Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 53752

стрелкаА в попку лучше 7874

стрелкаБисексуалы 2400

стрелкаВ первый раз 3040

стрелкаВаши рассказы 2796

стрелкаВосемнадцать лет 1090

стрелкаГетеросексуалы 6285

стрелкаГомосексуалы 2502

стрелкаГруппа 9235

стрелкаДрама 811

стрелкаЖена-шлюшка 627

стрелкаЖено-мужчины 1409

стрелкаЗапредельное 829

стрелкаИзмена 7016

стрелкаИнцест 6400

стрелкаКлассика 49

стрелкаКуннилингус 971

стрелкаЛесбиянки 3696

стрелкаМастурбация 749

стрелкаМинет 9099

стрелкаНаблюдатели 5149

стрелкаНе порно 734

стрелкаОстальное 699

стрелкаПеревод 458

стрелкаПереодевание 712

стрелкаПикап истории 303

стрелкаПо принуждению 8133

стрелкаПодчинение 4442

стрелкаПожилые 694

стрелкаПоэзия 1044

стрелкаПушистики 98

стрелкаРассказы с фото 275

стрелкаРомантика 3835

стрелкаСвингеры 1848

стрелкаСекс туризм 255

стрелкаСексwife & Cuckold 1130

стрелкаСлужебный роман 1795

стрелкаСлучай 7602

стрелкаСтранности 2310

стрелкаСтуденты 2555

стрелкаФантазии 2419

стрелкаФантастика 1243

стрелкаФемдом 393

стрелкаФетиш 2534

стрелкаФотопост 576

стрелкаЭкзекуция 2566

стрелкаЭксклюзив 162

стрелкаЭротика 952

стрелкаЭротическая сказка 2052

стрелкаЮмористические 1103

Рождественское фото 4
Категории: Перевод, Инцест, В первый раз, Группа
Автор: kaban
Дата: 23 августа 2019
  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Когда женщины отошли от оргазма, Эмма подползла выше, уткнулась носом в грудь матери, когда Сьюзен держала ее в любовных объятиях. Они лежали так несколько минут, наслаждаясь ощущением разгоряченных тел, друг друга. Билл снова принялся поглаживать плечи Сьюзен, а Джон легонько провел ладонью вверх и вниз по спине Эммы, лаская ее нежную кожу. Когда мать и дочь пришли в себя, они лениво улыбнулись друг другу. Джон и Билл также поделились понимающими улыбками, молча признав, что им обоим очень понравилось шоу.

— Спасибо, братик. Это было очень приятно, - сказала Эмма, улыбаясь брату. -Проснувшись сегодня утром, я и представить не могла, что до обеда я перепробую соки всей самьи!

Значит, тебе понравилось? – спросила Сьюзен.- И нет никаких сожалений?

— Ты что, шутишь?- Ответила Эмма. - Я никогда особо не задумывалась об инцесте, хотя признаюсь, что были времена, когда мне хотелось, чтобы Джон не был моим братом. - Он покраснел от ее комплимента. - Но резвится с вами, было гораздо интереснее, чем мои самые смелые фантазии. Я никогда не испытывала ничего, что казалось бы таким неправильным, но в то же время таким невероятно правильным. Мне нравится, что я могу быть полной шлюхой для всех вас, и при этом не смущаться или ревновать. По сути, я не хочу, чтобы это прекращалось, и я не могу ждать, что будет дальше ".

Билл и Сьюзен улыбнулись. - Мы чувствуем то же самое, - сказала Сьюзен. - Это так заводит, когда мы понимаем, что делаем что-то ужасное и неправильное с нашими собственными детьми».

— Итак, мы знаем, что ты чувствуешь, Эмма. Как насчет тебя, Джон? Ты хочешь продолжать? Я знаю, что твоя мама все еще ждет того хуя, который ты ей обещал, - сказал Билл.

Джон замялся от волнения. - Думаю, вы знаете ответ на этот вопрос, - сказал он, указывая свой, полутвердый член, покачивающийся перед ним. Все недавние чувства нерешительности или вины давно исчезли. Единственное, о чем он думал, это наконец-то засунуть свой член в красивую пизду мамы. «Я чувствую себя самым счастливым парнем в мире. Сколько людей могут сказать, что их родители научили их заниматься сексом? Я не могу дождаться, чтобы трахнуть тебя, мама».

Сьюзен была ошеломлена его дерзостью. - Я тоже очень хочу, дорогой. Но прежде чем мы продолжим, я думаю, нам всем надо принять душ. Все согласились, понимая, что все были липкими от пота, не говоря уже о простынях.

— Хорошая идея, мам. Мне также нужно что-нибудь поесть. Что-то помимо спермы. - Сказала Эмма, заставляя всех рассмеяться. Несмотря на все, что произошло, Эмма все еще была Эммой.

Ванная комната Сьюзен и Билла была довольно большой с немаленькой душевой. У кабинки было три различных насадки для душа, направленных под разными углами. Хотя было тесновато, всем четверым удалось разместиться.

Билл долго мыл тело дочери, уделяя особое внимание ее маленькой груди с чувствительными сосками. Ему нравилось, как она вздыхает и наклоняется к нему каждый раз, когда он проводит ладонями по ее твердым маленьким комочкам. Джон делал то же самое с мамой, стараясь максимально исследовать ее тело. Он был очарован ее бледной веснушчатой ​​кожей и тем, как ее рыжие волосы прилипали к мокрому телу. Вся напряженность утра прошла, и они были счастливы, просто наслаждаясь близостью физического контакта.

Несмотря на все трения и прикосновения, которые происходили в душе, все были слишком измотаны, чтобы делать что-то большее, чем поглаживание. Все четверо они вышли и вытерлись, когда вода начала остывать. Вместо того чтобы одеваться, все накинули свежие халаты и спустились вниз, стремясь наполнить свои пустые желудки.

Сьюзен принялась готовить бутерброды, а ее семья стояла на кухне и болтала, как будто это было обычное рождественское утро. Вся оставшаяся неловкость от их сексуальных игрищ исчезла, когда они сидели за обеденным столом и просто наслаждались обществом друг друга. Пока они разговаривали, Джон думал об изменениях, через которые они прошли. Осознание того, что мама и сестра были сексуально доступны ему, сильно повышало уверенность.

— Не могу поверить, что именно я должен указать на это, но уже полдень, а мы еще не открыли рождественские подарки, - сказал Билл, нарушая ход мыслей сына.

Мысль открыть свои рождественские подарки не казалась столь же захватывающей, как это было, когда он проснулся, но он понимал, что, если потратить некоторое время на восстановление, это, вероятно, приведет к более приятным ощущениям в будущем.

— Вау, а ты прав! – сказал он. – Может, пойдем в гостиную и начнем?

— Кто первый! – Крикнула Эмма. Прежде чем кто-либо из родителей смог ответить, она вскочила со стула и чуть не поскользнулась на паркет, едва успев восстановить равновесие и избежать лобового столкновения со стеной.

— Будь осторожней! – крикнул отец ей в след.

Остальные последовали за ней в более спокойном темпе. Завернув за угол в гостиную, Джон с удивлением увидел на экране телевизора изображение его тети, дяди и двоюродных братьев. Несмотря на недавние события с родителями и сестрой, он совсем забыл о серии непристойных изображений, которые они прислали.

— А есть еще такие фото? - Спросил Джон.

— Еще немного. Они тоже очень смелые, - ответила Сьюзен. - Может быть, мы сможем посмотреть на них вместе в другой раз. Но сейчас я просто хочу отпраздновать Рождество со своей замечательной семьей.

— Согласен, - сказал Билл, выключив телевизор.

Следующие несколько часов прошли как обычное рождественское утро. Билл взял на себя свою традиционную роль Санта-Клауса, раздавая подарки всем по очереди, когда они сидели вокруг елки. Джон получил новую игровую консоль и несколько игр, которые он просил. Ему показалось забавным, что то, чего он так сильно хотел этим утром, теперь казалось приятным дополнением.

Эмма была в восторге, получая пакет за пакетом с книгами, фильмами и музыкой. Она вскочила и крепко обняла отца, а затем удивила его, притянув к себе в страстном поцелуе. Джон и Сьюзен видеть как ее маленький розовый язык, входит и выходит из его рта. - О, папочка, спасибо! - воскликнула она.

Сьюзен встала рядом с ними и уперла руки в бока. - Что? Ты же не думаешь, что он сам все это выбрал? – сказала она с притворным раздражением.

— О, мамочка, я тоже тебя очень люблю!- Отстранившись от Билла, она обвила маму в столь же страстных объятиях. Сьюзен улыбнулась про себя, пораженная тем, как ей нравилось целоваться с дочерью. Когда они целовались, она взялась за задницу Эммы и крепче прижала ее к себе. Джон был уверен, что это зрелище, ему никогда не надоест.

Сьюзен мягко отстранила Эмму, прервав их поцелуй. – Есть и более дорогие, - сказала она с хитрой улыбкой на лице. Засмотревшись на поцелуй Эммы и Сьюзен, Джон не заметил исчезновения отца. Он удивился, когда отец вернулся в комнату еще с двумя пакетами.

— Мы с вашим отцом не были уверены, как вы отреагируете на наш новый образ жизни, поэтому мы не клали эти подарки под елку. Думаю теперь их можно открыть, - сказала Сьюзен. Все время пока они открывали подарки брат, и сестра гадали, получат ли они от родителей какие-нибудь непристойные подарки. Оба пакета были маленькими, и Билл вручил по одному каждому из детей.

Эмма начала первой, показывая розовый тедди с соответствующей парой вычурных розовых трусиков. Она обалдела от удивления при виде подарка. Раньше она никогда не думала надевать сексуальное нижнее белье, но была рада идее попробовать и покрасоваться ради удовольствия своей семьи.

Она побежала в ванную, чтобы переодеться, и с минуту любовалась своим отражнием в зеркале. Ей нравилось, как мягкая ткань акцентировала ее соски и обнимала ее бедра. Решив, что хочет устроить шоу, Эмма снова надевала халат, прежде чем вернуться в гостиную.

Остальные челны семьи с нетерпением ждали, когда она вернется в комнату. Немного покраснев, Эмма открыла халат и позволила ему упасть на пол. Джон, Сьюзен и Билл были ошеломлены ее красотой. Наряд заставил ее выглядеть невинной, но в то же время очень сексуальной. Они смотрели на нее с благоговейным трепетом, каждый из них не хотел только одного-изнасиловать красивую девушку, стоящую перед ними. Сьюзен в конце концов вырвала их из задумчивости и напомнила всем, что Джону тоже нужно открыть пакет.

Даже вид сексуальной сестры не мог побороть его любопытство по поводу содержимого своего подарка. Он быстро развернул его и был немного разочарован, когда показал то, что казалось совершенно обычным фотоальбомом. В замешательстве он пролистал несколько страниц и улыбнулся, осознав, что это не обычная коллекция фотографий.

Альбом содержал страницу за страницей фотографий мамы в разных позах, делающей всякие сексуальные штучки. Его взгляд сразу же привлек снимок, сделанный сзади. Ее попа и киска были полностью обнажены, и из ее отверстия стекала большая капля спермы.

Обалдеть можно, - сказал он, глядя на свою маму.

Сьюзен покраснела. Несмотря на все, что они сделали, она все еще думала о новом образе жизни своей семьи. Она знала, что ей должно быть стыдно, показывать сыну фотографии своей только что трахнутой пизды, но видеть его возбужденную реакцию было таким невероятным возбуждающим фактором. Она не могла дождаться, когда он увидит остальные фотографии. - Продолжай листать. Это еще не все, - сказала она.

Он продолжал пролистывать альбом, в конце концов, добравшись до набора фотографий, на которых были изображены мама и папа. Было несколько снимков того, как она сосала его член и трахала его в разных позах. Видя выражение безумного удовольствия на лице мамы, когда она насаживалась на член отца, член Джона снова принял стоячие положение.

Вскоре стало понятно, что в альбоме фото не только мамы и папы, но и его тети Салли, дяди Крейга и его кузенов. Одна из фотографий, которая привлекла внимание Джона, была фотография его дядюшки, трахающего его кузину, Дженни раком. Его тетя лежала под ними, полностью прижавшись языком к соединению его члена и ее киски.

На следующей странице было фото двоюродного брата Джона, Стива. Его тетя опустилась на колени перед ним, и заглотила его член до самого корня в свое горло. Дальше фотографии показали Стива на ней, его член застрял глубоко в ее киске. Были также снимки Дженни, сидевшей на коленях у отца. На одном снимке с близкого расстояния Джон мог видеть, как губы влагалища его двоюродной систры тянулись вдоль ствола ее отца, оставляя мокрый след на открытой части его члена. На следующем снимке, сделанном чуть дальше, Крэйг играет с большими грудями своей дочери, пока трахает ее.

Джон удивленно посмотрел на маму. - Ух, ты! Я не могу в это поверить. Они знают, что ты мне это показываешь? - Спросил он.

— Конечно, они знают! - Сьюзен ответила. - На самом деле, они были даны специально для тебя. Это была идея вашей тети. Она сказала, считать это предварительным просмотром того, на что это будет похоже, когда мы все соберемся как одна большая семья. Разум Джона сразу наполнился изображениями обеих семей, участвующих в кровосмесительной оргии.

Следующие страницы были посвящены его тете Салли. Она была классической полноватой мамочкой с полной круглой попой и большими отвисшими грудями. Джон был зачарован ее зрелым, женственным телом и интенсивной сексуальностью, которую она излучала на своих фотографиях. Фотография, которая, как знал Джон, станет его любимой, изображала ее в профиль, лежащей на кровати. Обеими руками она подняла свои огромные груди, пока ее сын трахал ее между грудей. По улыбкам на их лицах стало ясно, что они прекрасно проводят время. Джон надеялся, что однажды у него будет возможность почувствовать эти мягкие сиськи, обернутые вокруг его собственного члена.

Когда он листал альбом, Эмма поднялась со стула и посмотрела через плечо. Она ахнула, когда Джон перевернул страницу, показывая серию изображений, на которых их двоюродный брат Стив засунул свой член в жопу своей матери. Эмма всегда думала, что анальный секс будет болезненным, и никогда не рассматривала возможность попробовать это сама. Выражение абсолютного восторга на лице тети заставил ее пересмотреть свою позицию. Она заметила, что ее брат задержался на этой фотографии, и поняла, что ему тоже это интересно.

На последнем снимке в альбоме Салли и Дженни сидели рядом, улыбаясь в камеру. Их ноги были широко расставлены, обнажая их хорошо трахнутые киски. Слова «Веселого Рождества, Джон» были наложены на изображение над их улыбающимися лицами.

— Думаю, ему нравится его подарок, Сьюзен, - сказал Билл, посмеиваясь над охреневшем выражением лица сына.

— Хм, думаю, ты прав, дорогой, - ответила Сьюзен. Повернувшись к сыну, она сказала: - Мы с твоей тетей подумали, что было бы неплохо дать тебе что-нибудь, чтобы ты развлекался, когда меня нет рядом. Просто держи его в безопасном месте. Могут быть неловкие вопросы от твоего соседа по комнате в универе, если он когда-либо найдет это.

— Не волнуйся, я так и сделаю, - ответил Джон, улыбаясь ей в ответ. - Спасибо вам обоим за все это. Это было лучшее Рождество за всю историю. - Поднявшись со стула, он крепко обнял отца и повернулся к маме. Их объятия были более сексуальными. Сьюзен сунула язык в рот и схватила его за задницу, притягивая к себе. Его хуй торчала между складок халата, и он инстинктивно прижимался к ней, наслаждаясь ощущением, как его член трется о мягкий материал ее халата.

Билл слегка кашлянул, чтобы привлечь их внимание, и пара мать-сын неохотно рассталась. - Похоже, вы двое готовы к следующему раунду, как насчет того, чтобы пойти дальше и сделать семейное фото!

В тот момент фотография было последним, что могло прийти в голову Джону, и он был раздражен тем, что отец прервал его с матерью. Эмма соображала немного быстрее. - Мы будем позировать голым? - спросила она, взволнованная перспективой воссоздать картины, которые они видели сегодня утром.

— Это, и даже больше. Если вам все еще интересно, - сказала Сьюзен, отвечая на вопрос дочери, не нарушая зрительного контакта с сыном, чьи руки все еще были плотно обвиты вокруг нее. Она улыбнулась, увидев смеси облегчения и смущения на его лице.

— Извини, пап, - ответил он, слегка покраснев.

— Все нормально, сынок. Я знаю, как трудно оторваться от такой горячей женщины, как твоя мама. Он обменялся с женой любящей улыбкой, они, молча, уверяли друг друга, что движутся, в нужном направлении. - Помимо того, что это будет хороший подарок для твоей тети и дяди, мы думаем, что было бы здорово сфотографировать тебя и твою маму в первый раз вместе. Если ты посмотришь, я думаю, ты увидишь, что есть еще несколько пустых страниц сзади твоего нового альбома. "

— Возьми камеру, - сказал Джон. В тот момент ему было наплевать на фотографии. Единственное, что он хотел это наконец то трахнуть его красивую мать. - Я так сильно хочу тебя трахнуть, мама, - сказал он. - Я хочу, чтобы ты показал мне, каково это трахать красивую женщину.

Сьюзен была более чем готова к этому. Она чувствовала, как будто она потерялась в сексуальной дымке. Ее соски были тверды от возбуждения и послали ударные волны к ее мокрой пизде, когда они терлись о грудь сына. Она была сильно заведена тем фактом, что она собиралась сделать из своего мальчика мужчину. Она мурлыкала от желания. - Ты меня так заводишь, сынок. Я не могу дождаться, когда почувствую, что ты на мне, трахая меня этим большим твердым членом. Твоя мамочка заставит твой член чувствовать себя так хорошо, детка. - Она схватила одну его руку и сунула ее между складок халата и на свою мокрую киску, показывая ему, как сильно она хочет его.

Эмма с благоговением смотрела на сцену, разворачивающуюся перед ней. Ее брат действительно собирался трахнуть маму, и она собиралась на это смотреть. При любых других обстоятельствах она бы ревновала к женщине, которая собиралась забрать девственность ее брата, но тот факт, что он собирался трахнуть их собственную мать, как-то все улаживало. Кроме того, она знала, что настанет и ее очередь. Ее свежие розовые трусики были пропитаны ее соками, она не знала что делать, пока Билл занялся установкой штатива для камеры и раскладыванием одеял и подушек на полу перед елкой.

Джон и Сьюзен забылись в своих любовных объятиях, совершенно не обращая внимания на то, как Билл готовит сцену для их первого секса. Они практически пожирали друг друга, борясь языками, обмениваясь влажными поцелуями с открытым ртом. Осознание того, что они наконец-то трахнутся, привело их обоих к новым вершинам страсти.

Джон одной рукой потер влажные складки маминой киски, а другой любовно погладил ее шею. Сьюзен застонала, чувствуя, как ее переполняют приятные ощущения, которые она испытывала, когда сын прикасался к ней. Не нарушая их поцелуя, она наклонилась и взяла твердый член сына обеими руками, нежно поглаживая его. Джон издал страстное рычание и поцеловал ее еще сильнее. Он растекался смазкой по ее рукам, и ей это нравилось.

Пока они целовались, Билл кружил вокруг их, фотографируя с разных ракурсов, включая несколько крупных планов жены, дрочащей сыну. В других обстоятельствах его движения и постоянный щелчок камеры могли отвлекать, но Джон и Сьюзен были настолько поглощены этим моментом, что едва замечали его.

Воодушевленный ее очевидным возбуждением, Джон развязал халат Сьюзен и осторожно сбросил его с плеч. Она сделала то же самое, и они оба воспользовались моментом, чтобы полюбоваться обнаженными телами друг друга, прежде чем вернуться в свои страстные объятия.

Сьюзен положила его руки на свои груди. Он почувствовал, как ее пухлые ареолы и соски затвердели под его ладонями. Она широко улыбалась ему, когда он мял и массировал их.

— Ооооооооооооо, боже, это так хорошо, сынок, - простонала она. - Поиграй с моими сосками и сожми их, детка. Мне нравится, как ты терзаешь мои сиськи! Не смей останавливаться! Следуя ее указаниям, Джон начал катать ее соски между большим и указательным пальцами. Сьюзен нравилось выражение мальчишеское возбуждение на лице сына, когда он исследовал ее чувствительные груди. Она вздрогнула и издала серию тихих вздохов, когда он дразнил ее. - О, боже, детка! Я не могу дождаться, когда ты трахнешь меня! - сказала она, откинув голову назад и испустив гортанный стон удовольствия.

Джон воспользовался возможностью, чтобы запечатлеть влажные поцелуи сверху в вниз по ее открытой шее, продолжая играть с ее грудью. Осознание о том, что все ее запретные фантазии сбываются в сочетании с волшебными руками и ртом сына, было невыносимо сладко, и она чувствовала, что ее колени начинают подгибаться. Джон не успел удержать ее, и они оба упали на пол. К счастью, ее мужа предусмотрительно положил под ними подушки, иначе она могла бы пораниться, когда они упали. Увидев взволнованное выражение на лице сына, она сверкнула глупой улыбкой.

Сьюзен соблазнительно раздвинула ноги. Она на секунду задержалась в позе, чтобы муж мог сделать несколько снимков ее открытой киски. Вид матери под ним, с раздвинутыми ногами и готовой принять его член, был сногсшибателен для Джона. Он на мгновение уставился на ее мокрое влагалище. Это была та самая киска, из которой он вышел девятнадцать лет назад, и это будет первая киска, которую он трахнет. Он не знал, был ли он когда-либо более взволнован.

— Иди ко мне, - сказала Сьюзен, улыбаясь своему сыну, широко раскрывая объятия. - Пора этому красивому члену поработать.

Он присоединился к ней на полу и снова поцеловал ее, на этот раз нежнее. Она была женщиной, которую он собирался трахнуть, но она также была его мамой, и он хотел, чтобы она знала, как сильно он ее любит.

— Я так тебя люблю, мама, - сказал он. - Не могу поверить, что мы действительно собираемся сделать это. Только с тобой я хочу быть в первый раз.

Она просияла от его комплимента, и они разделили еще несколькими поцелуями, прежде чем она потянула его на себя. Просунув руку между ними, она схватила член и несколько раз вздрочнув, заставила его застонать и дрожать. Она притянула его, потерев головку его члена об свои влажные складки, покрывая его своей теплой смазкой. Сьюзен почувствовала восхитительное чувство превосходства, посмотрев на своего возбужденного сына,

Он бросил на нее последний вопросительный взгляд, чтобы убедиться, что она не передумала. Сьюзен улыбнулась ему и кивнула в знак согласия. Держа его член у своего входа одной рукой, она использовала другую, чтобы притянуть его к себе. Она была такой горячей и мокрой, что он скользнул в нее одним плавным движением.

— Ммммм, бля! - Закричала Сьюзен. Он был не таким длинным, как у его отца, но больший обхват растягивал ее так, как никогда раньше. Она уже была чрезвычайно возбуждена, и ощущение члена сына, проникающего в нее, было достаточно, чтобы испытать первый оргазм.

Джон никогда не чувствовал ничего более прекрасного, чем гладкие стенки теплой пизды матери, когда она обнимала его вторгающийся член. Он не двигался, введя глубоко внутрь ее, наслаждаясь тем, как киска ритмично пульсирует и дергается в ее дрожащем оргазме. Он с трепетом наблюдал, как ее веки затрепетали, а голова закачалась взад-вперед, растрепанные рыжие волосы закрыли лицо. Он был поражен обилием ее смазки, обволакивающей его член, когда она кончала.

— Черт возьми! Как же хорошо чувствовать твой член, сынок», - вздохнула она, отдышавшись. Легкая дрожь все еще сотрясала ее, когда оргазм утих. - Хорошо, милый, пришло время трахнуть меня. Позже у меня будет время научить тебя некоторой технике, но сейчас я просто хочу. Используй меня. Делай все, что угодно, и когда ты будешь готов, я хочу, чтобы ты залил мою пизду своей горячей спермой!

Джону не нужно было говорить дважды, и он начал качать свой член в ней, наслаждаясь ощущением ее влажного влагалища, растягивающегося, чтобы приспособиться к его вторгающемуся члену. Он был рад, что кончил уже три раза за это утро. Это дало ему некоторую стойкость и позволило ему наслаждаться прекрасными ощущениями. - Боже, мама, это намного лучше, чем я мог себе представить. Я никогда не перестану трахать тебя! - сказал он, кряхтя с каждым неистовым толчком.

Звуки и запахи ебли наполнили комнату. Гортанные стоны Сьюзен почти заглушили влажный, хлюпающий звук его члена, двигающегося в ней. - О, детка, твой член так чертовски хорош. Я не могу поверить, что мой мальчик трахает меня. Я не могу поверить, что член моего сына ходит в моей киске! С каждым толчком она чувствовала, как его лобок трется о ее клитор, подталкивая ее все ближе и ближе ко второму, более сильному оргазму.

Пока они трахались, отец и дочь смотрели в благоговейной тишине. Эмма яростно мастурбировала, никогда не видя ничего такого запретного или волнующего, как ее красивая мама отдавалась брату на полу в гостиной. Билл тоже был возбужден, но избегал прикосновений к себе, желая сохранить свою энергию для дочери. Он все время фотографировал, желая запечатлеть каждый момент экстаза на камеру. - Выеби ее, сынок, - сказал он, подзадоривая Джона. Он не мог объяснить почему, но ему нравилось смотреть, как засаживают его жене. Тот факт, что это был их сын, вбивающий в нее член, сделал его еще более захватывающим.

Джон был полностью сосредоточен трахая свою мать. Он приподнялся на руках, вставляя в нее, и наслаждался выражением страсти на ее красивом веснушчатом лице. - Я. .. Ух. .. Люблю. .. Тебя. .. Ох. .. Мама! – ахнул он. Вид ее грудей покачивающихся с каждым толчком его члена, манили его, и он наклонил голову, чтобы взять один из ее торчащих сосков между губами.

— Мммм, я тоже тебя люблю, сынок, - простонала она. - Соси мои сиськи, пока ты трахаешь меня! - Через несколько минут она опустила ноги на землю и начала прижиматься к нему. Она хотела чувствовать каждый сантиметр его плоти заполняющего ее. Джон крепко сжал ее бедра и сразу увеличивал темп и интенсивность своих движений.

— О Боже! Держи меня, сынок! Продолжай! Да так хорошо! – просила она. Звуки и запахи их совокупления в сочетании с ощущением, его член входящего и выходящего из нее, привели Сьюзен к другому мощному оргазму. Она безумно завыла, когда ее глаза закатились, а ноги и живот бесконтрольно сжались. Ее киска сжалась вокруг члена сына, купая его в сперме. Этот оргазм был более сильный, чем предшествующий ему, и настойчивые движения сына увеличивал интенсивность, пока каждый нерв в ее теле не чувствовал себя сырым и обнаженным.

Джон продолжал трахать ее изо всех сил, наслаждаясь бархатистым теплым ощущением ее внутренностей, когда они пульсировали вокруг него. Когда он врывался в нее. Не успел он опомниться, как оргазм стал подходить к нему.

— Ооооо..... мама. Я ИДУ! – Закричал он, тяжело дыша, когда почувствовал, как его сперма выстрелила в утробе матери. Ощущение его члена, набухающего внутри ее сжимающего влагалища, было сильнее, чем любой оргазм, который он когда-либо испытывал. Его член дергался внутри нее снова и снова, пока их оргазмический кайф не начал угасать, он рухнул на нее сверху, положив голову на ее вздымающуюся грудь. Он глубоко вздохнул, прислушиваясь к ее сердцебиению в груди и чувствуя, как их объединенные соки начинают капать возле его опадающего члена.


30221   77 9  24818 Рейтинг +9.94 [14] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ:

Комментарии 2
Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора kaban