. Учитывая, что людей было мало в это время, то время в сауне было неограниченным. Нам выдали специальные купальники и веники. Пар, запах эвкалипта и веник разморили нас. Мать сразу же сняла лифчик и мне ничего не мешало мять ей спину, ножки, бить её веником... мы провели в сауне часа два с половиной, потом еле передвигая ноги пошли в душевые кабинки. Так вышло, что из кабинок, расположенных в одной комнате, мы вышли почти одновременно и оба голые. Мать совсем это не смутило, она даже, взглянув на мой член, сказала, что я уже вырос. Я почувствовала как краснею, а она вытерлась полотенцем, одев на голое тело теплый костюм. Потом мы поужинали в номере и решили просто посмотреть телек. Мама, раздевшись до голая, казалась совсем не смущаясь меня, легла под одеяло в свою постель, а я, понятное дело, лег на свою. Утром мать спала уже раскрытой, полностью голой, поджав ноги, лежала на боку. Я тихо встал, одевшись, задержал взгляд на её попке, на складке половых губ, покрытых небольшой щетиной, и пошёл за кофе. Когда я вернулся, она спала на животе, я сел рядом, поставив кофе на тумбочку, и стал гладить ей спину. Проснувшись, она даже не стала укрываться, довольно улыбнулась, потянулась и перевернулась на живот. Мне очень хотелось повернуться и увидеть её лобок, но я сдержал себя. Она села, положив одеяло между ног, взяла кофе. Я сел в её ногах, скрестив ноги по-турецки, пил кофе. Закончив с кофе, мы планировали как проведём оставшиеся пару дней, потом она встала и, не одеваясь, ушла в ванну. Вышла от туда уже одетой, причёсанной и нарядной. До самого обеда мы гуляли на природе, потом был бильярд и боулинг, а после ужина, лежа перед телеком, она попросила меня сделать массаж. Стянув во время массажа одеяло, я полностью обнажил её, это ничуть её не смутило, хотя и пробурчала что-то типо того «зачем задницу раскрыл», на что я ответил, что в номере тепло, а её голую задницу никто кроме меня не увидит, я же и так ни раз видел. Больше она не сопротивлялась и не бурчала, а я продолжал мять спину, рассматривая её попу. Спускаясь ниже к пояснице, я стал проводить руками по верхней части ягодиц, отмечая про себя, что попка нежная и совсем не упругая, при каждом разе, когда я проводил по попе ягодицы немного подрагивали. Мне почему-то захотелось раздвинуть их, но я еле сдержался. Развернувшись я стал мять её бедра, икры и ступни, к этому моменту она уже уснула, а мне очень хотелось заглянуть ей между ног, но так как они лежала лицом к телевизору, то эта часть тела её была в тени. Укрыв её, я быстро прошмыгнул в ванну, где рукой снял напряжение. На следующий день мы улетели обратно в Ростов. Прибыли домой как раз в последний день каникул. Вечер ка обычно подарил мне возможность наблюдения за купанием матери и за её интимным бритьём, а ночь сдавленные стоны, скорее всего от самоудовлетворения.

Перед 23 февраля приехал в гости Игорь, подарив мне к празднику новый телефон. Поужинав все вместе, я быстро смекнул, что пора спать и, сделав уставший вид, отправился в постель. Ну а что бы лучше спалось (а на самом деле, чтобы случайный скрип дивана меня не выдал, да и ни могли чувствовать себя спокойнее) я включил радио. Ждать пришлось долго, я даже на самом деле уснул. Проснулся я неожиданно, когда свет в кухне был уже погашен, а из матеренной спальне через задёрнутые шторы падал тусклый луч света от ноутбука. Я аккуратно слез с дивана, сложив одеяло так, что в темноте создавалось впечатление того, что я сплю, переполз к дверям её комнаты. Ещё одним важным плюсом в моей маскировке было то, что мать повесила в зале новые портьеры и они, задёрнутые на ночь, не пропускали вообще свет в комнату. Спрятавшись сбоку входа, я аккуратно отодвинул штору, чтобы через щель было видно комнату. Сразу было понятно, что к началу я не успел и, скорее всего, это был уже второй раз. Игорь лежал на спине, а мать лежала на боку, спиной ко мне и поперёк кровати. Хотя и не было видно, но не трудно было догадаться, что она делает Игорю минет. Ноги её были расставлены и Игорь ласкал её рукой. По движения маминой попки я понимал, что ей это нравится. Она ласкала его весьма долго, потом я услышал его шёпот, но что именно он говорил слышно не было. Мать перестала его ласкать и некоторое время они о чём-то шептались. Затем мать встала с кровати, а я замер, не зная, что теперь делать и в очередной раз ругая себя за эти подсматривания. Я боялся, что она сейчас выйдет, потом что подошла очень близко к выходу. Но около журнального столика, стоящего рядом с трюмо, она остановилась, взяла тюбик и дала его в руки уже вставшего Игоря. Сама же она села на корточки на журнальный столик спиной к Игорю. Тот выдавил из тюбика на руку и стал смазывать её между ягодиц. Сомнений не было, что в тюбике был гель. Мне видно было только силуэт, но мне казалось, что он, смазывая ей там, даже в водил палец. Потом он стал смазывать свой член, а когда поставил тюбик, то взял мама за попу и, судя по сдавленному стону, всё же вошел. В таком плохом освещении видимость была плохая, но я и так понимал, что он имеет маму в попу. Она так и сидела на корточках, раздвинув ноги, родной рукой упиралась в зеркало, а другой, видимо, ласкала себя, а Игорь, держа её за попу, входил в неё. Я и сам через трусы тер свой член. Долго он не продержался и, не вынимая член, кончил. Я же ещё раньше наполнил трусы спермой. Остановив движение, он не вышел из неё, а, продолжая находится в ней, гладил её спину и плечи. Я услышал тихий шёпот матери о том, что надо вымыться ей и сразу же двинулся в свою постель. Укрывшись одеялом, я лёг на живот, через пару минут шторы спальни распахнулись, и моя голая мама проскочила в ванную. Я лежал и гладил свой член, весь вымазанный в сперме. Пока мать купалась я вспоминал то, что увидел и у меня встал ещё раз и я опять занялся онанизмом. Мама аккуратно вышла из ванной и, стараясь не шуметь, проскользнула в спальню. Потом свет ноутбука погас и я тоже уснул.

Затем ещё неделю даже случайное воспоминание об этом сразу же возбуждало меня. Я вспоминал всё, каждые детали, все что мог увидеть и понимал, что такое увидеть повезёт лишь однажды, да и то единицам. Меня возбуждала эта тайна, но с другой стороны я чувствовал какой-то стыд даже не из-за того, что подсматривал, а потому что мою маму Игорь имел как в порно фильмах мало того, что в попу, но ещё и в такой позе. Мне казалось, что моя мать очень развратная и похотливая, почему-то думалось, что Игорь её спонсирует и поэтому она такое позволяет ему в сексе. На следующий вечер она вела, как ни в чём не бывало, одетая в футболку без белья, она лежала в своей спальне на кровати, читая книгу, а я пристально наблюдал когда она перевернётся и в зеркало будет видно её раздвинутые ноги. С каждым взглядом на зеркало у меня в памяти тут же всплывало воспоминание той ночи.

До самого лета у нас всё было без изменений, в июне мы на небольшом участке затеялись строить баню, для этого разобрали часть забора и работа пошла. Получилось так, что баню сделали наполовину, потом у рабочих было несколько дней отдыха, а я бездельничал дома. Находясь во дворе, я услышал, как разговаривают наши новые соседи, которые переехали чуть более двух месяцев назад. Это были мать и сын. Сын на год меня младше (он перевелся в нашу школу), а мать, наверное, ровесница моей. Из разговора я понял, что мать заставляет сына полоть траву, ну а тот не особо хочет. Из любопытства и зашел в баню и через недоделанную крышу заглянул к ним во двор. Мне было видно как из-за дома сын носит в вёдрах траву и высыпает в углу двора. Матери его видно не было, но было слышно, что она не довольна его работой. Затем, видимо, он выхватил от неё, потому что она зашла в дом, а он остался выносить траву. Я посмеялся, не завидуя парню, и пошёл в беседку. Из беседки было видно окно их комнаты (как я потом узнал это гостиная). Наверное минут через 30 я увидел как по комнате шла тётя Лариса, ну мама ботана (так я почему-то про себя прозвал парня, наверное всё же за круглые очки), она шла в одних трусах, с обмотанными полотенцем волосами. В свете солнца я хорошо видел её грудь, живот и трусы. До этого она не привлекала моего внимания – смуглая, похожая то ли на таджичку, то на татарку, с черным волосом, прямым носом, немного грубым голосом, немного поплотней чем моя мать. А сейчас я видел её грудь, обвисшую, больше чем у моей, с темно-розовыми сосками; видел трусы бежевого цвета, украшенные по краю кружевами. Думаю не стоит говорить, что у меня сразу встал. Все последующие вечера я проводил в беседке, надеясь увидеть это снова, но везение от меня отвернулось.

Лето тянулось в том же ритме, мы гостили у обоих бабушек и дедушек, потом я гостил у отца, правда в этот раз без приключений, потом вернулся домой, в первый же день мы с матерью решили прогулять её премию и почти до одиннадцати ночи гуляли по набережной Дона, сидели в кафе, даже пили вместе её любимое «Мартини Айсти». Потом вернулись домой и я в состоянии лёгкого хмеля сразу лег на диван, включил телек, а мать пошла мыться, подсматривать мне было лень, хотя и соскучился за этим делом. Я лежал на диване и переключал каналы, потом из ванной вышла мать, то ли мартини тоже ударило ей в голову, то ли забыла, что я уже дома, но вышла она абсолютно голой, сказав, проходя мимо меня, что забыла футболку и что нечего сидеть одетым, что бы переодевался и шёл мыться. Я так и поступил. Когда вернулся, то мать уже лежала на моём диване в футболке и смотрела телек. Я улёгся рядом с ней и даже не заметил как уснул. Проснувшись утром, я обнаружил спящую рядом мать; её футболка была задрана, а она лежала на боку, подтянув колени. Я аккуратно встал и сел на диван, не отводя взгляда от сжатых, гладковыбритых губ. Член в трусах сразу же встал. Посмотрев немного я пошёл в ванную, где передернул и вернулся обратно. Мать уже лежала на спине, расставив ноги так, что мне было видно всю её киску. Я лёг рядом, стараясь не разбудить её.

7.

Год моей жизни не принёс мало интересного: иногда к нам приезжал Игорь, но подсмотреть мне ни разу не удалось за это время, я слышал тихие редкие стоны, видел голую мать, идущую мыться в ванную, но в спальне свет они не включали, поэтому даже не было смысла подползать к ней; два раза за год приезжал отец, причём раз остался ночевать у нас и половину ночи провёл в материной спальне, но тоже без света. Единственным интересным моментом стало то, что мать обзавелась новой игрушкой – анальной пробкой, но, к сожалению, в действии я её ни разу не увидел. Я всё так же продолжал подсматривать за ней где только мог, бредя в своих эротических фантазиях, что я трогаю её, даже иногда, что лижу ей. Но в такие моменты мне почему-то становилось очень стыдно, я даже чувствовал как приливает к лицу кровь и иногда даже пропадала эрекция.

Единственным интересным и ярким впечатлением было лето, проведённое у бабушки с дедушкой. Тут нужно сделать оговорку о том, что живут они не сами, а с ними живёт мамина сестра Люда, которая на два года старше мамы. Мужа и детей у неё нет, так что я самый любимый для неё ребенок. Моё нахождение там всегда наполнено кучей вкусностей, которые она готовит, совместным просмотром кучи фильмов, поездкам в супермаркеты и прочим отдыхом. Не могу сказать, что она какая-то сексуальная и красивая. Правильное слово будет – обычная. Ничем она не отличается от десятков таких же, полнее мамы (мама говорит, что это гормональные так повлияли), но весёлая и улыбчивая, коротко стриженая, выкрашенная в рыжий цвет. Судя по фото, в юности она была такая же худая как мама, а сейчас имеет крупную грудь, ну, наверное, в две ладони поместится, широкую попу, небольшой, но всё же видимый животик. В отличии от мамы она не ведёт обособленный образ жизни: у неё куча подружек, часто собираются у неё гостях, в компаниях этих всегда шумно и весело. При этом я не видел, чтобы у неё были ухожёры, да и не слышал, чтобы маме она рассказывала о них. В отношении неё у меня никогда не возникало интимных желаний, хотя замечал, что дома она носит только трусы, а лифчик не одевает никогда, при этом очень часто мы, просматривая фильм, лежим с ней в обнимку и я чувствую её грудь, бывало, что и даже щекой через халат был прижат к ней.

Собственно и первая из двух недель прошла так же как обычно, а в субботу к ней приехали подружки, под их приезд дед специально затопил баню, ну а так как мне делать было, я просто валялся под телеком. Тогда у меня возникло желание увидеть их голыми. Меня как кипятком ошпарила эта мысль. Всё складывалось как нельзя лучше: бабушка была занята на кухне, дед умчал на рыбалку. Стоит отметить, что баня у них старая и небольшая, и там кроме предбанника и парилки ничего нет, поэтому дед специально пристраивал навес, огороженный забором, где стояли лавки и был летний душ. Со двора заглянуть туда незамеченным было никак нельзя, оставалось только обойти и тыльной части двора.

Пробираться через поросший тёрном задний двор, выходивший к реке, было весь тяжело, но я всё же одолел эту часть пути, по дороге обдумывая как же мне подсмотреть и как не зашуметь и не привлечь внимание. Добравшись до стенки бани, я аккуратно пошёл вокруг, двигаясь к душу. Как раз там я и столкнулся с соседским мальчишкой. Для меня это было так неожиданно, что я чуть не вскрикнул, я то его не ожидал увидеть, а он слышал мои шаги. Я стоял и смотрел не него, стоящего на четвереньках около душа, с испуганными глазами, показывающего мне жестом, что бы я молчал. Я не стал шуметь и присел, тогда он мне жестом показал следовать за ним и я уже по более лёгкому пути следом за ним выполз из тёрна. Мы молча дошли до реки, где уже и познакомились. Его звали Максим, он был на два года младше меня, я видел его ни раз, он жил на несколько домов ниже, но мы никогда не общались. Смысла врать о цели наших нахождений там врать не было. Поэтому он честно сказал, что подсматривал специально, но фишка была в том, что одна из подруг моей тётки – Марина, является матерью Макса, она же и единственный фельдшер в деревне. Сразу же стало ясно, что тема для разговоров у нас с ним будет. Учитывая, что вернуться и подсматривать уже было поздно, мы остались на берегу реки и начали нашу интересную для обоих беседу. Оказалось, что щель там не большая и раньше, когда он подсматривал, то вода часто попадала в глаз и не видно ничего особо было, после чего он стал снимать на камеру телефона, а смотреть уже дома. Естественно, что своими записями он поделился со мной. Много было плохого качества, мутные и дёрганные, но были очень даже качественные, сделанные в дневное время. Я смотрел видео, стараясь рассмотреть, как можно больше. Съёмка велась снизу и получалось, что видно было в основном попу, ноги, изредка грудь. Массивная грудь тёти Люды была конечно не стояла прямо, но и не висела, скорее тут подойдет слово «опущена», но оставалась красивой формы и была очень сексуальна, к тому же я знал, что она упруга, а вот попа уже с целюлитом, даже, как мне показалось, без трусов обвисает. Ниже живота густые темные кудри волос. В принципе и мама Макса очень даже похожа голой на неё, только грудь висит, хоть с виду и кажется полной, а на самом деле достаёт прям до живота и между ног тоже не брито. Как сказал Макс, тут только тётя Даша (она не живёт в деревне, а приезжает в гости в тёте Люде и тёте Марине) с выбритой, но она приезжает не часто и видел у него её нет.

За оставшуюся неделю мы весьма откровенно разговорились с ним, я конечно утаил кое что, но всё же рассказал ему, что подсматриваю за своей, что бреет свою киску. Что я видел как бреет, что дома без трусов ходит и спит голой. Про секс рассказывать не стал. Он же показал мне фото, где его мама спит в одних трусах, рассказал, что летом дома ходит без трусов и иногда видно, когда сидит или наклоняется; рассказал, что видел как на кухне отец, когда вернулся с вахты, мать раком поставил, поднял ей халат и трахал её.

В один из вечеров мне в голову пришла мысль показать свою мать. Меня почему-то возбудило, что её кто-то может видеть голой и при этом я буду знать, что её видят. Возбудило до такого, что пришлось ночью вставать и идти во двор и спускать пар. Я предложил эту идею Максу и ему очень понравилось. Я знал, что мама приедет за мной в воскресенье, и когда она приехала, то, зная, что Макс, уже под душем, предложил перед дорогой сходить маме в душ, сказав, что вода классная. Она пошла в душ, ну а я остался с семьёй, а вот когда она уже вышла, то сказал, что хочу попрощаться с другом, побежал к реке, где меня ждал Макс. По его лицу был понятно, что видео он уже просмотрел и оно понравилось ему. Мы включили телефон: запись началась ещё до того, как мама вошла в душ, когда же она зашла, то сняла через голову платье, оставшись только в лифе, трусы, как обычно, она не одела. Сняв лиф, она заколола волосы и, включив душ, стала мыться, Её выбритый лобок, маленькая висячая грудь и небольшая попа были хорошо видны. У меня создалось такое ощущение, что она как будто знала, что её снимают и специально крутилась. Это конечно был бред, но мысль в целом прикольная. Мы смотрели в полной тишине, лишь в одном моменте Макс сказал «Вот сейчас», я не успел спросить что именно сейчас, как на экране телефона я увидел, что мама садиться на присядке спиной к щели, откуда происходила съёмка, её ягодицы раздвигаются и хорошо видно тёмно-розовое анальное отверстие, видны и большие и малые половые губы и через секунду из них начинает струиться жидкость, причём не как у нас в одну струю, а так что одна сильная прям под ноги, одна меньше куда-то вперёд, а ещё одна прям в промежуток между киской и попкой. У меня у самого встал как столб. Я такого никогда не видел, и не мог точно осознать свою реакцию. Вроде как бы и что-то новое, дающие новые эмоции, но и как-то... ну не совсем возбуждающе-интимное, даже трудно описать, что-то схожее с ощущение того, что увидел что-то тайное, но тебе стыдно... в общем с этими мыслями я досмотрел до конца, видя как мать вытерлась, одела лифчик, платье и вышла. Я посмотрел на Макса, на его шортах было мокрое пятно.

8.

18 год мог бы быть и более удачным, но я заканчивал учёбу и все силы были брошены на занятия и подготовку к поступлению в ВУЗ. Времени и сил это занимало много, к тому же ещё и частые тренировки изматывали меня так, что я зачастую просто засыпал лёжа под телеком. Когда же я всё же сдал экзамены в школе и вступительные в ВУЗ, мы решили, что нужно закончить этот напряжённый год на хорошей ноте. К тому же мать купила новый Хёндай Солярис и взяла отпуск, так что мы поехали в Анапу к нашим родственникам уже на своём авто. Попали мы в самый сезон отдыха, поэтому нам смогли выделить только одну комнату (на тот момент Тамара с мужем активно сдавали комнаты в доме отдыхающим, при этом строили свой небольшой отель, а Витальку отправили в Москву, где он поступил в какое-то военное училище). В общем, развлекать нас было некому, поэтому мы всё время были предоставлены самим себе. Нас не смущало даже то, что спали мы на надувном матрасе, а питались сами в кафе, основное время, проводя в прогулках по городу и в купании на море. За долгое время мы с матерью спали опять вместе, при этом такое соседство не смущало ни меня, ни её: она так же продолжала спать в ночнушке на голое тело, иногда укрываясь простынёй, переодеваться утром, просто отвернувшись ко мне спиной, и спать со мной в обнимку. На третий день отдыха произошёл казус, который практически испортил мне весь остальной отдых, с одной стороны, но и придал новых ощущений, с другой. Так получилось, что мы почти весь день были на море и на моих плавках (по причинам известным лишь китайцам) лопнула нитка. То ли морская соль сделал своё дело, то ли нитка оказалась какая-то прочная, но, в общем, к вечеру я так натёр между ног, что домой я еле шёл. Дома осмотрев себя я обнаружил, что кожа между ног, около самой мошонки, растёрта фактически до крови и из этой раны сочится постоянно сукровица. Выбора не было, поэтому я рассказал всё матери, попросив у неё какой-нибудь крем. Найдя у Тамары какой-то заживляющий крем, мать пришла мне на помощь... Она даже не дала мне в руки крем, велев снять трусы и показать ей рану. Это требование поставило меня в тупик и я замер, на зная что и делать, но я не привык не слушаться матери, тем более, что с детства послушание было в меня вбито ремнём. Я снял трусы, оставшись перед матерью совершенно голым. Я очень боялся, что не смогу совладать с собой и у меня встанет член, особенно в тот момент, когда мать велела лечь на матрас и раздвинуть ноги, отодвинув при этом мои яйца рукой, но боль от натянутой подсохшей коже оказалась сильнее какого-либо возбуждения. Каждое касание пальца матери, которая мазала мне рану, отдавала новыми болевыми ощущениями. Хорошо, что рана была не большой и мать быстро её намазала. Больше на вечер запланировано ничего не было и мы легли спать. Я думаю не стоит говорить, что в ночном наряде мать не стала изменять себе и на этот раз. Но на тот момент меня это вообще не волновало. Ночь прошла нервно, потому что каждое движение отдавало болью, и уснул я лишь под утро. Спал крепко не долго, потому что, видимо замерзшая во сне, мать придвинулась ко мне. Мы так и лежали на боку, укрывшись простыней. Сон то приходил, то опять ускользал от меня. И в один из моментов, когда он ускользнул, я обратил внимание на то, что мама прижата голой попкой к моему члену. Это было мое первой касание женского тела членом, поэтому осознание этого сразу привело член в боевую готовность. Я почувствовал как он встал, но занять ему вертикальное положение помешала прижатая мамина попа, поэтому я уперся им как раз между бёдер, можно сказать в нижнюю часть попы или между ног, ягодиц... в общем понять я не мог, но ощущения были очень приятны и в то же время я опасался, что она проснется и почувствует мой член. Но сон нас спас, потому, что я проснулся от того, что мама встала, накинула на себя халат и вышла, а я с ужасом обнаружил смазку на члене и постели. Зная, что смазки выделяется у меня много, я понимал, что, скорее всего и мамина нога будет в ней. Но последствий никаких не было, она вернулась уже умытая, в халате и с кружкой кофе. Я уже не спал, а лежал под простынью, ждал пока новая волна возбуждения пройдёт и можно будет вставать. Мама села на подоконник и, не спешно, попивая кофе, планировала наш день и поездку домой. Это был последний день нашего нахождения на море, поэтому мы решили, что купим сувениры и поедем домой. Мой член наконец успокоился и я, отбросив простыню, встал с матраца и взял со стула шорты. Мне не удобно было наблюдать за матерью, поэтому я не мог понять смотрела ли она на меня голого или нет.

Первая часть нашего дня прошла быстро, мы накупили сувениров, погрузили в машину все вещи, распрощались с родственниками и двинулись в обратный путь. Хоть опыт вождения у матери и был, но всё равно мы сильно не спешили, остановились пообедать в Тимошевске, а выходя с кафе, мать решила протереть салфеткой лобовое стекло. Как и многие женщины, она старалась доставать с одной стороны машины как можно дальше, чтобы вытереть стекло и лёгкий ветерок немного приподнял ей край сарафана. Он поднялся и опустился совсем чуть-чуть и стоящим недалеко людям видно конечно ничего не было, но мне хватило, чтобы увидеть, что на ней нет трусиков. Я еле переключил мысли, что бы у меня не встал прям в шортах. Всю дорогу я думал и вспоминал этот момент. Дорога заняла у нас часов 9, а то и больше, так что домой мы приехали ближе к 12 часам ночи. В зеркало материной спальни я видел, как она сняла сарафан, оставшись только в лифчике (для меня на тот момент странно было, казалось, что уж лифчик сильнее чем трусы давит и уж если что и снимать, то его), быстро приняв душ, мы попадали спать. Утром я как обычно сварил кофе, принеся его матери в постель. Она лежала на животе абсолютно голая, на спине и на попе видны были следы от купальника, в котором она загорала. В тот момент я подумал, что ведь не одна моя спит голой или дома не носит белья, ведь и у моих друзей обязательно же есть подобные случаи, кто-то из них может нечаянно видит свою так, а может и специально подсматривает, может видит или слышит как она занимается сексом, видит её эротические фото, так же занимается онанизмом, а может у кого-то есть даже что-то более тайное. В этот момент я представил, что если бы у меня было так, что мог бы сейчас рукой провести маме по попе, просунуть пальцы между ягодиц и провести ими по губкам, возможно даже ввести палец... у меня встал... Я тут же поставил кофе на тумбочку, а сам сел рядом. Мать уже проснулась, перевернулась, прикрыв простынёй район лобка и довольно улыбнулась. Мы выпили кофе, после чего я подал ей халат и она, накинув его, пошла в ванную. Наша жизнь опять вошла в то же русло.

Потом началась учёба в ВУЗе, занятие на секции, времени было не так уже много свободного, но всё же загулам по вечерам с друзьями я предпочитал нахождение дома. В нашей же жизни ничего не изменилось, но мне я всё это устраивало, я продолжал подсматривать за матерью, Игорь стал приходить реже, и из участившихся доверительных разговоров с матерью я понимал, что их отношения распадаются. Через некоторое время она получила новую должность в Сбербанке, теперь на работе она находилась дольше, приходила позже меня. А я, после возвращения домой вечером мог себе позволить походить по дому голыми. Не знаю почему, но мне это очень нравилось, а после моря мне стало гораздо удобнее спать без трусов, да и трусы я дома тоже носить перестал, одевая сразу шорты. Меня всё это время не покидала одна и та же мысль – аналогичные отношения в семьях моих друзей. Первое, что пришло мне в голову это то, что подобная ситуация с большей вероятностью может сложиться в неполных семьях, поэтому я больше старался поддерживать отношения с ребятами, живущими только с матерью, бывал у них в гостях, старался каждым взглядом зацепить какую-то мелочь, что-то такое, что подскажет мне, что и в этой семье есть тайна. Но удача меня тут не ждала.

Ближе к Новому Году я со своим другом и одногруппником Димкой решили перед секцией зайти к нему домой, чтобы он сразу переоделся. Попали мы в тот момент, когда в доме его мама наводила порядок. Пока Димка переодевался, я стоял в коридоре, рассматривая их квартиру, и тогда я обратил внимание, что стоящая ко мне спиной его мама одета в лосины, и никаких резинок или складок белья не просматривается. Лосины облегали очень плотно и, по моему мнению, если бы на неё были трусы, то это было бы видно. Я ждал, когда она повернётся, а она всё натирала и натирала стёкла на шкафе. Уже и Димка переоделся, и пришёл уже обуваться, лишь тогда она оторвалась от своей уборки. Взглянув ей ниже живота я увидел как чётко шов лосин разделяет её половые губы, которые висят как две складки, увидел холм пухлого лобка над ними. Это было мгновение, но после этого я, неоднократно занимаясь онанизмом пытался представить как выглядит она без трусов, ходит ли дома в халате и видно ли её киску, спит ли голой, как бреет (мне почему-то казалось, что она бреет наголо), как занимается сексом. Я был у него потом ещё ни один раз, но чего-то похожего больше не повторялось.

9.

Тем, кто родился 1 января знакомо, когда получаешь один подарок на 2 праздника. В этот раз Новый Год совпал с моим 18-ти летием, и в подарок мне мама подарила новый IPhone 6. Именно ему было суждено стать очередным витком или даже толчком в моей интимной жизни, но обо всё по порядку.

В феврале я со своим приятелем по спортивной секции Женькой после тренировки зашли к нему домой, так как он собирался переодеться и идти на свидание. Придя к нему оказалось, что ванна занята его мамой, поэтому он предложил чай и мы прошли на кухню. Пока вскипел чайник, пока заварился какой-то модный чай (Женька был из семьи весьма обеспеченной, поэтому они во всём старались держаться самого дорого). Потом из ванны вышла его мама тётя Наташа, одетая в халат, длиной наверное до средины бедра, а так как Женька сразу же помчал в ванную, то, чтобы не бросать меня одного, она села пить со мной чай на кухне. Я с ней общался не первый раз и все наши беседы проходили живо и весело, она, наверное, чем-то походила на мою мать, может какими-то взглядами на жизнь или чем-то ещё, я точно не мог определить, но заранее относился к ней хорошо. И в этот раз мы пили чай, болтали непринуждённо, потом я, ставя чашку на стол, не рассчитал расстояние и чашка упала на пол и естественно разбилась. Тётя Наташа, конечно же, стала собирать осколки, ну и я тоже не сидел, а помогла ей. Разбившаяся о кафель чашка разлетелась по всей кухни, я стал собирать те, которые были видны и лежали около стола и напротив него, а тётя Наташа те, что упали под стол. В какой-то момент я обернулся и увидел, что у стоящей ко мне спиной и на четвереньках тёти Наташи подол халат поднялся слишком высоко. Она не могла видеть меня, так как она собирала под столом осколки, а я отчетливо видел её голую попку... волосы по всей киске, идущие прям туда, между ягодиц, приоткрытые губы её киски. Этот вид был недолго, но сильно впился мне в память. Во-первых, это была первая женщина с небритой киской, которую я видел в живую, а, во-вторых, у меня в голове не укладывалось почему такая ухоженная и состоятельная женщина там не бреет. Моё мнение на тот момент было таково, что не бреют только старые или неухоженные. Я думал потом, что может не успела себя привести в порядок, или же есть какая-то причина, что не позволила это сделать. В общем я решил увидеть её ещё раз. Ждать мне пришлось не долго, пришёл я к ним на следующей неделе и, улучив момент, когда Женька пошел одеваться, а тётя Наташа убирала со стола, опустил свой IPhone и, включив видео, поднёс его под край её халата. Уже дома, просматривая видео, я понял не только то, что дома она всё же ходит без трусов, но и то, что она там всё же не бреет. Может я просто привык, что моя постоянно выбрита и во всех порно тоже всегда гладкие, поэтому для меня это было в диковинку, я даже не мог чётко сформулировать своё отношение к этому: с одной стороны это меня возбуждало, потому что это всё равно оставалось интимной тайной, но с другой стороны мне казалось, что выбритый лобок – это признак ухаживания за собой. Да к тому же у меня создалось впечатление, что когда там волосы, то и лизать не удобно, да и вставлять тоже. В общем однозначного ответа на это я дать не мог.

Так как из тех с кем я мог что-то подобное пообсуждать был только Димка, то он и стал моим основным собеседником по этой теме. Я ему рассказывал о своих «подвигах», он мне о своих. Его, конечно, были весьма малы, так как основное время, когда можно подсмотреть – это лето. Максимум сейчас, что он видел это спящую мать, у которой, если задрана ночная, видна попа, ну или короткий миг, когда в щели в шторах видно как она переодевается. Ещё он нашёл у неё под матрасом резиновый член, даже фото мне его прислал. Мне почему-то показалось, что он какой-то старый, потому что был выполнен из резины жёлтого цвета, с хорошо выраженными жилами и головкой. Мы могли долго в переписке обсуждать матерей, иногда даже придумывая некоторые детали, чтобы эмоции были ярче. Оказалось, что его мама никогда не брила и сколько он помнит, там всегда были волосы, иногда она мастурбирует в ванной, но делает это при выключенном свете или когда Димка уже ложится спать. Он не видел ни разу, но бывало, что слышал это. А ещё он мне рассказал, что сидит на порно сайте (название его я рекламировать не буду), где часто общаются на эти темы. Вот это меня заинтересовало и я тоже зарегистрировался на этом сайте и очень быстро привык к нему. Естественно, что тематика общения у меня была одна. Столкнулся я с тем, что очень много фантазёров, хотя их и не особо трудно распознать. Столкнулся и я с тем, что многие хотят подтверждения слов и просят фото. Тем, кто заслуживал доверие, я отсылал обычные фото, замазав при этом лицо, но им хотелось ещё большего. Сделать незаметно фото, когда она спит не получалось, да и опасался я. Единственное, что пришло мне в голову – это сфотографировать, когда она в ванной.

На этот шаг я решился только под конец октября. При этом специально настроил камеру, что бы более четким было фото, опробовал, пока матери не было дома, и приступил к съёмке через щель, когда она купалась. К сожалению получаемое качество было плохим, фото были размытыми и нечёткими. Мои эксперименты с настройкой камеры продолжились и на очередных выходных, когда она была в ванной, я решил сделать фото не её купания, а тогда, когда она уже вытирается. В этот раз она купалась долго, потом брила свою киску, некоторое время гладила её и игралась пальчиками, потом вышла из ванной. Она как раз стояла ко мне задом, около двери и, нагнувшись, вытирала ноги. Я щёлкнул камерой и к моему удивлению сработала вспышка. Дальше всё было как в замедленном кино: я так и замер, стоя на коленях около двери, дверь распахнулась и передо мной оказалась совершенно голая мама, которая с размаху влепила мне пощечину, я даже попытался что-то сказать, встать с колен, но она дала мне ещё одну пощёчину, кричала на меня. От неожиданности я растерялся и не мог ни сказать, ни что-то делать. Она кричала, что-то про извращения, что это подло, что не ожидала, при этом ещё несколько раз прилепила мне по лицу. Я уже не стоял на коленях, а сидел на полу, не зная как теперь себя вести. После очередной пощечины я услышал уже несколько раз повторяющийся вопрос «зачем?». На него я озвучил единственную мысль, пришедшую мне в голову – «посмотреть». Потом были крики «ну, что посмотрел», ещё несколько раз удары по лицу, а потом как-то резко весь гнев пропал. И со словами «вот же ты у меня идиот», она шагнула ко мне и прижала мою голову к низу своего живота. Больше она ничего не говорила, она гладила меня по голове, прижимая меня к животу, я чувствовал как она часто дышит, как дрожит её живот, всё было как в тумане, я услышал как щёлкнул выключатель и мы оказались в полной темноте. Она двинулась вперёд, и моя голова опустилась ниже живота. Я отчётливо чувствовал запах геля для душа, исходивший от её тела, губы мои прижались к складкам между её ног. Мама прижала мою голову сильнее, и я обхватил губами её киску, сразу же просунув в неё язык. Внутри она была значительно горячее, чем снаружи, немного солоноватый вкус ощущался на языке. Я старался охватить ртом всё её киску, просунуть язык глубже. На какой-то момент я забыл, что это мать и обнял её руками за ягодицы, сжав их, и тут же получив по рукам, убрал их. Она прижимала меня всё сильней и было не очень удобно ласкать её, потому что голова была сильно закинута и носом я упирался в лобок. Видимо это почувствовала и она, и перебросила одну ногу через моё плечо, уперев её в полочку для обуви. Получилось так, что теперь она была надо мной и я мог лизать её всю полностью. Я опять запустил язык и почувствовал тепло её тела, на губах снова появился уж знакомый солоноватый вкус. Как лизать я не знал, поэтому хаотично обхватывал её половые губы ртом, сосал их, лизал, просовывал язык внутрь. Дыханье матери участилось, она сильнее прижала меня лицом к своей промежности, я, понимая, что она на пике, ещё сильнее заработал языком. Она приглушённо всхлипунла и, побыв в этой же позе ещё немного, убрала ногу. Было темно, комнату освещал только свет от телека. Я видел её силуэт, видел, что она спиной облокотилась на стену и гладила свой живот. Потом она сделал шаг ко мне, с размаху влепила мне пощёчину и пошла в свою комнату. Я сидел на полу и был в полном замешательстве. Я не ожидал, что так попадусь и тем более не ожидал такого поворота. Я не обратил внимание, что уже засунул руку в трусы и дрочил член, вспоминая вкус и теплоту её киски. Кончил я в трусы, после чего пошёл в ванну, где быстро вымылся и лёг спать. Ну как спать... лег в постель, потому что спать я не мог, мне было стыдно и в то же время возбуждало. Я не знал, каким будет утро, как себя вести и как смотреть ей в глаза. Уснул я под утро.

Когда я проснулся, то мать была уже на кухне, готовила кофе и тосты. Я думал, что не смогу смотреть ей в глаза или последуют долгие разговоры, но ничего такого не последовало. Утро прошло как обычно, я даже успел заметить, что она так же ходит без белья, при этом даже намёка не было на произошедшее вчера вечером. Когда же я вернулся домой, то ничего не изменилось, мать уже была дома, как обычно готовила ужин, одетая в футболку, под которой как обычно ничего не было. Ни слова не было сказано о вечерней ситуации, мне даже показалось, что, когда она пошла купаться, то не прикрыла плотно дверь, но подсматривать я не решился. В этот вечер, как и в последующие ничего не произошло. Ровно до ближайшей субботы...

Мы как обычно поужинали, посмотрели телевизор, искупались, потом она пошла спать. Я тоже не стал искать чего-то нового, поэтому так и лёг спать. Прошло от силы полчаса, когда мама опять подошла к моему дивану, села на край и спросила, сплю ли я. Естественно я не спал, она пыталась завести разговор, но он как-то не клеился. Я не понимал к чему она клонит, да и она особо не клонила ни к чему. Она видимо поняла, что толку с разговора не будет, поэтому сказав только «я так хочу», сняла с себя футболку, оставшись абсолютно голой. Стянув с меня одеяло, она села над моим лицом на корточки. Мне видно не было её прелестей, да и не нужно было. Она присела плотно прижав мне свою киску ко рту и я стал лизать, так же как и в первый раз, наугад, стараясь по максимуму охватить ртом киску матери. Она двигалась надо мной как будто старалась сильнее прижаться, чтобы я глубже ввёл в её киску свой язык. Очень хотелось сжать её ягодицы, но боялся, что опять получу по рукам. Через некоторое время я почувствовал солоноватый вкус её смазки, которая выделялась очень обильно, сама же мама тоже не сдерживалась в стонах. У меня член аж натянул трусы. Ещё несколько движений и она уже по знакомому всхлипнула и остановилась. Встав, она только пожелала спокойной ночи и, не одеваясь ушла в спальню, а я естественно пошёл в ванную, где снял с себя напряжение.

В воскресное утро я как обычно сварил кофе и принёс ей в спальню, в этот раз она даже не стала прикрываться, а так и осталась голой, пока пила кофе. Потом она пошла в ванну, выйдя от туда уже в халате и наш день продолжился как обычно в поездках и покупках. Лишь вечером я подошел к ней, когда она стояла у кухонного стола, поцеловал её в шею и засунул руку под халат, проведя по голым ягодицам, но в ответ получил лишь звонкую пощёчину. Сказав мне, что нечего себе позволять лишнего. Этот момент меня вообще запутался, и как поступать дальше я не знал. Мне казалось, что после прошедшего вечера всё должно пойти как по маслу, но нет. Даже когда легли спать, то она не пришла, от чего я запутался ещё сильнее. Где-то в средине ноября я вернулся домой с тренировок и, зайдя в дом увидел, что мама расхаживает в одних трусиках стрингах, в руке у неё был бокал (не трудно было догадаться, что это Мартини Айсти), да и она была не совсем трезва, хотя и в веселом настроении. Меня это конечно очень удивило, ведь раньше такого не было. Сняв верхнюю одежду я спросил у неё почему она так одета, на что она рассмеялась и, стянув с себя трусики, отбросила их в комнату, спросив «Так лучше». Я молча кивнул, после чего она опять засмеялась и сказала мне, что бы я набрал ей ванну с пеной. Я не хоть и был растерянный, но всё же пошёл в ванну и открыл горячую воду. Мама так и разгуливала по дому голой. Не могу сказать, что меня это не радовало. Я только успел переодеться, как услышал из ванный голос матери, которая просила меня принести ей ещё Мартни. Я пулей метнулся к холодильнику, открыл новую бутылку и пошёл в ванну. Мама лежала в ванной как в кино: много пены, в руках бокал, раздвинутые ножки так, что видны только колени. Наполнив ей бокал, я остался стоять, чем вызвал у неё новую порцию смеха. Она велела мне оставить бутылку и идти. Хотя я бы с большим удовольствием остался бы. Из ванной она вышла уже в халате, распаренная, с красными щеками. Немного посмотрев телек, она ушла спать, а я опять остался сам в зале, в замешательстве с возбуждённым членом и со своими желаниями. Наверное она это тоже поняла, потому что как только я выключил свет, то она сразу же позвала меня к себе. Когда я пришёл к ней в спальню, то увидел, как и ожидал, её голой лежащей на кровати, она предложила мне сесть и сразу же начала разговор, который видимо, планировался ещё в предыдущий раз. Собственно и излишек Мартини предназначался только для того, чтобы этот разговор состоялся. Я уже дословно не помню его, но в общих чертах он выглядел так: мама сказала, что то, что я хотел сделать фото её голой – это очень плохо и нечестно, потому что если что-то вижу я, то это нормально и часть нашей семьи, а фото могут увидеть другие и поползут сплетни; так же она сказала, что то, произошло потом тоже не правильно и так не делают и никому такое не рассказывают (именно эта фраза мне дала надежду, что всё не кончилось), но в то же время она давно не испытывала такого оргазма, поэтому и хотела во второй раз; потом её интересовало моё мнение на счёт этого, ну я естественно сказал, что никому не скажу об этом, ну и что не считаю это чем-то плохим и не вижу негатива. Видимо этот ответ её устроил, потому что она поднялась с кровати и села за моей спиной. Говорила она уже тихо, прям около моего уха, от неё пахло Мартини Айсти, а ещё страстью и развратом. Она сказала, что раз мы понимаем друг друга, то можем поэкспериментировать, так как с другими это не получится, получив моё согласие, она добавила, что всё должно происходить только так как скажет она, ну а если я попытаюсь пойти против её воли, то всё прекратится, так же как и в случае если я не захочу чего-то. Получалось загадочно, волнительно и интересно. Я практически становился её интимным рабом, и возможности что-то изменить у меня нет. Я понимал, что она не сделает мне ничего плохого, поэтому без опасок согласился на это. Мой положительный ответ её порадовал и она, обняв меня сзади, прижалась к моей спине голой грудью, её губы были прям возле моего уха. И следующий вопрос о том, был ли у меня секс. Я ответил, что нет. Она рассмеялась, сказав, что так и поняла по моим неумелым ласкам. После чего, сказав мне, что бы я ложился на кровать, села на присядки над моим лицом. В этот раз она не спешила прижиматься ко мне. Показав пальцем где находится клитор, рассказала, что лизать нужно его, можно запускать и внутрь язык, это тоже приятно, а вот целовать губы в засос не обязательно, особых эмоций это не приносит. Она опустилась ниже и мой язык и рот соединились. Трудно объяснить моё состояние: это дикое возбуждение, разврат, ощущение какой-то тайны и в то же время желание продолжать и продолжать. Я всё ещё боялся взять её за попу и не знал куда деть руки. Язык устал быстро, видно и она это поняла, потому что сказала, что можно помогать себе руками... Это был первый раз в жизни, когда мои пальцев проникли в киску. Мне показалось, что там ещё горячей, чем давал возможность это оценить язык. Прям над моим лицом я двумя пальцами ласкал мамину киску, гладил губы, в водил пальцы, теребил клитор. И судя по стонам ей очень нравилось. Сейчас мне очень хотелось, что бы всё это происходило при свете, видеть её в такой близости, видеть ласки, видеть какая она там внутри. Потом она остановилась и откинувшись немного назад через трусы прижала мой член. Ей не понравилось, что я трусах и она велела мне их снять. Потом она уже рукой провела по моему голому мокрому и скользкому члену, ни с того, ни с сего спросив меня «Ты дрочишь уже?» (причём слова я передаю как есть, при всей культурности моей мамы в эти моменты ей нравились слова покрепче). Я даже почувствовал как покраснел, но врать ей не стал, сказав, что конечно умею. «Так чего терпишь, дрочи» - были её слова. Я взял своё член в руку и стал дрочить, продолжая при этом ласкать её языком. Я кончил раньше, причём обильно и себе на живот. Мама это не заметила, она уже была близка к оргазму. Кончила она так же как и в предыдущие два раза. Только в этот раз никуда не уходила, а села рядом, положив мне на живот руку и стала размазывать сперму по животу и груди, потом её рука опустилась ниже и она погладила мой член, сказав мне «В кого ж у тебя такой богатырь». Я спросил, а что у отца не такой, в ответ она рассмеялась и хохотала долго, сквозь смех, сказав, что нет, затем отправила меня мыться и спать. Спать я уже остался на своём диван, причём одевать трусы не стал, а лёг голым.

Наверное, с этого времени случился основной поворот в моей жизни, когда жизнь обычная превратилась в жизнь интимно-интересную. Я после того как встал утром, не стал одевать трусы, да и мать так же не спешила одеваться. Мой возбуждённый член вызвал у неё улыбку, а у меня осознание нового интимного приключения. Мне казалось, что теперь каждый вечер должен нам приносить что-то интимное и новое, но тут я ошибался. Очень многое зависело от настроения мамы, от её усталости, месячных и встреч с Игорем. Хотя последнее было меньшей проблемой, потому что приходил он уже не так часто, поэтому основным было только работа и усталость. Хотя мать стеснялась теперь меньше, но тем не менее голой дома старалась не ходить, в остальном ничего не изменилось. Оставалось только ждать, когда она захочет. А захотела она, наверное, недели через две, причём в этот раз не в спальне и не при выключенном свете.

10.

Она была в ванной и захотелось ей вдруг вина, естественно я принёс его, но в этот раз она прогонять меня не стала и я уселся на унитаз. Распивая вместе с ней вино, мы болтали, причём разговор постепенно сводился к интимным моментам, не нашей жизни, а в общем. Постепенно пена в ванной оседала, я добавлял горячую воду, поэтому времени у нас было много. Спадающая пена открывала её голое тело и естественно член у меня встал, ну и для неё это было видно. Видимо ей это понравилось, потому что она велела мне снять трусы и подойти. Я прекрасно понял, что это моё новое эротическое приключение.

Я снял трусы и с возбуждённым членом подошёл к ней, при этом мать села так, что мой член был почти на уровне её лица. Я даже подумал о минете... но рановато. Она взяла мой член в кулак, оголила головку, а потом спрятал её опять под кожей. На руке у неё осталась смазка, обильно выделяющаяся у меня. Она ещё несколько раз поигралась так с моим членом, потом спустилась рукой ниже и взяла в руки яйца. Мне нравилось это ощущение. Тем более это был первый раз, когда кто-то меня так трогает. Плюс к тому всё это делала мама, и член мой был перед её лицом. От этого сознания я чуть не кончил, это почувствовала и мать, поэтому сжала рукой член и предотвратила ранний финал. Отпустив мой член, она смыла смазку с руки и позвала меня к себе в ванну.

Не знаю, как это бывает в фильмах, но вот на самом деле в ванной двоим очень тесно, хотя уровень возбуждения все эти минусы сводил на нет. У меня в голове на минуту пронеслась мысль о том, что вряд ли кто-то из моих друзей может вот так вот с мамой голыми сидеть в ванной. И почему-то сразу же в голове возникла картинка, как в ванной сидит Димка и его мама Марина, как между ног у неё темнее треугольник волос... Мама аккуратно массировала ногой мой член, но не могу сказать, что это было приятно, даже наоборот, любое касание головки, особенно, если она не в смазке придавало неприятные, даже болевые ощущения, поэтому я опасался, что нога её соскользнёт и она проведёт ногой по головке. Но к счастью ничего у неё не соскользнула. Потом мама опять спросила у меня о моём половом опыте. Услышав в очередной раз, что его нет, она спросила видел ли я в живую голую девушку. Получив ответ, который она заранее знала, она развернулась в ванной ко мне спиной, сказав, что теперь у меня есть шанс всё рассмотреть. Руками она оперлась на край ванны, отставив попку. Мне было разрешено не только смотреть, но и трогать, а если быть точнее, то ласкать. К тому времени я уже знал, что такое фистинг, но в этот момент сделал вид, что не слышал об этом, поэтому сначала просто рассматривал, гладил её губы, раздвигал их, теребил клитор, проводил пальцами по анусу, гладил ягодицы. Она молчала и по всей видимости ей это очень нравилось. Затем она попросила ввести два пальца ей в киску, что я послушно и сделал. Мне нравилось смотреть как раскрываются губы, принимая пальцы, и как они тянуться следом, когда я вынимаю пальцы, словно не хотят отпускать их. Потом она попросила три пальчика, потом четыре, а вот пять было уже больно, поэтому я развернул руку так, чтобы все четыре пальца находились в киске, а большим можно было ласкать её клитор. По её нескрываемым стонам я понимал, что ей это очень нравится. Мне было необычно такое ощущение: там было тесно, очень тепло и мокро. Из-за тесноты я не мог сильно прочувствовать какая она внутри на ощупь, но то, что я видел как там двигается моя рука меня безумно возбуждало. Она попросила капнуть геля ей на попу и ввести и туда палец. Я с удовольствием выдавил ей немного геля между ягодиц и смотрел, как он стекает и накрывает дырочку. Вымазав указательный палец другой руки гелем, я всунул его в анус. Интересное ощущение: сначала туго, а потом как в пустоту и остаётся туго лишь часть пальца. Её стоны стали сильнее, попу отставила ещё сильнее, а мне очень хотелось дрочить в этот момент, но руки было всего две. Я старался, что бы движения наши попадали в ритм, мне казалось, что это ей придаёт большее удовольствие. Мама уже не стеснялась в стонах, вздрагивала и даже сама насаживалась на мои пальцы. Вода в ванной была уже как в море – волны за волнами, ещё и несдерживаемые стоны матери... Потом я услышал знакомое всхлипывание и её движения стали медленно останавливаться. Я сначала вынул палец из её попы, а потом медленно вывел руку из киски. Она осталась стоять в таком положении. Анус быстро принял свою первоначальную форму, а вот губки на киске оставались ещё раскрытыми. Она медленно села и развернулась ко мне. Её лицо было красным, волосы мокрыми и взъерошенными. Сказав мне, что это безумный оргазм, она велела, что бы я сел на край ванны и подрочил. Я и сам этого очень хотел. Сев напротив неё я взял член в руку и, постепенно ускоряя темп, стал водить. Долго я держаться не смог и сперма буквально выстрелила и плюхнулась в ванну. По выражению лица матери я понял, что результат ей понравился. Обмывшись под душем мы не стали одеваться и просто голышом упали на диван смотреть телек. Ближе к полночи я выключил телек и даже не заметил как мы уснули. Хорошо, что следующий день был суббота и никуда спешит не надо, поэтому мы хорошо выспались и решили целый день провести дома. После происшедшего в ванне мы решили не одеваться уже, а чтобы стоящий член не мешал мне было предложено заняться онанизмом прям утром под взором своей мамы. Но голышом мы пробыли часов до двух дня, потом пришла мамина подруга, так что пришлось одеться, а потом то одни родственники, то другие. Уже вечером, оставшись одни, искупавшись, уже по очереди, мы не стали одеваться, а так и остались нагишом. Уже перед самым сном мама позвала меня к себе и предложила начать одну весьма откровенную игру. Она назвала её «3 вопроса». Суть была в том, что она задавала мне три вопроса (ну понятно, какого характера), а я должен дать правдивые ответы, ну и естественно и на мои вопросы она ответит так же. Чтобы было всё по-честному мы даже кинули монетку. Первый вопрос был её.

В принципе его я и ожидал: «Когда я начал за ней подсматривать».

Я честно рассказал, что началось с того момента, когда она побрила киску. Это было толчком, сначала интерес к тому, как что там выглядит без волос, потом возбуждение и желание увидеть снова и снова.

Мой первый вопрос был: «Почему

она там побрила».

Оказалось, что она была в бане со своими сёстрами и подругами и у всех там выбрито, поэтому и она решила, что нужно. К тому же тонкие трусы на волосатой киске смотрелись некрасиво.

Её второй вопрос: «Когда начал дрочить и дрочил ли на неё».

Я ответил,  уже во всю занимался этим и тогда же и первый раз дрочил на неё, представляя, как её тискает другой мужчина, а чуть позже и себя в его роли.

Мой второй вопрос: «Когда был первый секс и с кем».

Ответ меня даже немного расстроил, вместо чего-то тайно эротического оказалось, что первый раз был за месяц до свадьбы и с моим отцом.

Её третий вопрос: «Зачем делал фото».

А вот тут я слукавил, потому что боялся рассказать истинную причину и сказал ей, что для того чтобы потом дрочить. Но ответ её видимо устроил.

Мой третий вопрос: «Почему дома без белья ходит».

Она ответила, что так удобнее, не жмут резинки, да и думала, что меня не заинтересует она, что привык к этому.

Лимит вопросов был исчерпан, она протянула руку и коснулась моего возбуждённого члена, проведя по нему рукой, вымазала её в смазку, после чего казала, что бы я пошёл и снял напряжение и ложился спать.

11.

Потом были месячные, приезд Игоря, дела и не было у неё настроения, поэтому ближе к средине декабря всё стало на круги своя. Вернувшись домой, я обнаружил, что мать принимает ванну, она тоже меня услышала и позвала к себе. Я, понимая, что последует после этого приглашения, разделся и пошёл к ней, залез в ванну, потом долго и не принуждённо болтали, после чего она, сославшись на новый маникюр, предложила мне помыть её. Собственно это было не ново, поэтому я с удовольствием натирал её тело гелем, уделяя особое внимание интимной зоне, проводя рукой по лобку и киске чувствовал щетину под пальцами, наверное подал вид, что обратил на это внимание, поэтому после купания мама попросила меня, чтобы я побрил её там. Конечно это мне было по душе и я радостно приступил к этому. Она села на край ванны, раздвинув ноги, я же взял гель для бритья, что очень её рассмешило. Я же не знал, что наши процедуры разняца. Оказалось, что у женщин свои станки со смазывающей частью и нужно всего лишь гелем немного намазать киску. Выбривал я тщательно, отодвигая губы, иногда немного их оттягивая, стараясь не порезать. От сосредоточения у меня даже эрекция пропала. После киски были ножки и подмышки. Закончив я уже собрался мыть станок, как оказалось, что я пропустил ещё одну важную часть тела. Мама вылезла из ванны, стала, что называется раком и развела руками ягодицы. Аккуратно выбривая там, я смотрел на дырочку и думал о том больно ли заниматься анальным сексом, но спрашивать почему-то не решил. Когда закончил, то оказалось, что ей хочется и у меня что бы было гладко, а так как у нас был уговор выполнять её желания, то хоть мне и не хотелось (точнее в душе после тренировки ребята бы увидели, что я брит и, скорее всего, последовали бы вопросы), но пришлось залезть в ванную и смотреть как мама, взяв в руку мой член, сбривает волосы с лобка. Этот момент прошёл весьма быстро, а вот с мошонкой пришлось мучатся долго, да и я боялся, что она мне там порежет, но к счастью обошлось всё. Учитывая, что в ванной интимных игр не было, то я смело предположил, что всё впереди, так оно и вышло. Оставив только включённым телевизор, мама легла на диван и попросила сделать ей массаж. Естественно, что мы оба были голыми. Я сел сверху и начал разминать спину. В это время я заметил, что шторы у нас не закрыты и хотел встать и закрыть, но она сказала, что смысла нет, вряд ли кто у нас под окнами будет сидеть и смотреть. Я сел на неё так, что мой член лежал на её попе, мне нравилось тереться им, вымазывая мамину попу в смазку. Делая массаж, я спросил у неё, а что если бы за ней подсматривали, как бы она отреагировала. Оказалось, что это её совсем бы не напрягло, возможно даже могло бы возбудить. Я сдвинулся дальше и раздвинул ягодицы (не могу объяснить почему, но мне стало очень нравиться раздвигать их, сжимать в руках) и, проводя пальцем по анусу, спросил больно ли при анальном сексе, ну и естественно спросил занималась ли она и как это было. Она рассказала, что вообще больно, но если смазывать гелем, то входит легко, ну и если нет трещин или натёртостей, то ощущение приятное. Первый опыт у неё был с моим отцом, причём ещё до свадьбы, отец сильно хотел, но мать не давала (почему и сама не может пояснить) и как-то они на кухне остались, а родители её уже спали и отец опять начал приставать, ну и дошло уже до пика – или секс или ссора. Он хотел её, а она и боялась видимо, и сама была возбуждена. Тогда он и предложил анал. В общем согласилась мама. Но член входил больно и туго, в рот его брать мать не хотела, и взяла обычным маслом намазала член отцу и себе анальное отверстие. Тогда легко вошёл. Отец кончил раньше, прям в попку, ну а мать постеснялась мастурбировать. Потом уже, когда поженились, пользовались кремом ли если его не было, то отец лизал попку. Этот рассказ очень меня возбудил и естественно и я захотел поласкать попку. Мать была совершенно не против и я, раздвинув ягодицы, начал лизать языком анус. Пытался вставить его туда, но входил он трудно, не то, что в киску, но, тем не менее мать возбудилась и ей уже захотелось чтобы в попу что-то вошло. Я вставил большой палец в анус и начал медленно двигать, гладя при этом свободными пальцами её киску. Снаружи анус был скользким, а вот внутри то и дело доставлял матери неприятные ощущения. Тогда она попросила меня взять гель. Но у меня из головы выскочило уточнить и я пошёл к шкафу, где из под белья достал тюбик. Это весьма удивило мать (я не говорил, что знаю про её игрушки, да и она не рассказывала). Вышло так, что и этот секрет был уже не секрет. Она только спросила давно ли я знаю об этом, я кивнул. После чего она попросила меня взять маленький фалос, сказав «Всё равно ж уже всё понятно». Гелем я смазал ей дырочку, намазал фалос и аккуратно ввёл его в попу ей, она глубоко дыша сказала мне, что не нужно двигаться слишком быстро и вводить его глубоко. Что я послушно и выполнял, рассматривая в мерцающем свете от телевизора как он погружается в мамину попу и как выходит обратно. «Что ещё ты знаешь?» спросила она. Я немного засмущался, но всё же ответил, что знаю, что она игрушками играет, видел как она занималась сексом с Игорем и отцом. Это её возбудило и она попросила рассказать, что запомнилось больше всего, как я видел и, что думал. (Отмечу, что мы в такие моменты слова особо не подбираем, а чаще всего выражаемся матом, что и мне проще и ей нравится). Я рассказал, что особо запомнилось как Игорь на журнальном столике трахал её в попу, рассказал где я сидел и что очень хотел это увидеть. Конечно я рассказывал это не быстро, в подробностях, описанных выше, мама при этом активно теребила пальцами клитор, потом я услышал знакомое всхлипование и она остановилась. Я вынул из её попы фалос. Тихим голосом она сказала, что хочет, чтобы я подрочил и кончил прям на анус. Я чуть раньше от этих слов не кончил. Мама, оставаясь лежать на животе, раздвинула руками ягодицы, велев мне тереться головкой об анус. Прижав головку, я медленно двигал кожу на члене, водя головкой то по внутренней части ягодиц, то прям по анусу. Долго терпеть я не мог и весьма обильно кончил. Мама отпустила ягодицы, я лег рядом, гладя ей спину. «Пусть высохнет, потом мыться буду» - сказала она, а потом мы оба уснули.

Видимо этот момент был очередной точкой в этих странных отношениях, который открывал дверь в новое, стремительно надвигающееся. И вроде бы всё развивалось стремительно, но всё же придерживалось каких-то рамок, установленных самой матерью. Теперь я очень часто делал ей массаж, после чего игрушками или языком ласкал её, причем ей очень нравилось сидеть над моим лицом и смотреть как я лижу ей. Часто она стал просить меня чтобы я кончил ей между ягодиц или прям на киску, при этом мне разрешалось головкой водить и по анусу и по половым губам, но вводить было нельзя. Мы часто общались на интимные темы, особенно ей было интересно как я подсматривал за ней, что видел. Я рассказал о том, что видел и матерей своих друзей и соседей (опустив про душ в деревне), эти моменты ей очень нравились и она даже задумалась, а видели ли мои друзья её или нет. Но я и сам не знал ответ на этот вопрос. Выходные у нас были наполнены интимом, причём начинались они ещё в пятничный вечер в бане, потом ещё раз в доме, часто даже засыпали вместе, а утром сразу же после кофе и душа продолжалось. И так до самого воскресного вечера, когда уже ничего не хотелось.

В это время я уже активно сидел на одном из порносайтов, общался ос многими, со многими знакомился. Понимал, что то что происходит у меня дома это скорее редкость, потому что в основном были фантазёры. Я вообще заметил, что мне больше интересны взрослые женщины, чем мои сверстницы. Я не строил тогда планов на будущее, не знал как дальше с этим быть, мне хотелось просто больше чего-то развратного, узнать, что реально где-то так и есть, как и у меня. И я стал искать.

В один из вечером, после обильного снегопада, я стал убирать снег с навеса, поставив лестницу, я залез на него и скидывал во двор снег. С навеса хорошо было видно окно соседей. Ну там где живёт ботан и его мама Лариса. Пока я отдыхал, то смотрел им в окно. Они до сих пор не занавесили окно шторами, хотя наш забор был высок и ничего было опасаться. В комнате горел свет, на диване сидел ботан. Потом мимо него в ванну прошла тётя Лариса, я видел её только со спины, но увиденного хватило. Она была одета только в чёрные трусы и всё. Она ходила по дому только в трусах, при ботане. Я то раньше видел, что она голой шла, но тогда его не было дома. Из душа она вышла уже в халате, так что больше мне было на навесе делать нечего. В голове возник новый план – подружиться с ботаном.

12.

Подружиться с ботаном оказалось делом не сложным, как оказалось он очень хорошо соображает в компьютерах, поэтому раз-два помог, потом и завязалось наше общение. Я позвал его в гости, потом были у него. В общем всё бы ничего, но вот стоял вопрос как завести разговор об этом. Пока ответ на этот вопрос я не знал, но общался с ним, понимая, что рано или поздно я придумаю как подойти к этой теме.

Вечером, купаясь в ванне с матерью, я рассказал о том, что видел летом и, когда чистил снег, потом это стало темой для обсуждения от вероятности между ними интимных отношений, ну или что-то тайного, до того, что я б её трахнул. Как это сделать мы не придумали, но тема очень возбудила нас обоих и начались лёгкие поглаживания. Хорошо возбудившись мама предложила попробовать что-то новое. Ну как предложила. Учитывая наше общение в такие моменты она просто сказала «Я хочу». Зная, что отказать я не мог, я думаю, что она наперёд это запланировала. Немного отвлекусь и поясню, что всё, что она предлагала и делала со мной – это были её тайные желания, которые она не могла воплотить в жизнь с другими мужчинами, а со мной без стеснений. И это было весьма возбуждающе, знать о том, что у твоей матери такие развратные фантазии.

Так вот, в этот раз её желанием был «золотой дождь». Я даже не знал как к этому относиться, для меня оно стало неожиданным. Но я всё же лёг в ванной, а она присела над моим членом, я не спеша подрачивал его, а потом на него потекла тёплая влага. Не могу сказать, что это меня возбудило, но и не оттолкнуло, хотя матери видимо доставило удовольствие. Но спрашивать про её ощущения я не стал. Обмывшись мы переместились на кровать, где в привычной позе (она на корточках над моим лицом) я вылизал её, причём кончила она быстро, после чего передёрнул свой член ей на живот.

Вообще некоторые моменты мне казались странными: я видел с каким она удовольствием делала минет, видел, что ей нравится, когда я кончаю на неё, но сама крайне редко трогает мой член, не говоря уже о минете или сексе. Может мысли материальны, может так совпало, но на следующий день мы после душа, сидя голышом на кухне болтали: я расспрашивал её про анальный секс, она про мои подсматривания. Возбуждение подогревал коньяк. И когда оно достигло пика, она решила наказать меня за мои проделки: взяв ремешок, она велела мне наклониться через стол, после чего несколько раз шлёпнула им по заднице. Не знаю кому как, но мне не особо это было приятно, и упавший член стал тому свидетельством. Увидев это, она стала на колени (я так и стоял облокотившись на стол спиной к ней) и провела рукой по члену, после чего поцеловала меня в мошонку. Член опять поднялся, а она спросила «нравилось ли мне смотреть как она сосёт». Я ответил, что да и опять получил по заднице «потому что развратник». Член опять упал и её рука начала его ласкать. После того как он встал она спросила, на какие моменты я дрочил. Я ответил, что на анальный секс. За что опять получил ремнём со словами «мамочку в задницу имеют так что она горит, а он дрочит на это». Потом ремень ещё несколько раз обжог мою задницу. И мы пошли в спальню, захватив по дороге гель. Но как оказалось не для неё. Мне было велено стать раком, после чего она обильно смазала мне анус и легла под меня так, что её голова находилась на уровне члена. Я почувствовал как в анус входит её палец. Не знаю как женщины, но я приятного ощущения не испытал, при этом мой член опять упал, а точнее повис. Тут же я почувствовал горячее дыхание в районе головки, посмотрев, я увидел как мама губами касается края головки. У меня опять встал. Её палец почти вышел, но потом зашёл глубже. Член опять стал падать, но на его пути возник мамин язык. Света от телевизора хватало, чтобы видеть это всё. У меня встал от возбуждения. Её палец начал двигаться в моей заднице и член опять опускался, но или встречался с маминым языком или с губами. Я видел, что она свободной рукой мастурбирует и понимал по дыханию, что скоро она кончит. Так и случилось, со знакомым всхлипыванием и выгибанием спины. Она вынула палец из моей заднице и я кончил ей на живот, лобок и половые губы. Я смотрел на неё и видел, что её лицо блестит, лишь позже я понял, что она вымазана в смазку с моего члена.

Утром всё казалось уже не так весело: задница горела, на неё были видны следы ремня, да и сам анус немного побаливал. Понятное дело, что я об этом сообщил матери об этом и весь вечер, ну как мне казалось, она сожалела о том, что сильно наказала меня. Намазав «пострадавшие» части тела кремом мы лежали и смотрели вместе телек. Ни с того, ни с сего она сказала, что сожалеет, что так увлеклась и теперь мне больно. Я, конечно, сказал, что всё нормально, что пройдёт, что мне нравится с ней пробовать всё новое. Она тогда спросила, чтобы я хотел попробовать и тут я замялся, и ответил, что мне нравится всё, что она придумывает. Она улыбнулась и стянула с меня одеяло, легла головой на живот и я почувствовал, как член оказался в её руке. Она не спеша дрочила его, проводя пальцами по головке, мне казалось, что я даже чувствую её дыхание. Она сказала что-то про то, что у меня большой и упругий, но я не расслышал дальше, а она не повторила... моя головка проникла во что-то горячее. Мамина голова задвигалась навстречу руке. Периодически она вынимала член изо рта и ласкала его языком. Я хотел перевернуть её, но она сказала, что пока нет, ей стыдно если я буду это видеть. На мой вопрос предупреждать ли, она сказала, что поймёт сама. Я откинулся на подушку и, наблюдая как двигается её голова, наслаждался лаской. Скажу честно, это было не долго. Она тоже это почувствовала и сильнее сжала губы. Я кончил прям в ротик ей, но член продолжал оставаться там же, такое ощущение, что она прям высасывала остатки. Всё же выпустив член изо рта, она вытерла губы и легла головой мне на грудь. Осознание того, что только что моя мать сделала мне первый в моей жизни минет, гнало кровь к моим щекам. Она так и продолжала лежать абсолютно голая головой на животе, глядя мой лобок и член. Я спросил хочет ли она ласки, но она отказалась. Посмотрев телек мы так и уснули вместе с ней.

Через несколько дней натерпевшаяся плоть зажила и чувствовать себя стал гораздо легче. В очередной раз, принимая вместе ванну, мать затронула тему соседки. И предложила вариант, который и так был мной принят как безальтернативный – сдружиться с ботаном. А учитывая, что на новогодние каникулы мать планировала отправится на пару дней с Игорем отдохнуть, то можно было наладить общение.

13.

В общем после своего 19-ти летия, после отъезда матери, я позвал в гости ботана. Ни чем не обременённые мы играли в плей стешен, ели чипсы и прочую ерунду, учитывая, что он ещё учился в школе, то пиво пил только я. Потом ходили в гости к нему, потом гуляли. В общем общение можно было считать продуктивным. Даже после приезда матери мы продолжали ходит в гости друг к другу, но вот продвижения особого не было, а если быть более конкретным, то его не было вообще. Да я видел через халат, что его мать не носит лифчик, иногда мне даже казалось, что не просматриваются резинки трусов, знал, что нет любовника, что в основном работает, но а как подойти поближе к этому я не знал. Но продолжал общение, надеясь, что всё же найду верный подход.

Тем временем наши игры с матерью открыли новый момент – обоюдные оральные ласки, иногда в позе 69, но чаще сначала я, потом она. Меня безумно возбуждало, что она глотает сперму, да и я сам старался собрать все соки её оргазма. В выходные дни мы часто голыми лежали перед телеком, иногда смотря порно и ласкали друг друга, останавливаясь перед оргазмом, так растягивая удовольствие. Анального секса больше не было, а к обычному со мной она относилась почему-то отрицательно, зато с удовольствием принимала игрушки и я с удовольствием рассматривал как раскрываются её дырочки при этом.

В тоже время я стал активно искать взрослых женщин на сайтах знакомств для секса. Но, что собственно было предсказуемо, в основном это было только на словах.

Перед 23 февраля, мать спросила какой я хочу подарок. Я ответил, что хочу видеть её секс. Она даже не стала спорить и согласилась, как только придёт Игорь, заняться сексом при свете. 22 февраля он приехал к нам в гости, я соответственно быстро «лёг спать», а они ближе к полуночи удалились в спальню. Мать, как и обещала оставила включённым ночник, а я, притаившись около двери, немного отодвинул штору. Мой просмотр начался с того, что мать уже была голая, а Игорь снимал с себя брюки. Став на колени, мать стащила с него трусы и, прекрасная понимая где я нахожусь, повернулась ко мне боком. Член Игоря уже стоял и она не медля взяла его в рот. Я смотрел с какой страстью она делает ему минет и не мог понять это в реальности или всё же наигранно. Она сосала головку, облизывала её языком, проходилась языком по всему члену, подрачивая его. Само зрелище было шикарное, но меня не покидало какое-то чувство ревности ко всему происходящему, но уже не той подростковой ревности, а какой-то мужской, взрослой. Тем временем она выпустила член из своего рта и легла на постель, расставив ноги, настал черёд Игоря ласкать её. Это я уже не видел, потому что перед моим взором была только его задница, но к счастью ласка была не долгой и он, подняв ноги матери на свои плечи, вошёл в неё. Я смотрел как его член проникает внутрь, как двигаются губы матери, как сочится из киски светлая влага, стекающая между ягодиц. Тихие, сдавленные стоны, были дополнением к картине. Я ждал новых поз, но Игорь продолжал в этой, потом резко достав член из матери, он придвинулся к ней и по его движениям я понял, что сейчас он дрочит. Потом они стали медленнее и он опустился на постель. Я тихо поднялся и пошёл к себе на диван. Минут через пять вышла мама и, подойдя ко мне, села на корточки. На её шее и груди была видна сперма. Она засунула руку мне в трусы и, растирая мою сперму по лобку, спросила понравилось ли мне. Я тихо ответил, что очень. И в тот момент я почему-то очень испугался, что она захочет поцеловать меня, а осознание, что только что в её рту был член Игоря меня отталкивало от поцелуя. Но мне повезло и она встала и пошла в ванную.

Вернувшись вечером следующего дня домой я обнаружил маму, разгуливающую голышом по дому, понимая, что это за знак, я быстро обмылся и вышел в зал. Она уже сидела на кресле, раздвинув ноги и её слова: «Ты же знаешь, что я хочу». Послужили сигналом к действию. Став на колени я принялся ласкать её киску, одновременно вводя палец ей в попку. К моему приходу она была уже возбуждена и относительно быстро кончила. Я встал перед ней, надеясь на минет, но она взяла член в руку и стала дрочить. При этом она спросила понравилось ли мне вчера увиденное, на что естественно получила положительный ответ. После чего сказала, что ей очень понравилось заниматься сексом при таком наблюдении и сама кончила раньше. Я наблюдал за тем как её рука двигается по моему члену и на тот как жадно она смотрела на головку. «Ты не боишься, что я мог прийти с другом, а ты тут голая?» - спросил я её. Она задумалась и сказала, что не думала об этом, но очень сейчас её эта мысль очень возбудила. Меня и самого отчего-то возбудила эта мысль и сперма брызнула матери на грудь.

Обмываясь в ванной, она озвучила свою идею: раз не получается ботана вывести на разговор, то нужно спровоцировать. И тут же рассказала то, что ей пришло в голову. План был принят единогласно и она наградила меня «золотым дождём», после которого я отымел её в попку пальцами и так возбуждёнными мы пошли в постель, где в 69 позе достигли оба очередного оргазма.

И так последнюю субботу февраля я позвал ботана починить мамкин ноут (хоть тот и не был сломан, а всего лишь я сбил настройки). Мать в это время пошла в ванную, а я через некоторое время вышел за пивом, громко (как уговаривались) хлопнув дверью. Когда вернулся, то ноут был уже «починен», мамка на кухне, а ботан на взводе. Мы выпили пива и решили пойти к нему, т.к. мать его была ещё на работе. Играя у него в комп, он все же рассказал мне, что случилось (хотя я знал это и так). Когда я ушёл, то через некоторое время из ванны в спальню пришла моя мамка абсолютно голая, она думала, что дома никого нет и, видимо, не ожидала увидеть там ботана. Потом она взяла халат и ушла. Я сказал, что это у нас бывает так, что она выходит голой из ванной. Он сильно этому удивился, спросив, что «получается всё видно». Я ответил, что конечно видно. Он аж завертелся на месте, сказав, что расстарался, когда увидел её голой и ему стыдно, что она пялился ниже живота. Я успокоил его, сказав, что всё нормально, ничего в этом страшного нет, после чего спросил: «Твоя не ходит голой что ли?». Он немного замялся, но выпитое пиво развязало язык и он рассказал, что после ванной мать не одевает трусов и иногда видно. Бывает, что там не брито, а бывает очень гладко и что писька у моей маленькая, а у его губы большие и пухлые, что даже когда в трусах ходит, то видно как обтягивают; иногда он делает ей массаж, при этом она сидит и хала спущен, тогда бывает немного попку видно; а ещё она спит голой и у неё есть своя свечка. Как оказалось она её вместо фаллоимитатора использует. Ну взамен я рассказал об игрушках своей, о том, что спит тоже голой, даже показал фото, которые тайком несколько раз сделал. В общем начало было положено.

Вернувшись домой я обнаружил мать, стоящую на кухне, в накинутом, но не запахнутом халате. Она только спросила сам ли я, и, услышав, что сам сбросила халат. «Хочу, что с ума схожу» - сказал она и наклонилась на стол, став раком. «Рассказывай» - сказала она. И я, намочив слюной большой палец ввел его ей в анальное отверстие. Она, просунув руку под животом, стала ласкать себя пальцами, а я вводя на всю глубину палец рассказывал ей всё, что мне поведал ботан, при этом гладил её ягодицы, смотря как двигается дырочка вслед за пальцем. Когда я закончил рассказ, она попросила вынуть палец, после чего села на корточки и, продолжая ласкать себя, попросила, чтобы я подрочил перед ней и кончил на лицо. Это было что-то новое, но очень возбуждающее. Я достал член и стал быстро гонять его. Моё возбуждение было на пике и вскоре на её лицо одна за другой выстрелили две струйки спермы. Она всё еще продолжала ласкать себя, а я поднёс член к её лицу и головкой стал размазывать по нему сперму. Ещё немного и она достигла оргазма. Она села на пол, а я так и стоял со спущенными штанами. На её лице была улыбка и она сказала, что интересно все ли мальчишки хотят заглянуть матери между ног. Мое мнение было, что скорее всего так и есть. После чего мы обмылись и уже не стали одеваться, а так и легли голышом смотреть телек.

Нечастые минеты от матери, онанизм и наши сексуальные игры будили во мне множество эмоций и эротических фантазий, очень хотелось секса, но это мать была против этого. Существовала какая-то грань в этих отношениях, с её стороны видимо психологическая, ну а с моей физиологическая, причём обе грани устанавливала она. Мы довольно часто ходили по дому голыми, вместе просматривали порно, ласкал её всеми возможными способами, занимались интимным бритьём и эротическим массажем. Она же позволяла себе иногда приласкать меня ротиком, при этом почти всегда глотая мою сперму, а в основном рукой доводила меня до конца. Часто ей хотелось приблизить всё на самую грань и она просила, что бы я поводил членом по её половым губам, не входя в неё, или поводил по анусу, ей нравилось, что я кончаю ей между ягодиц или на киску, но вот полноценного секса не было.

Мысли о соседке не давали мне покоя, тем более с ботаном мы на эти темы разговаривали уже часто, даже решили скопить денег, что бы на радиорынке купить микро камеру, которую собирались установить в ванной.

В общем желание секса подтолкнуло меня на мысль искать его на сайте знакомств. Большинство порно сайтов были просто развлечением, никто не встречался и секс был только виртуальным, а вот на сайте знакомств Mail, где порно почти нет я познакомился с женщиной, которая была значительно меня старше. На время нашего знакомства ей было 44 года, она врач-гинеколог из соседнего города, крашенная в блондинку с короткой причёской, с широкими бёдрами и примерно 3 размером груди. Её имя и город я называть не буду, чтобы не компрометировать её. Тут буду называть её Вика. Общались мы примерно месяц, причём уже и номерами обменялись и общение становилось более открытое. В общем через некоторое время она позвала меня в гости, причём сама приехала за мной в Ростов на крутом джипе ярко красного цвета. Мы поехали к ней домой. Мы поужинали с бутылкой вина и скованность прошла сама собой. Понимая к чему всё ведёт, она предложила сходить в душ, из которого я вышел уже в махровом халате, естественно одетым на голое тело. Когда она вышла в такой же одежде смысла откладывать не было. Объятия, начавшиеся с поцелуя, продолжились тем, что оба халата упали на пол, а мы на кровать. Я на столько привык, что у матери было там выбрито, что когда опустил руку ей между ног, то был очень удивлён растительности, но виду не подал, а спустился вниз, устроившись между её раздвинутых ног. Волосы на киске её пахли гелем, и совершенно не мешали ласкать её. Я так увлёкся кунилингусом, что она чуть не кончила. Быстро одев презерватив, я вошел в неё, а она ногами обхватила меня. Моя неопытность компенсировалась ей возбуждённостью, поэтому кончила она быстро, а затем и я. В отличие от того как в кино бывает, она не стала лежать и прижиматься ко мне, а встала и пошла на кухню, возвратившись от туда с вином. Её бедра не казались уже такими широкими, как это выглядело в джинсах, но все же было видно немного целлюлита, обмякшие мышцы. Грудь без лифа висела, но всё равно возбуждала. Выпив вина, возбуждение вернулось с новой силой. Теперь уже Вика своим ротиком ублажала меня. Не могу сказать делала она это лучше чем мать или хуже, скорее всего по-другому, она больше облизывала его, а помещая в рот, просто водила губами по члену, но, тем не менее, это было очень приятно. Когда член стоял уже колом, но она стала на четвереньки, и мы продолжили в позе раком. Было необычно держать в руках такую задницу, которая была гораздо больше чем у матери, но трахать в этой позе мне очень понравилось, при этом мять руками её грудь или ласкать клитор. Она выгнулась ещё сильнее, опустив голову и плечи на подушку, отставив попу. Меня эта поза возбудила и кончил я опять кончил в резинку. Видя, что она не кончила, я вставил в её киску все четыре пальца, после чего другой рукой стал ласкать её клитор. Прижавшись лицом к её попке я стал языком ласкать её анус. Видимо всё вместе дало нужный эффект и очень скоро она кончила. После этого мы уже легли спать. Утром, после душа я застал Вику на кухне голой, готовящей завтрак. Что-то дополнительно говорить не нужно было и я, встав перед ней на колени начал опять ласкать её киску, она же поставила ногу на стул и наслаждалась этим. После этого, оперев её на этот же стул я взял её сзади. Позавтракав, она отвезла меня домой.

14.

Не смотря на то, что я попробовал что такое настоящий секс, это не изменило моего стремления и желания. Как только просохла после зимы земля, я предложил ботану подсматривать за матерями. А чтобы он не испугался, то первым делом за моей. Ей я говорить ничего не стал, намеренно оставив открытыми шторы в зале, сказал, что уйду гулять и вместе с ботаном спрятался в кустах сирени на против окон. Ждать нам пришлось не долго, потому что мать практически сразу пошла в ванную, а через полчаса уже ходила голышом по дому. Меня дико возбуждало, что ботан видит её голой, что потом будет дрочить на это. И самое прикольное было в том, что я знал, что он точно не расскажет никому. И в то же время я опасался, что он может и без меня подсматривать и увидеть то, что не нужно. После этого я стал, когда дома закрывать шторы, на всякий случай. А вот за его матерью пришлось смотреть долго, и лишь в субботу вечером получилось увидеть как она, находясь в кухне сняла халат, под которым не было ничего и пошла в ванну. Кроме задницы её ничего я не видел, но мне этого хватило, чтобы дрочить ночью. В тот же вечер ботан мне по секрету рассказал, что последние дни она спит голой и утром часто без одеяла. Мне безумно хотелось это увидеть, но делать фото он на отрез отказался.

За весну я ещё пару раз встретился с Викой, потом видимо аппетит она утолила и наше общение сошло на нет. К слову сказать, она каждый раз подогревала меня деньгами, так что к весне денег нам хватило на камеру. На радио рынке в Ростове ботан купил камеру и очень умело вставил её в флакон из под шампуня. Первая за кем наблюдали – это была моя мать. Устроившись в бане мы на планшете смотрели как она купается. Для меня конечно не впервой и видеть её голой, её бритьё и мастурбацию, а вот на ботана это произвело сильное впечатление. Вот только флакон удалось установить на верхней полке, иначе не было видно, так что выглядело почти как с камер наблюдения. На следующий день установили уже у него дома, прям на уровне ванны. И вечер принёс ощутимые бонусы. Причём как мне, так и ботану. Как раздевалась мать его видно не было, но когда она вошла в ванну и легла в ней, то мы вдоволь могли налюбоваться её грудью, которая так приколько растеклась по бокам. А вот когда она мыла голову, то с эмоциями не справился даже ботан. Она стала в ванной раком как раз перед камерой. Я таких половых губ никогда не видел: Они мало того, что были большими, в разы больше чем у моей и даже у Вики, такое ощущение, что они бы заняли всю руку. Так они ещё и были почти вплотную к анусу. Малые половы губы были заметно разной длины. Я даже представил как лижу ей. Мы смотрели как она потом моет их и чуть не кончили.

А вот увидеть больше нам было не дано: во время уборки тётя Лариса выбросила «пустой» флакон. Хоть мы и перерыли весь мусорник, но найти его так и не смогли. С того времени я стал буквально одержим желанием соседки.

Я стал частным гостем у них дома, сильно сдружился с ботаном, не редко помогал им в чём-то и, наверное, к средине лета был почти «свой». Несколько раз, она сама меня просила что-то помочь и я с удовольствием помогал. При этом я конечно рассказал матери о своём желании и план придумала она. А суть была хитра и проста одновременно: мне нужно было проговорить, что современные девушки глупы, интереснее со старшими, периодически угощать её вином и вести беседы в этом же русле.

Не буду описывать каждый день, что и как было, перейду сразу к 1 августа. В этот день мать уехала в деревню, а я, оставшись дома, попросил тётю Ларису, помочь мне запечь мясо, сказав, что хочу матери сделать сюрприз. Пока она помогала мы выпили бутылку вина, потом было любимое мамино Мартини Айсти, потом очередь дошла и до коньяка, после которого и стали теснее отношения. А вышло так, что она, уже достав мясо из духовки, собиралась уйти, а я предложил допить коньяк... на брудершафт. Она засмеялась, но сказала, что давно так не пила. А вот когда выпили и всё должен был скрепить лёгкий поцелуй, я поцеловал её в засос. Она не оттолкнула меня, а дала возможность заключить её в свои объятия. Мой член уперся в её ногу, а руками я ужа ласкал её ягодицы. Я начал поцелуями спускаться по её шее, стараясь расстегнуть её лиф. Но в этот момент она остановила меня, и ничего не сказав ушла. Я долго переживал, что сделал что-то не так, и вечером всё же написал ей сообщение и она на удивление ответила. Мы некоторое время ещё переписывались на отвлечённые темы, не затрагивая сегодняшнее. Через пару дней я пришёл к ним в гости и всё было как и раньше, даже без намёка на те поцелуи. Только, как мне казалось, горели её глаза. Я решил, что это сигнал к действию, но к какому ещё не знал. Поэтому ещё примерно с неделю просто мялся, периодически переписываясь с ней в социальных сетях. Затащить её к себе домой я уже не мог, и это я прекрасно понимал, а там всегда был ботан. Единственный выход был, это когда ботан уходил к репетитору, но и что делать мне и как себя вести в тот момент я не знал. Решив, что всё же попробую, я улучил момент, когда ботан ушёл и пошёл к ним в гости. Предлог я никакой не нашёл, а просто купил конфеты и напросился на чай. На удивление тётя Лариса была не против и я оказался у неё дома, мы даже попили чай, весело болтая на разные темы, а вот когда она стала мыть чашки, то я подошел и обнял её сзади, начав целовать шею, сжав руки на талии. Она не оттолкнула меня, но и не поддалась в мои объятия, а как-то замерла. Проведя рукой по бёдрам, я почувствовал, что она в трусах и решил, что как-то неправильно будет да и не удобно лезть в них, поэтому я повёл руки вверх и остановил их на груди. Через халат прощупывалось, что она без лифчика и что соски реагируют на мои касания. Тогда я распахнул халат и в две руки взял её грудь – мягкую, но тяжёлую, с ровным загаром (тогда в голове проскочила мысль, что она загорала где-то с голой грудью). Соски сразу отреагировали на мои пальцы, а её дыхание участилось. Я продолжал целовать её шею, мять в руках грудь, а потом она выскочила из моих объятий, сказав, что скоро сын вернётся. Я понимал, что она не против секса, но что-то её останавливает, поэтому я стал больше с ней общаться по переписке, писать комплементы и так далее. К концу следующей неделе я узнал, что ботан в субботу уезжает к бабушке, а вернется ближе к десяти вечера. Я, пользуясь случаем, напросился на чай. Пришел я к ней около 5 часов вечера, и после того как она закрыла дверь на замок я понял, что сегодня всё будет. Шторы в спальне были задёрнуты и был полумрак, а со света он казался ещё темнее. Она сразу завела меня туда и сбросила халат. Под ним она была совсем голой и я сразу же прижал её к себе и стал целовать, раздеваясь при этом сам. И вот мой член уже упирался ей в живот. Я стал на колени перед ней и начал целовать лобок, тиская руками её ягодицы. Приподняв её ногу и поставив на край кровати я хотел полизать её, оказалось, что в отличии от материной, её киска была намного ближе к анусу (расстояние наверное меньше пальца) и я никак толком не мог поместиться и расположиться. Перестав мучатся я положил её на кровать и она приподняла ноги, раздвинув их и держа их под колени. Я не заставил себя ждать и в прямом смысле нырнул её между ног. Губы были у неё значительно больше чем у матери, и получалось так, что, стараясь сунуть язык глубже, они полностью закрывали мой рот и нос, что даже дышать было трудно. Если у матери я мог обхватить обе губы ртом, то тут я мог так сделать только с одной губой. Я старался языком ласкать и клитор, и анус, тиская руками её бёдра. Сама она стонала не стесняясь, во весь голос и я не мог понять то ли это на самом деле так, то ли специально, потому что моя мать вела себя значительно тише. Одев резинку, я вошел неё, в той же позе, что она и лежала. Резинка не давала в полной мере ощутить её, но мне показалось, что она не упругая, а ещё текла она сильно, я слышал как она хлюпает. Я целовал её в засос сильно прижимая к постели, она же крепко сжимал мои плечи и аж выла. Это было необычно и с одной стороны возбуждало сильно, а с другой как-то дико. Я даже иногда чувствовал, что возбуждение пропадает, но сразу же вспоминал её губы и тут же напрягался. Я приподнялся на ней и она уже не сдерживала себя, стонала громко, кусая нижнюю губу. Постоянно повторяя «давай, давай, давай». Я почувствовал как она дрожит и начал укорять темп, мне очень хотелось кончить вместе с ней, но сильно разогнавшись я кончил раньше, но продолжал движение и через немного кончила и она. Я сразу же вышел из неё, чтобы резинка не соскользнула, и глянул на киску. Теперь я понимал, что такое разъёбанная. Большие половые губы были раскрыты полностью и как бы лежали с боку, малые внизу тоже не сошлись и из них вытекала белая жидкость, между ягодиц и так, что аж простынь под ней была мокрой. Я лёг рядом и положил руку ей на живот. Мы просто лежали и молчали. На улице стало заметно темнеть, она встала и пошла в ванну, а когда вернулась, то настала моя очередь. Вернувшись, я застал её всё ещё голой. Я лёг рядом и почувствовал как её рука взяла мой член, а потом и как он входит в её рот. Понятное дело, что у меня сразу встал. Я чувствовал, что она ласкает его, при этом сравнивая с минетом матери. Мне казалось, что она именно его погружает в рот и облизывает головку, при этом скорее всего кайфует сама, чем чувствует меня. Я понимал, что от такого минета я точно не кончу. Взяв её за попу, я подтянул к себе. Это она поняла и перекинула через меня ногу. Теперь мы были в позе 69. У меня опять возникла ассоциация о погружении в неё, через некоторое время она стала течь и мне это очень нравилось, я старался губами собрать всю влагу. Наверное минут через 10 её рот устал, потому что она стала просто рукой ласкать его. В общем стала она раком, а я, одев резинку, вошёл в неё. Задница у неё была мягкая на ощупь и прижиматься было очень приятно, хотелось видеть всё это, но были почти в полной темноте, так что в основном изучал её руками. Этот акт был в одной позе и продлился дольше чем первый. В общем разошлись мы около 9 вечера. А около 11 вечера мне написал ботан о том, что скорее всего у мамки кто-то был – он нашёл мусорном ведре резинки.

Интимные отношения с матерью (без секса) у нас случались практически каждый день, наверное из-за того, что дома мы привыкли ходить голышом, да её роман закончился. Почему я спрашивать не стал. Но со временем из-за частого интима мы заметили, что начинает теряться острота ощущений. Мы включили в нашу программу просмотр порно соответствующей категории, рассказы и фото. Это немного возобновило остроту. Ещё возбуждали мои рассказы о моём интиме на стороне, о жизни ботана и его мамки (я рассказывал абсолютно всё, кроме камеры и подсматривания за ней). А ещё за это время пристрастились к фистингу (ей естественно).

Мамку ботана (мне так её приятнее называть, чем по имени) я успел трахнуть ещё несколько раз. Всё было в принципе однотипно и происходило у них. А потом мы с матерью уехали на море. Как раз начинался бархатный сезон и мы по привычке отправились в Анапу к тёте Тамаре. Как раз ещё было время, чтобы увидеться с Виталькой до его отъезда. По дороге в Анапу, а ехали мы на своей машине, ничего интересного не было, а вот у тёти Тамары изменилось всё, причём в необычную строну. Она сделала в доме новый ремонт, и получилось, что комната, в которой мы жили с матерью, и которая выходила в сад и на море, лишилась своих стен. Почти всех, теперь там были пластиковые окна, оклеенные пленой, ну чтобы с улицы не видно было, но кровать так и осталась одна, зато мне выдали надувной матрац. Естественно, что в первый вечер были бурные обсуждения как у кого дела и что нового. К счастью нам это было не нужно, потому что мы с Виталькой ушли в дом: у нас были другие темы для обсуждения.

Как ни странно, но мы оба не могли начать разговор на тему, которая нас волнует. Оба понимали, что хочется говорить лишь об этом, но как-то разговор не клеился. Не знаю как Виталька, но я со своей стороны не знал, что можно рассказать, а что нет, точнее не мог решить, что именно ему рассказать. Понятное дело, что рассказывать об интимной близости я бы не стал, но и рассказать что-то пикантное мне не приходило в голову. Да и он, как мне казалось, тоже не знал с чего начать. В результате разговор долго не клеился. Но, когда стали строить планы на следующий день (а мы естественно решили пойти посмотреть на нудистский пляж), то разговор сам подошёл к заветной теме. Из своего я тогда особо нового ничего не рассказал кроме того, что подсматриваю как она бреет, что когда дома меня нет, то может ходить голой ну и прочую мелочь. Он же рассказал, что его мать тоже за то время, пока он учился и не жил с ними, очень расслабилась: спит голой, не редко ходит без белья, да и практически не носит его под шортами и длинной юбкой.

Учитывая, что время было позднее, то я посчитал, что начало общения опять положено и решил идти спать. Мать пришла уже ночью и вместо кровати легла вместе со мной на матрац. Никаких игр в эту ночь не было. На утро же мы с Виталькой двинулись на пляж. Ни его, ни моя мать не пошли, поэтому мы просто рассматривали чужих женщин. Вот так, лежа в кустах и переводя бинокль с одной на другую. Первым разоткровенничался Виталик. Он рассказал, что нашёл летом на ноуте родителей видео их свинг-встречи. Оказывается его родители встречаются с парой, примерно их возраста (их Виталька не знает). Естественно, что это всё было в некурортный период, и естественно это видео он скачал. Он так увлечённо рассказывал о том как всё близко видно, что у меня член стоял как железный. А вот когда я начал рассказывать, что в доме спать не очень удобно на диване и не редко сплю с матерью (немного придумал про диван) и что она не стесняется при мне уже быть голой, то он не поверил. При этом стал вопрос о том, чтобы доказать это. Я понимал, что теперь будет очень сложно и, мягко говоря, палевно, но взамен он пообещал мне показать порно родителей.

В общем мы договорились, что он будет подсматривать из сада (при включенном в нашей комнате свете всё видно хорошо), ну а после того как убедиться, то покажет мне порно. Как это преподнести матери я не знал, тем более она понимала, что всё видно и вряд ли при свете станет раздеваться. После полудня мы вернулись и, обнаружив мать в нашей комнате, решил сразу завести разговор про это. Дома я рассказывал ей о том как летом мы подсматривали, о том, что Виталька показывал мне фото своей голой матери, поэтому я сразу перешёл к главному. Я рассказал ей, что Виталька скачал порно свинг-встречи их родителей, но чтобы посмотреть нужно выполнить одно условие. После чего я рассказал ей, что это за условие и почему он об этом знает. Это ввело её в некоторое замешательство и я уже ожидал и взбучки, да и не рад был, что сказал. После молчания она уточнила, что именно я сказал, ну и собственно цель – увидеть порно его родителей. Я молча кивнул. После чего она сказала, что в принципе прикольно если её племянник будет подсматривать за такой «не сильно развратной» тайной, но я буду должен ей желание. Конечно я согласился. Уже ближе к полуночи мы все пошли спать. Как и было уговорено Виталька пошёл в сад (мы договорились, что никакой съёмки не будет, ну и видео он мне тоже не скинет, а покажет), а мы пошли в свою комнату. Потом мать пошла в душ, а когда вернулась, то закрыла дверь и «мы начали не принуждённый разговор». Точнее со стороны он смотрелся так. А на самом деле мать рассказывала, что это даже прикольно, обостряет чувства и что когда мы ляжем спать с меня куни. Пока она ходила по комнате, раскладывая вещи, то пришла к выводу, что в этом есть даже какая-то изюминка. После чего она сняла футболку, обнажив грудь, подошла к окну и повесила её на стул, после чего, повернувшись спиной ко мне, она сняла шорты, од которыми не было ничего. Так нагишом она продолжила ходить по комнате, при этом иногда наклоняясь и что-то подбирая с пола, так что поворачивалась спиной и к окну и ко мне. Мне очень нравилась эта «игра». Потом был экспромт от неё: она сделала вид, что наколола чем-то ногу, села на кровать и попросила меня осмотреть её подошву. Понятное дело, что ногу она протянула мне, бесстыже расставив их. Я понимал, что всё это видел и Виталик, поэтому внимательно осмотрел ногу, даже сделал вид как будто что-то достал из подошвы, после чего она легла в постель, а я выключил свет и, подсвечивая себе фонариком на телефоне (чтобы Виталику было видно) пошел в постель. Лежа в постели я просунул руку ей между ног и почувствовал, что там мокро. Спрашивать было не нужно, я и так понял, что она возбуждена. Проскользнув под одеяло с головой я сразу же принялся делать ей куни, а чтобы быстрее кончила ввёл в попку палец.

На следующее утро по глазам Виталика я видел, что ему очень понравилось вечерний показ. Мы быстро умчались из дома на пляж, прихватив с собой планшет. По дороге он постоянно спрашивал трогаю ли я её, сплю ли сам голый, как всё это началось, рассматриваю ли я её киску, ну и всё в таком роде. Кончено часть ответов я скрыл, а те, которые не особо тайные рассказал.

Спрятавшись в кустах, мы стали смотреть порно его родителей. Вторую пару ни он, ни я не знали. Ну и особо сексуальной женщина мне не показалась, наверное из-за явно видимого целлюлита на животе и бёдрах. Но вот то, что в этом видео фигурируют родители Витальки мне очень понравилось. Голой Тамару я и так видел, видео минета и куни не впечатлили, а вот близкий план как член входит в её киску мне очень понравилось. Понравилось как тянуться и двигаются её губы, как она стонет, как выделяется сок. Но самая бомба была это когда её пороли в два ствола. И это всё было крупным планом, со стонами, вздохами. Я чуть не кончил себе в штаны. Мы пересматривали это видео ещё раза три, пока не намокли трусы и мы не решили идти купаться. Конечно я видел секс своей, да и тут не было чего-то сногсшибательного, но вод двойное проникновение меня очень впечатлило. Даже наверное не само оно, а то, что я знал и видел кого так трахают, что вечером сидя напротив её я вспоминал видео и знал насколько развратна моя тётка.

Ночью, лежа в кровати, я рассказывал матери про видео, упершись членом в её попку. Хотелось вставить безумно, но этого не произошло. Вместо этого мы легли в позу 69 и закончили вечер быстрой лаской: я вставил ей в попку палец пока языком ласкал её, а она помогала себе рукой при минете. В общем кончил ей в рот, она сглотнула, так как сплевывать было некуда. После этого мы легли спать.

15.

Пробыли мы на море ещё два дня и решили ехать домой. Мать в свойственной ей традиции оделась очень легко: сарафан длинной до средины бедра и всё, ни лифчика, ни трусов, сам сарафан был очень легкий и тонкий, мало того, что на свету он просвечивался, так ещё и метров с двух уже было видно, что она без трусов, видно было ложбинку между ягодиц, видно было грудь и соски, ну и конечно лобок. Понятное дело, что это не осталось незамеченным Виталькой. Мы распрощались и поехали домой. По дороге разговаривали много и результате разговоры пришли к тому, что Виталька подсматривал, про порно Тамары, про то как мою мать голой видел ботан, про его мать и то, что он за ней подсматривает. Конечно разговор зашел и сарафан матери. Как оказалось она специально выбрала такой фасон и материал, чтобы не одевать бельё. В первую очередь это было предназначено для того, чтобы подразнить Витальку и его отца. Она призналась, что её это стало возбуждать, ну то, что видно её голое тело, что за ней подсматривают и тогда я предложил заехать в ближайший супермаркет и там погулять, произвести впечатление. Эта идея ей очень понравилась. Поэтому мы заехали в ближайший гипермаркет «Магнит» в г. Краснодаре и пошли гулять, так сказать на легке. Хорошее освещение позволяло показать ей себя в полной красе. Было прикольно наблюдать, как «примерные» мужья тайком от жён стараются подойти по ближе, потому что тогда сарафан сильнее просвечивается, а мать в это время ещё и наклонялась, чтобы рассмотреть какой-нибудь товар с нижней полки. Конечно, чтобы заглянуть под юбку нужно было присесть и это выглядело бы очень наглядно, но и без этого, стоящая фактически «раком» мать, с прижатым сарафаном и хорошо видными раздвинутыми ягодицами производила впечатление. Конечно все взоры были направлены на неё, а, учитывая, что мы ещё с ней разговаривали, при этом я называл её «мама», то представляю какие мысли были в голове посетителей. Конечно это не могло не возбуждать, поэтому после «Магнита» мы отъехали наверное всего лишь на пару километров и она, остановившись н обочине, сказала, что не может больше терпеть и, откинув спинку сидения, подняла сарафан и попросила поласкать её. Это было очень непривычно, место не обычное, мимо проезжающие машины, в общем не «по-домашнему», но её желание – это закон. Поэтому, вставив палец ей в попу, я принялся лизать и без моего языка мокрую киску. Довольно быстро она кончила, после чего, стянув с меня шорты, взяла в рот мой член. Я тоже был безумно возбуждён и держался не долго, кончив ей в рот. Она открыла дверь, сплюнула на землю, и потом мы поехали дальше, весело обсуждая взгляды и мысли посетителей «Магнита». Всю оставшуюся дорогу мы периодически вспоминали эту ситуацию и, к слову сказать, её она возбуждала не меньше меня.

Вернувшись домой мы ещё раз повторили ласки в позе 69 и пошли спать, на следующий день ей нужно было выходить на работу, а я, воспользовавшись тем, что её нет дома пригласил в гости тётю Ларису, которая даже не отнекивалась и через пол часа была у меня дома. Немного забегая наперёд скажу, что в ней мне очень нравилось её распределение времени: не было долгих разговоров до и после секса, не нужно было подводит к нему, всё было чётко – она знала зачем идёт (ну или я к ней) и знала, что после этого есть ещё и другие дела. Так и в этот раз она пришла только в халате, одетом на голое тело, уже после душа, гладенькая и готовая. Упав на мой диван, мы не особо долго ласкали друг друга в позе 69, после чего она стала раком и я, одев резинку, отымел её в этой же позе. Потом, сидя голыми на кухне, мы пили кофе (у неё было ещё немного времени, ну и мы оба хотели ещё раз заняться сексом). Наш разговор плавно перешёл к теме анального секса, и она сказал мне, что можно было бы заняться, но без смази неприятные болезненные ощущения. Этот вопрос решился в три счёта – смазку я позаимствовал у матери. И вот уже тётя Лариса лежала на столе на спине, с поднятыми ногами, а я аккуратно смазывал ей анальное отверстие и свой член, одетый в резинку. Войти в неё оказалось не особо легко – дырочка была тугой, да и она никак не могла её расслабить, зато после того как я вошёл, то взял её ноги себе на плечи и стал наблюдать как я вхожу в её попку, а она при этом своей рукой ласкает клитор.

Не могу в точности передать разговор, но суть была в том, что если бы под рукой не оказалось геля, то неизвестно когда бы опять была для этого возможность, потом она спросила откуда я знал, где моя мать хранит гель. Я как на духу рассказал, что ещё раньше нашёл в белье и гель, и игрушки её. Потом разговор плавно перетёк в русло того, что, живя вдвоём ничего не скроешь, что бывает, что дети видят интимную сторону жизни родителей. Я рассказал, то конечно же тоже видел мать голой, что она спит голой, что дома без белья ходит, иногда летом и на улицу не одевает трусов, что слышал и стоны, ну естественно многое я не рассказал. При этом тётя Лариса озвучила мысль, а видел ли её интимную жизнь её сын. Я сказал, что не знаю, но если вдруг получится в разговоре поднять эту тему, то спрошу. При этом сам решил развить эту тему в плане «а если бы видел...». Её отношение к этому было двоякое: с одной стороны моральные принципы общества делали из всего этого табу, но с другой стороны это не было чем-то постыдным, ведь по сути если бы не скрывали эти части тела, то никто бы и не реагировал на это так. Она допускала мысль, что тоже могла делать нечаянные «засветы» или ботан мог подсмотреть что-то, но это не пугало её, но и какого-то воодушевления или возбуждения я не видел. Скорее всего я описал бы это словом «интерес». Учитывая, что весь этот разговор происходил при анальном сексе (при котором кончить я не могу долго, потому что нет тесного контакта головки), то кончил я скорее от возбуждения. После этого мы быстро обмылись и у неё уже были планы на дальнейшую часть дня, поэтому мы распрощались и она пошла домой.

В дальнейшем я часто занимался с ней сексом и постепенно мы стали чем-то отдалённо напоминать любовников. Странное ощущение, когда ты вроде бы и искать не надо, всё под рукой, но всё же желание чего-то нового. При всём при этом я продолжал регистрироваться на сайтах знакомств, искал себе новых эмоций и ощущений, но или мой возраст был помехой, или я натыкался на фейки и продвижения не было. Я стал замечать, что секс с тётей Ларисой, интимные игры с матерью перестали дарить такие эмоции, которые были в начале. Дома мы с матерью спокойно были голыми, купались и спали вместе, но той бешенной эрекции при виде её голого тела уже не было, хотя в наших интимных играх всё ещё был огонёк. Но мать, как опытная женщина, быстро почувствовала, что ситуация изменилась и решила немного разнообразить наш интим. Теперь не только она была доминантом, но и я мог проявлять свою волю. Причём у нас появились и игры с привязыванием, фистингом, с элементами БДСМ, красивым бельём и ролевыми играми. Никогда не думал, что вживаться в роль так интересно и возбуждающе, особенно, когда привязывал её к дивану или кухонному столу, доводя её до безумия ласками и игрушками. Она же, к моему удивлению очень полюбила ласкать мне анус языком, переводя ласки в минет и обратно. В это время во мне разгоралось сильное желание поиметь её, а может быть даже кончить в неё. От этого член у меня вставал в один миг. И чем дальше, тем это желание было всё сильнее и сильнее. Я не стал ей говорить об этом, потому что заранее знал ответ, но и сколько я продержусь я не знал, хотя понимал, что всё к этому ведёт и по сути, у нас был инцест, даже не смотря на отсутствия классического секса.

Дотерпел я до ноября. В очередную нашу игру я положил её на спину на кухонный стол, привязав руки и ноги, после чего настал черёд долгих ласк и игрушек. Постепенно доводя её почти до оргазма, я останавливался, а потом начинал снова, я знал, что ей нравится эта беспомощность, видел как течёт её киска, как промокает от этого подушка, знал, что она на грани. В очередной раз остановившись, я подошёл к ней и начал водить членом по губам. Она ласкала его и я смотрел как по её губам тянется моя смазка. Я видел это и до этого раза, но на тот момент я сам даже не пойму, что меня так возбудило. Когда она облизала полностью мою головку, я вернулся к её киске, я смотрел как текла влага по её губам, как между ягодиц было мокро. Прислонив свой член к её киске я стал водить по неё головкой, растирая влагу, я видел как она дрожала, чувствовал жар её набухших губ. В общем я и сам не осознал тот момент, когда вошёл в неё. Она даже от неожиданности вскрикнула. Я увидел её взгляд – испуганный, ошарашенный, какой-то дикий и бешенный. Она попыталась высвободиться, но привязана был крепко. Среди вырывающихся стонов я слышал скомканные фразы «Ты что?», «Не надо», «Выйди», но было поздно, я не хотел останавливаться и входил в неё резкими и быстрыми движениями. Наверное это было окончательным переходом через грань, потому что я уже не контролировал себя, да и она перестала прикусывать губу и стонала, а возможно и кричала, впиваясь ногтями стол. Конечно, учитывая степень возбуждения, долго мы не продержались и я, не вынимая член, кончил в неё. Потом была немая пауза: я вынул член и смотрел как вытекает сперма из её киски, боясь при этом посмотреть ей в глаза. Она попросила отвязать, после чего ушла в ванну, а я остался в кухне.

Трудно описать те эмоции, которые были у меня на тот момент. Но скорее всего преобладал страх. Страх от того, что на этом всё может закончится у нас с ней, ещё был стыд (хотя не могу понять от чего именно), и само ожидание тревожило. То время, что она была в ванной, показалось мне вечностью. Когда же дверь открылась, меня как током ударило – чего ждать я не знал. А точнее, понимал, что будет сора или скандал.

Она вышла голая и села рядом со мной. Единственное, что она сказала, что нужно было вынуть, а теперь ей придётся таблетки пить, чтобы не залететь. Мы сидели и молчали, затем она сказала, чтобы я шёл мыться и нужно ложиться спать.

Выйдя из ванной, я увидел, что она так же сидела на кухне, так же голая, с растрёпанными волосами и немного ошарашенная. Когда я подошёл к ней, перебирая в голове слова, которые следует сказать, то сказал только, что лучше у меня не было. Она улыбнулась, погладила член рукой и спросила: «Готов ли я ещё на раз». Ничего не ответив, я присел и раздвинув ей ноги, забросил их себе на плечи, прильнув губами к тому месту, где несколько минут назад был мой член. Я лизал с таким диким возбуждением, что она начала стонать даже раньше обычного. Подняв её на руки, я отнёс её в спальню и, решив, что игр и ласк уже хватит, забросил её ноги себе на плечи и вошёл в неё. Этот секс был уже дольше первого, мы успели продолжить и в позе раком, и сидя, а кончил я уже, когда она была сверху. Она даже не пошла мыться, а просто легла рядом, я обнял её и мы уснули.

Мы преодолели последнюю преграду, поняв для себя, что теперь и это часть нашей жизни и уговорившись лишь о том, чтобы не кончать в неё. И наша интимная жизнь заиграла новыми красками.

16.

Заимев полноценный секс с матерью, внутри всё равно оставалась какая-то жажда новых интимных приключений и я продолжил бороздить просторы сайтов знакомств в поиске сексуальной партнёрши. И в конце декабря познакомился с девушкой (или всё же женщиной, так как в свои 33 она была третий раз замужем, имела четырёх детей) из города, расположенного недалеко от Ростова-на-Дону (не хочу называть город, так как он мал и возможность узнать её всё же имеется). Не знаю её настоящее имя, но назвалась она Лизой. Её не пугал мой возраст (а мне было уже 20), даже по переписке мне показалось, что её это заводит, поэтому я сразу же стал склонять разговор к тому, что у меня очень маленький опыт в сексе и познания в основном теоретические. Но главная фишка ждала меня впереди: приезжать в Ростов-на-Дону она не хотела, ссылаясь на детей, работу, мужа; ехать в сауну или гостиницу не хотела, так как боялась, что её увидят, а предложила мне встречу в машине. Такого опыта у меня ещё не было, да и, учитывая, что я не маленького телосложения, то как именно заниматься сексом в машине я не представлял себе, но раз альтернативы не было, то согласился. Взяв у своего друга машину я поехал к ней в гости. Встретится договорились в понедельник (так что мне пришлось прогулять ВУЗ) на одной из стоянок. Учитывая, что фотки, которые она выкладывала были без лица, то у меня было некоторое волнение в ожидании встречи, опасался, что она будет страшная. Но, к счастью, она оказалась обычной, даже немного симпатичной. Оставив свою машину, я пересел в её Ниву Шевроле и поехали куда-то в сторону края города. Остановились мы в каком-то лесонасаждении недалеко от поля. Пока ехали я успел заметить, что машина только вымыта и вымыта тщательно. Мотор глушить Лиза не стала, а наоборот сделал печку в машине на максимум. Первоначально у меня создалось о ней странное впечатление – человек эгоистичный, с надуманной деловой самооценкой, явно преувеличенным мнение о своей незаменимости и замашками «бывало» женщины-вамп. Было решено без поцелуев и остальной потери времени, поэтому разделись быстро и переместились на заднее сидение. Было не очень удобно, но необычно, от этого возбуждающе. Плюс к тому Лиза имела на мой взгляд притягательное тело: грудь – уставшая 2, а может и троечка, небольшой животик со следами кесарево сечения, гладко выбритый лобок и ножки. Видно было, что готовилась (хотя на последних фото у неё была полоска из волос на лобке). Лиза и не думала стесняться, сразу раздвинув ноги и облокотившись на дверь машины. Подсказывать мне не было необходимости и я, опустившись коленом на пол машины, прильнул губами к её киске. Приятный запах какого-то геля придали мне активности и желания. Довольно быстро она застонала, а киска наполнилась солоноватым вкусом. Минут через пять, когда язык уже устал делать своё дело я оторвался от куни и сел, в ожидании ответной ласки, но делать минет Лиза отказалась, одев мне на член презерватив, села сверху. В этот момент я прям почувствовал, как головку упёрлась во что-то. Это же почувствовала и Лиза, плотнее прижавшись ко мне. Взяв её за ягодицы, я запустил указательный палец ей в анус, по всему понимал, что ей нравится это, так как скакала она быстро, при этом очень громко (и мне показалось, что наигранно) стонала, но тем не менее мне это очень нравилось и по дрожи её тела понял, что она вот вот кончит. И я перестал себя сдерживать, и вслед за ней наполнил резинку спермой. Она встала, достала салфетки и стала вытирать промежность, после чего села, облокотившись на дверь машины, всё так же расставив ноги. Выбросив резинку и салфетки, я сел напротив её. А вот дальнейшая наша беседа навела меня на мысль, что с головой у Лизы немного «того» плюс к этому немалый интимный опыт и как результат – «недоебизм».

Я не помню в точности разговор, поэтому просто опишу его суть.

Первым был её вопрос понравилась ли взрослой тётке (именно так сказала «взрослой тётке») лизать; нравится ли мне смотреть на её киску; лучше ли она трахается чем молодые. Конечно, чтобы не убивать интригу, я сказал, всё то, что она хотела услышать. А потом она начала рассказа о своей жизни. Причём я не спрашивал ничего, а в её рассказе звучали нотки гордости, псведострадания, тщеславия и какого-то непонятного хвастовства.

Девственности она лишилась с одноклассником после выпускного бала, которому проспорила (причём суть спора я так и не понял). Потом поступила учиться и познакомилась с мужем, от которого залетела ещё до свадьбы. С ним она первый раз занялась анальным сексом, взяла в рот, занималась порнофото (которые они забыли на столе и знакомые видели это), после рождения ребёнка они прожили немного, он оказался неприспособленным к жизни, и она решила с ним развестись. Потом хотела замутить с его другом, но после того как дала ему, то решила, что тот слишком быстр в сексе и не подходит. Потом было общение с парнями, двое из которых её трахнули на речке сначала поочереди, а потом вместе, а один потом на ней женился, и она сразу же родила от него, потом родила ещё одного. Все родственники и друзья были против неё и она с ним развелась. Потом у неё была череда любовных интрижек с женатыми, в том числе с мужем своей подруги, которая их застукала и Лиза побила её, а та в полицию обратилась. Потом она вышла замуж за парня с работы, и родила от него. Теперь они живут в трёшке, при этом в сексе себя надо сдерживать, а ей не хватает эмоций. И всё это было ещё скрашено подробностями некоторых актов, вкусом, запахов, мата и позицией парней «которые потрахают и в строну, ни подарки, ни помощи». Наверное с этого раза мне пришло в голову давать им всем ёмкие прозвища, характеризующую их сущность. Эту даму я прозвал «Эгоистичной фантазёркой».

Эта встреча оставила у меня очень двоякое впечатление, и если подумать, то повторить её я не хотел бы. Наверное всё же сработало предвзятое отношение или стереотип, но больше девушек такого возраста я искать не стал, переключившись на женщин более старшего возраста. Там конечно многие, видя мой возраст, сразу прописывали мне проход мимо, и таких было большинство.

За это время наш интим с матерью перерос из секса в какой-то ритуал: мы не просто трахались с ней, а это было смешано с эротическими играми, совместным просмотром порно, эротической одеждой и бельем, совместной ванной с вином, игрушками и гелями. Наш интим стал взрослее что ли, не знаю, как правильно описать это. Хотя быстро идеи исчезли, а ка подбодрить наши эмоции мы не знали.

В один из вечеров, принимая вместе ванну, я вспомнил как она гулял по супермаркету в Краснодаре без трусов, и как это возбудило обоих. Конечно повторить это всё в Ростове было бы абсурдно, потому что хоть город и миллионник, но как назло встретится кто-то из знакомых, а там слухи, сплетни. Ну а вот дома так играть никто не запрещает, тем более под рукой был ботан, который уже видел мою мать, но и вряд ли отказался бы ещё. Весь оставшийся вечер был посвящён построению планов «показа».

На следующий вечер, как и договаривались, я позвал ботана в гости ещё до прихода матери. Как обычно мы взяли пиво и засели играть в плейстейшен. Когда она пришла, то как и было условлено, попросила меня сварить кофе. Я пошёл на кухню, а ботан остался в зале. Дальше мать, стоя напротив трюмо, через которое из зала хорошо просматривается спальня, разделась. Я знал, что под юбкой у неё трусов нет, а также, что, раздевшись, она начнёт долго искать свою футболку, а потом оденет её на голое тело. Но ботан же этого не знал и в очередной раз созерцал обнажённой мою мать. Потом она пошла в душ, а я вернулся и продолжили играть. Мать после душа решила немного убрать в доме и, естественно наклонялась так, что видно было её киску. Потом был чай, при распитии которого она специально уронила ложку, и ботан наклонился под стол поднять её, и конечно же увидел её раздвинутые ноги. А финальным аккордом был мой поход в туалет, а она попросила ботана подержать стул, пока поправляла гардину (когда она в этой футболке она тянется вверх, то футболка и так задирается, а тут ещё и голова ботана на уровне её попки... В общем только ботан отправился домой, она уже была голая и без разговоров, стянув с меня шорты взяла в рот. Через пару минут она уже стояла на кухне, упёршись в стол, а я имел её без резинки. Кончать в неё я не стал, а всё, что накопилось, выплеснул ей на спину.

Эта безобидная интимная игра на долго разогрела наши отношения. Мы не редко обсуждали это, мать делилась воспоминаниями и эмоциями, при этом очень быстро начинала возбуждаться от этих разговоров.

А в марте месяце случилась очень неожиданная встреча. Точнее не встреча, а звонок. Мне позвонила Вика (ну та, которая гинеколог) и спросила не хочу ли я (а вот тут дословно) «удовольствие превратить в рубли». В результате разговора я понял, что её знакомая хочет секса с молодым парнем и за это готова меня премировать. Я решил, что тут нет ничего плохого и конечно согласился.

Приехав к этой даме домой, (я уже по привычке стал давать им прозвища, эту назвал «Оратор» - за то, что говорила она громко, слова выговаривал чётко и предложения строила так, что они звучали как утверждение, что-то похожее на то как учитель на уроки втолковывает ученикам), а звали её Людмила (имя не меняю), я сразу же был очень тепло встречен. Как в русской сказке – напоен и накормлен. Причём очень хорошо. А дальше, как в сказке, следовало искупать и спать уложить. Точный возраст Люды я уловить не мог, мои предположения колебались от 40 до 50 лет. Отбеленный волосы, ухоженные руки, современная одежда, но в то же время манера общения, больше похожая на указание или нравоучения. В душ я пошёл первым, выйдя укутанным в халат, остался ждать её. За это время я успел осмотреть дом: очень уютный, не огромный, чистый и с ремонтом, сделанным с хорошим вкусом. На мебельной стенке я увидел фотографии детей – парень и девушка, скорее всего погодки и примерно моего возраста. Потом из ванны вышла Люда, без халата или полотенца – абсолютно голая. Кстати, её тело ни капли не пролило ясность на её возраст: грудь, примерно 2-3, уставшая, с торчащими сосками; почти нет животика, но всё же видны следы возраста, а вот ягодицы и ножки без целлюлита, синих звёздочек и растяжек; лобок и ножки тщательно выбриты; на теле следы загара в купальнике (видимо не так давно была где-то на морях).

Я сбросил халат и пошёл вслед за ней в спальню. Где член мой оказался сразу же во рту у Люды и не покидал его, пока не кончил. Потом настала 10-ти минутная ласка с моей стороны, после чего в позе 69 Людой были предприняты меры по восстановлению эрекции, и весьма продуктивные. Одев мне на член презерватив, она села сверху, наклонившись надо мной, так что в ритме движения грудь качалась и качалась моего лица, начала в прямом смысле скакать. Оргазма она достигла быстро, но мой второй заход не предполагал быстрого финала, поэтому, опрокинув её на спину, я взял её ноги себе на плечи и начал ритмично входит в неё. Было прикольно смотреть как она дрожит, кусает губы, пытается вырваться, при этом очень громко стонет. Я развернул её, поставив на четвереньки, и взял в этой позе. Не могу точно определить, но что-то не давало мне до конца возбудиться и кончить. Наверное, всё же её громкие эмоции. Натрахавшись в этой позе, я сел на край кровати, посадив её сверху на себя, взял под ягодицы, вставив один палец ей в анал, и начал опять её насаживать. Пот катился по нам, что называется градом, если бы это была квартира, то все соседи слышали бы её стоны. Мой член упирался в неё, а через стенку между попкой и киской я даже чувствовал его. В какой-то момент я почувствовал, что на пике и всё же кончил. Люда с меня сползла, да я и сам упал на кровать. Мы так и лежали, ничего не говоря, а просто дышали. В душ пошли аж минут через тридцать. Там пока обмывались, Люда стала около ванны раком, а попка её была как раз напротив меня. Я не удержался, раздвинул её ягодицы и начал языком ласкать её анус. Она отставила её ещё сильнее, мой член твёрдо и уверенно стал подниматься. На мой намёк на анал, она ответила отрицательно, поэтому я уже без резинки вошёл в неё всё в той же позе. Внутри она была очень горячей, очень мокрой и, как ни странно, узкой и упругой. Упершись в ванну, Люда стонала, а там аж чавкало от влаги. Менять позу мы не решились и очередной оргазм она получила всё так же, стоя раком. Потом, сев на край ванны нагнулась и взяла в рот мой член. Уже не так много, но всё же наполнил её рот спермой. Потом был массаж на кровати, разговор не о чём и в тот момент я понял, что меня всё же в этом возбуждает.

Смотря на её загорелое тело, на светлые участки, прикрытые купальником, слушая рассказ о том, как она с сыном и дочкой летела в Турцию, я понимал, что сейчас она только что трахалась с ровесником своего сына. И она понимала это. И вот эта особенность меня возбудила: с одной стороны, степенная дама, мать, не знаю кто по профессии, но скажем так – работник, а с другой стороны развратная дама, жаждущая молодого члена, кучу оргазмов, раздвигающая ноги, берущая в рот и, кайфующая от ласк попки. Дома или в той же Турции она, прикрытая бельём или купальником, а тут с раздвинутыми ногами передо мной... Наверное ощущение, что она чья-то мать, возможно жена, взрослая и самостоятельная женщина, предавало мне возбуждение. Как рассказывал один мой знакомый, что, трахая замужних, он больше возбуждался от осознания того, что это чья-то законная жена, которая занимается с мужем сексом, какими-то делами дома и так далее, а вот сейчас она голая и стонет под ним. Член у меня опять встал и я, раздвинув ей ноги, вошёл в неё. Очень удобный угол, когда женщина лежит на животе, а ты входишь в неё сверху. И она, и я кончили быстро.

Потом меня отблагодарили 10000 руб. и я радостно поехал домой, осознавая по дороге, что секс и деньги – это лучше чем просто секс.

17.

Когда я окончил учебный год в ВУЗе, то мы планировали с матерью на отдых в Египет, но тут неожиданно у банка, в котором она работала отозвали лицензию. В другой банк на аналогичную должность устроиться она не смогла, а идти на что-то меньшее смысла не было. Кроме того, перед нами возникла ещё одна проблема – оплата за моё обучение. Понимая, что выбора нет, я поехал в гости к отцу с просьбой оплатить хотя бы год. В этот раз моё посещение его семьи было без приключений, а он не отказал мне в просьбе. Вернувшись домой, меня пригласили работать массажистом в тренажёрный зал, поэтому мне пришлось бросить свои занятия спортом, купить «липовый» диплом массажиста и приступать к работе. Меня спасало то, что за годы тренировок я прекрасно понимал, как работает мышца, как её нужно размять и привести в норму. К тому же Интернет давал множество видов и способов массажа. Так что это новое для меня занятие стало приносить неплохую прибыль, ведь кроме обычной работы в тренажёрном зале меня звали на соревнования, что бы там разогреть или восстановить активность мышцы; я с большим интересом стал изучать применение различных мазей, травяных сборов и т.д. Конечно я не мог обойти и эротический массаж. Так как в июле мне на интимном фронте не везло, то все навыки я испробовал на матери. Методом проб и ошибок, я научился доставлять её удовольствие от этого. Мать тоже не впала в депрессию из-за работы, а нашла хорошее применение своему художественному таланту – стала в салоне красоты рисовать на теле хной. Конечно наш бюджет стал меньше, но как ни странно это нас наоборот сплотило. Это прослеживалось не только в нашем быте или общении, даже в интиме – мы стали спать вместе, появились романтические вечера, общение стало более близкое и даже такие лёгкие интимные игры как массаж уже делались без намёка на секс. Хотя секс был всё так же приятен и ярок, полноценным и полным эмоций.

Отработав почти месяц без отдыха у меня представилась возможность выехать на базу отдыха на Ейскую косу. Туда пригласил меня мой друг, так как они ехали семьёй (мать, отце и старшая сестра с мужем, который на 7 лет младше её родителей), ну я ему самому было скучно. Уехали мы на три дня, у нас был двухэтажный домик, рядом море и пиво. Причём что тесть, что зять, что мой друг хорошо им упивались. Ну а я по старой спортивной привычке пил мало и следил, что бы они никуда не влезли. Там же разговорились и я рассказал о нашей жизни (не интимную часть), о работе моей и работе матери. Тут же оказалось, что у всех есть знакомые кому нужен массаж и у меня прибавилась выездная работа, которая как впоследствии оказалось, приносит не плохую прибыль в карман. На второй день случилась ситуация, которая ещё долго бодрила мою фантазию. Я после купания пошёл в дом, чтобы переодеть плавки (при всех я раздеваться не стал, так как в очередном интимном эксперименте мать выбрила мне лобок и член и разрисовала хной. Понятное дело, что показывать это я не хотел, учитывая, что сказал про работу матери. Так вот, я, совершенно уверенный, что все на море, сбросил плавки в ванной и вышел в направлении своей комнаты. В это время, совершенно уверенная, что все на море, мне на встречу со второго этажа спустилась тётя Наташа. Всё бы ничего, вот только на ней из одежды был только лифчик от купальника. Вообще она из той категории женщин, которые не считаются красавицами, но какое-то внутренне обаяние притягивает к ним. Она была на три года старше моей матери, двое родов конечно изменили её фигуру: грудь, наверное, всё же 2, обвисла, живот потерял упругость и на ягодицах уже виде был целлюлит. При этом её отбеленные волосы и правильно подобранный макияж обращал на себя внимание больше чем тело. Так вот и стечение обстоятельств. Перед ней стою голый я с выбритым и разрисованным хной лобком, членом и яйцами, а передо мной она без трусов с интимной причёской на лобке в виде латинской буквы V, даже больше похожую на такой вот символ ϒ выкрашенный в ярко оранжевый цвет, с хорошо видными малыми половыми губами, выглядывавшими из тонких и почти плоских больших. Понятное дело, куда мы смотрели оба, потом прозвучало дружное «ой» и мы, прикрывшись разошлись по сторонам. Вечером, когда уже все ребята спали после пива, я вышел на улицу. Через некоторое время ко мне вышла тётя Наташа и, взяв меня под локоть, отвела в сторону. Как и ожидалось цель этого всего было – сохранение в тайне нашей неловкой ситуации. Конечно я пообещал. Даже вернувшись домой я долгое время вспоминал эту ситуацию.

Август близился к своей средине, а из-за изменившейся экономической ситуации в семье времени на отдых у нас не было. Чтобы ка-то отдохнуть, сменить обстановку и получить новые эмоции мы решили поехать к бабушке в деревню на выходные. Уехали мы в пятницу вечером, по дороге разговаривая я рассказал ей о Максе и о том, что в душе есть возможность подсматривать. Не сговариваясь мы сразу же поняли как всё будет дальше. Пусть это уже и не ново, но с другой стороны и эмоции всё станут ярче. Тем более Макс вряд ли будет против. Приехав в деревню, я сразу же позвонил Максу и предложил ему встретится на следующий день. Он естественно согласился.

На утро мы, как и договорились, встретились с ним у реки. Там нам никто не мешал общаться, обмениваться впечатлением и всем остальным. Первое что мне бросилось в глаза – это волнение Макса. Хоть и начали мы общаться дружно и весело, но я видел, что его что-то тревожит и он не знает сказать ли мне об этом или нет. Понимая, что сам он не начнёт, я всё же спросил от чего он такой дёрганный. Он немного помолчав и всё же рассказал о том, что его мама трахалась с его крёстным и ещё двумя мужиками, которых он не знает, и теперь ему (Максу) стыдно от этого. Как я понял из разговора, что он нашёл фото на телефоне этого секса и теперь считает, что его мать шлюха, ну а это как-то в его понимании не укладывается. Он понимает, что это возможно, этим занимаются, но в голове у него не укладывается, что этим занимается его мать. Он видел конечно и её голой, понимал, что занимается сексом, но групповуха казалась ему чем-то недостойным её, или даже наоборот чем-то оскорбляющим и очерняющим её. Я первый раз столкнулся с таким видением этой ситуации, понимал, что эта проблема грызёт его изнутри. И мне ничего не оставалось как придумать, что я тоже видел как мать трахается с двумя. На скоро придумал как всё это было и попытался ему объяснить, что это нормально, нужно для того, чтобы было возбуждение, оргазмы сильнее, чтобы не было угасания интимной жизни, что и для организма такие всплески это хорошо. В общем молол много и всякого. Постепенно, как мне показалось, ему нужно было это услышать, как будто человеку, который сделал ошибку, а его поддержали и сказали, что всё нормально. Он достал планшет и протянул мне его. Как оказалось он сбросил эти фото себе (значит они всё же возбуждали его). Когда я начал смотреть, то у меня у самого встал.

На первом фото тётя Марина стола в задранном платье, без трусов, с выбритой гладко киской, облокотившись на какого-то мужчину, наверное, лет 35, одна грудь её была видна, а она откинула голову назад; этот мужчина целовал ей шею, а другой рукой гладил киску. Причём дом это был не их, но уж точно это была не гостиница или баня, а чей-то дом. На второй фотке она стояла уже раком, лицом к фотографу и делал минет парню, платье её уже было на талии, грудь вся вывались, а сзади какой-то парень лизал ей то ли попку, но скорее всего киску. На следующем фото она уже была голой и стояла, прижавшись грудью к сидящему на диване парню, тоже голому. Потом было фото, где она лежала на спине на диване, а парень лизал ей. На следующим фото она всё так же лежала на диване, при этом один из мужчин поднял ей ноги и имел её, а второму она делал минет. Потом фото минета крупным планом, затем крупный план – фото как член в презервативе входит в киску. Затем фото, когда она стоит раком и делает минет уже другому мужчине, а ещё один имеет её сзади. После фотка, где она уже сидит на парне, а другой входит в неё сзади. Потом уже селфи, где она стоит раком на полу, двоя сидят и держат её за груди, а третий имеет сзади. Потом она уже делает минет одному, а второму просто дрочит, при этом третий всё так же имеет её. Потом она сосёт уже два члена сразу. На следующем фото, уже крупным планом сзади как её имеют в попку и киску сразу. Затем уже в том же составе, только при этом она делает минет третьему. Потом тоже фото, но она уже не делает минет, а во рту у неё и по подбородку сперма. Потом она уже стоит раком, с раздвинутыми сильно ягодицами, анус натёртый, губки тоже разведены, по ягодице течёт сперма. Потом фото, где она моется в ванной, при этом на лице улыбка и видимо что-то говорит. И вот селфи, где они голые сидят за столом, затем ещё несколько фото примерно похожих друг на друга, где она сидит, раздвинув ноги, положив их на колени сидящих рядом мужчин, или стоит раком, а они раздвигают ей ягодицы, или держа их за члены. На всех фото видны улыбки и смех.

Трусы у меня были мокрыми! То, что я видел меня сильно возбудило, да и Макса тоже. Я ему ещё раз рассказал о том, что всё это нормально и предложил после обеда пойти в своё укромное место, смотреть как купается моя мать.

Еле дошёл до дома, где сразу же в душе передёрнул свой член и отправился ждать часа Х. Уже в час Макс был на месте, о чём отправил мне смс, прождав ещё, наверное, с полчаса, я написал матери, чтобы она шла в душ. Мы конечно примерно планировали что там и как она будет делать, но в последний момент она решила внести коррективы, о которых я не знал. В общем, смотря видео купания, я опять возбудился безумно. Мать вошла в душ как обычно в своём лёгком платье, которое сняла через голову, как и планировалось под платьем она была абсолютно голой. Очень естественно стала мыться, при этом поворачиваясь к месту, где прятался Макс, разными сторонами. Несколько раз даже стала над этой дыркой с раздвинутыми ногами. Потом смыла с себя гель и присела на корточки как раз напротив дырки, спиной к ней. Она намылила киску, взяла станок и стала брить (хотя она и приехала гладкой, но это была часть нашего плана), долго, аккуратно, отодвигая губки, выбривая между ягодиц. Потом стала тщательно мыть, раздвигая губки и проникая внутрь пальцами, так же тщательно вымыла попку. А вот потом был экспромт уже от неё. Она встала, выключила воду и прокричала мне, чтобы я принёс полотенце, при чём, когда я зашёл в комнату перед душевой, она открыла дверь душа и, стоя передо мной голой, повернулась спиной и попросила вытереть спину. Я смотрел на себя на видео и видел даже как я краснею, как нервно двигаюсь и меня это очень смущало. Потом я ушёл, а она, закончив вытираться, одела на голое тело платье и вышла из душа.

Макс аж вспотел пока смотрел со мной это видео, потом, сделав несколько скриншотов без лица, стёр его. Пересматривая скрины он спросил часто ли я вижу её вот так голой. Я ответил, что бывает она просит вот так подать полотенце или ночнушку, но не часто. Чаще вижу когда она спит. Посидев ещё немного, мы пошли ко мне, чтобы выпить чаю. Мать приготовила нам чай, печенье и села с нами на улице. Я представлял состояние Макса, который знал, что под её платьем нет ничего, но увидеть он это не может. Просидев до темна я пошёл немного проводить его. По дороге мы конечно же обсуждали всё это. Макс рассказал мне, что уже заметил, что если мамка бреет киску, то значит будет у неё секс, а если кудри, то значит сама справляется. Так же рассказал, что мать хоть сейчас и спит в ночнушке, но под утро она у неё задирается и всё видно. Искал у неё дома игрушки, особенно если слышал, что ночью мастурбирует, но ничего не нашёл и, скорее всего, ласкает себя просто пальцами. Вернувшись домой, я застал мать беседующей на улице с тётей Людой и я понял, что интимных игр уже не будет и пошёл спать. Лёжа на кровати, я вспоминал фото секса тёти Марины и член аж дымился.

На следующий день после обеда мы поехали домой. По дороге я рассказывал матери про фото, которые мне показал Макс, про тот как у него стоял на видео, где она купается и бреет, про то, как Макс определяет, периоды, когда у тёти Марины бывает секс. Она так сильно возбудилась от этого, что остановилась на обочине, и велела мне перелезть на заднее сидение. Я перелез, понимая, что будет, сразу же снял шорты. Она быстро перемахнула назад, сразу взяв в рот мой член, а когда тот затвердел, то села сверху, а я стянул ей через голову платье. Секс был быстрым, страстным и эмоциональным. И нам было плевать, что был день, мы стояли на оживлённой М-4 на обочине, хоть зад машины и был тонирован, но всё же... Я кончил раньше в неё, почувствовав это, она видимо получила свою порцию эмоций и кончила. Она так и продолжала сидеть на мне, прижавшись, а я держал её за попу, чувствуя, как теряет упругость мой член и как течёт из неё на меня сперма. Она встала с члена, вытерла себя и меня влажными салфетками, и мы довольными поехали домой.

18.

Потом было много работы, учёбы и до развлечений дела не было. До самого ноября. За это время кроме мамки, я пару раз в месяц заглядывал к тёте Ларисе, а потом она сошлась с мужчиной и мои походы к ней закончились. Перед ноябрьскими праздниками она зашла к нам, чтобы взять у матери протвини для выпечки, матери не было дома, поэтому я не долго думаю сразу же прижал тётю Ларису к стене и принялся целовать. Она даже и не думала сопротивляться, поэтому я засунул руку ей в трусы и стал гладить пальцем клитор, приживая ладонь к небритому лобку. Времени было не много, поэтому она оперлась на стол, а я снял с неё трусы и вошёл в неё, задрав халат. Секс был быстрым и эмоциональным, я еле успел выйти и кончил ей между ягодиц. Она так и осталась стоять, пока я мокрым полотенцем вытирал сперму между её ягодиц и с ног. Потом она одела трусы, чмокнула меня и, взяв протвини, пошла обратно. Сидя дома после её ухода мне захотелось опять чего-то нового и стал на сайтах искать. Уже позже я нашёл семейную пару из нашего же города. Причем они были даже старше моей матери – её 45, ему 47. Причём фото было без лиц, но я смотрел на следы купальника от загара и я уже хотел. Я чуть позже уже понят, что это мой фетиш. В общем познакомились мы с ними. Видимо не было подходящих потому что сначала им не хотелось молодого, но потом всё же решились, причём и формат встречи и обстановка была такая, что я до сих пор считаю это самым ярким приключением.

В общем фишка была в том, что это не просто секс, а романтическая игра по их правилам, которые весьма свободны и интересны.

Когда я приехал к ним в гости, то меня встретили по-семейному приветливо и весело. Сергей очень весёлый и подвижный мужчина, даже не скажешь, что 47 в хорошей форме, много шуток, историй и общение как с другом или с давним знакомым, сразу же расположил к себе своей естественностью. Наталья – человек-позитив. Отбеленные вьющиеся волосы ниже плеч, среднего роста, небольшой животик, широкие бёдра, грудь примерно двоечка. Накормили всякой вкуснятиной, пили вино, болтали. Вообще атмосфера очень дружная. Оказалось, что у них есть сын и уже даже внук (что меня естественно возбудило), раньше не было ни свинга, ни группы, эмоции стали угасать и решили разнообразить. В общем я был рад, что выбор пал на меня. Уже стало темнеть, когда мы подошли к самому динамическому времени. Пока Наталья переодевалась, Сергей установил и включил светильники около большого зеркала, потушив доме свет. Взял видео камеру и стали ждать Наталью. Я примерный ход сценария уже знал, Сергей рассказал мне, поэтому был уже возбуждён. Наталья вышла в белом пеньюаре (кажется так называется) длиной до средины голени, завязанный на поясе. Она подошла к зеркалу, следом подошёл я, обнял её сзади стал целовать шею, оголять плечи и целовать их. Всё это снимал Сергей. Развязав пояс, я запрокинул её голову, и мы стали целоваться уже по-взрослому. Я гладил её живот, водил руками по белью, прижимал её к себе. Сбросив с неё пеньюар, я стал рассматривать её в отражении зеркала. Белый лифчик в мелкую сетку и с кружевом смотрелся эротично. Через него хорошо просматривались её соски, которые уже были возбуждены. Трусики-стринги впивались в тело так, что видно было как животик и бока сжаты ими, но та же прозрачная материя открывала полоску волос на лобке. При этом между ягодиц полносочка пропадала. У меня в голове сразу возникла мысль: видел ли её так сын? Скорее всего голой видел (нечаянно, подсматривал или как-нибудь), все видели свою. А вот в таком наряд. Вопрос.

Я расстегнул её лифчик, сбросив его на пол, освободил грудь, которая сразу же опустилась ниже, взяв её в ладони, стал тискать. Смотреть на это в отражении было безумно круто. Потом я спустил с неё трусы, причем присел до самого низа, поцеловав её ягодицы, проведя рукой ао растяжками на бедрах. Когда я встал и смотрел в отражение как она стоит голая передо мной одетым, а моя рука опускается по её животу, по полоске волос на лобке, а она немного раздвигает ноги и мои пальцы, раздвигая половые губы, накрывают клитор, то я думал, что молния на джинсах порвётся. Лаская её рукой, я продолжал её целовать. Оторвавшись от губ, я нагнул её и она, став раком, уперлась руками в зеркало, подсвеченная со всех сторон. Я стал на колени и, раздвинув ягодицы, стал языком ласкать её попку, спускаясь ниже к киске, и заново поднимаясь. По её дыханию, стонам и движению я понимал, что ей очень нравится всё это. К языку я подключил пальцы, вводя их и в киску, раздвигая их там, и в попку. От ласк моё лицо было уже мокрое, Наталья стонала. Она разогнулась и я встал тоже. Потом опять поцелуй и уже она стянула с меня футболку, расстегнула джинсы, спустив их. Мои трусы были все мокрые, она провела по ним рукой, спустила их и присела на корточки. Откатив головку она обхватила губами мой член и начала мне делать минет. Отражение этого в зеркале безумно возбуждало, ещё и Сергей снимал всё это. Я чувствовал, что был уже на грани, поэтому поднял Наталью, а сам присев, приподняв её ногу, начал лизать ей. Когда она была уже близка, то сама стала раком, опершись в зеркало, а я, забыв даже про резинку вошел в мокрую, горячую киску. Через пару минут она очень громок и бурно кончила, я же потом кончил ей прям на спину. Взяв камеру у Сергея, я стал снимать как Наталья снимает с него одежду, становится на колени и его член погружается в её рот. Это был мой первый опыт секса при ком-то, да и секса при мне тоже раньше не было. Я снимал и смотрел с какой страстью она делает ему минет, потом, поставив её в ту же позу он вошёл в неё. Секс тоже не был долгим, только кончил он в неё, после чего раздвинув ягодицы, растянул губы, и я навёл объектив и снимал как вытекает из её киски сперма.

Пока она пошла мыться, мы сидели и пили вино, ведь впереди была ещё вся ночь и утро следующего дня. Так как Сергей хоть и был увлечён новым типом отношений, но физиология и возраст давали о себе знать: при виде голой Натальи у меня сразу встал, а вот у него никак. Решив немного потянуть время, я поставил на кровати Наталью раком, Сергей опять включил камеру, и я прижался ртом к её киске. Вдоволь нализавшись её, я решил немного поиграть в фистинг. Так как киска у неё была достаточно «приветливая», то я очень комфортно разместил в ней четыре пальца, а большим стал теребить клитор, смочив слюной два пальца другой руки, я аккуратно ввёл их ей в анус. По стонам Наталь я понимал, что эта затея ей очень нравится. Не спеша двигая ими, я возбуждал Наталью ещё сильнее. Она уже не сдерживала стоны, двигаясь мне навстречу. И всё это происходило прямо перед объективом камеры. Член Сергея стал медленно подниматься и Наталья, увидев это, плотно взяла его в кулачок и начала поступательные движения. Постепенно на член стал твёрдым и по головке выступила смазка. Видимо это был сигнал к действию, потому что Наталья достала из тумбочки, стоящей рядом с кроватью презерватив и анальный гель-смазку и протянула их мне, а сама, развернувшись на кровати, села сверху на член Сергея. Она не спешила двигаться, легла на Сергея так, что ягодицы раздвинулись и я без проблем смазал ей анальное отверстие гелем, после чего смазал свой презерватив, одетый на член, и, разместившись сзади неё, вошёл в её попку. То ли попка была уже хорошо разработана, то ли Сергей за годы совместной жизни её расслабил, но мой член вошёл легко. Мне двигаться было легче, поэтому тем задал я. Наталья почти сразу же застонала. Я видел даже как она пальцами сжимает простынь. Я ускорил темп и примерно минут через пять Сергей сдался и нам пришлось сменит позу. Теперь он опять был просто оператором, а я, оставив Наталью стоять раком, продолжил её иметь, но уже в киску. То ли сбившийся ритм, то ли толстая резинка сыграла свою роль, но кончить у меня не получалось. Ещё минут двадцать я трахал её, смени после позы раком, позу на боку, потом она была сверху, потом я, взяв её ноги себе на плечи. Она же за это время успела кончить несколько раз, после чего уже вздрагивала от каждого касания. Я вышел из неё и она, сняв с члена резинку, взяла его в рот. Вот тут опыт семейной жизни взял верх, не прошло и пары минут как на меня накатило... Этот момент почувствовала и она, сильнее втянув в себя мой член, как будто хотела через него высосать что-то. Спермы было уже немного, но и та, что попала ей в рот проследовала сразу же в желудок. Как только мой член покинул её рот, то мы оба упали на кровать. По всему было понятно, что ночные игры окончены. Впереди сон и следующий день.

Я спал на диване, поэтому утром услышал как все встали, ну и я не стал валяться и тоже поднялся. Сергей и Наталья даже не думали одеваться, а так и были голыми. Мне это очень нравилось, поэтому и я не стал себя прикрывать и, умывшись, пришёл на кухню, где готовился завтрак. Наталья суетилась по кухне и я с удовольствием смотрел как двигаются её ягодицы, как колышится грудь, как она отвисает, когда Наталья наклонялась. В свете дня я смотрел как отчётливо загар обрисовывал места, прикрытые купальником. И это не могло не возбуждать меня. Когда Наталья нагнулась около холодильника, доставая продукты с нижней полки, то её ягодицы немного раздвинулись и стали видны её губы. У меня почему-то в голове возникала картина, что в этот момент заходит в кухню её сын и видит мать в таком виде. Член тут же принял это за команду и встал. Я даже не успел среагировать на это, как Сергей вставил фразу о том, что Наталья прям с утра меня заводит и что не гостеприимно будет посадить меня за стол со стояком. Рассмеявшись мы все поняли к чему это ведёт и Наталья была совершенно не против утренних игр. Сергей быстро сходил за камерой и утро началось. Она, облокотившись на стол, стала раком, я же, сев на присядки, раздвинул её ягодицы и стал активно лизать и киску и попку. Через несколько минут я почувствовал солоноватый вкус её киски, да и она сама начала двигаться в так, стараясь сильнее оттопырить попку. Когда мой язык устал, то я поднялся, поставил одну ногу Натальи на выдвинутый стул и без резинки вошёл в её мокрую и обласканную киску. Сергей снимал сначала со стороны, потом присел и стал снимать с низу, как член входит в её киску. Её возбуждение было сильнее, поэтому и кончила она раньше, на мой вопрос «Куда кончать» она утвердительно сказала, что в киску. Через несколько минут я кончил, не вынимая член. Не став ждать пока с него упадут последние капли я вышел из Наталья. Сергей всё ещё продолжал снимать и я руками развёл её ягодицы, растянув при этом губы и сперма потекла из неё: одна капля упала прямо на пол, а меньшая часть стала вытекать по губкам и остановилась на бедре. Утро удалось.

Мы так и остались завтракать голышом, причём Наталья не пошла сразу подмываться, а села сбоку стола, расставив ноги так, что были хороши видны её губы вымазанные в сперме и засохшая сперма на бедре. Запас Сергея видимо кончился ещё ночью, потому что вялая попытка эрекции так и осталась попыткой. При этом мы очень классно и дружелюбно болтали, смеялись и шутили. Обмывшись, мы перешли в зал, где взяли паузу в сексе, решив ещё поболтать, причём на темы, связанные с сексом, естественно. Понятное дело, что тем разговора, каких-то табу или интересующих вопросов обозначено не было, поэтому всё шло своим чередом. Общение было более чем откровенное. Наталья и Сергей рассказывали о своём первом сексе, о местах где они занимались, о первых пробах анального секса, игрушках и ролевых играх. Не смотря на таки разговоры я замечал, что возбуждающего эффекта на Сергея они не производили, да и Наталья это расценивала как что-то романтическое. Сам же я не знал, что рассказать, точнее знал, что нельзя рассказывать, а, учитывая мой не особо богатый опыт в интимных делах, то и фантазировать не хотел. Разговор сам подошёл к моей теме, точнее не совсем к моей, а к их. Было так, что в Ростов они переехали сначала в однушку, а потом уже купили свой дом. А так как у них был уже 10-ти летний сын, то секс был максимально тих и чаще всего на кухне. В один такой момент интимной близости и зашёл их сын. Потом это был жуткий комплекс у Натальи и они полгода занимались сексом только когда сына не было дома. Развивая эту тему, я отметил, что ничего в этом нет страшного, что я сам тоже ни раз видел мать голой, что так же жили в однушке, где ничего не скроешь. Наверное, эти признания и стали тем толчком, которые нас сблизили с ними ещё сильнее (забегая вперёд, скажу, что мы до сих пор с ними встречаемся, чаще я у них в гостях, иногда бываем и на рыбалке вместе, в бане, просто на природе). Тема, которая была деликатная, но всё же волновала их, причём, как я понял, что Наталью в плане реакции мальчиков на тело голой матери, а Сергея какие-то более интимные моменты. Осознавая деликатность этой темы, я старался рассказывать всё крайне осторожно, наблюдая за реакцией их обоих. Я начал рассказ с того как мы стали с ней жить отдельно, что спать пришлось вместе, уделив особое внимание тому, что мой интерес её телом начался с того, что она побрила киску. Рассказал им о задиравшейся ночнушке, под которой не было белья, про то, что она одевалась при мне, думая, что я сплю, как она ходила дома в трусах и лифчике, иногда даже и без лифа (как оказалось Наталья тоже не редко ходила по дому в лифчике и трусах, спала без лифчика, но всегда в трусах, даже под ночнушкой). Рассказал как нечаянно зашёл в ванную (про свои подсматривания говорить не стал). Понимая, что тема им эта нравится рассказал как тоже застал мать за занятием сексом (конечно не стал говорить о том, что я подсматривал, а сказал, что вернулся домой рано и увидел как мать со своим любовником занимаются сексом) Делать какие-то акценты я не стал, описав только позу – когда ноги матери лежали на его плечах. По глазам Сергея я видел, что ему очень хотелось на этой теме заострить внимание, но, наверное постеснялся. Наталья же больше интересовалась моим возбуждение и реакцией. Я не смог сразу понять её настрой, поэтому сказал, что всё это естественно. Так же я рассказал им о том, что и сейчас мать иной раз «палится» и, что я считаю, что в этом нет ничего страшного.

Эта беседа прибавила возбуждения нам и, заметив это, Наталья пододвинулась ближе и стала поочереди ласкать то мой член, то член Сергея. Когда у него уже плотно стоял, то было решено, что теперь я буду снизу, а Сергей войдёт в её попку. Сев на меня, она прижалась грудью, а Сергей вошёл в её попку. Как оказалось, что мне двигаться в этой позе было не удобно, больше движений имел Сергей. В общем мне эта поза особо не понравилась, хорошо, что Сергей кончил и Наталья уже села в полноценную позу наездницы. Тиская руками грудь и бёдра Натальи, я старался войти в неё глубже, увеличить темп, но в результате она устала и мы решили сменить позу. Она лежала на спине, я же взял её ноги себе на плечи, снял резинку и вошёл в неё. Тут уже темп задавал я, а, учитывая, что мне было рекомендовано кончать в неё, то ограничений не было. В этот раз я даже кончил чуть быстрее, а она, вероятно, почувствовала в себе мою сперму, кончила тоже.

На этот день это был последний раз и я, распрощавшись с ними поехал домой. Встреча эта мне безумно понравилась, я даже точно не мог определить почему. Мне очень понравилась эта дружеская, семейно-приятельская атмосфера, очень понравилась романтическая обстановка первого секса, понравилось то, что всё снималось на камеру, естественно возбудило тело Натальи, следы от купальника, кончать в неё и смотреть как вытекает сперма. По всему я понял, что и со мной им было очень комфортно.

Когда я ступил на порог дома мать встретила меня уже голой, с немного порошей волосками киской. Член в штанах сразу же набух и я, сбросив одежду пошёл вместе с ней ванну. Там я аккуратно выбрил её киску, между ягодиц, ножки. Потом мы вместе приняли ванну, намылив и обмыв друг друга. Ласки начались уже в ванной, а в постели перешли к активному сексу. Намазав анальную пробку гелем, и смазав им ж, мамину попку, я занял игрушкой её анальное отверстие, а сам, натянув резинку, вошёл ей в киску. Взяв её за талию, я стал резко и глубоко входить в неё, и первый её оргазм не заставил себя долго ждать. Резинка притупила чувствительность члена, поэтому я не кончал, а продолжал трахать её всё в той же позе. В это время у меня в голове возникали сцены секса с Натальей и Сергеем и я как-то не осознано спросил у неё «хочет ли она, что бы её трахнули двое» и к своему удивлению получил положительный ответ. Я вышел из неё, снял резинку и поднёс свой член к её рту, она без замешательств сразу же взяла его. Держа её за волосы, я задавал ритм, при этом рассказывал, даже, наверное, мечтал вслух о том, что она вот так вот делает мне минет, а её сзади другой имеет, или даже может быть мы вдвоём её имеем. Эти фантазии так меня возбудили, что вскоре во рту матери уже была моя сперма. Сглотнув её, она ещё немного полизала мою головку, пару раз взял её в рот и опять стала раком. Я вынул из её попки пробку, проведя пальцем по краю анального отверстия, которое было уже не таким тугим. Потом я лёг рядом и обнял её. Через время с просил действительна ли она хочет чтобы её трахнули вдвоём, на что получил исчерпывающий ответ «Да, но одним из них должен был быть я».

19.

Эта идея была прикольная, но на данный момент мы её так и не воплотили в жизнь. Варианты конечно можно было найти в большом количестве, но и попасться можно было тоже, а делиться таким секретом с окружающими не хотелось никак.

Осеннее время из-за моей учёбы сдвинуло и уменьшило количество массажей, теперь я мог делать их только вечерами. Хорошую прибыль приносили восстанавливающие массажи после соревнований, многие знакомые звали меня в сауны, где я тоже не плохо зарабатывал на массажах, но всё же больший доход давали выездные массажи. Как правило это были лечебно-восстановительные массажи, причём не как в порнофильмах и историях, где всё заканчивается сексом, а это была на самом деле трудоёмкая работа, но приносящая хороший доход. Конечно хотелось большего, например, что-то похожее на фильмы Тинто Брасса, но максимум, что было – это голая грудь. Причём вот этого как раз женщины не стеснялись. Они одевали плотные трусы, которые даже попу сильно закрывали, а вот снять лифчик не стеснялись, при этом понимая, что я вижу их грудь. Были у меня постоянные клиенты, среди которых были весьма болтливые женщины, преимущественно за 40. За время пока я делал массаж мы успевали поговорить о тысячи вещах и через несколько сеансов общались уже прям как друзья.

В средине сентября я делал массаж одной такой болтушке. Зовут её Галина. 44 года, разведена, дети учатся в Москве, бизнесвомен средней руки. Такая интересная категория дам, которые свой бизнес сделали сами, поэтому почувствовав удачу стали считать себя сильными, независимыми, и самоутверждаться во всём. И конечно, как результат развод, который она воспринимает как победу и новые горизонты, но в результате только интриги, флирт и бизнес. Потом года за годом сама, а потом уже и не нужен муж, затем вырастают дети и настаёт пора заняться собой. Начинаются салоны красоты, здоровое питание, фитнес, косметологи и конечно массажисты. При этом они не жалеют денег и платят щедро. Так вот Галина как раз такая дама. Немного набравшая вес, особенно в районе ягодиц и бёдер, но ухоженная, разговорчивая, в позитивном настрое. Небольшой животик, грудь твёрдая троечка с розовыми и плоскими сосками. Волосы до лопаток, постоянно накручен и периодически с меняющимся цветом. Массаж я делаю ей три раза в неделю вечером, после занятий в ВУЗе. Каждый массаж – это 2000 руб. Так что тема выгодная. Так вот к средине сентября... уже точно стемнело и в Ростове как раз был сильный ветер, дождь и холодно. Примерно на средине массажа вырубился свет во всём квартале. Это Галиной воспринялось с юмором, она включила на телефоне подсветку и массаж продолжился. Даже не помню как разговор сошёл в русло интимного массажа. Галине было это интересно, ну а я имел навык, от тренированный на матери. В общем отключенный свет и пикантность ситуации породили в ней любопытство и желание чего-то нового побороло стеснение. Но телефон она всё же выключила, чтобы была полная темнота, а я, сняв с неё трусики приступил к знакомым процедурам. Начиная с массажа спины, спустился к ягодицам, потом бёдра и икры и в обратном направлении, только уже по внутренней поверхности бёдер, сначала аккуратно и как бы невзначай касаясь пальцами её промежности, потом массаж ягодиц и нечаянные касания ануса. Потом опять вверх и снова вниз. С каждым разом касания становились всё наглее и наглее, потом уже пальцем я массировал её анус, спускался по губам вниз, потом опять бёдра. По дыханию и движению ягодицами навстречу мне я понимал, что она возбуждена, поэтому попросил её лечь на спину и теперь массировал её соски, живот, лобок и опять бёдра. Она уже не стесняясь раздвинула ноги и я, прижав пальцем, её клитор стал ласкать его, спускаясь между губ, вновь поднимаясь в верх, а другой рукой продолжал массировать анус. Когда её возбуждение было на пике, то переходил на ножки, давая ей остывать. Это конечно вызывало возмущение, но потом я опять ласкал её руками. Там мы доходили до почти оргазма три раза. На четвёртый раз мой палец уже оказался в её анусе, а другой рукой я теребил клитор. Останавливаться я не стал, а Галина н стала сдерживать эмоции и кончила с громкими стонами и бурно. Потом она легла на спину, и я ещё какое-то врем я делал ей массаж. Потом она села, одела трусы и халат, протянула мне деньги и я, распрощавшись с ней, поехал домой. Как оказалось в тот вечер я заработал 5000 руб. К слову сказать ей очень понравился мой массаж и раз в неделю мы его проделывали.

На следящей неделе, мы уже сами сделали в комнате сумрак, я завязал себе глаза шарфом, снял с Галины трусики и начал массаж. Уже когда возбуждённая Галина перевернулась на спину, то ей в голову пришла идея, что мы должны быть в равных условиях, в общем в результате я делал массаж ей голым, периодически касаясь её тела своим членом. Видимо это давало ей дополнительное возбуждение, потому что кончила она уже она на третий подход, после чего некоторое время гладила мои яйца и член. Я конечно ждал секса, но закончилось лишь тем, что она попросила при ней подрочить, что я и сделал, кончив ей в руки. В общем получил я ещё 5000 руб.

Пишу я это уже в октябре 2018 года, так вот за всё это время все массажи я делал ей с завязанными глазами, ни разу не увидев, ни киски, ни ануса, не было и какого-либо секса, только после её оргазма я гонял свой член, кончая ей в ладошки. В общем не плохое и заработок, да и удовольствия не мало.


73549   9 4  219738 Рейтинг +8.96 [56] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча
Комментарии 14
  • shirik111
    17.11.2018 18:29
    Да уж! Очень серьезная работа! Автор молодец! +10 однозначно. Только вот не всякий телефонный "броз" вывозит такой объем текста. Лучше бы разбить по частям.
    Автору спасибо!

    Ответить 1

  • taras.ivanov.1998
    17.11.2018 20:53
    не знал, что телефон так меняет) ну если что, то могу скинуть на почту

    Ответить 0

  • %D8%E5%F5%E5%F0%E8%E7%E0%E4%E0
    17.11.2018 19:40
    Нужно было разбить публикацию на части. Однозначно бы выиграло в восприятии. Это еще не поздно сделать.

    Ответить 0

  • taras.ivanov.1998
    17.11.2018 20:54
    Не хотелось частями, думал, что лучше полностью, так более восприятие полное, но если что, то могу и на почту кинуть

    Ответить 0

  • Plainair
    Мужчина Plainair 3636
    17.11.2018 21:18
    ... Молчал, ждал - когда исправит ошибку в названии? Для начала... А потом займется другими.
    Предложения длинные, как летний день.Благоприятная почва для тавтологии...
    В общем : исправлять, редактировать, разбивать...А потом уж ПУБЛИКОВАТЬ.

    Ответить 0

  • taras.ivanov.1998
    17.11.2018 21:44
    ну я не профи в литературе, поэтому писал как мог. раньше опыта такого не было

    Ответить 0

  • A%EB%E5%EA%EE
    Мужчина Aлеко 1483
    18.11.2018 08:34
    С литературной точки зрения - весьма достойно. Хорошо изложено, ощущения школьного сочинения не оставляет. С точки зрения грамотности - не очень. Причем читаешь и вроде бы все нормально, но вдруг - глупая ошибка, как будто пропущенная при редактировании.

    Ответить 0

  • %D8%E5%F5%E5%F0%E8%E7%E0%E4%E0
    17.11.2018 21:59
    задатки есть - следственно, нужно учиться

    Ответить 0

  • taras.ivanov.1998+%28%E3%EE%F1%F2%FC%29
    Спасибо!! Буду учится

    Ответить 0

  • Plainair
    Мужчина Plainair 3636
    18.11.2018 17:13
    Похвальное стремление....

    - "что делатЬ?" - "учитЬся"...

    Ответить 0

  • ydachiz+%28%E3%EE%F1%F2%FC%29
    21.11.2018 09:19
    а мне понравилось всё одной частью...(устал читать,сделай паузу)по крайней мере не ждёшь неделю до выхода новой части,когда порою забываешь в чём суть рассказа и перечитываешь предыдущую часть рассказа.Автору десятка

    Ответить 0

  • taras.ivanov.1998+%28%E3%EE%F1%F2%FC%29
    Очень рад, что понравилось!!!
    хотелось оставить всё в целом, чтобы не ждали, когда и чем закончится

    Ответить 0

  • leon
    Мужчина leon 278
    03.12.2019 12:10
    Да, слишком длинно - надо разбивать. А так - очень даже нормально. 10 баллов, однозначно и респект!

    Ответить 0

  • madi9184
    04.12.2019 14:56
    Просто шикарно!!! Никогда ещё не читал взапой!! Браво!!

    Ответить 0

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора taras.ivanov.1998

История моего разврата - лето 2019г. Финальная глава
История моего разврата - лето 2019г. Финальная глава. Так уж вышло, что весна - зима 2019г. была очень насыщена учёбой и работой и на какие-то приключения не было времени. Зато в наших мечтах и мыслях было много всего интересного. Мы стали мечтать о сексе в формате МЖМ. Конечно, воплотить...

Читать далее...

15336 Рейтинг +9.82 [17] оценка Комментарии 5

История моего разврата. Мама и другие. Продолжение
История моего разврата. Мама и другие. Продолжение. 20. Начну с этой главы, потому что предыдущую закончил 19. Почитал замечания к предыдущему рассказу, так что постараюсь их учесть и не допускать. Октябрь-ноябрь 2018 года на интимные приключения выдался не богатым. А если быть...

Читать далее...

38162 Рейтинг +7.27 [11] оценка Комментарии 1

стрелкаВсе статьи 9390

стрелкаОтветы на вопросы 3976

стрелкаТехника секса 3543

стрелкаСекс и отношения 2528

стрелкаСекс и здоровье 1282

стрелкаРазные виды секса 1268

стрелкаЖенское тело 811

стрелкаМужское тело 470

стрелкаВсе для секса 425

стрелкаКонтрацепция 197

стрелкаКамасутра 68

стрелкаВенерическое 65